Linkuri accesibilitate

Кишинев и Тирасполь договорились о взаимном признании автострахования


Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

Кишинев и Тирасполь договорились о взаимном признании автострахования. Как расценивают эксперты и жители левобережья Днестра „потепление” отношений между двумя берегами Днестра? И… бывший руководитель внешнеполитического ведомства Тирасполя о новых торговых ограничениях, введенных Украиной.

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели, о которых расскажет Юлия Михайлова:

***

Поступления в бюджет Приднестровья сократились в первом квартале текущего года на 34% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Глава финансового ведомства региона Елена Гиржул сообщила в пятницу на заседании комиссии по перераспределению бюджетных средств, что таможенные поступления снизились более чем на 33%. Гиржул отметила что, обычно в марте поступления по объективным причинам начинают увеличиваться, чего не происходит в этом году, отрицательная динамика продолжается. По ее словам, на сегодняшний день заработная плата в объеме 70% от начисленных сумм по региональному бюджету профинансирована на 53%, а по местным бюджетам – на 39%. У приднестровского бюджета образовались задолженности и по другим социально защищенным статьям, в частности, на медикаменты, питание и содержание детских домов и интернатов. Елена Гиржул сказала также, что на данный момент пенсионный фонд в состоянии обеспечить лишь 40% от запланированных сумм, а в первом квартале расходы фонда на выплату пенсий составили порядка 60% от общей суммы, необходимой для выплаты пенсий в установленном объеме.

На форуме профсоюзов Приднестровья в четверг глава региона Евгений Шевчук заявил, что на экономику Приднестровья влияют внешние факторы, ограничивающие потенциал всех экономических субъектов. Против Приднестровья, сказал Шевчук, ведется „информационная, дипломатическая и экономическая война”. „Действия контрагентов направлены на понижение экономических возможностей Приднестровья самостоятельно обеспечивать свои потребности", – сказал Евгений Шевчук, без каких-либо конкретных ссылок. Вместе с тем, он признал, что в последние годы бюджет упустил огромные доходы, в том числе в результате многочисленных льгот, предоставленных администрацией физическим лицам и предприятиям в виде налоговых послаблений и снижения цен на энергоносители.

Политический представитель Тирасполя Нина Штански подтвердила во вторник для прессы, что Тирасполь примет участие в неофициальном раунде переговорного формата 5+2 с участием посредников, наблюдателей и сторон конфликта, намеченном на 21 апреля в Вене. Как передает агентство „Новости Приднестровья”, Штански сказала, что в повестке предстоящей встречи не будет никаких вопросов, а ее цель – определить отношение всех участников к „основополагающим документам переговорного процесса”; о каких именно документах идет речь, она не уточнила. На фоне дальнейшего обострения финансового и бюджетного кризиса Приднестровье обвиняет Кишинев и Киев в блокаде региона, тогда как Молдова и Украина утверждают, что приднестровские экспортеры не могут действовать вне международных правовых рамок. Под предлогом оказываемого на него давления, Тирасполь за последний год неоднократно отказывался от дискуссий в формате 5+2.

Тирасполь озабочен учениями вооруженных сил, которые проходят в Молдове с участием инструкторов других стран, заявил Евгений Шевчук на совместной пресс-конференции после встречи в пятницу с молдавским премьером Кириллом Габуричем. Шевчук уточнил, что Приднестровье не собирается ни на кого нападать и что военные манёвры в Приднестровье отличаются чисто оборонительным характером. В четверг Москва сообщила, что в Приднестровье прошли учения российских военных с боевыми стрельбами, всего в них участвовало около 400 военнослужащих и свыше 30 единиц техники. В ходе стрельб было израсходовано более 100 тыс. боеприпасов и имитационных средств.

Вице-премьер по реинтеграции Виктор Осипов заявил, что решение приднестровского конфликта лежит в основе европейской интеграции Республики Молдова. В телевизионных дискуссиях на Moldova 1 и Свободной Европе Осипов уточнил, что более 30% приднестровских товаров продаются в страны Евросоюза и что у более 80 тысяч жителей региона есть молдавские биометрические паспорта. С другой стороны, Осипов выразил сожаление тем, что диалог с Тирасполем идет трудно и в напряженной атмосфере.

Украинские власти сообщили, что в Одессе в ходе расследования терактов задержаны 40 человек. Пресс-секретарь Службы безопасности Украины Елена Гитлянская уточнила на своей странице в Facebook, что подозреваемые планировали провести ряд терактов в Одессе в период пасхальных праздников. По словам Гитлянской, во время операции изъято большое количество оружия и боеприпасов. Неделю назад сотрудники Службы безопасности Украины арестовали трех человек по подозрению в причастности к ряду терактов в Одессе, в том числе против организаций, поддерживающих антитеррористическую операцию на востоке Украины.

Еще одну съемочную группу из России не пустили в Молдову. В четверг корреспондент российского телеканала "Звезда" Алексей Головко сообщил, что вместе со съемочной группой он направлялся в Приднестровье, где собирались снимать репортаж, но их задержали в аэропорту Кишинева и затем отправили обратно в Москву, так как у них не оказалось документов, подтверждающих цель визита. Телеканал „Звезда” утверждает, что аккредитация у журналистов была. Действия пограничной полиции тираспольская администрация расценила как попытку ввести „информационную блокаду” Приднестровья. В прошлом месяце Кишинев объявил двух российских журналиста, известных своими прокремлевскими взглядами, персонами нон грата в Молдове, отменил презентацию в молдавской столице российского документального фильма о Крыме и не пропустил на границе съемочную группу, которая направлялась освещать выборы в Гагаузии. Эти действия МИД России подверг критике и заявил, что Молдова „решила пойти по пути Украины”, препятствуя работе российских журналистов на своей территории.

***

Свободная Европа: Менее чем через два месяца после вступления в должность премьер-министра Молдовы Кирилл Габурич встретился с главой приднестровского региона Евгением Шевчуком. Следует ли рассматривать это как признак потепления, развития диалога между двумя берегами Днестра? Получить ответ на этот вопрос наш корреспондент попытался у жителей Тирасполя и Бендер.

Габурич стал премьер-министром, и это повлияло очень даже хорошо, вот стали встречаться наш президент, естественно, руководство наше с премьер-министром Молдовы. Раньше такого не наблюдалось – ну, не настолько наблюдалось. Ну, а сейчас это положительный момент. Вот, то что они сейчас подписали, да? – перемещение граждан, свободно, более упрощенная система. Но чтобы это перенеслось на целый год каким-то образом, вот так вот…

Думаю, это разовая акция. Я сам водитель. Думаю, с той целью, чтобы, наверное, наши меньше ругались, что лишнее обременение. Молдова же считает, что эта территория ее, то есть, чего ей отказываться? Ну, пускай ездят уже молдавские. Сближаться по любому надо, не только с Молдовой, но и с Украиной. Чтобы заводы работали, чтобы мы работали, да?

Тут просто экономические, скорее, какие-то выгоды будут извлечены, а не политические. По любому государствам есть смысл экономически сближаться. Чем больше экономические связи с соседними государствами, тем выше уровень благосостояния. Ну, в нашем случае, конечно, сейчас это довольно спорный вопрос. Потому что, в принципе, среди наших соседей мы самые богатые, поэтому нам как бы надо трижды подумать, с кем иметь связи. Но если из наших двух соседей, мне все-таки Молдова ближе. Потому что на Украину нам сейчас лезть не вариант. Россия далеко, но мы с ней и так как бы сотрудничаем. Куда нам деваться? Мы и так с ней как с мамкой. А с Европой, если она будет хорошо себя вести, тогда мы тоже, может, согласимся. Главное, чтобы хотя бы не лезла и не мешала. Дальше, может, сами справимся. Мы в принципе привыкли самостоятельно справляться. Весь менталитет заточен на самостоятельности. И так уже 25 лет.

Самое лучшее – это добрососедские отношения, которые в принципе и заключаются между равными партнерами. В целом в экономике, я думаю, конечно же, если посмотреть даже элементарно на полки в наших магазинах, там полно молдавской продукции. Почему бы не продавать в той же Молдове продукцию приднестровских предприятий, нашего хлебокомбината, молочного рыбницкого и многих других? Экономика – она и рассчитана на то, что нужно друг друга, скажем, стимулировать, возможно, даже повышением уровня качества продукции. Поэтому, думаю, что, несмотря на то, что это было заключено – соглашение о том, чтобы автострахование позволяло нашим автолюбителям более гибко проходить это оформление – в целом сближение будет, если это, конечно, будет на паритетных началах, прежде всего, при равном балансе. Это, прежде всего, равенство, это, прежде всего, взаимное сотрудничество и, конечно же, наверное, уважение позиций каждого во всех смыслах, как в экономических интересах, так и прежде всего в политических ориентирах. Я думаю, что есть много стран, где в принципе существует такая же проблема, это если взять элементарно бывшие страны балканского полуострова, к примеру, Сербию и проблемы в Косово, там тоже думают сербы, что Косово это часть территории, но при этом как-то все таки согласилось европейское сообщество признать факт существования такого государства. Российская Федерация не раз заявляла, что почему Косово это прецедент, а Приднестровье не может быть прецедентом? Поэтому, я думаю, тут вопрос только в том, насколько будет правильным понимание того, что мы сами хотим и как это дальше делать. Крым показал, что он выбрал позицию быть с Россией, он вошел в состав вместе с Севастополем как субъекты. Думаю, если станет такой же выбор перед нами, мы сами скажем путем референдума, как это было в 2006 году, с кем мы хотим развиваться.

Думаю, не хотят молдаване с нами дружить и потепления не будет. Они точно настроились – я говорю про правительство, люди еще вроде более или менее, а правительство чисто настроено на Европейский Союз, соединиться с румынами и все. Они хотят с нами соединиться и подавить нас, потому что наша территория проблема для них. Если мы будем в их составе, им легче будет присоединиться к румынам, Европейскому Союзу. А с русскими они уже все. Их политика оттягивается. Молодежь в большей степени, старые люди еще понимают – хотят с Россией, с нами дружить, а молодежь уже полностью Запад у них в голове и все.

Ну, наверное, какой-то единичный случай, скорее всего. Меня это не касается, это дело политики. Я уезжаю скоро отсюда, заканчиваю учебу и уезжаю. В Россию, работать. Там получше будет.

Свободная Европа: Мнения случайных прохожих, встреченных нашим корреспондентом на улицах Тирасполя и Бендер.

***

Кирилл Габурич и Евгений Шевчук

Кирилл Габурич и Евгений Шевчук

Свободная Европа: Итак, премьер-министр Республики Молдова Кирилл Габурич и приднестровский лидер Евгений Шевчук подписали в пятницу протокольное решение, призванное решить проблему страхования автоответственности: на обоих берегах Днестра выдаются полисы, а страховые компании взаимодействуют по возмещению ущерба независимо от того, где произошло ДТП. Механизм разработают до 10 мая экспертные группы вместе со страховщиками обоих берегов Днестра. Протокольное решение, опубликованное тираспольским информационным агентством „Новости Приднестровья”, подписано между Республикой Молдова и Приднестровьем, но текст документа не был обнародован ни после практического завершения переговоров в начале недели, ни до момента подписания, что вызвало спекуляции в Кишиневе. Молдавский вице-премьер по реинтеграции Виктор Осипов прокомментировал ситуацию в беседе с Лилианой Барбэрошие:

Виктор Осипов: „В конце прошлого года, в декабре, г-н Шевчук издал указ, который обязывал владельцев автомобилей с 1 апреля при въезде на территорию Приднестровья приобретать полис обязательного страхования автоответственности. Это влекло дополнительные расходы и лишние процедуры на контрольных пунктах вдоль административной линии, вопрос представлялся довольно сложным, так как затрагивал всех владельцев машин и воздвигал еще один барьер на пути передвижения. Сейчас появился шанс снять этот барьер, но этого недостаточно, потому что у приднестровских перевозчиков, в отсутствии страхования, нет никаких гарантий. Поэтому мы подготовили проект протокольного решения, в основе которого - взаимность, обоюдное признание страховых услуг, предоставляемых на обоих берегах Днестра. Да, появятся страховые компании в Приднестровье, и это на благо жителей региона”.

Ион Ляху

Ион Ляху

Бывший член Объединенной контрольной комиссии Ион Ляху скептически относится к практической реализации договоренности, достигнутой между премьером Кириллом Габуричем и приднестровским лидером Евгением Шевчуком:

Ион Ляху: „Мне бы очень хотелось увидеть документ. Взаимность означает, по сути, что Кишинев признает право Приднестровья на собственные страховые компании. Подозреваю, имеются в виду не филиалы правобережных страховых агентств, а приднестровские компании, которые будут платить налоги там и которые никакого отношения к Кишиневу иметь не будут. И каждый раз, когда речь зайдет о транспортном происшествии на левом берегу Днестра, не позавидуешь тому человеку, которому придется иметь дело с приднестровской компанией, ходить к ним на поклон”.

Комиссия, в которую долгое время входил Ион Ляху, занималась решениями проблем, связанных с обеспечением безопасности граждан, мира и правопорядка в зоне безопасности на Днестре, а его скептицизм, как он сам признал, основан на примерах аналогичных соглашений в прошлом. Оглядываясь назад, Ион Ляху называет их „уступками” со стороны Кишинева Тирасполю, хотя преподносились они в красивой обертке:

Ион Ляху: „Все прежние правительства делали совершенно необоснованные шаги. Больше всего уступили в период правления Филата, когда в пользу приднестровских хозяйствующих субъектов отказались внести изменения в налоговый кодекс. Налог на импортируемые в регион товары следовало бы платить в Кишиневе. Приднестровская сторона настояла, и парламент отменил это положение, крайне важное со всех точек зрения”.

Еуджен Карпов

Еуджен Карпов

До ознакомления с текстом подписанного соглашения, бывший вице-премьер по реинтеграции Еуджен Карпов не рискнул комментировать его возможные последствия, но сказал, что любая договоренность между Кишиневом и Тирасполем, в котором приднестровская сторона выступает отдельным и равноправным с Молдовой субъектом, чревата неблагоприятными последствиями:

Еуджен Карпов: „Мы не можем рассматривать Приднестровье как отдельного субъекта. В вопросе страхования в основе дискуссий должно быть понимание того, что существует общая страховая система. Если же появится автономная страховая система на левом берегу Днестра, которая будет работать совершенно самостоятельно от правобережной системы, конечно, это скажется на дальнейших переговорах. Потому что будут созданы прецеденты, когда региону предоставлены полномочия государственного субъекта и, естественно, требования Тирасполя будут расти”.

Еуджен Карпов добавил, что в прошлом Кишиневу удавалось избегать подобных прецедентов и привел конкретные примеры:

Еуджен Карпов: „Один из них связан с банковской системой. Тирасполь добивался соглашения о партнерстве и взаимного признания между Национальным банком Молдовы и так называемым приднестровским республиканским банком. Этот документ, с точки зрения Тирасполя, должен был положить основы сотрудничества на равных между двумя сторонами. Мы не пошли на это и, думаю, с таким подходом не может согласиться ни один из переговорщиков со стороны Кишинева. Второй пример касается регистрационных номеров – Тирасполь настаивал на отдельной от Кишинева системе номерных знаков, и мы положили конец всяким дискуссиям на эту тему, потому что система регистрации на левом берегу Днестра может быть признана только как составная часть национальной системы регистрации автомобилей. В такой форме – да. Мы даже разработали специальные модели регистрационных номерных знаков, в которых отсутствует какое-либо указание Приднестровья, а есть лишь буквы, условно признанные как часть системы Республики Молдова; но поскольку регистрацию предполагалось проводить в кишиневских учреждениях, приднестровская сторона не согласилась и, разумеется, единого решения не последовало”.

Виктор Осипов

Виктор Осипов

Виктор Осипов на критические высказывания по поводу готовности Кишинева постоянно идти на уступки Тирасполю отвечает следующим образом:

Виктор Осипов: „Я знаю, что творилось 1 апреля на контрольных пунктах. Бесконечные очереди, возмущенные люди, которые купили эти полисы и забросали правительство требованиями возместить расходы. Нависла реальная угроза кризиса. С той стороны уже были мобилизованы силовые структуры на случай возможных инцидентов. Если кто-то не понимает, что моя задача и задача правительства состоит в том, чтобы сохранить стабильность и мир в Республике Молдова, потому что в регионе живут наши соотечественники – меня это не интересует. Критика вещь хорошая, но обоснованная, со знанием дела”.

По мнению Иона Маноле, председателя Ассоциации Promo-lex, которая следит за соблюдением прав человека в Приднестровье, в процессе достижения этой договоренности власти в очередной раз допустили ошибку – не обеспечили открытость и гласность своих действий.

Ион Маноле

Ион Маноле

Ион Маноле: „Думаю, проблема номер один – это отсутствие прозрачности. До тех пор, пока общество не знает, что подписывают и на каких условиях, нам остается только гадать. А гадания, интерпретации никогда не были на пользу власти. Может, это уступка, но, возможно, это хороший шаг – не знаем. Выход один: потребовать от наших чиновников советоваться с обществом перед принятием тех или иных решений. Чем сделать ошибочный шаг, лучше его вообще не делать”.

Но, даже не зная условий функционирования нового соглашения между Кишиневом и Тирасполем, Ион Маноле считает ошибочным принцип взаимности, который, как утверждают представители Кишинева - основа этого документа. „Взаимность в любом случае предполагает определенное признание, а этого следует избегать любой ценой”, говорит Ион Маноле.

***

Свободная Европа: Глава тираспольской администрации Евгений Шевчук выразил также надежду, что подписание протокола станет импульсом для скорейшего разрешения и других проблем, сообщает агентство „Новости Приднестровья. В их числе он назвал, цитирую, „вопросы снятия препятствий для внешнеэкономической деятельности” и „совместного выстраивания отношений в активную международную торговлю”, конец цитаты. Напомним, что Тирасполь обвиняет Кишинев и Киев в так называемой экономической блокаде Приднестровья, тогда как Молдова и Украина свои действия аргументируют тем, что приднестровские экспортеры не могут уклоняться от международных правил торговли. Так или иначе, у Тирасполя очень мало времени на то, чтобы принять или отклонить положения соглашения о свободной торговле между Молдовой и Европейским Союзом, которое не только позволит производителям экспортировать товары в беспошлинном режиме, но приведет практически к экономической интеграции двух берегов Днестра. Торговые обмены Приднестровья с остальной частью Молдовы составляют около 40% от общего объема, а со странами Европейского Союза - более 30%, тогда как торговля с Россией и Украиной драматично сократилась на фоне украинского кризиса и обесценивания российского рубля. 18 марта украинское правительство приняло решение, в соответствии с которым из списка пунктов, через которые разрешено провозить подакцизные товары, исключены пункты пропуска Кучурган и Платоново на приднестровском участке границы. Свободная Европа спросила бывшего руководителя внешнеполитического ведомства Тирасполя, ныне профессора местного университета Владимира Ястребчака, что означает это решение для Приднестровья:

Владимир Ястребчак

Владимир Ястребчак

Владимир Ястребчак: Для Приднестровья это означает большие сложности, прежде всего, для наших импортеров, которые до этого в соответствии с совместным заявлением Еханурова-Тарлева (Юрий Ехануров, бывший премьер-министр Украины и Василе Тарлев, бывший молдавский премьер – прим.ред.) от 30 декабря 2005 года, с тем режимом, который сложился в 2006 году, могли осуществлять импортные операции, если это было готовая продукция, не предполагалось или реэкспорт, или использование в качестве сырья – причем они могли осуществлять непосредственно в Приднестровье без того, чтобы получать статус временной или постоянной регистрации в Республике Молдова. Поставки, естественно, были, тем более, что наш крупнейший импортер «Шериф», насколько мне известно, до недавнего времени не проходил процедуру регистрации в органах власти Молдовы. Предприятия, которые входят в этот холдинг, который осуществляет экспортно-импортную деятельность, конечно, регистрировались, а сама головная фирма не проходила регистрацию. То есть, вопрос такой очевидной, скажем так, попытки повлиять на действия одного из крупнейших местных экономических агентов, ну и, соответственно, на те политические возможности, которые эта фирма имеет.

Свободная Европа: И как вы расцениваете это решение Украины?

Владимир Ястребчак: Конечно, украинские коллеги мотивируют его тем, что они наводят порядок у себя, борются с какими-то теневыми схемами. Короче, мне сложно понять, чем действительно они мотивировали это решение, я бы, наверное, мотивировал той общей сложностью, тем общим информационным фоном, который есть на Украине, когда их конфликт с Россией переносится и на другие направления, и для того, чтобы как-то попытаться навредить, что ли, российским интересам в других местах, вот они и находят уязвимые болевые точки, я бы не сбросил этот фактор со счетов, помимо официальных объяснений украинской стороны…

Свободная Европа: Означает ли это, что Украина стала как бы на сторону Республики Молдова? Лично вы, как считаете?

Владимир Ястребчак: Лично я… ну, скажем так, что Украина подключилась к практике односторонних решений и не до конца просчитала последствия для переговорного процесса. Я полагаю, что это не последние действия со стороны Украины, и если это действительно станет тенденцией, тогда, конечно, и для переговоров, и в целом для ситуации это будет иметь негативное значение. Потому что проблемы, которые стороны не могли разрешить друг с другом, здесь, когда вмешивается еще и внешний фактор и тоже не с посреднической функцией, а с целью создания дополнительных еще региональных сложностей…

Свободная Европа: А какие есть еще болевые точки, где Украина может проявить себя?

Владимир Ястребчак: Болевые точки – это все вопросы экспортно-импортных операций, не только подакцизными товарами через наш участок. И мы действительно пока не знаем, что дальше произойдет, как дальше будет работать наш транзит, не переведут ли и остальные товарные поставки на молдавские сегменты границы. Это для нас тоже большой вопрос. Дальше, насколько мы знаем, активно продвигается идея молдавского таможенного присутствия на границе с Украиной, наряду с украинской стороной – как это будет решаться нам тоже непонятно, но опять же, к сожалению, это выносится за рамки переговорного процесса, за скобки участия в форматах, где участвует приднестровская сторона…

Свободная Европа: Как на это отреагирует Приднестровье, по вашему мнению?

Владимир Ястребчак: Я думаю, что попытаются разъяснить, по крайней мере, было бы логично, чтобы наши представители пытались прояснить, что же произошло, чего ждать, с чем это действительно связано, если это связано с антикоррупционными проявлениями самой Украины – это в любом случае суверенное право Украины было, по крайней мере. Логично, как отреагируют…. Но у нас не так уж много источников влияния на позицию Украины, при желании, если, скажем так, начинать масштабную войну, хотя тут, конечно, битва карлика с гигантом… Но, тем не менее, все таки есть два международных транспортных коридора через нашу территорию, в том числе железнодорожное сообщение, в котором Украина тоже заинтересована. И Приднестровье может по-новому отреагировать на эту ситуацию и закрыть эти коридоры, в которых Украина заинтересована.

Свободная Европа: Значит, круг сужается?

Владимир Ястребчак: Ну, я сталкивался, слышал такую точку зрения, что, вполне возможно, в условиях такой новой консолидации усилий Молдовы, Украины и Европейского Союза, еще и с некоторыми активными членами Европейского Союза и НАТО, предоставляющими нам свою площадку в эти дни, может быть, удастся, скажем так, методами принуждения получить, обеспечить большую договороспособность приднестровской стороны.

Но методы принуждения вызывают лишь ответную реакцию, и если расчет делается на то, что появится какое-то массовое социальное недовольство, то тут надо знать историю Приднестровья. Какое бы массовое социальное недовольство ни было, но когда четко проявляется внешний фактор, массовое недовольство переходит в консолидацию и режим борьбы с этим внешним фактором, как было, допустим, в 2006 году: стартовые позиции Смирнова в начале года, в год президентских выборов, были не очень хороши, он по всем признакам должен был уступить молодому, амбициозному председателю Верховного совета г-ну Шевчуку.

Но новые действия, тогдашние действия – новый таможенный режим, введенный Украиной и Молдовой, те сложности, с которыми столкнулось Приднестровье, привели лишь к консолидации приднестровского населения, к большей, что ли, сплоченности электората и г-н Смирнов, располагавший – и до сих пор, я думаю, располагающий – хорошими навыками кризисного менеджмента, использовал данную ситуацию и для укрепления, скажем так, позиций Приднестровья в переговорах, где-то для большей радикализации подходов Приднестровья...

Свободная Европа: Вы полагаете, что позиции Шевчука тоже укрепятся на фоне экономических трудностей?

Владимир Ястребчак: Я в любом случае полагаю, что если будет усиливаться такое давление, да еще и в 16-ом году, тоже в выборный год для Приднестровья, рассматривать вопросы внешней политики и внутренней политики – это просто будет неправильно, в любом случае, внешний фактор здесь приведет лишь к консолидации Приднестровья и вот то внутреннее недовольство, которое сейчас наблюдается, да еще и на фоне крымских событий оно просто сыграет наоборот – ну, так произойдет, не искусственным, а естественным образом – и направится на тех, кто эти внешние сложности создает. Это значительно облегчит жизнь приднестровской администрации и приведет к консолидации и общества, и власти.

Свободная Европа: Как вы считаете, есть шансы на то, что Тирасполь согласится присоединиться к соглашению о свободной торговле с Евросоюзом?

Владимир Ястребчак: Проблема DCFTA и в целом соглашение об ассоциации в том, что оно действительно создает гораздо больше вопросов пока, чем дает ответы. Потому что Приднестровье действительно не понимает, допустим, сохранится режим временной регистрации или нет, который является основой того режима 2006 года, вообще, сохранится ли механизм 2006 года безналоговый – пока все говорят, что, скорее всего, будут другие условия. Не получим ли мы вместе с условным сертификатом, выдаваемым в рамках DCFTA, не получим ли мы в дополнении к этому сертификату молдавского таможенника, налоговика и еще там должностных лиц и правоохранителей молдавских в качестве обязательных условий для получения этих документов.

На мой взгляд, в последствиях DCFTA и приднестровского урегулирования не очень хорошо разбираются и в Кишиневе, вот сейчас наша коллега поделилась книгой – руководство к соглашению об ассоциации с Европейским Союзом. Там вот, допустим, автор, трактующий по-своему положения соглашения об ассоциации, полагает, что для Приднестровья – вообще, если даже Приднестровье не подключится – то для него это проблем не создаст, потому что ЕС все равно сохранит не автономные торговые преференции, а преференциальные какие-то налоговые подходы – режим наибольшего благоприятствования для приднестровских товаров. То есть, Приднестровье может продолжать торговать с ЕС. Если об этом в Кишиневе говорят, то нам еще сложнее понять тогда, что будет.

С одной стороны, нас пугают, что если вы не принимаете условия DCFTA, то ваша торговля с Евросоюзом остановится; с другой стороны, авторитетный уважаемый автор в достаточно солидной работе говорит: нет, ничего, Европейский Союз и дальше будет поддерживать торговые отношения при любых условиях. Я склонен полагать, что так не будет, хотя бы потому, что Европейский Союз может, допустим, сохранить свои правила или даже на год продлить преференции, но это не гарантирует, что не изменятся правила в самой Республике Молдова. И это ее право, приводить, в конце концов, свое законодательство в соответствии с другими частями соглашения об ассоциации, к примеру, с разделом общего экономического сотрудничества, который не является частью раздела DCFTA.

То есть с DCFTA вопросов много, возможно, DCFTA может стать такой отправной точки платформы для сотрудничества между Молдовой и Приднестровьем в Евросоюзе с Россией, ну и, безусловно, Украиной, наверное, как сосед, там все завязано. То есть, речь не идет о создании альтернатив формату 5+2, но, по крайней мере, формат 5+2 это, прежде всего, политический формат и формат политических представителей сторон. Возможно, не мешало бы собраться действительно профильным сотрудникам экономических ведомств, по крайней мере, этих пяти субъектов, которые наиболее вовлечены в этот процесс, и на профессиональном языке поговорить о том, есть ли какие-то модели, возможности не допустить, чтобы здесь, где и без того не очень большие остатки экономики, еще и двухсторонние связи просто рухнули.

Свободная Европа: И как далеко, на ваш взгляд, может пойти Россия, не пойдет ли она на то, чтобы украинский сценарий повторился здесь у нас… Потому что когда возникает вопрос о том, как может развиваться ситуация в дальнейшем, все смотрят сразу на Приднестровье. Какой видится вам ситуация?

Владимир Ястребчак: Есть, на мой взгляд, безусловный закон: любое действие порождает противодействие. Конечно, если здесь будут создаваться проблемы для российского бизнеса, для российских интересов, для российских граждан, Россия не сможет не реагировать на эти вызовы, на такое изменение ситуации, она будет вынуждена предпринимать какие-то меры. Я практически уверен, что нет пока у Российской Федерации ни достаточных ресурсов, возможностей, да и времени на инициативные действия. На мой взгляд, Российская Федерация если и будет – то будет реагировать на какие-то вызовы, которые будут связаны с ее интересами. Но плюс ко всему я действительно полагаю, что какие-то тяжелые сценарии типа украинского вряд ли здесь применимы, потому что это будет иметь очень серьезные последствия для всего региона…

Свободная Европа: Многие считают, что Путин пробивает дорогу к Приднестровью…

Владимир Ястребчак: Ну, военной силой эту дорогу не пробить. То есть какие-то локальные акции возможны в этом плане, но Приднестровье не будет пробиваться само по себе. Тут есть масса проблем, противоречий, я не думаю, что этого кто-то хочет и к этому кто-то стремится. Сейчас все-таки уже даже не ситуация апреля прошлого года, есть уже другие, что ли, механизмы. С другой стороны, конечно, как мне кажется, у российских коллег не может не вызывать озабоченности те сложные условия, в которые пытаются поставить ту же самую Оперативную группу российских войск, когда офицеры не могут прибыть к месту службы ни через украинскую территорию, ни через кишиневский аэропорт; проблема с миротворческой операцией, снабжением миротворческой миссии. То есть тут возможны самые нетривиальные решения, даже не говорю про военный сценарий, то что сейчас там у нас полторы тысячи российских военных за счет большого количества граждан России их может стать больше…

Свободная Европа: На что все-таки рассчитывает Приднестровье? Может, на то, что в Украине ситуация сильно ухудшится и она уступит свои позиции?

Владимир Ястребчак: Я надеюсь, что приднестровские власти реалисты и не рассчитывают на ухудшение украинской ситуации, потому что это применимо и к нам: чем хуже ситуация, тем становится и риторика жестче, и позиции становятся более жесткие. Поэтому на ухудшение украинской ситуации мы не рассчитываем, мы рассчитываем на мирного, предсказуемого соседа, который, в свою очередь, не будет видеть угрозу в нас. Потому что украинский информационный фон это отдельная история, вот тот негатив, который в отношении нас такого объема никогда не был и я могу объяснить только какой-то военной психологией, это часть общесоциального заказа, плюс ко всему еще в увязке с Россией. То есть, это просто попытка сформировать образ врага у населения и поддерживать его в постоянном состоянии опасности из-за того, что вот-вот из Приднестровья нападут и, естественно, в такой ситуации иметь рядом непредсказуемую Украину меньше всего приднестровской власти хочется.

Свободная Европа: А как насчет Республики Молдова, ЕС, России – на что они рассчитывают?

Владимир Ястребчак: В отношении Евросоюза, я думаю, что основной акцент будет делаться на прямые контакты, на стремление если и говорить о DCFTA, то, прежде всего, с Брюсселем и во вторую очередь с Кишиневом…

Свободная Европа: И это реально?

Владимир Ястребчак: Частично это реально, европейские чиновники приезжают в Тирасполь, встречаются с нашими представителями, так что вполне логична попытка, по крайней мере, приднестровской стороны, коль скоро нет других возможностей, участвовать в создании каких-то правил хоть на этих этапах. Это если брать экономическую составляющую, естественно, в Тирасполе вряд ли будут избегать прямых конфликтов с Европейским Союзом. Опять же с пониманием того, что именно от позиций Европейского Союза сейчас во многом зависит и позиция Молдовы, и позиция Украины. В отношениях с Российской Федерацией, вопрос здесь достаточно понятный, это и социальная сфера, это и политическая сфера, это и взаимная координация в переговорах, это многое-многое другое. Естественно, Приднестровье крайне заинтересовано в продолжение поддержки со стороны России …

Свободная Европа: Значит, деньги будут поступать из России, помощь не прекратится?

Владимир Ястребчак: Я не думаю, что помощь прекратится. Возможно, будет более жесткий контроль. Это в условиях того, что у России сейчас ресурсы ограничены, было бы, на мой взгляд, вполне логично. Поэтому ужесточение контроля – да, могу вполне предположить. Но полное прекращение, на мой взгляд, пока не имеет ни смысла, ни каких-то оснований для этого.

Свободная Европа: Какие шансы в отношениях с Молдовой? Потому что, судя по риторике Евросоюза, даже по рекомендациям, врученным премьеру Габуричу, по Приднестровью, не говорится, но идея ясна – решайте вопрос, находите решение…

Владимир Ястребчак: Ну, если отдельно лишь два слова об этом документе, отношение у меня двойственное: с одной стороны, говорится, что надо заниматься экономикой, с другой стороны, прямо говорится, что это политический инструмент решения вопросов реинтеграции. Это уже будет политически сразу как минимум ограничивать работу приднестровской стороны по такому рода документу, такого рода предложению. Потому что если будет сразу идти политическая мотивация, то это сразу вызовет соответствующую реакцию. Поэтому я согласен с тем, что надо сейчас начинать с экономики.

Сейчас, на мой взгляд, надо просто определить перечень каких-то первоочередных мер, где просто заморозить сейчас отношения с тем, чтобы не допускать дальнейшего ухудшения ситуации, избегать односторонних действий и попытаться хотя бы остановиться. А потом уже пытаться начинать работу для того, чтобы отменять те большие сложности, которые были созданы до этого, благо механизмы все-таки, на мой взгляд, для этого есть, хотя бы возврата к тем моделям механизмов, которые работали раньше.

И опять же помнить о том, что любое действие порождает противодействие, тем более в ситуации, когда налицо большие финансовые сложности. Ведь требования о страховке появилось не просто так, оно появилось исходя из того, что приднестровскую страховку не признают в Молдове, а с наших водителей требуют страховку при въезде на территорию Республики Молдова, хоть и выборочно – сегодня повезло, а завтра не повезло, но факт остается фактом.

В этой ситуации надо думать, пусть это немного, но хоть что-то, надо думать о пополнении бюджета, вот поэтому и появляются такие решения. То есть надо посмотреть, может, где-то сделать шаги назад, ну, сейчас хотя бы стабилизировать и остановиться. Без того, чтобы выстраивать хоть какие-то взаимоотношения именно в торговой и экономической сфере, без того, чтобы не допускать еще больших сложностей во взаимном доступе на рынке, дело вряд ли сдвинется.

Бывший руководитель внешнеполитического ведомства в приднестровской администрации Владимир Ястребчак отвечал на вопросы Лилианы Барбэрошие.

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG