Linkuri accesibilitate

Валентина Урсу беседует с жителями села Кочиеры и вице-премьером по реинтеграции Виктором Осиповым

Президенты Украины и Румынии обсудили проблему приднестровского региона и вопросы реинтеграции Молдовы. Приднестровский конфликт - дополнительный балласт для Молдовы. Но к его решению невозможно прийти путем ультиматумов. Россия хотела бы видеть Молдову федеративным государством. Это лишь несколько актуальных в СМИ тем последнего времени. О конфликте на Днестре и перспективах его решения поговорим в конце уходящей недели. Премьер Кирилл Габурич заявил, что диалогу между Кишиневом и Тирасполем нужно придать новый стимул, и найти жизнеспособные решения для острых проблем, с которым сталкиваются жители обоих берегов Днестра. Жители Кочиер говорят, что их село и соседние находятся будто на острове, в анклаве, и все о них забыли.

Очень тяжело жить. Мы не можем обрабатывать землю. На переходах нас останавливают: „Куда едешь? Зачем едешь?”. Мы чувствуем себя как на острове, как в котле. Едешь в Дубоссары, им кажется, что мы против них, а мы живем мирно.

Свободная Европа: К чему на самом деле стремятся власти Тирасполя?

Сначала они хотели, чтобы это село исчезло с лица земли, они хотели его сжечь, перепахать, чтобы от Кочиер ничего не осталось.

Свободная Европа: Почему они противились существованию Кочиер?

Потому что мы защищали целостность республики, нашу свободу. Они в Молдове пришлые, их сюда прислали на несколько лет, а они видно останутся здесь навсегда. Если им нравится, пусть живут. Пусть признают наши законы и живут. Если им не нравится, пусть идут, куда хотят. Мы им ни в чем не мешаем. Они мешают нам.

Наше село будто покалечено судьбой. Говорят, что наши сельчане начали эту войну. Если бы не было 14-ой армии, проблема давно была бы решена. Они до сих пор испытывают к нам ненависть, говорят нам: „Вы румыны, идите в Румынию”.

Мы хотим мира, развитой экономики. Только так мы сможем сблизиться с Европой. Нужно сохранять хорошие отношения с Россией, поскольку мы пока что оттуда получаем все энергоресурсы.

Свободная Европа: Каковы на сегодняшний день отношения с Россией?

Не самые теплые. Нынешнее руководство не должно ссориться с Россией.

Те, что наверху, в парламенте, должны решать проблемы, а не думать лишь о своих креслах и деньгах. Не знаю, сколько мы еще будем терпеть.

Свободная Европа: Говорят ли еще о сепаратизме?

Мы о них даже не вспоминаем, и они о нас. У них жизнь стала теперь дороже.

Свободная Европа: Было время, когда многие соглашались на приднестровское гражданство.

Даже я хотел, потому что у них была высокая пенсия - 1400-1700.

Свободная Европа: Передумали? Больше не хотите гражданства Приднестровья?

Больше не хотим. Потому что у них сейчас туго, не то, что было раньше. Россия больше не дает им денег. Многие из них хотят уже получать пенсию в Молдове. Я их расспрашиваю, они говорят, что хотят сюда, бегут оттуда.

Свободная Европа: Есть ли еще шансы объединить Молдову, воссоединить оба берега Днестра?

Никогда.

Свободная Европа: Почему?

Приднестровье никогда не было единым целым с Бессарабией, и не будет. Путин этого не разрешит.

Свободная Европа: Кто больше всего противится реинтеграции? Политики или граждане?

Политики. Все тянется от политиков. Думаю, всем управляет Россия. Людям все равно. Люди стремятся туда, где лучше. Мне кажется, Шевчук хочет управлять сам. Они не объединятся, они точно этого не сделают.

Свободная Европа: Вы испытываете страх? Чего вы больше всего боитесь?

Больше всего мы боимся того, что завтра-послезавтра придут русские, оккупируют нас, и мы станем рабами. В 1992 году, когда была война, они издевались над людьми. А теперь, если они придут, будут издеваться еще сильнее.

Свободная Европа: Есть ли шансы на разрешение приднестровского конфликта?

Есть.

Свободная Европа: Какова цена воссоединения обоих берегов Днестра?

Тяжело сказать. Должны быть приложены усилия и с правой, и с левой стороны Днестра, так как простые люди находят общий язык.

Свободная Европа: Но вы все еще считаете друг друга чужими, сепаратистами…

Мы считаем друг друга чужими, но слово „сепаратист” почти не используем. Сейчас мы очень хорошо общаемся с приднестровцами, у нас хорошие отношения, мы отмечаем те же праздники, храмы, Пасху, встречаемся.

Свободная Европа: Какие проблемы сейчас должны обсуждать господин Осипов и госпожа Штански?

Свободное передвижение граждан с левого берега Днестра и проблему земель, которые находятся под молдавской юрисдикцией, земли жителей Кочиер и Моловаты.

Свободная Европа: А если проблема земельных участков будет решена?

Если будет решена проблема земель, тогда будет решено 50% приднестровского конфликта и останется только политическая сторона вопроса. Сейчас экономические агенты и Приднестровья и Молдовы работают вместе, оказывают друг другу техническую помощь, снабжают друг друга запчастями, семенами. Есть фермеры, которые приходятся друг другу братьями и сестрами, поскольку эти родственные села. У половины мужчин из Кочиер жены из Моловаты и Комиссаровки. У меня там хорошие друзья, мы ходим друг к другу в гости. Если будет решена проблема земель, будет большим плюсом.

Свободная Европа: Велики ли шансы на решение приднестровской проблемы?

Очень.

Свободная Европа: От кого это зависит?

От руководства страны, от руководства самопровозглашенной приднестровской республики и от правительства Республики Молдова.

Свободная Европа: Переговоры длятся уже 23 года, а проблема до сих пор не решена.

К большому сожалению, они недостаточно качественны.

Свободная Европа: Как определяется качество диалога между Кишиневом и Тирасполем?

Сотрудничеством. Мы уже пошли на уступки в 1992 году.

Свободная Европа: В чем они состояли?

Левую сторону уступили. Все. Теперь больше не будем идти на уступки. До сегодняшнего дня с нами обращаются грубо, обыскивают. Село Кочиеры находится практически в молдавском гетто. Самопровозглашенная республика протянула перед селом колючую проволоку… Сегодня Моловата Ноуэ и Кочиеры практически изолированы от нашей страны, от нашего народа. Зимой Днестр замерзает. Что делать экономических агентам? Что делать нам? Это опасно.

Свободная Европа: Если бы вы находились у власти, как бы вы изменили положение дел к лучшему? Что бы вы предприняли для объединения двух берегов Днестра?

Пусть на этой земле будет мир и взаимопонимание.

Свободная Европа: В чьих руках находится ключ к решению приднестровского конфликта?

В руках правительства.

Свободная Европа: Россия играет в этом какую-нибудь роль? Она может играть более конструктивную роль?

Посмотрите, что происходит на Украине, в Донбассе. Видно, что Россия является важным фактором этого конфликта.

Свободная Европа: Есть ли сходство между тем, что было на Днестре в 1992 году, и что происходит сейчас на востоке Украины?

Аналогичная ситуация. Существует параллель между 1992-ым и 2014-ым. Разница лишь в том, что прошло 22 года. Это тот же сценарий.

Свободная Европа: Опасаются ли люди повторения конфликта?

Люди живут в страхе. У нас есть друзья, родственники, братья, сестры, которые живут в Дубоссарах, Кочиерах, люди работают вместе, мы не враждуем. Мы еще помним, что держали в руках оружие, но мы настроены дружелюбно, не держим друг на друга зла.

Свободная Европа: Привлекателен ли Кишинев для жителей левобережных населенных пунктов, для тех, кто живет за Кочиерами - в Дубоссарах, Григориополе, Тирасполе?

Трудно сказать. Как видно, многие жители этих сел признают Республику Молдова, являются ее гражданами, их дети учатся в Кишиневе, Бельцах, Кагуле. То есть, они практически приспособились к тому, что есть.

Свободная Европа: А вектор внешней политики, европейский вектор, которого придерживается Молдова, разделяет или, напротив, может объединить и правый, и левый берег?

А что было с европейским вектором в 1992 году? Где была Европа, та же Америка? Сейчас предпринимаются какие-то меры на Украине, а в Приднестровье этого не было. Нынешнее развитие Молдовы – это нормальный путь развития вместе с Европой. За это мы боролись - за свободу, демократию, иметь право на самовыражение, на собственную позицию. Все это европейские принципы: принцип демократии, свобода слова, свобода собраний, право на протесты. У нас должны быть такие права.

Европейский курс не разделяет страну. В обществе должны быть перемены, процветание.

Свободная Европа: При благополучной жизни исчезнет сепаратизм?

Рыба стремится туда, где глубже, а человек – где лучше. Если в Европейском союзе будет лучше, понятие „сепаратизм” исчезнет.

Мы для этого живем на земле и творим добро ради наших детей, ради нашего будущего, ради богатой, прекрасной, единой страны.

*

Жители Кочиер, которые в 1992 году участвовали в боях на Днестре, все еще испытывают недоверие и отчаяние. Мэр села Ион Мицкул сожалеет о том, что тираспольская администрация захватила фермерские земли. Он с досадой рассказывает о настроениях сельчан и их проблемах.

Ион Мицкул

Ион Мицкул

Ион Мицкул: Проблемы не решены, они усугубляются. С каждым днем растет давление на людей: миграционные документы, сейчас вводят зеленую карту. Это плохо скажется на жизни людей. В Кочиеры не въехать по суше.

Свободная Европа: Вас спасает паром.

Ион Мицкул: Да. Но паром не всегда может действовать. Например, когда лед, когда над рекой туман, сильный ветер. Тогда паром стоит, а люди не могут выехать.

Свободная Еропва: И тогда они идут путем, как и до 1992 года?

Ион Мицкул: Да, по суше. Чтобы перейти на тот берег, мы должны пройти приднестровские таможни, контрольно-пропускные пункты. Не раз говорилось о свободном передвижении, но это лишь разговоры. С жителями села обращаются грубо, особенно, если у них нет приднестровских документов, миграционного листка. Их штрафуют, оказывают давление.

Свободная Европа: Мы поговорили с жителями Кочиер, они рассказывают, что их либо арестовывают, либо конфискуют товар, или штрафуют.

Ион Мицкул: Это так. Жители села не раз подвергались наказанию со стороны приднестровских органов, но они боятся жаловаться, так как это не даст никаких результатов. Недавно один предприниматель из Кочиер, который судится с приднестровскими властями, ехал с женой из кишинёвского роддома, его задержали. Он писал объяснительные, а жена с младенцем ждали в машине. Могу себе представить, что она испытывала, когда отца ее ребенка забрали, и она не знала, что с ним происходит. И такие случаи происходят очень часто.

Свободная Европа: Есть ли перспектива объединения двух берегов Днестра? Вы видите развязку?

Ион Мицкул: Мы оптимисты.

Свободная Европа: При каких условиях могут быть объединены оба берега Днестра?

Ион Мицкул: Только мирным путем. Правительство, парламент должны хорошо подумать, как вести переговоры с Россией, так как, в действительности, решают не приднестровцы, всё диктуют из Москвы. Поэтому они устраивают эти фокусы, зная, что находятся под защитой России. Если бы у них не было этой защиты, все было иначе.

Свободная Европа: Местные жители говорят, что раньше жители Кочиер и Коржова принимали гражданство Приднестровья, потому что могли получать там более высокие пенсии, пользовались и другими привилегиями. Сейчас, как видно, все стало наоборот.

Ион Мицкул: В настоящее время всё изменилось. Возвращаются те, кто получал приднестровскую пенсию, поскольку там возникли финансовые трудности. Думаю, наших там уже недолюбливают, они для них чужие. В день у нас регистрируются примерно по три человека, они становятся на учет в нашем селе.

Свободная Европа: Слово „чужие” можно часто услышать в Кочиерах. Понятие „сепаратизм” пока не забыто. По вашим словам, перспектива разрешения приднестровского конфликта есть. Но эта проблема не входит даже в первую десятку приоритетов властей. А простые люди, которые живут вдалеке от зоны безопасности, говорят, что их уже вообще не интересует, что здесь происходит.

Ион Мицкул: Возможно. Многие силы не готовы к реинтеграции страны. Но мы настроены оптимистично, мы выступаем за Республику Молдова все эти 23 годы и не намерены отступать. Население, которое живет под юрисдикцией Приднестровья, тоже не с большим энтузиазмом относится к тому, что там происходит. И когда они видят у нас какие-то результаты, говорят, что хотят быть с нами. Понятно, что пропаганда там на высоте. Молдова проигрывает в информационной войне. Мы с 89 года неизменно в ней проигрываем, и не можем показать людям реальность, убедить их в нашей правоте. Поэтому многие люди, многие села, находящиеся под юрисдикцией Тирасполя, лишены информации.

Свободная Европа: Какие это села?

Ион Мицкул: Красный ВиногрАдарь, Новокомиссаровка, Лунга, Григориополь. Многие воевали на нашей стороне. В 1992 году их жители встали на защиту Кочиер - единственного форпоста на левом берегу Днестра. Тогда бои в Кошнице начались 14 марта, в Кочиерах 2 марта. И не Молдова была агрессором, как об этом заявляют. Это они напали на Кочиеры. 2 марта собрались все силы из зоны Кочиер, которые выступали за Молдову, но не мы пошли войной на Дубоссары, а они пришли захватить Кочиеры. Нам повезло, что недалеко, в Голерканах, находился полицейский отряд специального назначения. Если бы не они, 3 марта было бы намного больше жертв, а так мы потеряли только три человека.

Свободная Европа: Господин Мицкул, если вы настаиваете на идее, что граждане на обоих берегах Днестра желают, чтобы Молдова была целостной, не думаете ли вы, что политикам недостает мужества, политической воли? В чем причина?

Ион Мицкул: Не знаю, почему за столько лет не было найдено никакого решения. Думаю, это действительно возможно, но у них нет стимула для объединения страны. Я вспоминаю некоторые моменты, которые заставляют задуматься. Не знаю, почему. Но мощное влияние оказывают империалистические силы.

Свободная Европа: Что это за силы?

Ион Мицкул: Все исходит из России. В настоящее время, все диктует Россия. Сейчас у нас еще одна острая проблема – земельные участки. Крестьянам не разрешают их обрабатывать, несмотря на то, что они являются частной собственностью граждан Республики Молдова. После войны 92 года, мы обрабатывали эти участки до 2004-2005 годов, потом приднестровцы вновь нашли повод объявить эти участки своими и начали запрещать нам их обрабатывать. Тогда Россия поддержала людей и позволила работать на участках. Но разве надолго? Через десять лет приднестровцы вновь подняли земельную проблему. Я участвовал в переговорах в Бендерах и понял, что Россия не желает решения проблемы дипломатическим путем, чтобы крестьяне могли обрабатывать землю, выращивать хлеб.

Свободная Европа: Эти участки используют для шантажа жителей Кочиер?

Ион Мицкул: Это шантаж всей республики. Они навязывают нам такие условия, чтобы мы прибегли к действиям, которые они могли бы рассматривать как агрессию, как провокацию. В военном плане они подготовлены намного лучше нас.

Свободная Европа: Учитывая происходящее в регионе, я имею в виду конфликт между Украиной и Россией, который продолжается больше года, боятся ли местные жители войны, повторения конфликта?

Ион Мицкул: Если достают оружие, то оно обязательно выстрелит. Там такие же сепаратисты, как и здесь. Многие жители Приднестровья воюют на стороне украинских сепаратистов. Мы пока что держимся, несмотря на то, что в селе находится миротворческий батальон, уровень безопасности не высок. Да у нас есть и полиция. Но в настоящий момент, с таким оружием, какое есть в Приднестровье, тем же „Градом”, танками… Насколько мне известно, в Молдове как не было в 92 году танков, так и сейчас нет. А приднестровцы вооружены по всем правилам военного искусства, готовятся воевать.

Свободная Европа: Чем могут помочь переговоры между Кишиневом и Тирасполем? Есть ли в них польза? Какие проблемы должны обсуждать Виктор Осипов и Нина Штански?

Ион Мицкул: Те же, что нерешенными остаются уже столько лет. А в отношении переговоров, приднестровцы преследуют только свои цели, и не хотят идти навстречу, на компромисс, и не хотят даже признавать наши права.

Свободная Европа: Вы считаете, что представители Кишинева делают больше уступок Тирасполю?

Ион Мицкул: Думаю, что да. Почему столько времени не собиралась Объединенная контрольная комиссия? Потому что Приднестровье отказывалось вносить в повестку переговоров пункт о свободном передвижении граждан через зону безопасности. Когда приступили к изучению этого вопроса, я понял, что они отказываются это делать. Они преследуют только свои цели. Не знаю почему, но таковы молдаване: хотят мира, но не могут отстоять интересы Республики Молдова, не могут себя защитить. Поэтому приднестровцы в этих переговорах всегда на голову выше нас. Они учитывают только свои интересы, которые умеют хорошо отстаивать. А наши интересы мы пока что отстаивать не умеем.

Свободная Европа: Велика ли цена объединения обоих берегов Днестра?

Ион Мицкул: Не думаю, что велика. Просто напросто нужно найти политические решения и поставить точку в приднестровском противостоянии.

Свободная Европа: Уже выросли поколения, которые говорят о двух государствах, которые чужды друг другу, как объяснить им, что необходимо жить в одной стране?

Ион Мицкул: Думаю, сейчас это еще не проблема. Если пройдет еще 20 лет, тогда проблема усилится. Огромная часть населения не будет знать, что мы с самого начала были одной страной, одним государством. Есть молодое поколение, которое еще не нашло себя в жизни. У Молдовы большие проблемы, так как с каждым годом мы теряем всё больше.

Свободная Европа: И продолжают говорить о сепаратизме.

Ион Мицкул: Говорят о сепаратизме, делают заявления, но очень хорошо понимают, что не могут сейчас выжить, сами говорят о том, что финансовая ситуация критична, уже нет прежних возможностей, Россия больше не может поддерживать их как раньше, потому что у нее есть Крым и регионы на востоке Украины, которым она должна оказывать поддержку. Сейчас приднестровцы переживают регресс. Население очень хорошо все это видит. Думаю, люди выйдут на протесты. Когда у режима есть деньги, он хорош, когда деньги заканчиваются, людям жить тяжелее. Целью любого руководства является создать людям нормальные условия, чтобы они могли жить свободно, не подвергаясь психологическому, экономическому и физическому давлению.

Свободная Европа: Скажите, пожалуйста, правый берег становится привлекательнее для жителей левобережья?

Ион Мицкул: Думаю, да. Мы реализовали несколько проектов, на деньги Европейского союза, и отношение изменилось. У нас должна быть программа по реинтеграции страны, которая сделает воссоединение приоритетом, и потраченные на это деньги дадут больший результат.

Свободная Европа: В Кочиерах теперь лучше инфраструктура, открыт новый медицинский центр, детский сад отремонтирован, школе была выделана помощь.

Ион Мицкул: Верно. В последние годы благодаря европейским грантам в наше село вложены миллионы. Это пошло на пользу нам, и Республике Молдова. На медицинский центр было потрачено около пяти миллионов леев, в том числе на оснащение центра медицинским оборудованием. И вы бы видели, сколько людей из Дубоссар приезжают к нам за медицинскими услугами. Центр новый, обращений очень много.

Свободная Европа: Много говорят о территориально-административной реформе. Какими могут быть эффекты этой реформы в зоне безопасности?

Ион Мицкул: Я пока что так и не узнал, что собираются сделать в ходе этой реформы. Все реформы, которые хотят проводить, нужно доводить до сведения населения, чтобы люди высказались о том, что им нравится, а что – нет. Иногда каждый толкует закон, как ему вздумается. Это плохо. Закон должен быть законом, суд должен быть судом. Мы хотим быть европейским государством с европейскими принципами. Мы все должны работать во имя процветания Республики Молдова, быть свободными, богатыми и духовно, и материально. Во многих случаях, мы делаем шаг назад, теряем, простаиваем. Это тоже потеря. Почему? Потому что мир развивается, двигается вперед, не стоит на месте. И мы должны развиваться. Если мы стоим на месте, у нас не может быть лучшей жизни, мы будем становиться все беднее и беднее.

*

Жители села Кочиеры очевидно скептически относятся к возможностям молдавского правительства протянуть им руку помощи. Вице-премьер по реинтеграции Виктор Осипов считает, что нерешенный приднестровский конфликт – дополнительный балласт для Республики Молдова.

Виктор Осипов

Виктор Осипов

Виктор Осипов: Вернувшись через четыре года на прежнюю должность вице-премьера по реинтеграции, я вижу целый ряд болезненных и чувствительных проблем – доступ фермеров к их наделам в Дубоссарском районе, ситуация вокруг школ, положение молдавских учреждений, расположенных на территории, контролируемой тираспольской администрацией, свобода передвижения в зоне безопасности, через контрольно-пропускные пункты по административной линии, разделяющей зоны влияния Кишинёва и Тирасполя – во всех этих областях проблем стало больше. К сожалению, вся эта ноша ложится сегодня на наши плечи. Мы пытаемся придать позитивную и конструктивную динамику диалогу между Кишиневом и Тирасполем, которая практически отсутствовала в последние полгода в связи с предвыборной кампанией в Молдове, а также в результате осложнений по этим вопросам, это все чрезвычайно затруднило диалог. Все это нелегко. Все эти вопросы перешли к нам, мы их подняли в рамках дискуссий на уровне политических представителей; впервые обсудил их и премьер Габурич с приднестровским лидером Шевчуком. Нереально питать чрезмерные иллюзии насчет того, что проблему, которая обострялась в течение четырех лет, можно решить за одну-две недели.

Свободная Европа: Проблема земельных участков?

Виктор Осипов: В том числе и проблема земельных участков. Мне лично очень хотелось бы, и это главный вопрос, который мы подняли, но решение пока не удалось найти. Поэтому мы со всей серьезностью займемся поиском решения. И призыв, с которым я обратился к приднестровской стороне, состоит в том, чтобы попытаться сделать шаг назад в действиях, которые привели к осложнению проблемы; отказаться от каких-то требований, которые возвели дополнительные препятствия и обострили проблему. Сделать шаг назад и попытаться найти решение. Мы все сейчас живем в условиях экономического кризиса, тем не менее, болезненные вопросы надо решать, надо избавиться от этого бремени и сосредоточиться на проектах, которые могут помочь людям развиваться на местном уровне в этом регионе. Это наш посыл Тирасполю. Если мы будем продолжать вставлять друг другу палки в колеса, создавать новые проблемы и бередить старые, мы увязнем в пустых разъяснениях, полемике и попытках обосновать эти действия. В итоге, никакого результата не будет, мы упустим время, которое целесообразно потратить на что-то конкретное, на привлечение инвестиций, разработку проектов развития, которых ждут от нас люди.

Свободная Европа: Учитывая ситуацию в регионе, насколько актуальным остается вопрос о выводе российской армии с территории Молдовы и преобразовании миротворческой операции в гражданскую миссию?

Виктор Осипов: Завершение процесса вывода войск и боеприпасов с территории Республики Молдова и предложение пойти дальше в рамках этого миротворческого механизма и преобразовать его из военного в гражданский под международным мандатом является приоритетами правительства, и мы продолжим продвигать эти инициативы.

Свободная Европа: Хотя вы уверены в том, что Россия на это не пойдет?

Виктор Осипов: Нельзя пуститься в путь с мыслями о том, что никуда не дойдешь. Лучше сидеть дома тихонько и не включать эту задачу в свой план работы. Нет, мы исходим из того, что все эти проблемы имеют шанс на решение, которое мы должны найти. Еще раз хочу сказать, это задача, с которой мы пришли в правительство и которую никто с нас не снимет. Мы не имеем права отказаться от продвижения интересов Республики Молдова. Результаты будут – или в более близкой перспективе, или в отдаленной. Но другого пути быть не может.

Свободная Европа: Сколько еще лет может понадобиться Молдове на решение конфликта на Днестре?

Виктор Осипов: Мне не хочется спекулировать. Прошло 23 года. В прошлый раз, в 2009 году, когда я занял эту должность, конфликту было 18 лет. А ведь вначале, на первых этапах, были более благоприятные условия для его урегулирования, были, как известно, и многочисленные попытки это сделать. Так что я не авантюрист. Единственное, что могу сейчас сказать: мы твердо и решительно настроены продвигать интересы страны в области реинтеграции через приднестровское урегулирование. Чем быстрее удастся это сделать – тем лучше. Если для достижения этой цели понадобится более длительный период, тогда всем нам пожелаю мудрости, терпения, и сил продолжать работу. Главное, чтобы результат был благоприятным для Республики Молдова.

Свободная Европа: Некоторые эксперты говорят, что деньги, потраченные на эти переговоры, достигают круглой суммы. И что, если бы инвестировали в Зону безопасности, возможно, ситуация была бы иной. И люди лучше воспринимали бы все, что происходит в процессе объединения двух берегов Днестра…

Виктор Осипов: Не хочу никого обидеть, но если кто-то говорит такое и считает себя экспертом, то его профессиональные качества весьма сомнительны. Потому что нельзя говорить голословно, нужно приходить с аргументами, цифрами. И у нас есть эти цифры, если говорить о том, сколько выделяют из бюджета Республики Молдова на работу по реинтеграции. Это мизерная сумма, несерьезная для страны, которой приходится решать проблему, связанную с территориальным конфликтом, проблему реинтеграции своей территории.

Реинтеграция стоит денег и требует инвестиций. И это правильно. Молдова же, мягко говоря, стеснена в средствах, поэтому, разумеется, мы не можем себе позволить и не позволяли все эти 23 года выделять необходимые средства на реинтеграцию. Государства, пережившие аналогичный опыт, знают, и как следует финансировать проект по реинтеграции и сколько он стоит. Согласен, нельзя сравнивать Германию с Республикой Молдова. Но как структура, как подход к делу, к планированию этого процесса пример объединения Германии заслуживает внимания.

И если кто-то считает себя экспертом в этой области, мне было бы крайне интересно с ним побеседовать с цифрами в руках, серьезно и обоснованно, а не голословно. Что касается средств, выделенных под проекты в Зоне безопасности и на реинтеграцию, скажу еще раз, что за последние пять лет инвестировались более значительные суммы, чем прежде, в частности, на укрепление доверия, для решения каких-то конкретных проблем, с которыми сталкиваются села на левом берегу, в Зоне безопасности, на развитие коммуникационных платформ в различных областях, таких, как образование, экономика, здравоохранение. Естественно, вкладывались, в основном, средства, предоставленные нашими партнерами по развитию, в частности, Европейским Союзом, Соединенными Штатами Америки, Швецией – есть много партнеров, которые помогают нам в этом.

В марте завершается первый этап программы поддержки мер по укреплению доверия, которую финансирует Европейский Союз, и сразу же начнется второй этап программы, ее общий бюджет 28 миллионов евро. Программа предусмотрена на несколько лет и призвана поддержать проекты развития на местах – инфраструктура, водоснабжение, центры общественного здоровья, дневные центры для пожилых людей, детские учреждения и т.д. Посмотрим, какие еще предложения поступят с обеих сторон. Это очень важная поддержка, которая действительно помогает в этом процессе взаимодействия для решения конкретных проблем.

XS
SM
MD
LG