Linkuri accesibilitate

«Та власть, которая пытается бороться с прессой, выглядит либо нелепо, либо убого»


«Punct și de la capăt» с Натальей Морарь. Гости программы: Анатолий Голя и Владимир Соловьев.

Свободная Европа: Я вас приветствую на волнах радио «Europa Liberă». С вами Наталья Морарь и вы слушаете программу «Punct și de la capăt». Безусловно, главным событием этой недели стал нашумевший законопроект, предусматривающий поправки в Кодекс о телевидении и радио и в Закон о свободе выражения мнения, которые часть журналистского сообщества резко раскритиковала, обвинив авторов законопроекта в попытке расправиться с остатками неугодной прессы. Что на самом деле стоит за этой инициативой демократов и либерал-демократов, попытаемся разобраться вместе с моими гостями в студии. Я приветствую телеведущего, главу агентства «ИНФОТАГ» Анатолия Голя,…

Анатолий Голя: Добрый день.

Свободная Европа: …добро пожаловать на «Europa Liberă», и главного редактора «newsmaker.md» Владимира Соловьева. Добрый день, добро пожаловать на «Europa Liberă».

Владимир Соловьев: Здравствуйте.

Наталья Морарь

Наталья Морарь

Свободная Европа: Так что же стоит на самом деле за этим законопроектом, господин Голя, на Ваш взгляд.

Анатолий Голя: Ну, за этим проектом, очевидно, стоят какие-то скрытые интересы. То есть, тут не нужно смотреть прямолинейно, твердолобо, что написано, а нужно между строчками попытаться прочитать, что на самом деле хотят авторы, прикрываясь заботой о безопасности страны, об информационной безопасности и о необходимости защищать информационное пространство республики от пропаганды и других отрицательных влияний. Если внимательно вчитаться, то мы увидим, что на самом деле предпринимается попытка закрыть рот неугодным журналистам. Вы правильно сказали во вступительном слове, чтобы не было так много дебатов. Они поняли, что после 2009 года появилось, в кавычках, «слишком много свободы» (закрыть кавычки) для некоторых журналистов, для некоторых СМИ, которые вообразили себе, что могут влиять на политиков, на политическую ситуацию. Они слишком много себе позволяют, по мнению авторов этого законопроекта. Это одна цель. Вторая цель – попытаться перераспределить рекламные потоки на рынке. Мы увидели в этом законопроекте положения о том, что необходимо запретить рекламу на национальном телевидении, на общественном телевидении, что, в принципе, правильная мера, теоретически, но практически для этого нужен очень длительный подготовительный период, необходимо принять поправки во много-много законов, учитывать это при формировании государственного бюджета, ввести абонплату или какой-то другой образ финансирования национального телевидения, публичного, общественного. Я уже не говорю о том, что в законопроекте написано «публичные телеканалы». У нас два публичных телеканала – «Молдова-1» и «Гагаузское телевидение». Как они собираются финансировать «Гагаузское телевидение»? Или уничтожить все?

Свободная Европа: Вы думаете, их это интересует?

Анатолий Голя: Явно, что авторы об этом вообще не думали.

Свободная Европа: А Вы, когда говорите «авторы», кого Вы имеете в виду из списка депутатов, которые написали этот законопроект? Господин Цуцу, кто?

Анатолий Голя

Анатолий Голя

Анатолий Голя: …И третий момент, на который я хотел бы обратить внимание, когда мы говорим о целях этого законопроекта. Третий момент – просто убрать часть каналов, которые неизбежно закроются после этого. Потом зарегистрировать другие. То есть, на самом деле передел рынка. Это банально, это очень просто, передел медийного рынка. То есть, кому-то мало пяти-шести каналов, хочет восемь, десять, двенадцать или все пятнадцать…

Свободная Европа: А на Ваш взгляд, какие каналы неминуемо закрылись бы?

Анатолий Голя: Закрылись бы неминуемо почти все каналы, которые основаны на ретрансляции, и не только из России, но и из Румынии. Я тут имею в виду и «PRO TV», «Jurnal TV», не только «РТР», «ТВ-7» и так далее. «PRIME», там, естественно, произойдет опять же переток какой-то, будут покупать отдельные передачи. То есть, сложно…

Свободная Европа: С «PRIME» все в порядке…

Анатолий Голя: Не сомневаюсь!

Свободная Европа: «Первый канал» зарегистрирован и в Европе, поэтому можно совершенно спокойно транслировать «Первый канал International».

Анатолий Голя: …всемирная сеть…

Свободная Европа: Абсолютно. Володя, а на Ваш взгляд, что на самом деле стоит за этим законопроектом?

Владимир Соловьев: Ну, ничего удивительного не произошло. Любая власть, когда она чувствует, что может что-то сделать, что-то запретить, она этим пользуется. Особенно когда у этой власти нет альтернативы, все под контролем, она точно знает, что у нее достаточно рычагов для того, чтобы не допустить прорастания какой-либо оппозиции, да? Поэтому сейчас остались действительно какие-то немногочисленные рупоры, телерупоры, там, радиорупоры, из которых идет критика. И эта критика становится более востребованной, потому что у этой критики невероятно плодородная почва. С 2009 года люди устали слушать про евроинтеграцию и светлое будущее и хотят немножко все-таки разобраться в том, что происходит, и почему у нас цифры, когда мы говорим о коррупции, уже с девятью нулями. Вот. Поэтому принята попытка защититься, принята попытка надавить вот таким образом на журналистов. Будет ли она успешной? Ну вот, видите, как показали события среды, четверга вернее, 2 апреля, принять, как планировалась, этот законопроект…

Свободная Европа: …сразу в двух чтениях…

Владимир Соловьев: …сразу в двух чтениях, да, чтобы он быстренько вступил в силу, не получилось. Ну вот, будем ждать второй попытки. На удивление солидаризировалось гражданское общество и журналистское сообщество и как-то очень громко заявило…

Свободная Европа: Часть журналистского общества…

Владимир Соловьев

Владимир Соловьев

Владимир Соловьев: Ну да, часть… Но, по крайней мере, этот голос был слышен. Это не может не радовать, что было слышно людей, недовольных тем, что пытаются сделать. Потому что это довольно грубое вмешательство в журналистскую, собственно, работу, в журналистскую профессию. И по нашей информации, мы написали об этом, текст законопроекта писался как бы не совсем теми авторами, чьи подписи стоят под ним, а что над ними работали люди из КСТР, то есть, из надзорного органа, который на самом деле придуман для другого, да? Не для того, чтобы помогать кому-то, что-то монополизировать, как-то упрочить свои позиции и задвинуть куда-то конкурентов. Да, он наоборот призван как-то следить за справедливостью. Кстати говоря, этот законопроект опять же дает более широкие полномочия КСТР, что с одной стороны вроде бы хорошо, потому что во время выборов они жаловались, что они не могут наказывать нарушителей, да? А во время выборов было много нарушений в масс-медиа, и особенно на ТВ. А с другой стороны, мы же знаем, как устроен КСТР и как…

Свободная Европа: …и как будут приниматься эти санкции…

Владимир Соловьев: Да, поэтому никаких оснований считать, что это будет объективная работа, объективная оценка, а не карающий меч – да? – у нас нет оснований так считать.

Анатолий Голя: Если говорить о необходимости этого законопроекта, то он, да, в принципе необходим, потому что мы видим…

Свободная Европа: Какая его часть, потому что здесь ведь три части. Есть часть, касающаяся российской пропаганды, часть, касающаяся свободы самовыражения… Какая из этих частей нам необходима?

Анатолий Голя: Наверное, есть еще часть, о которой мы можем только догадываться, которую нельзя прочитать даже между строк. Я не исключаю, что кто-то разработал этот законопроект для того, чтобы показать России свою силу, могущество, что мы вам можем и запретить, и чтобы подвинуть к переговорам с Россией, чтобы восстанавливать отношения, начиная с этого. Ну, явно недооценили Россию, если на это было рассчитано. Какая часть? В том числе та, что касается ограничения пропаганды. Нужно что-то делать, потому что мы видели, на самом деле, вмешательство в избирательную кампанию осенью, особенно это проявилось сейчас в Гагаузии. И, наверное, люди, которые сегодня будут обсуждать законопроект о назначении даты выборов на 14 июня, скорее всего, они не хотели бы получить влияние извне на местных выборах. Это касается, прежде всего, Кишинева и Бельц. И поэтому ограничивают, пытаются ограничить, в спешке, вот так вот, на скорую руку. Есть этот момент, но это делается не так. Во-первых, это делается продуманно. Я могу привести пример 2005 года, когда я был директором «Первого канала» и меня вызвал президент Владимир Воронин. Он сказал: ты можешь закрыть вот эти программы, которые тогда – тогда был первый этап информационной войны и в программе «Время» были репортажи против коммунистов. Я ему ответил просто: я не могу, но Координационный совет по телевидению и радио может. Сделайте, напишите письмо, начните переговоры, и у меня даже есть копия письма, которое тогдашний председатель Михайло написал «Кириллу Клейменову», директору редакции информационных программ Первого канала. Тот что-то ответил, то есть, был какой-то диалог, какая-то попытка диалога. В конце концов, ничего не запретили, это продолжилось, но была видимость какого-то цивилизованного диалога, попытка что-то сделать. Что сделал нынешний КСТР, что сделали нынешние власти для того, чтобы ограничить, предотвратить, потому что запретительные меры это не выход. Мы все говорим о необходимости ограничения пропаганды и потупляем взгляд, потому что запретительные меры не соответствуют демократичному обществу, не соответствуют курсу европейской интеграции. Поэтому закон нужен, но беда в том, что в этот закон вписали все, что мыслимо и немыслимо. Я насчитал там около 50 поправок в 12 статей Кодекса о телевидении и радио. Ребята, так нам просто нужен новый кодекс. Скажите, что нам нужен новый кодекс. Мы переходим на цифровое телевидение, там, не знаю, говорят с 17 июля…

Свободная Европа: О чем никто на сегодняшний день не говорил, каким образом это будет происходить, как, на какие деньги?

Анатолий Голя: О чем никто не думает, не то, что не говорит. У нас в нынешнем кодексе… У нас очень хороший кодекс, кстати. Не потому, что я принимал участие в его разработке, а потому что он на самом деле достаточно неплохой. Потому что он получил все заключения Венецианской комиссии Совета Европы, всех международных организаций, которые признали, что на тот момент, 2006 год, это был хороший, довольно продвинутый документ. Он устарел, это правда. Два года назад, три года назад, наверное, появился законопроект нового кодекса. Корина Фусу его продвигала, депутат-либерал, будучи председателем Комиссии, значит, это было более чем три года назад. Я тогда высказался категорически против нового кодекса, сказал, что давайте подождем внедрения цифрового телевидения, перехода на цифровое телевидение, потому что при переходе на цифровое телевидение неизбежно нужно будет вносить поправки. А я очень не люблю документы, в которые вносятся поправки каждый год, как, к примеру, избирательный кодекс, в который вносятся поправки перед каждыми выборами буквально. Это не нормально. Поэтому и нынешние поправки – столько поправок, в половину статей кодекса внести поправки – это неправильно. Если нужно, там, две-три статьи, пожалуйста, давайте обсудим и внесем поправки, а в принципе нужно работать над новым кодексом, который будет предусматривать положения о переходе на цифровое телевидение. Это совершенно новые реалии.

Владимир Соловьев: Тут еще есть момент, потому что документ, который касается такого количества, действительно, важных вещей, и касается напрямую вот этой прослойки профессионального сообщества журналистов, он с ними не обсуждался. Он просто – оп! – и возник накануне дня, в который должен был быть принят сразу в двух чтениях. Никакого публичного обсуждения, из-под ковра его просто вдруг выбросили…

Свободная Европа: Володя, тебя это удивляет?

Владимир Соловьев: Меня это не удивляет, но это не нормально. И об этом надо говорить, потому что это будет повторяться. Это первое. Второе. Пропаганда. Прекрасная благая цель бороться с пропагандой! А что, уже победили молдавскую пропаганду, на молдавских телеканалах? С ней уже справились, пора переходить к российской, заняться российской, да?

Свободная Европа: А когда ты говоришь про молдавскую пропаганду, что ты имеешь в виду?

Владимир Соловьев: Когда я говорю про молдавскую пропаганду, нужно вспомнить отчеты, которые коалиция «За честные выборы» презентовала раз в неделю во время предвыборной кампании до парламентских выборов, а также отчеты, которые сам КСТР представлял в этот же период. И финальный отчет КСТР. И раз за разом указывалось на дисбаланс в освещении, на то, что под видом новостей…

Свободная Европа: А помнишь историю, когда на протяжении октября-ноября очень активно в некоторых студиях телевизионных в Кишиневе обсуждался вариант кровавого Майдана, и о том, что за ужас произойдет в случае, если, не дай Бог,…

Владимир Соловьев: Ну как же эту историю не помнить?

Свободная Европа: …не победят проевропейские силы…

Владимир Соловьев: Прекрасная история!

Свободная Европа: …Про кровавый майдан нам говорили из каждого ящика в нашей стране. Это была пропаганда или нет?

Владимир Соловьев: Это, конечно же, была пропаганда. Мало того, это была срежиссированная повестка дня, заданная повестка дня, которая пугала просто избирателя, пугала обывателя. Вот ее цель была в чем. Когда они говорят о том, что было вмешательство на выборах в Гагаузии – да, действительно, оно было, опасаются вмешательства на следующих выборах. Ну, так подождите, а вмешивается кто? Только с одной стороны вмешиваются или со всех сторон? И надо с одной стороны закрывать или со всех сторон? Давайте как-то определяться, что ли, будем, назовите уже вещи своими именами. Мы хотим, чтобы у нас была только такая пропаганда, наша родная пропаганда. Вот такие телеканалы должны ею заниматься. Все остальные, пожалуйста, закройтесь.

Свободная Европа: Господин Голя, Вы согласны?

Анатолий Голя: Я об этом говорил в ходе избирательной кампании, я был поражен просто бездействием КСТР. И никакие рычаги дополнительные КСТР не нужны, они прописаны в нынешнем кодексе.

Свободная Европа: КСТР контролируется политически теми партиями, которые хотели выиграть предвыборную кампанию.

Анатолий Голя: Партии говорят, что это неправда…

Свободная Европа: Это правда.

Анатолий Голя: Они назначили недавно двух новых членов КСТР, оставили место для представителя Партии коммунистов, потому что там еще не договорились, не согласовали кандидатуру…

Свободная Европа: Партия полувласти…

Анатолий Голя: … не согласовали кандидатуру, держат вакантное место президента Общественной телерадиокомпании, которая якобы там…

Владимир Соловьев: ...тоже независимая…

Анатолий Голя: …обещана Партии коммунистов тоже. Так что у нас, в кавычках, «все в порядке»!

Свободная Европа: А не может ли получиться, я хочу Вас спросить, не может ли получиться, как в случае, к примеру, с компанией «Union Fenosa», которая требует повышения тарифов на 82%. Вся общественность всполошилась, 10 апреля должны решать, на сколько, все-таки, тариф будет увеличен…

Анатолий Голя: Требуют на 82, чтобы дали на 49…

Свободная Европа: …да, требуют 82, чтобы дали на 41. И вроде бы и общественность довольна, потому что все же не 82, и «Union Fenosa», потому что 41! Здесь не может ли случиться такой же сценарий: вся пресса, часть прессы, неподконтрольная, всполошилась по поводу поправок, касающихся свободы самовыражения, сейчас нам эту подачку дадут, все эти поправки уберут,…

Анатолий Голя: Не сомневаюсь, что к этому идет…

Свободная Европа: …но то, что касается возможной монополизации медиарынка, это все останется. И в результате и цель достигнута, и общественность довольна.

Анатолий Голя: К этому идет. Серджиу Сырбу, который, судя по некоторым слухам, является автором, на самом деле является локомотивом для того, чтобы протаскивать этот законопроект, он смягчил свою позицию…

Свободная Европа: Я прошу прощения за то, что перебиваю Вас. Заметьте, до того как разразился скандал по поводу этого законопроекта, везде в кулуарах говорили, что этот законопроект Влада Плахотнюка, который намерен бороться с российской пропагандой. Как только они увидели реакцию, негативную, со стороны прессы, вдруг нам стали рассказывать, что автор на самом деле Серджиу Сырбу. Принял удар на грудь?

Анатолий Голя: Да, он взял на себя этот удар, он всячески продвигал этот законопроект, в том числе и через подконтрольные Плахотнюку СМИ. Теперь, увидев реакцию, которая действительно была очень жесткой со стороны гражданского общества, журналистского сообщества, он смягчил свой месседж, и теперь говорит что, да, ну, вот, обсудим с гражданским обществом, согласуем, договоримся. Мы не настаиваем на этих запретительных мерах в адрес ведущих телепередач, там, право на реплику – и так далее и так далее. Чисто технические проблемы мы оставим. То есть, мы видим, что в принципе к этому идет, господина Сырбу кто-то хочет сделать козлом отпущения, потому что он не является автором этого законопроекта. Меня удивляет, честно говоря, позиция Либерально-демократической партии, которая купилась на все это и которая, там, во главе с господином Стрельцом, бывшим председателем фракции, подписали этот законопроект и как бы взяли на себя ответственность за него. Да меня удивляет и позиция Демократической партии, которая собирается, вроде бы, восстанавливать отношения с Россией. Если начинает с этого законопроекта, то они далеко пойдут…

Владимир Соловьев: У них свой путь восстановления отношений, особый…

Анатолий Голя: ….да. И в очень щекотливой ситуации оказалась вообще Партия коммунистов, которая продолжает свою политику виляния: сегодня говорит одно, завтра говорит другое….

Свободная Европа: Это же в Ваших программах господин Воронин совершенно разные вещи говорит…

Анатолий Голя: Господин Воронин две недели, ровно две недели назад у меня в передаче сказал, что нет, да мы против запретительных мер, мы не ограничиваем вещание каналов. Через неделю это же говорил господин Лупу у меня в программе, что ни в коем случае запретительные меры, да что вы говорите, это вообще XIX век, в XXI веке такое невозможно. Когда говорит на румынском, господин Воронин говорит другое. Господина Лупу я вообще не слышал, чтобы высказался по этому законопроекту, но зато его коллеги за него это успешно делают. И они, кстати, сегодня все уже все дали задний ход и вообще ничего не хотят комментировать.

Свободная Европа: Пока.

Анатолий Голя: Да. Пока. Посмотрим, что будет дальше.

Свободная Европа: Володя, так может ли получиться так, что нам, пообещав отрезать руку, отрежут только палец, и в результате все счастливы.

Владимир Соловьев: Но я вообще не исключаю, что так задумывалось изначально, что изначально законопроект был приправлен вот такими вот поправками, которые вызовут наибольшую аллергию у профессионального сообщества, которое, как несложно предсказать, и будет шуметь. И оно начало шуметь, да? Теперь Сергей Сырбу говорит, что, вот, буквально цитирую, что они готовы менять положения, касающиеся запрета рекламы на общественном телевидении, и нормы, которые регламентируют работу журналистов. Это мы готовы делать. Но на вопрос, готовы ли они пожертвовать пунктом об объеме собственного контента, который вещателям как бы особенно не удобен, он сказал, ну тогда законопроект теряет всякий смысл.

Свободная Европа: Получается, что это было главной целью.

Владимир Соловьев: Ну, получается, что так.

Анатолий Голя: Притом, что объемы вещания, в принципе, в нынешнем кодексе четко регламентированы.

Владимир Соловьев: Да, но там просто вопрос когда…

Анатолий Голя: Так давайте сначала выполним то, что предусмотрено нынешним кодексом.

Владимир Соловьев: Я хочу обратить внимание еще на один момент. Вот, по документам, как нам известно, да, внешне стоят подписи либерал-демократов и демократов. Как только законопроект становится публичным, его начинают критиковать, в том числе либерал-демократы. Я не понимаю, господин Стрелец, когда работал над этим законопроектом, он не видел там слова телевидение? У него во фракции есть люди, которые напрямую к этому относятся, которые работают в комиссии соответствующей профильной, да? И тут выясняется, что в одной партии оказывается вполне могут быть два мнения и даже два законопроекта, потому что Кирилл Лучинский предложил альтернативный законопроект по этому поводу.

Анатолий Голя: Хуже, когда в одной голове два мнения.

Свободная Европа: Абсолютно.

Анатолий Голя: Но когда в одной партии бывает…

Владимир Соловьев: Нет, но так, это нормально, когда в одной партии два мнения, но, ребята, так вы работайте над продуктом, который вы решили принять.

Анатолий Голя: Ну, сейчас появился и третий законопроект от либералов. Поэтому вообще какая-то сумятица. Непонятно, чем все это закончится…

Владимир Соловьев: Спам законопроектов.

Анатолий Голя: Законопроект Кирилла Лучинского, который я прочитал, отличается, но не существенно: ограничения в адрес модераторов, право на реплики там смягчены, но они сохранились. Я понимаю, что он хочет предложить альтернативу хоть какую-то, в ситуации, когда закон почти что был принят. Вот могли проголосовать запросто в двух чтениях. Поэтому, вот, появились альтернативные законопроекты, и сейчас начнется обсуждение. Мне трудно предсказать даже, чем все это может закончиться. Самое интересное, что вроде бы где-то есть сторонники этого закона. Ну вот, я думаю, что…

Свободная Европа: По дороге даже этих сторонников растеряли…

Анатолий Голя: Я думаю, что Наташа была бы счастлива иметь в студии одного сторонника и одного оппонента этого закона, но вот сторонники они вот где-то вроде бы есть, но вроде бы их нет. Когда их хочешь пригласить на передачу, на дискуссию, чтобы выслушать аргументы, то даже господин Сырбу, и даже господин Дьяков, который там тоже на заседании комиссии отстаивал этот законопроект, они говорят, да нет-нет, ребята, ну вы не так поняли, это все не так…

Владимир Соловьев: Сторонники – в стороне.

Свободная Европа: Хорошо. Корина Фусу, депутат от Либеральной партии, которая зарегистрировала свой альтернативный проект, вчера заявила о том, что уже можно открыто говорить о плахотнюкизации молдавской прессы по примеру Италии, где говорили о берлусконизации. Что имеется в виду, Володя?

Анатолий Голя: Корине Фусу – одну секунду, одну ремарку –я хотел бы напомнить только, что именно когда она была председателем Комиссии по средствам массовой информации, парламент принял поправки в закон, согласно которым вместо двух каналов в одни руки можно отдавать пять каналов. Она это мотивировала тем, я это очень хорошо помню, чтобы можно было создавать каналы отраслевые, чтобы один владелец имел право делать музыкальный канал, спортивный…

Свободная Европа: Как и получилось в результате: новостной канал, музыкальный – как и получилось!

Анатолий Голя: В конце концов, получилось, что первый, второй, третий, а сейчас говорят четвертый и пятый, там шестой и так далее, просто пронумерованы.

Владимир Соловьев: А вот тут, будь уже принят этот законопроект, ты, Наташа, выбирала бы выражения про плахотнюкизацию молдавского медиарынка…

Свободная Европа: Я цитирую. У меня есть доказательства: я цитирую депутата парламента Корину Фусу.

Владимир Соловьев: Но дело в том, что вот тут мы опять возвращаемся к тем временам, когда у госпожи Фусу были все возможности более эффективно влиять, наверное, на законодательство в сфере масс-медиа. А кто-то может доказать, что все эти каналы контролирует Плахотнюк? Кто-то видел бумажку, что он собственник компании?

Свободная Европа: Нет.

Анатолий Голя: Нет, потому что у нас закон о транспарентности владельцев СМИ, который в долгих муках наконец-то был принят, совершенно не работает.

Свободная Европа: Абсолютно!

Владимир Соловьев: Вот я об этом и говорю.

Анатолий Голя: И доказательств у Вас нет.

Владимир Соловьев: Мы не знаем…

Свободная Европа: Поэтому я не имею права говорить о плахотнюкизации молдавской прессы.

Анатолий Голя: Конечно.

Владимир Соловьев: То есть, у нас нет фактуры. Все как бы кивают и говорят, ну ты ж понимаешь… Я понимаю…

Свободная Европа: Послушайте, когда появляется микрофон одного канала на других трех каналах, это же очевидно! Тем более сидят в одном офисе. Это же понятно!

Анатолий Голя: Мне даже не это удивляет. Меня больше всего удивляет и смешит на самом деле реклама одного канала на другом канале. Реклама передач одного канала на другом канале. Вот это действительно даже Берлускони такое не видел.

Владимир Соловьев: Это уже ноу-хау, надо же отличаться, надо сказать что-то новое в этом направлении.

Анатолий Голя: То есть, каналы, которые конкурируют между собой, рекламируют передачи другого канала.

Свободная Европа: Хорошо…

Владимир Соловьев: А на самом деле… Ладно, прошлое Корины Фусу, когда она могла, это одна история. Сейчас она как бы на стороне добра и ей можно только аплодировать. На самом деле, это большая проблема. Проблема в том, что эти каналы могут действительно создавать виртуальную, не связанную с жизнью повестку дня, которая влияет на общественное мнение. Это страшнее российской пропаганды, потому что если вы возьмете цифры «ЭйДжиБи» (AGB) и посмотрите рейтинг за год за первый квартал этого года, то российские программы не пользуются в Молдове бешеным спросом. Иногда многие молдавские информационно-аналитические – я о них говорю – программы популярнее каких-нибудь там Киселевых.

Свободная Европа: Это факт.

Анатолий Голя: У либералов и социалистов…

Владимир Соловьев: То есть, ужас российской пропаганды преувеличен.

Анатолий Голя: У либералов и социалистов самая простая позиция. Либералы, понятно, от них электорат ждет, чтобы они добились запрета вещания российских каналов, и они будут этого добиваться, и это для них нормально, потому что они работают на электорат. Социалисты, наоборот – не допустить этого ни в коем случае, спекулировать на этом, делать заявления. Те три партии, которые посередине, так сказать, в этой нетранспарентной коалиции, они оказались в очень щекотливой ситуации.

Свободная Европа: А партия господина Лянкэ?

Анатолий Голя: Ну я не говорю о таковой партии господина Лянкэ, потому что ее нет еще. И господин Лянкэ вместе с господином Карповым пока не используют еще парламентскую трибуну для продвижения интересов своего политического проекта. Я не говорю «партии», я не знаю еще чем это закончится. То есть, два депутата – это еще не партия. Я говорю про эти три партии, которые вот этим законопроектом загнали себя в ловушку, на мой взгляд. Теперь они будут искать выход, чтобы и волки были сыты, и овцы целы. Понятно в данном случае, кто волки, и кто овцы, кто кого собирается поедать. Закончится это поедание успешно или какого-то волка вырвет после этого, сложно сказать. Очевидно пока только, что они сами себя загнали в ловушку, подняли мяч над сеткой либералам и социалистам, которые будут в очередной раз мочить власть, за что власть должна быть благодарна вот этим авторам законопроекта или тем, кто продвигает этот законопроект – сказать спасибо, получить оплеуху и идти дальше.

Свободная Европа: Тот факт, что парламент отложил вчера принятие этих поправок, доказывает, что пресса все-таки еще может как-то влиять на политику?

Владимир Соловьев: Меня вот в этой истории только это и радует, что началось возмущение, и они остановились. Я не говорю сейчас – сдали назад. Они остановились и задумались, и даже немножко растерялись, учитывая, что они не могут вон даже в передачу согласиться прийти и объяснить свою позицию. Это говорит об их растерянности.

Анатолий Голя: Да, но эта их растерянность ничего не доказывает еще. Это ничего не доказывает. Это в какой-то степени им показало, что солидарность прессы, о которой мы всегда говорили, существует в Молдове. Она все-таки на каком-то низком уровне, но она все-таки существует…

Свободная Европа: Пусть даже на самом примитивном, когда дело касается самозащиты…

Анатолий Голя: Да, но не стройте себе иллюзий, что мы пресса сильная, мы четвертая власть и можем чего-то добиться. И если они захотят это принять, они это примут, и своей цели, наверное, достигнут, и этот законопроект в каком-то коцаном виде будет принят.

Владимир Соловьев: А я думаю, что если пресса захочет противостоять, она сможет противостоять.

Свободная Европа: Каким образом, Володя?

Владимир Соловьев: Солидаризироваться и что-то делать. Потому что все началось не сейчас, не с этого законопроекта. Прессу в парламенте загнали, извините, в какую-то комнатушку и не позволяют выходить оттуда общаться с депутатами.

Свободная Европа: Пресса тогда возмущалась, но это ни к чему не привело.

Владимир Соловьев: Плохо возмущалась. Надо было выйти из парламента и один день без эфира, два дня без эфира, депутаты по другому бы заговорили, когда выходили бы к трибуне на пустой брифинг, где не было бы ни одного микрофона.

Свободная Европа: Ну как, когда некоторым депутатам принадлежат эти каналы?

Владимир Соловьев: Вот так. Пустые первые полосы газет, отсутствие сюжетов из парламента, и вперед. Ну, пускай делают только те телеканалы, которые контролируются одним человеком.

Анатолий Голя: Но их достаточно много.

Владимир Соловьев: Пускай выходят сами, это невозможно будет игнорировать.

Свободная Европа: Ну, хорошо, последний вопрос. Этому закону быть или не быть? Коротко. Володя.

Владимир Соловьев: Ну, быть в каком-то виде, очевидно. Их уже три, этих законопроектов. Какой-то да будет принят. Я думаю, что сейчас его пригладят, уберут эту перчинку, которая раздражает журналистов, и…

Свободная Европа: Все ограничится запретом пропаганды, но то, что касается монополизации рынка останется?

Владимир Соловьев: Ну, там в большей степени останутся, наверное, бизнес-интересы, которые позволяют рынок монополизировать и упрочить позиции одного игрока. В данном случае, я говорю о медиа-холдинге Плахотнюка.

Свободная Европа: Господин Голя.

Анатолий Голя: Я думаю, что да, из трех законопроектов сделают какой-то один, может быть даже законопроект либералов, и это приведет к ограничению, прежде всего, российских СМИ, ретрансляции, наверное, информационно-аналитических передач, российских, для начала, чтобы ограничить влияние на избирательную кампанию, которая вот-вот начнется, судя по всему. А дальше, дальше, наверное, будет другой законопроект, или внесут все это в кодекс об аудиовизуальных СМИ, новый кодекс, скажут, ну вот, Голя предлагал новый кодекс, вот мы принимаем новый кодекс. Там впишут такое, что волосы дыбом встанут.

Свободная Европа: Об этом обязательно поговорим в следующий раз, спасибо Вам большое. Итак, это была программа «Punct și de la capăt». Я всем вам желаю как можно более свободной прессы, ну а представителям власти напомню лишь одно: та власть, которая пытается бороться с прессой, выглядит либо нелепо, либо убого. Всего хорошего. Услышим друг друга через месяц.

XS
SM
MD
LG