Linkuri accesibilitate

Олег Серебрян: В Париже приднестровскую проблематику рассматривают как продолжение восточноукраинской


Интервью посла Республики Молдова в Париже Валентине Урсу.

Свободная Европа: Г-н посол, Франция ратифицировала Соглашение Молдова-ЕС. Пусть это и формальность, скажем так, но, тем не менее, каким видится из французской столицы это сближение Кишинева с Европейским Союзом?

Олег Серебрян: Это не совсем формальность. Обе палаты французского парламента подошли к этому вопросу более чем серьезно. Возможно, это объясняется особой геополитической конъюнктурой в регионе, где находится Молдова, последствиями Соглашения об ассоциации для Украины, Грузии, а также для нашей странны после саммита в Вильнюсе. Французские законодатели приняли эту ситуацию к сведению и решили, что эта тема не должна остаться незамеченной.

Докладчики считают, что, в отличие от Грузии и Украины, Молдове необходимо дать ясные шансы на вступление в ЕС...

Докладчики, которые входят в группу дружбы с Республикой Молдова – Жозетт Дюррье от Сената и Тьерри Мариани от Национального собрания – в своих выступлениях очень положительно отзывались о Молдове в обеих палатах парламента, призвав законодателей поддержать Молдову на ее евроинтеграционном пути.

Но, что еще важнее с точки зрения европейского будущего Республики Молдова, и г-жа Дюррье, и г-н Мариани сказали, что, в отличие от Грузии и Украины, Республике Молдова необходимо дать ясные шансы на вступление в Европейский Союз; это заявление впоследствии стало темой для обсуждений.

Не могу сказать, что все французские законодатели согласились с этими утверждениями, но соглашение было ратифицировано. Справедливости ради должен сказать, что были вопросы со стороны и левого политического крыла, и правого фланга, и вопросы эти касались, в основном, того, как может сказаться это соглашение на безопасности Евросоюза в будущем.

Свободная Европа: Какие, по мнению французских законодателей, угрозы несет ратификация этого соглашения для безопасности ЕС?

Олег Серебрян

Олег Серебрян

Олег Серебрян: Такие дискуссии были и в Комиссии по внешней политике Сената, затем и в Национальном собрании, и в Сенате прозвучали вопросы относительно того, не может ли страна с неурегулированным конфликтом – приднестровским в нашем случае – за которым стоит такая крупная держава, как Россия, находящаяся сейчас в особых оппозиционных, скажем так, отношениях с Евросоюзом и США – повлиять на и без того хрупкие связи Евросоюза с Российской Федерацией, с одной стороны; с другой стороны, не несет ли в себе этот конфликт угрозу для безопасности восточных границ Евросоюза. Такие вопросы прозвучали.

Свободная Европа: Это реальные причины для беспокойства. Ведь, что ни говори, ситуация здесь достаточно напряженная...

Олег Серебрян: Да. Но, тем не менее, большинство депутатов и сенаторов проголосовали „за”.

Свободная Европа: Президент Украины планирует визит в Париж. В любом случае, ситуация в регионе будет там обсуждаться, если не ошибаюсь, рассмотрению подлежат, в том числе, минские договоренности, соблюдение которых, как утверждают наблюдатели, возможно пока только усилиями ОБСЕ…

Олег Серебрян: Бесспорно, крайне сложная ситуация в регионе находится в центре внимания французских властей. Франция, которая традиционно занималась преимущественно африканским франкоязычным пространством, тихоокеанским, карибским регионами, сегодня все более активно вовлекается в этодостаточно болезненное восточноевропейское направление, что лишний раз свидетельствует о сложности этой ситуации, которая рассматривается как вызов не только европейской, но и мировой безопасности.

Ведь в этой игре замешаны государства с огромным военным потенциалом, великие военные державы. Кроме того, и противостояние между ЕС и Российской Федерацией, с одной стороны, и между Соединенными Штатами Америки и Россией, с другой, достигло уровня, немыслимого еще пару лет назад, и это признают и французские политические обозреватели, и французские дипломаты.

Приднестровская тематика сегодня больше, чем когда-либо, обсуждается и в Париже, и в других крупных столицах мира...

В любом случае, здесь общественное мнение более спокойно по сравнению с другими европейскими столицами - Варшавой, Вильнюсом или Бухарестом, которые находятся ближе к этим зонам конфликта. Не могу сказать, что такое же сравнительное спокойствие царит в Национальном собрании, Сенате или особенно в министерстве иностранных дел и министерстве обороны, которые с большим вниманием следят за ситуацией в зонах конфликта.

Свободная Европа: Но на фоне украинско-российского кризиса может идти речь об урегулировании приднестровского конфликта?

