Linkuri accesibilitate

Как расценивают эту новость эксперты.

Протокольное решение о механизме сотрудничества по договорам ОСАГО подписали сегодня в Тирасполе премьер-министр Республики Молдова Кирилл Габурич и приднестровский лидер Евгений Шевчук. В начале этой недели стороны пришли к компромиссному решению о взаимном признании обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. После переговоров, состоявшихся в понедельник и во вторник с политическим представителем Тирасполя Ниной Штански, вице-премьер по реинтеграции Виктор Осипов заявил, что владельцам транспортных средств достаточно будет приобретать только один полис, признанный на обоих берегах Днестра, а страховые компании будут взаимодействовать в целях возмещения нанесенного ущерба независимо от того, где произошло ДТП. Сегодняшняя встреча премьера Кирилла Габурича с Евгением Шевчуком вторая по счету, первая состоялась 14 марта в Кишиневе. Что это – шаг вперед или очередная уступка? Лилиана Барбэрошие с кратким обзором реакций официальных лиц и экспертов.

Текст договоренности еще не опубликован, но два дня назад вице-премьер Виктор Осипов в интервью Свободной Европе дал следующее разъяснение:

„В конце прошлого года, в декабре, г-н Шевчук издал указ, который обязывает владельцев транспортных средств с 1 апреля при въезде на территорию Приднестровья приобретать полис обязательного страхования автоответственности. Это влекло дополнительные расходы и лишние процедуры на контрольных пунктах вдоль административной линии, поэтому вопрос представлялся довольно сложным, так как затрагивал всех владельцев автотранспортных средств и воздвигал еще один барьер на пути передвижения. Сейчас появился шанс снять этот барьер, но этого недостаточно, потому что приднестровские перевозчики, в отсутствии страхования, не имеют никаких гарантий. Поэтому мы подготовили проект протокольного решения, в основу которого положили взаимность, обоюдное признание страховых услуг, предоставляемых на обоих берегах Днестра. Да, появятся страховые компании в Приднестровье, но это на благо жителей региона.”

С другой стороны, „старейший” из членов Объединенной контрольной комиссии Ион Ляху на наш запрос скептически расценил благоприятные последствия договоренности, достигнутой сегодня между премьером Кириллом Габуричем и приднестровским лидером Евгением Шевчуком:

„Мне бы очень хотелось увидеть документ. Взаимность означает, по сути, что Кишинев признает право Приднестровья на собственные страховые компании. Подозреваю, что имеются в виду не филиалы правобережных страховых агентств, а приднестровские компании, которые будут платить налоги там и которые никакого отношения к Кишиневу иметь не будут. И каждый раз, когда зайдет речь о транспортном происшествии на левом берегу Днестра, не позавидуешь тому человеку, которому придется иметь дело с приднестровской компанией, ходить к ним на поклон.”

Комиссия, в которую долгое время входил Ион Ляху, занималась решениями проблем, связанных с обеспечением безопасности граждан, мира и правопорядка в зоне безопасности на Днестре, а его скептицизм, как он сам признал, основан на примерах аналогичных соглашений в прошлом. Оглядываясь назад, Ион Ляху называет их „уступкой” позиций со стороны Кишинева перед Тирасполем, хотя подавались в красивой упаковке:

„Все прежние правительства делали совершенно необоснованные шаги. Самая большая уступка состоялась в период правления Филата, когда отказались ввести изменение в налоговый кодекс в пользу приднестровских хозяйствующих субъектов. Налог на импортируемые в регион товары следовало бы платить в Кишиневе. Приднестровская сторона настояла, и парламент отменил это положение, крайне важное со всех точек зрения.”

Пока не ознакомится с текстом подписанного соглашения, бывший вице-премьер по реинтеграции Еуджен Карпов не рискнул комментировать его возможные последствия, но сказал, что любая договоренность между Кишиневом и Тирасполем, в котором приднестровская сторона рассматривается как отдельный субъект, равноправный с Республикой Молдова, чревата неблагоприятными последствиями:

„Мы не можем рассматривать Приднестровье как отдельный субъект. В вопросе страхования в основу дискуссий должно лежать понимание того, что существует общая страховая система. Если же появится автономная страховая система на левом берегу Днестра, которая будет работать совершенно самостоятельно от правобережной системы, конечно, это скажется на дальнейших переговорах. Потому что будут созданы прецеденты, когда региону предоставлены компетенции государственного субъекта и, естественно, требования Тирасполя будут расти.”

Еуджен Карпов сказал, что в прошлом Кишиневу удавалось избежать создания таких прецедентов, и привел в поддержку своих слов конкретные примеры:

„Один из них связан с банковской системой. Тирасполь добивался соглашения о партнерстве и взаимного признания между Национальным банком Молдовы и так называемым приднестровским республиканским банком. Этот документ, с точки зрения Тирасполя, должен был положить основы сотрудничества на равных между двумя сторонами. Мы не пошли на это и, думаю, с таким подходом не может согласиться ни один из переговорщиков со стороны Кишинева. Второй пример касается регистрационных номеров – Тирасполь настаивал на отдельной от Кишинева системе номерных знаков, и мы положили конец всяким дискуссиям на эту тему, потому что система регистрации на левом берегу Днестра может быть признана только как составная часть национальной системы регистрации автомобилей. В такой форме – да. Мы даже разработали специальные модели регистрационных номерных знаков, в которых отсутствует какое-либо указание на Приднестровье, а есть лишь буквы, условно признанные как часть системы Республики Молдова; но поскольку регистрацию предполагалось проводить в кишиневских учреждениях, приднестровская сторона не согласилась и, разумеется, единого решения не последовало.”

Вот как отвечает Виктор Осипов на критические высказывания по поводу готовности Кишинева постоянно идти на уступки Тирасполю:

„Я знаю, что творилось 1 апреля на контрольных пунктах. Нескончаемые очереди, возмущенные люди, которые купили эти полисы и забросали правительство письмами с требованиями возместить расходы. Нависла реальная угроза кризиса. С той стороны уже были мобилизованы силовые структуры на случай возможных инцидентов. Если кто-то не понимает, что моя задача и задача правительства состоит в том, чтобы сохранить стабильность и мир в Республике Молдова, потому что в регионе живут наши соотечественники – меня это не интересует. Критика вещь хорошая, но обоснованная, со знанием дела.”

По мнению Иона Маноле, председателя Ассоциации Promo-Lex, которая следит за соблюдением прав человека в Приднестровье, в процессе достижения этой договоренности власть в очередной раз допустила ошибку, проигнорировав такой важный фактор, как гласность:

„Думаю, проблема номер один – это отсутствие гласности. До тех пор, пока общество не знает, что и на каких условиях подписывается, нам остается только гадать. А гадания, интерпретации никогда не были на пользу власти. Может, это уступка, но, возможно, это хорошая вещь – не знаем. Выход один: потребовать от наших чиновников советоваться с обществом перед принятием тех или иных решений. Чем сделать неверный шаг, лучше его вообще не делать.”

Но, даже не зная условий функционирования нового соглашения между Кишиневом и Тирасполем, Ион Маноле считает ошибочным принцип взаимности, который, как утверждают представители Кишинева, положен в основу этого документа. „Взаимность в любом случае предполагает определенное признание, а этого следует избегать любой ценой”, говорит Ион Маноле.

XS
SM
MD
LG