Linkuri accesibilitate

Бартоломей Зданюк: Для решения приднестровской проблемы Молдова должна стать "витриной богатств"


Бартоломей Зданюк

Бартоломей Зданюк

Интервью с профессором политических наук Варшавского университета

Профессор политических наук Варшавского университета Бартоломей Зданюк считает, что Россия по-прежнему заинтересована в сохранении своего контроля в Приднестровье, несмотря на то, что не покрывает, как прежде, все связанные с этим расходы. У Украины, с точки зрения польского эксперта, есть полное право укреплять контроль на приднестровском участке границы, а сепаратистский конфликт в Донбассе побудил Киев пересмотреть свое отношение к Приднестровью, которое сохранялось на протяжении последних двадцати с лишним лет.

Свободная Европа: С конца прошлого года в приднестровском регионе углубляется экономический кризис. Бюджет региона всегда принимался с большим дефицитом, который покрывала Россия. Есть ли возможность у Москвы поддерживать в дальнейшем приднестровский регион?

Бартоломей Зданюк: С финансовой точки зрения, кажется, возможности у России есть и будут, потому что запас денег у Москвы даже в настоящее время настолько большой, не обижая никого, а масштабы приднестровского региона такие, что позволяют на много лет выделить деньги из бюджета Российской Федерации. Тут, думаю, дело не в этом.

Что касается Приднестровья, то, конечно, главный вопрос, на мой взгляд, заключается в том, насколько Молдова является привлекательным государством для, грубо говоря, всех приднестровцев: и элиты, и местного населения. Скажем так: если бы Республика Молдова была такой «витриной богатств», как, допустим, была Западная Германия в 89-ом году для Восточной Германии, тогда все сразу бы сказали: "А чего нам искать далеко, зачем нам ездить куда-то, кататься 1500 километров до Москвы, если у нас тут нормально, живем хорошо, уровень жизни вполне достаточный?"

Думаю, именно в этом плане надо работать. Потому что сейчас возникает вопрос: "Зачем нам менять ситуацию, если все-таки уровень жизни не так уж и отличается?"

Свободная Европа: Вы говорите, что у Москвы деньги все-таки есть, тогда что же происходит с приднестровским регионом? Он больше не нужен Москве или почему такая нехватка финансовых средств для региона?

Бартоломей Зданюк: Конечно, приднестровский регион нужен и он будет нужен постоянно, потому что политика России уже много лет уже такова, что в каждой области есть много разных сценариев, на все возможные случаи. Конечно, приднестровский регион имеет значение, во-первых, с точки зрения Республики Молдова, с точки зрения Украины тоже, с точки зрения НАТО – НАТО все-таки очень близко – к западу от Республики Молдова, в Румынии. Я не думаю, что Россия намерена каким-то образом прекратить свое присутствие в приднестровском регионе, об этом, на мой взгляд, даже несерьезно думать. Наверняка такое желание сохранится – быть в этом регионе и оказывать влияние на регион в целом. Вот в этом плане – да.

Свободная Европа: До конца этого года Тирасполь должен решить, будет он участвовать в Соглашении об ассоциации и о свободной торговле с Евросоюзом. И если не будет, тогда торговать с Евросоюзом будет заметно дороже и Приднестровье станет неконкурентоспособным и, соответственно, экономический кризис может усугубиться. С вашей точки зрения, каким было бы правильное решение и каковы плюсы свободной торговли с Европейским Союзом?

Бартоломей Зданюк: Можно сказать шутя: ладно, люди боятся, пугаются Евросоюза, а вопрос: на каких машинах они хотят ездить, на советских «Жигулях» или все-таки на западных машинах. Они мечтают о каком оборудовании для производства сельскохозяйственных товаров – советском или все-таки западного качества? Они мечтают съездить в отпуск в какие страны?

К сожалению, много жестких слов звучит в русскоязычных средствах массовой информации. Но интересно что, те, кто выступает против Евросоюза, даже в Республике Молдова – политики, которые категорически против всякой интеграции в Европейский Союз, при этом у них есть румынское гражданство, либо сами они, либо их супруги открывают бизнес в Румынии – вот это очень интересно. К сожалению, тут есть большое лицемерие со стороны тех, кто пугает рядовых людей Евросоюзом, мол, это какой-то зверь, черт, который придет нас захватит и мы все потеряем нашу идентичность, станем какими-то другими людьми.

Конечно, сомнения есть. И когда Польша вступала в Евросоюз тоже были сомнения – что будет с нашей идентичностью. Но мы все-таки ее не потеряли, даже наоборот: когда ты встречаешь иностранца, тогда начинаешь задавать себе вопрос: ты кто? Тогда и укрепляешь свою идентичность.

Каков ВВП на душу населения в Евросоюзе и какой в России? На мой взгляд, в Евросоюзе он в пять, шесть, семь раз выше, чем в России. В России рост ВВП осуществляется благодаря энергоресурсам, благодаря продаже оружия и космических технологий. Да, вот в этом плане да. Но, с другой стороны, современные стандарты менеджмента – они в Евросоюзе.

Людей, возможно, пугает незнание языков, говорят они только на русском. И смотрят только русские СМИ или российские. Не надо бояться. Конечно, нужны определенные усилия. Во-первых, изучать иностранные языки, особенно английский – это сегодня стандарт. Не всем это нравится. Но где люди живут лучше? Где больше денег? Где показатели выше? Даже с демографической точки зрения - где люди живут лучше, каков уровень, качество жизни, какие пенсии, какие зарплаты? Всем же лучше в Западной Европе. Значит, интеграция с Евросоюзом не предполагает потерю своей идентичности.

Главное – какие отношения складываются между государством, обществом, экономикой и людьми. В России эти отношения строятся по принципу вертикали власти. То, что скажет главнокомандующий, то и сделаем. Если ничего не скажет – ничего не сделаем, потому что нельзя. А тут наоборот надо, товарищи. Должно быть так: если не было запрета, то можно. Был запрет? Нет. Тогда почему же нет? Давайте сделаем. Потому что мы так хотим. Так надо. Так нам удобно, так нам выгодно. В этом плане надо работать. Конечно, кто не знает, тот и боится. Нечего тут бояться. Есть, конечно, и в Евросоюзе разные проблемы и недостатки, но все-таки в Евросоюзе живет 500 миллионов человек. Значит, что – они все дураки? Разве они дураки и живут в таком плохом сообществе? Люди довольны тем, что шлагбаумов нет, можно свободно перемещаться. Никаких проблем в смысле общения, личных контактов. Это очень важно, это на пользу бизнесу. И мелкому бизнесу, и большому бизнесу. Так зачем же пугать людей Евросоюзом, если все-таки 500 миллионов людей тут живут?

Конечно, есть определенные проблемы, которые не нравятся, но не в смысле интеграции как таковой. Если боишься Евросоюза, ладно, ради Бога, но тогда купи себе советскую машину и катайся на «Жигулях», микроволновку тоже не из Евросоюза, телевизор тоже не из ЕС, покупай себе все советского или российского производства. Вот тут есть какое-то лицемерие, да? Пугаем людей Евросоюзом, но все-таки, почему же нет, бытовую технику и все предпочитаем западное? Нет, дорогие друзья, если Евросоюз такой плохой, то, пожалуйста, используйте все советские и российские товары.

Свободная Европа: Как воспринимают Приднестровье в Европе? Само собой, не все европейцы знают о существовании даже Молдовы, а о Приднестровье тем более…

Бартоломей Зданюк: Люди знают немного, конечно. Люди знают, что это сепаратистский регион в конституционных рамках Республики Молдова, но который уже больше 20 лет не является территорией, подконтрольной конституционным властям Республики Молдова. Что там есть сепаратисты, что там была, есть, будет – не знаю – когда-то советская, а сейчас российская армия, что они против какой-то интеграции, движения к западным стандартам. Больше, к сожалению, люди не знают.