Олег Серебрян: Хотя приднестровская проблематика, на первый взгляд, находится где-то на периферии сегодняшней повестки дня, многие наблюдатели, а также французские чиновники рассматривают ее как продолжение восточноукраинской тематики. И они правы, потому что и абхазский вопрос, и южноосетинский, и приднестровский, и крымский, и донбасский – все они тесно связаны между собой. Эти замороженные конфликты – или на грани замораживания – в Черноморском бассейне переплелись тысячами нитями и во всех эти пяти-шести конфликтах есть одно главное действующее лицо. Протагонистом является, естественно, Российская Федерация, которая вольно или невольно замешана во всех этих противостояниях.

В этих обстоятельствах, разумеется, если тронуть одну струну, завибрируют все остальные. Иными словами, события на востоке Украины, как и на юге Украины, не говоря уже о потенциальной одесской проблеме, о которой много говорят – все это может срезонировать и на приднестровский конфликт. Нельзя сказать, что приднестровский вопрос находится где-то на периферии интересов. Я говорил чуть выше, что этот вопрос на первый взгляд стоит где-то в стороне, но на самом деле сегодня больше, чем когда-либо, приднестровская тематика обсуждается и в Париже, и, уверен, в других крупных столицах мира, Берлине, Вашингтоне, других столицах, которые интересуются этим регионом Черного Моря.

Свободная Европа: Идея федерализации может принять конкретные очертания в сложившейся конъюнктуре? Я имею в виду как Украину, так и Республику Молдова, ситуацию в этих двух странах…

Во Франции идеи федерализации не пользуются большой популярностью...

Олег Серебрян: Федерализация – понятие дискутабельное. Что может означать федерализация? Думаю, можно говорить, скорее, о широкой автономии для этих регионов. Кишинев, по существу, и выступает за предоставление широкой автономии Приднестровью – насколько широкой, зависит… Важно и в случае Молдовы, и в случае Украины, чтобы эта автономия, или этот способ решения, который немного просматривается, не поставил под удар функционирование этих государств, Украины и Республики Молдова; иными словами, чтобы мы не оказались в сомнительном выигрыше: вернем Приднестровье, а на самом деле поставим под угрозу само существование Республики Молдова. Или Украина отыграет восток и юг, то есть Крым, но станет нефункциональным государством.

Во Франции идеи федерализации не пользуются большой популярностью, я не встречал ни дипломатов, ни высокопоставленных французских чиновников, которые заводили бы речь о федерализации Республики Молдова или Украины. Франция – родина якобинской модели, и федеральная модель тема крайне болезненная. Децентрализация – да, автономия – да, это обсуждается. Но я никогда не слышал ни в официальных кругах, ни в неофициальных, чтобы политические аналитики рассуждали о модели федерализации этих стран, даже в отношении Грузии, которая, по сути, является полуфедерацией еще с советских времен, поскольку состояла из трех автономных образований – и в отношении Грузии эту модель нельзя применить стопроцентно.

Свободная Европа: Известно, что насилу мил не будешь. Существуют мнения, что нельзя заставить приднестровцев воссоединиться с Республикой Молдова, если они больше смотрят на Россию. И даже открыто говорят, что сближение с Россией может стать спасением для региона…

Олег Серебрян: Настроение населения частично можно объяснить и крайне сложной ситуацией, в которой находилась до сегодняшнего дня Республика Молдова с точки зрения и социальной, и экономической, а также сравнительно благополучным имиджем России как минимум до 2013 года, на фоне экономического подъема в условиях растущих цен на газ, на природные ресурсы. Чем и объясняется эта симпатия населения восточных районов Молдовы к Москве и его настороженное отношение к Кишиневу.

Успех Молдовы в итоге изменит общественное мнение в восточных районах страны...

Я не видел социологических опросов, не могу сделать исчерпывающий анализ того, что происходит сейчас с менталитетом населения восточных районов Республики Молдова, да и вообще не уверен, что можно провести такую оценку, учитывая довольно суровый режим в сепаратистском регионе. Люди не знают истинного положения дел в Евросоюзе и потому не могут сделать осознанный выбор „за” или „против” европейской модели, предложенной и Республике Молдова. Поэтому – трудно сказать. Думаю, успех Республики Молдова в итоге изменит общественное мнение в восточных районах страны, в Приднестровье.

Свободная Европа: Да, но последний опрос общественного мнения, обнародованный в Кишиневе, показывает, в том числе, что левые партии набрали бы больше голосов, чем проевропейские, и что Таможенный союз, где доминирует Российская Федерация с Владимиром Путиным во главе, более привлекателен для жителей Молдовы, чем Европейский Союз. Какой вывод напрашивается?

Олег Серебрян: Думаю, эти колебания в оценках молдавских граждан обусловлены не столько международной, региональной конъюнктурой, сколько климатом внутри страны. Иногда население связывает определенные надежды с властью, с альянсами, и изменение общественного мнения к той или иной партии, по всей вероятности, отражается в оценках направлений развития в целом – восточный вектор, западный вектор… Это одно из объяснений.

Свободная Европа: При ратификации Соглашения об ассоциации между Молдовой и ЕС, французские депутаты выразили уверенность, что соглашение об ассоциации с ЕС будет способствовать модернизации Молдовы и повышению уровня жизни. Но как можно этого достичь, если реформы, борьба с коррупцией не дают пока осязаемых результатов?

Особо щекотлива проблема Тараклийского района и Гагауз Ери, которая, по мнению французских аналитиков, может создать определенные сложности в контексте сближения Молдовы с ЕС...

Олег Серебрян: Это действительно так, на встречах с представителями министерства иностранных дел Франции или Национального собрания помимо крайне деликатной приднестровской проблемы, проблемы меньшинств особо щекотливой предстает проблема Тараклийского района и Гагауз Ери – автономного образования, которое, по мнению французских аналитиков, может создать определенные сложности в контексте сближения Республики Молдова с Европейским Союзом.

Другие болезненные моменты касаются борьбы с коррупцией , реформирования системы правосудия. Но проблемами такого порядка страдают и страны Евросоюза, недавно ставшие его членами, не говоря уже о кандидатах на вступление в ЕС, таких, как Македония, Босния и Герцеговина, Албания, которым приходится решать идентичные проблемы. Иными словами, ситуация в Молдове по этому разделу – не эндемия, не какой-то исключительный феномен, характерный только для нашей страны.

Поэтому, когда в адрес нашей страны раздаются упреки – вполне справедливые, надо сказать – по поводу затянувшихся реформ, эти критические оценки надо рассматривать в более широком контексте, они применимы ко всему региону. И Евросоюз проявляет такую же требовательность к Республике Молдова, как и к остальным странам региона, которые уже являются членами ЕС или имеют статус кандидата. Есть в этом смысле и примеры другого порядка, например, в Румынии, которая является членом Евросоюза, борьба с коррупцией приняла особый размах и видны хорошие результаты; по крайней мере, усилия в этом направлении налицо.

Что касается Республики Молдова или других стран региона, одни говорят, что эта работа пока не дает ожидаемых результатов. Румыния уже является членом Евросоюза, и ей понадобилось стать членом Евросоюза, чтобы развернуть такую борьбу с коррупцией. У нас нет даже статуса кандидата, значит, с этой точки зрения мы намного отстаем от Румынии, Болгарии, даже от западнобалканских стран; но, думаю, есть все основания верить, что мы сможем сократить этот разрыв в ближайшие несколько лет.

Свободная Европа: И когда наступит подходящий момент для того, чтобы Молдова подала заявку на вступление Европейского Союза?

Региональная политическая конъюнктура вынуждает страны Евросоюза весьма сдержанно отнестись к возможной заявке Молдовы на членство в Евросоюзе на рижском саммите...

Олег Серебрян: Подходящим моментом, которого мы ждали, мог бы стать рижский саммит. Но региональная политическая конъюнктура вынуждает страны Евросоюза весьма сдержанно отнестись к такому варианту. Нам открытым текстом говорили во всех столицах: эту заявку можно поджать, но не исключено, что она будет отклонена, и это станет крайне неприятным моментом для нас. В сложившихся условиях, мы все это видели, одно только Соглашение об ассоциации вызвало такое напряжение в Черноморском регионе… В этих обстоятельствах заявка на вступление в Евросоюз нереальна. Будем надеяться, что следующий саммит Восточного партнерства будет более подходящим для этого.

В любом случае, и у Республики Молдова, и у других стран Восточного партнерства есть определенные недоработки и в вопросах внутренней политики, и во внешнеполитическом плане, но для того, чтобы подать такую заявку, очень большое значение имеет региональный климат. Заявка на вступление отнюдь не означает, что мы вступим в Евросоюз в ближайшие годы. Турция подала заявку 50 лет назад, она – кандидат с полувековым стажем. Иными словами, и „приёмная” Евросоюза может стать местом долгого ожидания. Не надо строить иллюзий на счет того, что Республика Молдова скоро станет членом Евросоюза. И это при всей той симпатии, которую к нам испытывают крупные европейские столицы, такие как Париж и Берлин, или менее крупные столицы стран Балтии, Бухарест, Варшава и т.д. Несмотря на это, не думаю, что в ближайшее десятилетие Республика Молдова станет членом Европейского Союза. Надеемся, пытаемся, стараемся приблизить этот момент, но надо быть реалистами и трезво смотреть на вещи.

XS
SM
MD
LG