Linkuri accesibilitate

Еуджен Карпов: „Диалог – единственное и самое главное оружие в руках переговорщиков”


После неофициальной встречи в формате „5+2” в Вене.

На этой неделе в Вене прошла неофициальная встреча в формате „5+2”, переговорщики обсудили действия, которые следует предпринять в будущем в рамках диалога по урегулированию приднестровского конфликта. Бывший вице-премьер по реинтеграции Республики Молдова, депутат Еуджен Карпов считает, что шансы для разрешения этого конфликта еще не исчерпаны.

Свободная Европа: Не один год официальный Кишинев заявляет, что для того, чтобы найти решение проблем, с которыми сталкивается население обоих берегов Днестра, необходимо активизировать диалог между Кишиневом и Тирасполем на всех уровнях. Г-н Карпов, конкретно, что надо сделать для того, чтобы положить конец разговорам о сепаратизме и приднестровском конфликте?

Еуджен Карпов: „Урегулировать этот конфликт раз и навсегда. Но как? – спросите вы. Я положительно расцениваю тот факт, что после длительного перерыва, связанного с парламентскими выборами в Республике Молдова и формированием органов власти в Кишиневе, мой преемник, Виктор Осипов, принял, образно говоря, эстафету и активно продолжает диалог с представителями Тирасполя. Диалог – единственное и самое главное оружие в руках переговорщиков.”

Свободная Европа: Но существуют мнения, которые разделяют, кстати, все больше людей, что за время конфликта Кишинев сделал очень много уступок в пользу тираспольского режима...

Еуджен Карпов: „За это время было сделано много шагов. И очевидно, что если бы не было уступок или предпринимались бы только правильные действия, сегодня ситуация была бы иной. Но и трудно, и неправильно пытаться объяснить сегодняшние неудачи исключительно ошибками, допущенными в прошлом.

По моему мнению, официальному Кишиневу очень важно продвигать предельно четкую линию, которая вписывается в комплекс действий, поддерживаемых и международными посредниками. Если у нас будет согласие с посредниками, решение найти окажется значительно легче.

Нужно поднять роль ОБСЕ как посредника, потому что в последнее время даже в отношении миссии ОБСЕ в Республике Молдова Тирасполь предпринял попытки ограничения ее деятельности на территории Республики Молдова, ввел рестрикции на передвижение представителей ОБСЕ на всей территории Республики Молдова, требует определенные согласования для допуска представителей миссии в приднестровский регион и т.д.

Кроме того, необходимо, по моему мнению, сполна использовать роль Евросоюза и Соединенных Штатов Америки в качестве международных наблюдателей, но к этому их качеству следует относиться гораздо более серьезно. Фактически, разницы между посредником и наблюдателем нет, когда наблюдатели выходят с инициативами и предложениями, которые представляют собой фундамент для выработки решений.”

Свободная Европа: Но очень многие задаются вопросом, зачем нужны эти контрольно-пропускные пункты в зоне безопасности, кому выгодны эти таможни, это оформление документов – действия, которые не имеют под собой никаких законных оснований?

Еуджен Карпов: „Контрольно-пропускные пункты являются результатом односторонних действий Тирасполя, это реминисценция.”

Свободная Европа: Но их не было в тот период, когда ситуация была еще накалена...

Еуджен Карпов: „Были. В соглашении от 1992 года предельно ясно предписано обеспечить свободное перемещение граждан между двумя берегами Днестра. К сожалению, это требование игнорируется. И если говорить о контрольно-пропускных пунктах, о которых вы упомянули, то ответственность за них несет Тирасполь.

Более того, с течением времени эти пункты все более настойчиво пытаются представить как пункты перехода границы – понятие, которого не существует и не может существовать. Это административная линия ограничения зоны, в которой имел место конфликт. И с этой точки зрения акценты должны соблюдаться всегда.

Не может быть и речи о какой-то внутренней границе на территории государства, признанного международным сообществом как единое пространство.”

Свободная Европа: С другой стороны, Тирасполь упорно и неуклонно настаивает на признании независимости Приднестровья. Сам лидер региона Евгений Шевчук заявил, что в этом году Приднестровье еще больше внимания будет уделять вопросам безопасности. Может ли регион говорить о проблемах безопасности? И тираспольский лидер все больше концентрируется на установление ресурсов в военной области...

Еуджен Карпов: „Да. Традиционно в приднестровском регионе проходят мероприятия, которые укрепляют военное присутствие – либо собственное военное присутствие, либо стимулируется военное присутствие иностранного государства, точнее, Российской Федерации; но это отдельный разговор. Здесь же логика вещей заключается в следующем: сегодня Приднестровье использует инструмент, практически запрещенный в рамках переговоров – навязывание условий для достижения определенных целей.

В ходе дискуссий в прошлые годы мы согласовали пакет принципов и правил для переговорного процесса в формате „5+2”. Одно из правил состоит в том, что диалог в этом формате, официальный диалог, ведется без каких-либо предварительных условий. И если Кишинев в очередной раз проявил открытость по отношению к Тирасполю и возобновил диалог по всем направлениям, то со стороны Тирасполя я вижу попытки навязать определенные условия. Вместо того, чтобы обсудить вопрос за столом переговоров, Тирасполь практически блокирует механизм достижения компромисса. Вместе с тем, в период, когда официального диалога нет, естественно, приднестровская сторона прибегает к действиям, которые являются неприемлемыми для Кишинева, но и обсуждению за столом официальных переговоров не подлежат. Здесь имею в виду и военные учения, и усиление некоторых структур, и открытие новых так называемых контрольных пунктов, и принятие решений, призванных ограничить передвижение граждан или транспортных средств и т.д.”

Свободная Европа: Г-н Карпов, вы – и в бытность вице-премьером, и сегодня в качестве депутата – настаиваете на идее воссоединения двух берегов Днестра, объединения Республики Молдова. С другой стороны, как происходит эта реинтеграция, если тот же Шевчук говорит, что Молдова и Украина хотят изменить внешнеполитический курс приднестровского региона? Возможен ли вообще диалог, если у них совершенно иное видение, иные цели, если ими в значительной степени управляют, как утверждают наблюдатели, из Кремля?

Еуджен Карпов: „Что касается реинтеграции, я бы посчитал несерьезным того политика, который бы выступал против воссоединения двух берегов Днестра. Это конституционное положение, которое никто не вправе нарушить. Как можно достичь этой цели в условиях, когда звучат заявления подобные тем, о которых вы говорите? Кстати, таких заявлений достаточно много, и не только заявлений, но и действий.

Если оглянуться на прошлый год, когда российско-украинский конфликт и военная агрессия со стороны России в отношении Украины набирали обороты, то в Тирасполе сильно активизировалось движение, призванное передать определенные посылы России. И посылы следующие: „Присоедините и нас подобно Крыму ” или „Признайте нас в качестве отдельного субъекта”, или „Отнеситесь к нам так же, как к Донбассу” и т.д. и т.п.”

Свободная Европа: И на этом фоне возможно объединение двух берегов Днестра?

Еуджен Карпов: „Всегда возможно. Надежда умирает последней и мы не должны ее потерять. Возможно. В этой сложной ситуации, которая сложилась в регионе, я лично вижу и определенные перспективы для решения наших проблем. Положение ухудшается. И ухудшается не в результате действий Кишинева или Киева в регионе, я имею в виду, например, экономическую ситуацию в Приднестровье, экономические показатели падают, импорт/экспорт снижается, финансовое положение трудное…

В этих условиях для органа власти, который управляет ситуацией в том или ином регионе, было бы логично и разумно вступить в диалог с соседями для выработки совместных мер по выходу из кризиса. В Тирасполе все громче говорят о том, что жизнь становится все трудней. Именно этот элемент должен стать основой для начала диалога, конструктивных дискуссий и с Кишиневом, и с Киевом с целью найти решение для преодоления приднестровского конфликта. А решение можно найти только совместными усилиями.

Если Приднестровье будет и дальше идти по пути решений, неприемлемых и для Кишинева, и для Киева, то шансы на материализацию этих решений ничтожны.”

Свободная Европа: Учитывая этот конфликт между Украиной и Россией, который длится уже более года, как вы считаете, можно говорить о том, что кто-то из участников переговоров, и прежде всего Российская Федерация, заинтересован в его заморожении?

Еуджен Карпов: „Думаю, не следует жонглировать предположениями о том, кто каких позиций придерживается. Разумеется, в условиях, когда в регионе имеется вооруженный конфликт, имеется незаконная аннексия территории и имеется схожая, если не идентичная, ситуация с той, что сложилась в Приднестровье…”

Свободная Европа: …приднестровская проблематика рассматривается как продолжение восточноукраинской…

Еуджен Карпов: „...нужно очень внимательно анализировать то, что происходит у нас в стране, дополнительные риски отголосков украинского кризиса для Республики Молдова в контексте приднестровского конфликта. Нужно не только просчитать риски, но и быть готовыми справиться с ситуацией и выполнять решения, которые, возможно, будут приняты по приднестровскому урегулированию.”

Свободная Европа: Но жители зоны безопасности, с которыми мы встречаемся и беседуем, говорят, что уже не верят в разрешение этой проблемы. Многие из них утверждают, что Молдова многое потеряет на пути в Европу, если попытается затащить туда Приднестровье силой…

Еуджен Карпов: „Не надо силой. Мы должны, в первую очередь, убедить граждан и с правого, и с левого берега в том, что европейская интеграция принесет большие преимущества как каждому в отдельности, так и Республике Молдова в целом.

Если же мы навяжем определенные шаги, которые мы считаем благоприятными, но навяжем их силой, результаты будут совсем не те, на которые мы надеемся. С этой точки зрения Кишинев проявляет большую ответственность в том, что касается выполнения Соглашения об ассоциации и о создании зоны свободной торговли с Евросоюзом с тем, чтобы преимущества евроинтеграции стали очевидными, а экономическое сообщество, предприниматели увидели эти плюсы.

Если торговые обмены с Европейским Союзом активизируются, будут поступления в госбюджет и, соответственно, мы сможем и впредь рассчитывать на определенные проекты, эффект от которых почувствует каждый гражданин. Это должны увидеть и в Тирасполе – что там, где применяются европейские правила, дело идет к лучшему.”

Свободная Европа: На рынок Евросоюза идет около 40% всего приднестровского экспорта. Тирасполю предоставлена и передышка – до конца этого года – для принятия решения о том, присоединиться или нет к Соглашению о свободной торговле, которое является частью договора об ассоциации Молдова-ЕС. Что произойдет, если Тирасполь откажется?

Еуджен Карпов: „Случится то, о чем говорили представители Европейского Союза. Все преференции, которыми пользуются сегодня хозяйствующие субъекты Приднестровья, отменятся после 31 декабря 2015 года. Это серьезный момент, над которым Тирасполю стоит очень хорошо подумать.

И Кишинев, и Брюссель предлагают Тирасполю присоединиться к Соглашению о создании зоны свободной торговли с тем, чтобы в 2016 году торговля, налаженная приднестровскими хозяйствующими субъектами, не оказалась под угрозой и торговые преференции продолжали действовать. Тут, правда, есть еще один нюанс: если сейчас начнется конструктивный диалог и представители Тирасполя действительно проявят готовность к внедрению Соглашения, не исключено, что им не хватит времени, не хватит человеческих, институциональных, финансовых ресурсов и т.д., потому что это – процесс, а не сиюминутное какое-то действие. Кишинев, Республика Молдова прошли через этот процесс, на который ушло какое-то время и даже понадобились политические усилия, политическая воля.

Если диалог будет конструктивным и мы дойдем до того этапа, когда понадобится какое-то дополнительное время, понадобится дополнительная помощь, дополнительный опыт – тогда, уверен, такие шаги навстречу Тирасполю будут сделаны.”

Свободная Европа: Г-н Карпов, и в заключение скажите: решение приднестровской проблемы зависит от политической воли, от политического решения или от воли граждан?

Еуджен Карпов: „Есть целый ряд элементов, которые нужно свести воедино, чтобы получить результат.”

Свободная Европа: Но что превалирует?

Еуджен Карпов: „Политическая воля со стороны Кишинева и Тирасполя очень важна, но политическая воля есть выражение воли граждан. И здесь, конечно же, общество на обоих берегах Днестра может сыграть решающую роль. Но не менее важна поддержка посредников и наблюдателей.

На этом уровне я все-таки вижу разницу в оценке перспектив урегулирования приднестровского конфликта. В этом смысле, ни для кого не секрет, подход Российской Федерации, которая видит развитие событий определенным образом, и подход наблюдателей, остальных посредников не совпадают. С этой точки зрения необходимо сближение позиций и на международном уровне относительно формы, методов и сроков урегулирования конфликта, но параметры менять нельзя. Республика Молдова – единое и суверенное государство, признанное на международном уровне, поэтому не может быть и речи о каких-то отдельных государственных образованиях, о договорных отношениях между Кишиневом и Тирасполем, которые косвенно ведут к признанию других международных субъектов.”

Свободная Европа: Однако Приднестровье пока остается элементом шантажа в диалоге между Кишиневом и Москвой…

Еуджен Карпов: „Приднестровье по-прежнему является составной частью Республики Молдова в диалоге с Кишиневом, но, разумеется, оно подвержено сильному влиянию извне.”

XS
SM
MD
LG