Linkuri accesibilitate

Отношения СССР, а затем России с Германией на протяжении последних 40 лет вызывали значительный интерес историков, экономистов и политологов. Установление дипломатических отношений СССР с христианско-демократическим правительством Конрада Аденауэра в 1955 году заложило первый камень в двусторонние отношения, а приход социал-демократа Вилли Брандта в 1969 году открыл новую страницу в отношениях ФРГ с Польшей и Советским Союзом. Знаменитый жест канцлера, вставшего на колени перед мемориалом жертв восстания в Варшавском гетто 7 декабря 1970 года, стал символом новой восточной политики Бонна и гармоничным дополнением к начавшейся в те годы политике разрядки в международных отношениях.

ФРГ довольно скоро стала важнейшим торгово-экономическим партнером СССР среди капстран. Новой страницей советско-германского партнерства стала политика Горбачева, который не препятствовал падению Берлинской стены и последовавшему воссоединению ГДР с ФРГ. Канцлер Гельмут Коль был настолько обескуражен великодушием Кремля, что предложил СССР компенсацию в 100 млрд. марок за вывод советских войск, но Горбачев отказался от такого царского подарка (почему – вопрос из другой области).

Первый президент России Борис Ельцин продолжил политику партнерства и доверия, сумев выстроить хорошие личные отношения с «другом Гельмутом», а затем с его преемником Герхардом Шрёдером. Канцлер от СДПГ так сблизился с Россией, что даже участие Германии в бомбардировках Югославии в 1999 году не испортило отношений с Москвой. А в 2003 году Берлин и Москва вместе с Парижем гордо бросили вызов США, начавшим вторжение в Ирак без санкции Совета Безопасности ООН. В мае 2005 году Шрёдер приехал в Москву на празднование 60-летие Победы и публично принес извинения за страдания, причиненные Германией народам Европы в 1939-1945 годах.

Приход нового канцлера ФРГ в 2005 году поначалу несколько охладил страсти, но Ангела Меркель всё же нашла общий язык с Владимиром Путиным (в прямом и переносном смысле – оба говорят и по-немецки, и по-русски). Личные отношения лидеров перестали быть панибратскими, но оттого не менее доверительными. А Шрёдер стал руководителем комитета акционеров проекта «Северный поток», который сам же и запустил вместе с Путиным за 2 месяца до ухода с поста.

Словом, больше 40 лет продолжалось размеренное и взаимовыгодное партнерство России и Германии – странноватый альянс самой большой страны мира и крупнейшей экономики Европы, лидера социалистического мира и богатейшей капиталистической страны Старого Света, крупнейшего производителя газа и его важнейшего потребителя, бывших смертельных врагов. Пока не «случилась» Украина…

Германия до последнего старалась не поддаваться на антироссийскую политику США, Великобритании и их младших партнеров в Европе: Швеции, Польши, Балтии и Румынии. Но и у немецкого терпения есть пределы. После крушения «Боинга» над Донбассом Германия из главного сдерживающего фактора превратилась едва ли не в главного сторонника жесткого сдерживания. Само собой, поведение Берлина экстраполируется на поведение всей Европы – хотя в данном случае правильнее будет сказать, что поведение Европы всё-таки переломило конструктивное упорство Германии, вынудив ее присоединиться к общему антироссийскому хору.

Известный российский политолог, декан факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики Сергей Караганов в ходе публичного выступления 19 февраля в ВШЭ назвал четыре фактора, послуживших причинами российско-европейского кризиса:

1) После окончания холодной войны Россия пыталась восстанавливать и укреплять суверенитет и государственность, а Евросоюз стремился построить наднациональную общность, размывая основы суверенитета входящих в него национальных государств

2) Неспособность и нежелание обеих сторон выработать общую цель долгосрочного совместного развития

3) «Борьба за советское наследство», попытка геополитически дожать Россию, которая кончилась сначала войной в Южной Осетии, а теперь междоусобицей в Украине

4) России и Европе не удалось наладить постоянный диалог и достичь взаимопонимания, и ответственность за это несут обе стороны

«Ситуация усугубилась, когда в начале нулевых годов к Евросоюзу присоединились страны с почти генетическим стремлением отомстить России за поражения и унижения прошлых веков», - подчеркнул эксперт. Он считает, что «наибольший ущерб украинский кризис нанес по отношениям Германии и России, которые стремительно потеряли былую теплоту и доверительность».

«Все предыдущие годы векторы внешней политики обеих стран были прямо противоположны. Берлин в продвижении своих национальных интересов делал ставку на экономическую мощь, на «мягкую силу», и преуспел в этом. Москва, наоборот, предпочитала действовать в духе бисмарковской «реальной политики», глубоко чуждой современной немецкой элите, которая считает себя гарантом современного европейского миропорядка», - цитирует Сергея Караганова «Лента».

Замдиректора исследовательских программ Совета по внешней и оборонной политике Дмитрий Суслов, в свою очередь, полагает, что сегодня из-за украинского кризиса США и ФРГ находятся в одной лодке, а Меркель «в своей проатлантической, антироссийской риторике отстаивает интересы того крупного германского бизнеса, который ориентирован на США». «Не стоит забывать, что и объем инвестиций, и объем товарооборота Германии с США на порядок выше того, что имеет Берлин с Москвой. Экономически Америка важна для Германии, Берлин заинтересован в трансатлантической зоне свободной торговли. Этот атлантический тренд связан с неуверенностью европейцев в своей глобальной конкурентоспособности в будущем», - сказал политолог в интервью «Ленте».

С сожалением приходится констатировать, что почти полувековой неформальный тандем России и ФРГ сейчас на грани полного краха. Подумать только – даже «холодная война» с ее открытым ракетно-ядерным соперничеством, глобальным шпионажем и изощренной пропагандой не могли помешать двум странам нормально сотрудничать, а Евромайдан со всеми его последствиями, включая «Крымнаш», взял и перечеркнул достижения десятилетий! Сколько еще таких утрат будет?..

P.S. Директор центра Stratfor Джордж Фридман полагает, что главной целью американской политики было и остается недопущение союза между Россией и Германией. Может, причина в этом?

Москва и Берлин – точка замерзания

Кино и немцы: Берлин стал жестче говорить с Москвой

* Точка зрения автора не обязательно совпадает с мнением редакции Свободной Европы

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG