Linkuri accesibilitate

"Эксперт", проверявший на детекторе лжи Андрея Лугового, оказался не совсем "экспертом"

В Великобритании продолжаются публичные слушания по делу об убийстве в Лондоне в октябре 2006 года с помощью радиоактивного полония бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко. Широкий интерес британской общественности привлекли показания британского полиграфолога Брюса Бёрджеса, который тестировал на детекторе лжи Андрея Лугового в апреле 2012 года в Москве. Тогда и Бёрджес, и Луговой, а вслед за ними и официальная российская пресса объявили, что результаты проверки на полиграфе доказывают полную непричастность Андрея Лугового к убийству Литвиненко. Однако, на слушаниях в Лондоне выявилась не только профессиональная некомпетентность Брюса Бёрджеса, но и его сомнительный моральный облик. По иронии судьбы допрос Бёрджеса в Лондоне совпал с награждением в России Лугового медалью ордена "За заслуги перед Отечеством".

Андрей Луговой

Андрей Луговой

Андрея Лугового проверяли на детекторе лжи в 2012 году в Москве по инициативе телекомпании Russian Hour, вещавшей в Лондоне на русском языке один час в неделю по воскресеньям. Продюсер телекомпании Александр Коробко пригласил Брюса Бёрджеса и его сына Тристама (тоже полиграфолога) приехать в Москву, где в отеле "Рэдиссон" и проводилось тестирование. Как выяснилось на публичных слушаниях в Лондоне, Бёрджес сделал вывод о непричастности Лугового к убийству Литвинеко уже через несколько минут после окончания тестирования, при этом, как он сам признал, он не только не делал записей в ходе проверки, но и не предоставил Коробко и Луговому письменного отчета его результатах. Сам Брюс Бёрджес в интервью Радио Свобода в 2012 году рассказал, что проверка Лугового на детекторе лжи продолжалась почти три часа:

– Я не задавал Луговому никаких вопросов до проведения теста с помощью переводчицы. Предварительная подготовка заняла довольно много времени; а само тестирование заняло два с половиной или даже три часа. Тестирование не вызвало проблем, поскольку у переводчицы уже были заготовленные и переведенные на русский вопросы для Лугового. Мне оставалось только подавать ей знаки, когда задавать вопросы. Длительность самих вопросов не превышала 25 секунд. Я задавал ему вопросы по-английски, а переводчица переводила их на русский. Так что все вопросы Луговому задавались по-русски через переводчицу.

– Кто формулировал вопросы Андрею Луговому?

Проверка на детекторе лжи

Проверка на детекторе лжи

– Вопросы формулировал я совместно со своим коллегой и партнером (сын Брюса Берджеса Тристам. – РС). Первоначально нам предложил вопросы Александр Коробко, однако, мы вынуждены были их переделать, чтобы подогнать под вопросы, пригодные для работы полиграфа. Необходимо было избежать любой двусмысленности при ответах и учитывать специфику работы полиграфа. Вопросы, которые я задавал Луговому, звучали так: совершали ли вы что-либо для того, чтобы причинить смерть Александру Литвиненко? Были ли вы причастны каким-либо образом к смерти Александра Литвиненко? Держали ли вы когда-либо в руках полоний?

– Кто оплачивал вашу работу в России и в какую сумму обошлось тестирование Лугового?

– Если бы вы захотели пригласить нас в Россию для проведения теста на полиграфе, то оплата зависела бы от объема работы. Обычно мы берем 1600 фунтов в день плюс оплата расходов. Мы проработали в России три дня. Эти деньги были заплачены господином Коробко. Он же оплатил и пребывание в отеле, все расходы. Полагаю, что счет оплатила его телевизионная компания, – говорил Брюс Бёрджес в интервью Радио Свобода в 2012 году.

Супруга Александра Литвиненко Марина и его сын Анатолий около Высокого суда Лондона

Супруга Александра Литвиненко Марина и его сын Анатолий около Высокого суда Лондона

На заседании 9 марта в рамках публичных слушаний в Лондоне по делу о гибели Александра Литвиненко профессиональная компетентность Брюса Бёрджеса была поставлена под сомнение. Приглашенный в качестве эксперта крупнейший британский специалист по полиграфам, психолог-криминалист, профессор Рэй Булл выявил серьезные ошибки Берджеса и в формулировании вопросов Луговому, и в самой технике проведения тестирования. Тестирование Лугового записывалось видеокамерой, запись демонстрировалась на слушаниях в Лондоне. Камера зафиксировала, в частности, что один из важных датчиков полиграфа, регистрирующий потовыделение испытуемого, вообще не работал. Кроме того, Луговой постоянно двигал руками и головой, что создавало помехи в работе полиграфа. Под перекрестным допросом советника проводящей дознание комиссии Эндрю О’Коннора и адвоката Бена Эммерсона британский полиграфолог вынужден был признать, что допустил ряд ошибок при тестировании, которые не могли не сказаться на его результатах, и что в целом он не был подготовлен к тестированию Лугового.

Один из важных датчиков полиграфа, регистрирующий выделение пота, вообще не работал. Кроме того, Луговой постоянно двигал руками и головой, что создавало помехи в работе полиграфа

Профессор Рэй Булл заявил, что выводы Бёрджеса нельзя назвать надежными. Среди криминалистов и психологов существует мнение, что при соответствующей подготовке детектор лжи можно обмануть. Однако, по возвращении из Москвы в Лондон Бёрджес утверждал в интервью Радио Свобода, что обмануть полиграф невозможно:

– Я бы сказал, что это невозможно. Конечно, такие попытки были, однако, никакой методики обмана полиграфа не существует. Этому невозможно научить. Если человек не заинтересован в выяснении правды, он может просто не реагировать на вопросы. Тогда такое тестирование не приносит никакого результата. Рассказывают много историй о том, как обмануть полиграф, но, на мой взгляд, при всех таких попытках работа на полиграфе не приводит к достоверным и однозначным результатам. Единственная причина, по которой люди могут прибегать к таким уловкам, – стремление помешать работе полиграфа.

– В случае с Андреем Луговым мы имеем дело с бывшим офицером КГБ. Он мог пройти специальную подготовку по тестированию на детекторе лжи.

– Я не верю, что он прошел такую подготовку, и не думаю, что сотрудники спецслужб – британских, американских или других – проходят подготовку на случай их тестирования на полиграфе. Не вижу в этом никакого смысла и не представляю, как их можно было бы натренировать. Весь мой опыт свидетельствует, что человека невозможно обучить не реагировать в тех случаях, когда его жизнь подвергается серьезной опасности. Конечно, человека можно научить лгать; есть очень искусные лжецы. Когда я с ними общаюсь, то способен им поверить, но тестируя их на полиграфе, сразу же понимаю, что они лгут. Невозможно одновременно контролировать все реакции человеческого тела: частоту дыхания, кровяное давление и потовыделение. Когда вам что-то угрожает, все эти компоненты реагируют одновременно, и я не верю, что ими можно манипулировать, – говорил Брюс Бёрджес.

Александр Литвиненко за 2 года до своей смерти

Александр Литвиненко за 2 года до своей смерти

Это его утверждение, сделанное три года назад, полностью расходится с мнением профессора Рэя Булла, который отмечает в своем экспертном заключении, что специально натренированный человек действительно способен обмануть полиграф. При этом Булл упомянул такие случаи из своей практики. Кроме того, по мнению профессора, за прошедшие пять лет с момента убийства Литвиненко до момента тестирования Луговой десятки раз публично говорил о своей невиновности, и у него выработался своего рода "обманный навык", позволяющий успешно скрывать эмоциональные рефлексы организма в ходе тестирования.

Значительное место в многочасовом допросе Брюса Бёрджеса было уделено доказательствам профессиональной несостоятельности и моральной нечистоплотности британского полиграфолога. Оказалось, что Бёрджес, который был представлен российским телезрителям как первый британец, получивший лицензию для работы на полиграфе, не имеет не только высшего, но и среднего образования: он бросил школу в 16 лет и окончил лишь двухмесячные курсы полиграфологов в США в 2001 году, когда ему было уже 55 лет. До этого Бёрджес работал дамским парикмахером и продавцом в магазине женской одежды. В 2009 году суд приговорил его за мошенничество, ложь в судебных показаниях и препятствие правосудию к 6 месяцам тюремного заключения условно и к 180 часам общественных работ. Скандал широко освещался британской прессой. Вскоре после этого Бёрджес и получил предложение приехать в Москву и протестировать Андрея Лугового. На вопрос адвоката Марины Литвиненко Бена Эммерсона, считает ли он себя опытным лжецом, Бёрджес ответил: "Мы все лжецы, всем приходилось в жизни лгать". – "Но не всем приходилось лгать, чтобы обмануть суд", – парировал Эммерсон. Брюс Бёрджес никогда не сотрудничал с британской полицией, подрабатывая в коммерческих телешоу, где тестировал неверных супругов. Британское законодательство и судебная практика не признают результаты проверки на полиграфе в качестве судебного доказательства.

***

Проходящие в Лондоне публичные слушания по делу Александра Литвиненко проводит специальная комиссия, учрежденная британским правительством. На них председательствует судья сэр Роберт Оуэн, проводивший ранее зашедшее в тупик дознание по этому же делу. Слушания делятся на два этапа: на открытый для публики, который начался 27 января и завершится 31 марта, и на закрытый, на котором будут рассмотрены секретные документы британских спецслужб, здесь будут присутствовать только юристы и эксперты, обладающие специальным допуском.

43-летний Александр Литвиненко умер в Лондоне в ноябре 2006 года от отравления радиоактивным полонием. Есть данные, что он работал на британскую разведку Ми-6. Родные Литвиненко считают, что его убили по приказу Кремля. Российские власти отвергают обвинения об их причастности к гибели экс-сотрудника спецслужб.

XS
SM
MD
LG