Думаю, что многие считают этот регион чем-то похожим на другие регионы этого типа – Южную Осетию, Абхазию, может быть, Нагорный Карабах, сейчас вот Крым… Считают, что это какой-то регион неизвестный, где что-то делает Россия.

Свободная Европа: Приднестровские власти в последнее время часто обвиняют Украину в ужесточении контроля на границе, в том что Украина изменила свое отношение к Приднестровью, стала намного серьезнее контролировать границу и так далее. С вашей точки зрения, Киев прав в этих действиях? И почему, как вы считаете, изменилось отношение Украины?

Бартоломей Зданюк: С точки зрения Украины все ясно – Украина боится, что будет давление каким-то путем со стороны Приднестровья на Украину, у которой уже есть проблемы на востоке, в Донбассе и так далее. Значит, просто хочет укрепить свое существование как государства. Конечно, у Украины есть на это право, как у любого суверенного государства; и на мой взгляд, так надо было действовать изначально. То есть, если бы с 91-го– 92-го года было сказано: мы признаем Молдову, все, никакого Приднестровья не признаем, потому что эта авантюра как бы создана определенными спецслужбами – тогда было бы ясно. А так, 20 лет Украина в принципе говорила, что да, она признаёт Республику Молдова, но все-таки какие-то контакты с Приднестровьем были.

Сейчас, возвращаясь к принципиальной позиции, она немного сама себя заводит в тупик, потому что противоречит собственной политике последних двадцати с лишним лет. Так что, я считаю, к сожалению – очень грубо скажу – но это в международной системе какая-то "дыра". Можно провозить контрабанду денег, оружия, товаров, продуктов. И ясно, что у определенных кругов Украины, в Одессе, наверное, потому что она ближе всего, был интерес, чтобы эту "дыру" оставить. А сейчас, когда оказалось, что всё это опасно для Украины - "нам уже эта дыра не нравится!" Не будем ругаться, у Украины есть основания для такой политики, лично моя точка зрения – хорошо, но это надо было давно уже сделать. Почему так поздно?

Свободная Европа: Каким вы видите выход для Приднестровья в экономическом, политическом плане?

Бартоломей Зданюк: Декларацию о независимости можно сделать в любой момент, но государство должно состояться. Если у него достаточно ресурсов в человеческом и в экономическом плане для самостоятельного существования – вот тут, на мой взгляд, возникают сомнения. Конечно, есть заводы в Приднестровье, может быть, даже больше промышленности в Приднестровье, чем в остальной части Республики Молдова, некоторые так говорят, или так было в 93-ем году, сейчас, может, что-то уже поменялось.

Но главный вопрос: сами власти Приднестровья чего хотят? На самом деле они хотят стать независимыми? Скажем так, грубо – независимыми от кого? Независимыми от Республики Молдова? Приднестровье уже является независимым от Республики Молдова. Независимыми от Украины? Уже. Единственное, Приднестровье полностью зависимо от России. И вопрос: власть Приднестровья, кем вы хотите быть? Быть следующим как бы подпольным губернатором Российской Федерации на этой территории или президентом независимого государства? Если есть такое желание – ну почему нет, если есть у вас ресурсы для этого, вы к этому готовы, значит, выступаете против России. Потому что вашим врагом будет тогда Россия, потому что все другие уже никаким образом вас не контролируют. Насколько мне известно, власти Приднестровья тоже имеют ограниченные возможности действовать, всё зависит от решений, принятых в Москве.

Выход, конечно, в Москве, но тут надо работать на разных уровнях. Один уровень – само Приднестровье. "Товарищи, чего вы хотите?" Перестаньте рассказывать, что это будто воля жителей Приднестровья и так далее. Если это воля жителей Приднестровья, отделитесь от всех, и от Молдовы, и от Украины, и от России, а не так: от Молдовы – да, от России – нет. Тогда какая это независимость? Нет, это очередной субъект Российской Федерации, скажите это прямо и всё.

Но еще есть другой уровень, очень важный – может быть, даже важнее всего. То, что уже было сказано: сама Республика Молдова должна стать более привлекательной. Люди тогда сами потянутся. К сожалению, этот процесс затягивается.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG