Linkuri accesibilitate

"Машины все в Донбассе"


Хакасия, жители сгоревшего села Новокурск смотрят на пепелища, оставшиеся от их домов

Хакасия, жители сгоревшего села Новокурск смотрят на пепелища, оставшиеся от их домов

Российско-украинский конфликт стал препятствием для волонтеров, помогающих пострадавшим от пожаров в Сибири

Российские волонтеры, как и после наводнения в Крымске в 2012 году, быстро откликнулись на чрезвычайную ситуацию с лесными и степными пожарами в Хакасии и Забайкальском крае. В нескольких российских городах организован сбор средств и вещей для пострадавших. Правда, со времени трагедии в Краснодарском крае помощь собирать стало сложнее. Виной тому не только экономический кризис, из-за которого люди готовы меньше жертвовать на благотворительность, но и пропаганда. Чтобы доставить собранную одежду, вещи и лекарства в Сибирь, нужен транспорт – а он, как говорят волонтерам в МЧС, весь "в Донбассе". Комментаторы в интернете упрекают волонтеров в том, что "страдающая Новороссия" из-за них может лишиться помощи. Многие опасаются работать с волонтерами, ассоциируя их с оппозицией.

В результате пожаров в Хакасии, Забайкальском крае и других регионах Сибири погибли десятки людей, тысячи остались без крова и потеряли имущество. Фотографии и видеосъемки сгоревших сел и городов производят страшное впечатление. "Теперь я знаю, как выглядит АД", –написал автор ролика на Ютьюбе, в котором показано движение автомобилей по горящему поселку Забайкалец недалеко от Читы. Это видео посмотрели уже более двух миллионов человек:

Во вторник в Абакан, столицу пострадавшей от лесных и степных пожаров Хакасии, приехал Владимир Путин. Как сообщают информационные агентства, президент "провел совещание о ходе восстановительных работ и помощи пострадавшим", а также "посетил один из пунктов временного размещения жителей, лишившихся крова". По словам Путина, правительство уже выделило для ликвидации последствий пожаров 680 миллионов рублей.

Владимир Путин в Абакане пил с погорельцами из Хакасии чай и обещал помощь

Владимир Путин в Абакане пил с погорельцами из Хакасии чай и обещал помощь

Однако, как это часто бывает в России, помощи властей пострадавшим при стихийных бедствиях оказывается недостаточно. Помощь для Хакасии и пострадавшего от лесных пожаров Забайкальского края собирают волонтеры из разных российских городов. Как и в случае с наводнением в Крымске, частные инициативы порой сталкиваются с противодействием государства – в Санкт-Петербурге гражданские активисты, организовавшие сбор помощи для Хакасии, не смогли получить от МЧС помощь в доставке собранного груза – потому что все доступные фуры "находятся в Донбассе в составе очередного гуманитарного конвоя". Не так охотно, как раньше, помогают и сами люди: во-первых, сказывается экономический кризис, во-вторых – государственная пропаганда, утверждающая, что леса на востоке России подожгли представители оппозиции – такое заявление на днях сделал полномочный представитель президента России в Сибирском федеральном округе Николай Рогожкин.

Именно оппозиционное гражданское объединение "Весна", декларирующее своей целью борьбу с коррупцией и построение свободной и демократической России, занимается сбором помощи для Хакасии в Санкт-Петербурге. О том, как это происходит, Радио Свобода рассказал волонтер и гражданский активист Даниил Теодори:

Легко ли было собрать помощь для погорельцев? Участвовали в этом только частные лица или какие-то организации петербургские тоже?

– По сравнению со сборами по Крымску, конечно, помощи меньше оказалось. В основном частные лица, благотворительный магазин "Спасибо" передал много вещей. Таким образом, мы практически сразу закрыли план по одежде и собирали уже хозтовары, еду и медикаменты. В основном это частные лица, да.

Как вы определяли потребности Хакасии в гуманитарной помощи, какие вещи и в каком количестве там нужны?

Жители сгоревшего села Шира в Хакасии

Жители сгоревшего села Шира в Хакасии

​– Мы смотрели по открытым источникам, соответственно, там было написано: еда и медикаменты. Еду мы выбирали такую, которую легко транспортировать, которая вписывается в бюджет и не испортится, то есть консервы, крупы, чай, кофе и так далее. А потом смотрели по каким-то вещам типа хозтоваров, связывались, узнавали, что там просят. Там в основном просили мамы – коляски, памперсы. Две коляски очень хорошие, например, нам уже принесли. По медикаментам тоже смотрели, на глаз, что может понадобиться в похожей ситуации. Обезболивающие, противоожоговые, от поражений при пожаре, каких-то продуктов горения, газа и так далее.

Сколько помощи вам уже удалось собрать?

– Около двух тонн, если смотреть на глаз. У нас это разбросано по двум штабам.

Один из ваших волонтеров рассказал журналистам, что возникла проблема с доставкой этих двух тонн, якобы в МЧС вам сказали, что все фуры, которые можно было бы использовать для этого, сейчас на востоке Украины в составе очередного гуманитарного конвоя. Действительно ли это так?

Они сказали, что у них нет транспорта, потому что "все на Донбассе". Потом об этом разговоре узнало какое-то другое отделение, и они сразу стали перезванивать, говорить "мы дадим вертолет, только успокойтесь"

– Да, но у нас, в принципе, есть частник, мы на него и рассчитываем. Мы сегодня запакуем, нам сказали "ждите ответа", сейчас мы активно пишем, звоним, узнаем, как и что. МЧС пообещало дать вертолет, но там все неясно, дадут или не дадут. Но у нас есть частник, который уедет, если что. Мы обратились, они сказали, что у них нет транспорта, потому что "все на Донбассе". [После этого] мы и закончили с ними [общение на] эту тему. Но потом об этом разговоре узнало какое-то другое отделение, и они сразу стали перезванивать, говорить "мы дадим вертолет", скорее всего, от Москвы, "все дадим, только успокойтесь". Пока на этом разговор закончился. Пока вопрос открытый, думаю, в течение суток он будет решен.

Вы сказали, что работали и на сборе помощи для Крымска. Есть какая-то разница, как это было тогда и что происходит сейчас?

– Я знаю, что по сбору по Крымску объективно собрали больше. Но тут понятно – у людей кризис. Там за несколько дней собрали три большие фуры. Сейчас звонят и спрашивают детально, что нужно. Я понимаю, что люди тоже выбирают и покупают на последние деньги.

Крымск. У пострадавших при наводнении 2012 года могут забрать дома, предоставленные властями в качестве компенсации за утраченное жилье:

​– Cкладывается впечатление, что причина еще и вот в чем: когда был Крымск, не было еще войны на Украине, и про Крымск показывали большие сюжеты в самом начале информационных программ, а сейчас про пожары в Сибири – в лучшем случае один короткий сюжет в середине программы. Может быть, люди просто меньше знают о том, что происходит?

– Во-первых, меньше знают, а во-вторых, когда в эфире говорят, что это "специально обученные оппозиционеры подожгли"... Городские журналисты, которых мы знаем, они с удовольствием дали информацию, рассказали, что и где, но когда официально говорят, что оппозиционеры еще и лес подожгли… наши волонтеры, чьи контакты даны официально в социальных сетях, их там сейчас закидывают всякими сообщениями из серии: "В то время, когда "Новороссия" погибает, вы занимаетесь плохим делом, вы очень плохие люди..." Видимо, они как-то связали это со сбором гуманитарной помощи в то время, когда страдает "Новороссия".

То есть люди пишут: почему вы помогаете Хакасии, а не Донбассу прямо так?

– Да. Агрессии много. Как появилось это сравнение с "гуманитарными конвоями", то как будто какой-то шлюз открылся! – говорит волонтер из Санкт-Петербурга Даниил Теодори.

В Забайкальском крае до сих пор потушены не все очаги пожаров, столица региона Чита по-прежнему окутана плотным дымом. Через интернет для помощи пострадавшим уже удалось собрать почти 200 тысяч рублей. Среди тех, кто приехал сюда с помощью из российской столицы, – основатель Гражданского корпуса волонтеров Алена Попова, которая до наводнения в Крымске была известна как активный участник оппозиционных митингов "За честные выборы". По словам Поповой, ситуация с протестами Украины против "гуманитарных конвоев" из России действительно плохо сказалась на волонтерском движении в России:

Алена Попова

Алена Попова

– Волонтеры сами по себе, как отдельные личности, вольны делать все, что хотят, в том числе и участвовать в различных процессах, где очень сильно вмешивается политика. Мои друзья из Фонда защиты детства, с которым мы вместе собираем с начала боевых действий помощь детям и женщинам Донбасса, активно это делают как волонтеры. Когда в Изварино стреляли, они под пулями возили туда помощь, возили в Матвеев Курган. Молодцы ребята! Конечно, когда вмешивается политика, большинство вещей кому-то становится имиджево неудобно делать... Но я считаю, что волонтерство существует в любом случае как добрая воля, вне зависимости от происходящего в политике. Конечно, плохо, когда есть большая гуманитарная операция с отрицательной коннотацией, потому что это влияет на независимые волонтерские организации.

Работу группы из Москвы в Забайкалье координирует читинский волонтер Елена Маркова – по ее словам, власти региона действуют в сложившихся условиях адекватно, проблемы же возникают из-за бюрократических проволочек и необходимости "выбивать" деньги для компенсаций из федерального центра:

Что вы видели своими глазами в сгоревших поселках, деревнях, городах?

– Это жуткая картина! Страшно! Сгоревшие машины, дома, все постройки, животные... Сгоревшие хозяйства, обгоревшие домашние животные... Это страшно! Это стихия, это невозможно даже передать словами. Ситуация сложная, и она продолжает оставаться сложной из-за сильного ветра, погодных условий. Центр Забайкалья, город Чита, по-прежнему задымлен, кругом горят леса, много пострадавших. Много людей, которые лишились вообще всего. Просто взяли паспорт и выбежали из огня. Есть пострадавшие, которые находятся в больницах. Помощь оказывается, и очень много людей помогает, и местных, и из других регионов. Идет сбор помощи Хакасии и Забайкальскому краю. Мы безвылазно работаем, развозим эти все вещи, гуманитарную помощь. Очень много пунктов сбора открыто и в городе, и в районах. Ситуация тяжелая. Проводим мониторинг, нам все звонят, стараемся как-то помочь.

В каком объеме оказывается помощь властями?

– Где-то выплаты уже производятся, где-то есть бюрократия на местах, не все еще получили первые выплаты по 10 тысяч рублей, а времени уже прошло достаточно много. В принципе, сейчас стараемся изо всех сил каждому помочь. Очень много информации в наших местных СМИ, люди делятся просто в комментариях контактами, те, кому нужна помощь, и те, кто хочет помочь, находят друг друга. Некоторые главы администраций очень сильно нам помогают. Особо можно отметить главу Читинского района, этот район больше всего пострадал от лесных пожаров, да и сейчас там все полыхает. Есть у нас добровольцы, экипированные полностью, с профессиональным оборудованием. В прошлом году к нам приезжал представитель Greenpeace Григорий Куксин, он их полностью обучил. Что касается компенсаций, то одна из проблем в том, что у нас в некоторых местах у людей не были оформлены дома, у многих были дома в дачных кооперативах, и мы сейчас ведем переговоры об открытии общественной приемной для юридической помощи людям, которым нужна именно правовая поддержка.

Не все еще получили первые выплаты по 10 тысяч рублей, а времени уже прошло достаточно много

​– Я так понимаю, что в вашей жизни это не первое ЧП такого рода. Есть какая-то разница по сравнению с тем, как это происходило раньше, я имею в виду помощь от государства, координацию, как все налажено и работает в случае возникновения такой ситуации?

– У нас в прошлом году была похожая ситуация с лесными пожарами, у нас взорвались склады военные, было очень много жертв. В этом году снова лесные пожары. В этом году, конечно, нам оказано больше внимания со стороны представителей федеральных СМИ. В прошлом году эта поддержка была не так сильна.

Ну, не СМИ выплачивают компенсации и отстраивают дома. Власти что делают?

– Региональные власти этот вопрос прорабатывают, насколько нам известно. Нам была вчера отправлена помощь от МЧС, и наш губернатор ведет работу по помощи и поддержке, выбиванию, может быть, федеральных каких-то денег. Работа ведется, мы это видим на местах, – говорит Елена Маркова, волонтер из Читы.

Проблемы с получением компенсаций за сгоревшее жилье и имущество одни и те же как в Хакасии, так и в Забайкалье – неоформленные документы на недвижимость и отсутствие регистрации по месту жительства:

Во вторник стало известно, что к приезду Владимира Путина в зону лесных и степных пожаров в Сибири нашлись и фуры, которые "все в Донбассе". Как сообщает ТАСС, автоколонной МЧС в Хакасию будет доставлено более 50 тонн гуманитарной помощи – продуктов питания, медикаментов и предметов первой необходимости. Для сравнения, на восток Украины с августа прошлого года было отправлено уже 24 "гуманитарных конвоя". В последнем из них, прибывшем в самопровозглашенную "Луганскую народную республику" 16 апреля, было свыше 660 тонн груза.

XS
SM
MD
LG