Linkuri accesibilitate

Ипотека длиннее жизни


Митинг валютных заемщиков в Москве 28.12.2014

Митинг валютных заемщиков в Москве 28.12.2014

Российские валютные заемщики начинают голодовку, они считают государство виноватым в том, что их кредиты стали неподъемными

Российские валютные заемщики с сегодняшнего дня начинают голодовку. Так люди, имеющие ипотеку в иностранной валюте, надеются привлечь внимание властей к проблеме с погашением жилищных кредитов из-за резкого удешевления рубля в конце прошлого года. По данным Банка России, на начало 2015 года около 25 тысяч заемщиков имели непогашенные ипотечные кредиты в иностранной валюте на общую сумму 117 миллиардов рублей. В настоящее время по меньшей мере каждый пятый заемщик просрочил платежи на срок 90 и более дней.

Спасительного решения проблемы, связанной с невозможностью погашения ипотечных кредитов, российские валютные заемщики ждут от чиновников и банкиров пять месяцев. Пять месяцев они выходят на митинги и пикеты, устраивают акции протеста, пишут письма президенту и ходят на приемы к депутатам. Но долги людей, ввязавшихся в валютную ипотеку, растут, а реструктурировать их на приемлемых для плательщиков условиях банки отказываются.

На данный момент мы – рабы банков. Все риски возложены на нас и наших детей

"Создается ощущение, что мы просто не существуем для государства, – говорит активистка Всероссийского движения валютных ипотечных заемщиков Светлана Бочкарева, – мы вынуждены пойти на этот крайний шаг, для того чтобы таким образом выразить наш протест бездействию путем голодовки".

По данным Всероссийского движения валютных ипотечных заемщиков, из-за удешевления рубля ежемесячный платеж по валютной ипотеке вырос в разы, а оставшийся долг, несмотря на добросовестные платежи в прошлые годы, у многих превысил сумму взятого кредита. Власти же, считают члены движения, вместо конкретных антикризисных действий ограничиваются декларациями. Например, в конце января после серии митингов и пикетов Центробанк распространил письмо, в котором призвал коммерческие банки пересмотреть условия погашения ипотечных кредитов валютными заемщиками, но к этим рекомендациям кредиторы прислушиваться не стали. Продолжает Светлана Бочкарева:

Валютные заемщики не виноваты в том, что против нашей страны были введены санкции, что банки пользуются тем, что в нашей стране законы несовершенны

– Банки настолько цинично отнеслись к рекомендательному характеру этого письма, что открыто заявили в прессе о том, что исполнять это указание не собираются. Правительство взяло на себя обязательства по разработке программ помощи валютным ипотечным заемщикам через механизм АИЖК (Агентство по ипотечному жилищному кредитованию. – Ред.), но программа, которая была разработана и которая сегодня преподносится как решение проблемы валютной ипотеки, абсолютно нам не подходит. Дело в том, что чиновники сознательно и целенаправленно смешивают проблему рублевой и валютной ипотеки в один котел. Такое ощущение, что власть готова живьем сварить своих граждан в этом котле, состоящем из критериев и фильтров, через которые большинство валютных заемщиков просто не пройдет. Мы заявляем о том, что проблема валютной ипотеки должна иметь собственное решение и не нужно ее смешивать с рублевой ипотекой. Проблема валютной ипотеки – это в первую очередь огромный, возросший в два-три раза долг. И нам необходима программа, которая могла бы помочь именно валютным заемщикам, и она заключается в том, чтобы пересчитать остатки наших долгов в рубли по докризисному курсу. Потому что валютные заемщики не виноваты в том, что против нашей страны были введены санкции, что банки пользуются тем, что в нашей стране законы несовершенны. Поэтому государство обязано принимать меры по защите своих граждан. Но все, что мы видим, – это декларация неких намерений, которые по факту не работают.

По словам Светланы Бочкаревой, в голодовке, цель которой – достучаться до властей и обратить их внимание на проблему валютных заемщиков, принимают участие шесть человек:

– Мы сознательно идем на этот шаг, мы понимаем, что это отчаянная мера, но, к сожалению, нам ничего другого не остается. Мы говорим о сроке – 1 мая, потому что мы хотим, чтобы к этому сроку государство наконец-то обратило на нас внимание, и была создана нормальная рабочая группа при Центральном банке либо при правительстве, с участием представителей инициативной группы валютных ипотечных заемщиков, представителей банков, представителей министерств, ответственных за принятие решений. Итогом работы данной группы должен стать нормальный, утвержденный механизм реализации перевода наших долгов в рубли.

Лариса Морозович взяла ипотечный кредит в иностранной валюте в 2007 году, и, по ее словам, прежде чем присоединиться к голодовке, испробовала все способы уладить кредитную проблему с банком, но безуспешно:

В банке мне сказали: "Будут платить ваши дети". Но я не готова своему ребенку оставить такое наследство

– До сегодняшнего дня я платила все правильно и вовремя, ни одного дня просрочки не было. Но я понимаю, что с этого месяца мне платить нечем. Мой ребенок и я, мы просто останемся на улице. Я обращалась к депутатам, к уполномоченным по защите прав человека. Все мои обращения просто передавались из министерства в министерство, из ведомства в ведомство, в банки, в Центробанк, куда угодно, но ни одного конкретного ответа, никакой конкретной помощи мне оказано не было. Я обращалась в банк. Банки предлагают на сегодняшний день три программы: либо рефинансирование по текущему курсу, либо реструктуризация, либо каникулы. Поскольку мы платим изначально проценты, первые, наверное, лет 15 (у меня ипотека на 25 лет, заканчивается она в 2032 году), погашение основного долга, именно тела кредита, начнется где-то с 2025 года. Все это время я буду выплачивать проценты в банк. Притом что у меня досрочных погашений при более-менее стабильной ситуации экономики в стране было более 45 тысяч долларов, брала я всего 88 тысяч долларов, и сегодня мой остаток – 38 тысяч долларов. Если сейчас мне рефинансировать, как предлагает банк, по текущему курсу, а я брала 88 тысяч на сумму 2 240 000 рублей, то на сегодняшний день по текущему курсу у меня получается около 3 миллионов долг. То есть, уже выплатив 150 тысяч долларов, я должна банку больше, чем уже выплатила. Каникулы по основному долгу – а это 30 долларов в месяц – не спасут. Делать себе каникулы на полгода, для того чтобы продлить себе еще на пять лет кредит, смысла нет. Потому как мой кредит заканчивается, когда мне будет 55. И на вопрос в банке, а если мне нечего будет с пенсии платить, как мне жить и рассчитываться потом, это уже будет сумма основного кредита, мне сказали: "Будут платить ваши дети". Но я не готова своему ребенку оставить такое наследство.

Плакат в руках пикетчика

Плакат в руках пикетчика

Лариса Морозович уверена: банки ничего не хотят сделать, чтобы создать действительно приемлемую ситуацию для заемщиков, чтобы люди закрыли свои кредиты. Именно не хотят, а не не могу:

– Притом что мой договор был подписан в долларах, но в договоре купли-продажи написано, поскольку мы правовое государство, и все расчеты у нас идут в рублях, в договоре купли-продажи указано, что сумма, которую я брала в банке в кредита, выдавалась рублями. А если она выдавалась рублями, почему мне сейчас банк не может предложить на каких-то льготных условиях, скажем, на день договора плюс 15-20 процентов валютного риска, сделать реструктуризацию моего кредита?

Накануне начала голодовки Всероссийское движение валютных ипотечных заемщиков обратилось с открытым (уже третьим) обращением к Владимиру Путину, с просьбой уравнять их в правах с рублевыми заемщиками и, таким образом, дать возможность исполнять свои обязательства перед банками. В обращении сказано:

"На данный момент мы – рабы банков. Все риски возложены на нас и наших детей, которым долги перейдут по наследству. Мы бессильны в данной ситуации – закон полностью на стороне коммерческих структур. Обращения в суды не приводят к результату. Наши договоры являются кабальными, но абсолютно законными с точки зрения права".

XS
SM
MD
LG