Linkuri accesibilitate

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

Приднестровье переходит на жесткий режим экономии – зарплаты и пенсии могут быть урезаны на 30%. Протесты в Тирасполе против политики администрации Шевчука. И… о потребностях детей-инвалидов и человеческой солидарности.

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели, о которых расскажет моя коллега Юлия Михайлова:

***

В марте выплаты заработных плат и пенсий в Приднестровье не превысят 70% от начисленных сумм. Оставшиеся 30% будут считаться задолженностью и, по мере пополнения казны, власти обещают их вернуть. Об этом заявила в пятницу министр финансов региона Елена Гиржул на заседании специальной комиссии, созданной недавно с целью определить объем бюджетного финансирования по приоритетным статьям. Местное информагенство цитирует Елену Гиржул, по ее словам, в апреле выплаты и вовсе могут сократиться наполовину, поскольку динамика поступлений в бюджет отрицательная и прогнозы неутешительные. Бюджет по итогам февраля получил только половину необходимых средств для выплаты пенсий и социальных пособий. В условиях острейшего бюджетного дефицита с начала года лишь частично профинансированы и другие не менее важные статьи бюджета - закупка медикаментов, питания, топлива для скорой помощи и правоохранительных органов.

Глава региона Евгений Шевчук в среду провел заседание с участием представителей органов власти, в ходе которого обсуждались приоритетные действия в условиях кризиса и острого бюджетного дефицита. „Ситуация неприятная, тяжелая, но мы говорим об этом открыто”, сказал Шевчук. По его словам, в сегодняшних реалиях существует два варианта развития событий. Первый – обеспечение нужд за счет эмиссии и девальвации рубля, второй вариант – это выплата зарплат и пенсий с задержками и сокращение расходов в том объеме, который будет недополучен в бюджет. «Решения непопулярные, но все органы власти вынуждены в этих условиях их принять. Мы понимаем, что значительное количество наших граждан получает довольно низкие доходы. Но вместе с тем наши возможности противодействия кризису ограничены ресурсами», заявил Евгений Шевчук.

Евгений Шевчук

Евгений Шевчук

Глава региона провел еще одно совещание, в пятницу, с руководством силового блока Приднестровья. Как сообщает пресс-служба Евгения Шевчука, там обсуждались вопросы, связанные с финансированием органов власти и управления и, в частности, силовых структур в условиях ограниченности ресурсов. Шевчук потребовал поддерживать соответствующий режим в Зоне безопасности для миротворческих батальонов и правоохранительных органов, обеспечивать высокий уровень охраны границы, правопорядка на территории региона, а также охраны пенитенциарных учреждений.

Учитывая кризисную ситуацию, исполнительный орган Приднестровья принял решение о снижении тарифов на коммунальные услуги либо предоставлении рассрочки по платежам. Речь идет о природном газе, электроснабжении, теплоснабжении, водоснабжении и канализации. „То есть, мы сейчас рассматриваем вопросы оптимизации тех расходов, которые были заложены в тарифе. Ищем возможности, где мы можем ужаться для того, чтобы снизить тарифы для населения на 10-20 процентов на какой-то определенный период”, заявил в пятницу глава Комитета по ценам и антимонопольной деятельности Приднестровья Виталий Улитка. Какие именно тарифы и на сколько их снизить решено будет в ближайшие дни, добавил Улитка. По его словам, тарифы на капремонт и содержание зданий и сооружений останутся пока прежними, несмотря на то, что в начале года анонсировалось их постепенное повышение на 72%. С тех пор тарифы на содержание жилищного сектора увеличились на 35%.

В своем ежегодном обращении к жителям региона Евгений Шевчук заявил, что ситуация, с которой сталкивается Приднестровье в последнее время, беспрецедентная. Никогда прежде, по его словам, события в Республике Молдова и Украине не оказывали столь явного воздействия на все сферы жизни приднестровцев. Глава тираспольской администрации посетовал на то, что он назвал «блокированием возможностей перемещаться через приднестровско-украинскую и приднестровско-молдавскую границы», а также введение дополнительных ограничений на внешнеторговую деятельность Приднестровья. Шевчук сказал, что большая часть инициатив Тирасполя, направленных на поддержание диалога на должном уровне, осталась неуслышанной Кишиневом и Киевом. Он признал и определенный прогресс по некоторым направлениям, в частности, отмену Молдовой сборов за таможенное оформление импорта и экспорта для приднестровских предприятий, отмену экологического сбора и продление протокола о железнодорожном сообщении между двумя берегами Днестра.

Директора румынского лицея им. Штефана чел Маре из Григориополя Элеонору Черкавски задержали на контрольно-пропускном пункте в селе Дороцкая, где приднестровские силовики сняли номерные знаки автомобиля, на котором она ехала. Через несколько часов ей разрешили ехать домой, но номерные знаки не вернули, объяснив это тем, что они поддельные. Черкавски заявила агентству IPN, что подала жалобу по этому факту, и уверена в том, что этот инцидент связан с ее работой в григориопольском румынском лицее, который размещается в селе Дороцкая.

***

Свободная Европа: Политика „затягивания поясов”, которую проводит администрация Шевчука выводит людей на улицу. В последний день зимы в Тирасполе прошел митинг протеста против повышения цен и тарифов на коммунальные, медицинские услуги и образование. Организатор публичной акции – общественное движение “Народное единство” – собиралось митинговать на центральной площади города, но власти выделили им другое место – летнюю террасу в парке “Победа”.

На митинг собралось около 300 человек из городов и районов Приднестровья. Лидер “Народного единства” Анатолий Дирун призвал людей не стесняться требовать от властей отчета о действиях и причинах принятия тех или иных решений. Это касается медицины и образования, коммунального и сельского хозяйства.

Анатолий Дирун: „На сегодняшний день цена на один гектар, если посмотреть нагрузки, возросла в среднем в два с половиной - три раза. Здесь и полив, и электричество и это можно все продолжать. И говорят, что сельское хозяйство справится. Я бы хотел очень сильно посмотреть на этих специалистов. Когда министр заявляет, что вот вы, знаете, мало собираете центнеров с гектара, и есть технологии повыше, я бы рекомендовал этому министру сесть за трактор и поработать механизатором. Посмотрим на Россию, в России есть прекрасный опыт, 98-ой год, жесточайший кризис, отправили правительство Кириенко в отставку, пригласили кого? Евгения Примакова. И страна пошла спокойно. И страна начала развиваться”.

Денис Сиваков, представитель Фонда содействия гуманитарно-экономическому развитию “Созидание”, призвал приднестровцев отстаивать свое будущее:

Денис Сиваков: „В 2012 году я был на международном форуме „Селигер” в России, и к нам тогда приезжал Владимир Владимирович Путин, президент России. И мне удалось задать ему вопрос о дальнейшей судьбе Приднестровья, что по этому поводу думает Россия. Тогда президент России Владимир Путин сказал, что только сам народ Приднестровья может решить свою судьбу, а Россия этот выбор поддержит. Это цитировали многие политики, в том числе и наш президент. И в то же время на нас с вами пытаются поставить сейчас клеймо „майдана”. Так я вот хочу заявить, что мы делаем то, что сказал президент России Владимир Владимирович Путин. Мы строим свою судьбу. Я хочу, чтобы из этого государства не уезжала молодежь, я хочу, чтобы она оставалась здесь и трудилась на благо Приднестровья. За свое будущее надо бороться”.

Руководитель одного из домовых комитетов Вера Тремба возмущена стремительным ростом цен и тарифов на коммунальные услуги при вероятном снижении пенсий на 30%.

Вера Тремба: „Растут платежи на ЖКХ до такой степени, что вы меня извините. Как можно выжить, имея нашу зарплату? Мне заявили, что средняя пенсия по республике 1400 рублей. Я задала вопрос: а как это - средняя? Потому что у нас здесь пенсия и 600, 700, 800, у меня у самой 940 рублей пенсия. На тот момент я заплатила платежи за январь месяц, они мне обошлись в 490 рублей. А жить мне на что? А нам сделали – на хлеб повысили цены, на медикаменты цены выросли ужасно: если я в августе месяце покупала лекарства за 80 рублей, то сейчас я их купила за 190 рублей”.

Депутат тираспольского городского совета Вадим Дони сообщил, что красивые новые троллейбусы, которые курсируют по улицам Тирасполя и Бендер, оказывается, не являются подарком России, а приобретены в лизинг, и теперь небогатый народ Приднестровья должен покупку оплачивать. Статья соответствующих расходов указана в проекте городского бюджета, который депутаты не готовы одобрить. Народный избранник был весьма эмоционален:

Вадим Дони: „Да у меня такое ощущение, что мы из этого кризиса не выходили уже с 90-х годов. Но почему-то в этом кризисе кто-то становится богаче, превращая тем самым людей в бедных, а в последнее время нас хотят вообще превратить из бедных в нищих. Так извините, пожалуйста, что мы делаем? Но мы сегодня будем говорить громко, чтобы эта власть услышала нас. Услышала народ. Услышала чаяния этих людей. Потому что дальше так продолжаться не может”.

В завершение прозвучали призывы сплотиться ради достижения справедливости:

„Хочу сказать следующее. Для русского человека, когда он знает, что он бьется за правду, нет недостижимых задач. Когда русский человек чувствует, что бьется за справедливость, он обязательно победит. Наше дело правое и мы обязательно победим. Спасибо!”.

Своим мнением поделились и участники этой акции протеста:

- У меня мать лежит парализованная 14 лет, пропахала 45 лет на государство, а сейчас с нее снимут, и что она будет получать? За что платить? Чем платить?

- Вчера президент дает интервью вечером в 21 час. Один журналист, купленный, задает ему те вопросы, которые ему выгодно. Почему других журналистов нет, чтоб задали те вопросы? В прошлом году такая же картина была. Что тут за разговоры, почему нет других журналистов?

- Я не знала, что будет это мероприятие. Но, во всяком случае, чувствуется по атмосфере: люди страдают от отсутствия информации. Я, например, тоже написала в комитет цен, попросила предоставить мне информацию. Мне говорят: объясните, что она затрагивает ваши интересы. Я считаю, это очевидно, что она затрагивает. И эта переписка длится месяцами, месяцами вот это все тянется, и люди не выдерживают, перестают дальше добиваться. Я вот сколько по интернету почитала, как люди пытались там то ли перерасчет за оплату подъездов, то ли еще что…. В первую очередь нам хамят, грубят, потом мы месяцами ждем какого-то ответа, потом… В общем, так до бесконечности.

- На что жить? И он еще хочет отобрать, сидит вразвалочку по этому телевидению, и так это все… Ну, это наглость просто. Я считаю, что людям надо быть более или менее приличными.

- Вот я бы хотела узнать, какая клиника придумала эти тарифы – от общей площади. Оказывается, моя площадь гадит при территории заводской, моя площадь едет в лифте, освещает мою квартиру… На такой же площади, допустим, целый стояк, а на стояке живут два пенсионера, дальше живут 6-8 человек, дальше сдают квартиру 6-8, все ездят, а оплачивают два пенсионера. От площади. Мы с мужем получили эту квартиру 22 года стояли, дети разошлись. Да, площадь 74 квадрата, но почему я должна оплачивать по таким тарифам – от площади? А не от прописанного числа?

- Пусть свои деньги снимут сразу, со своего правительства снимут деньги. А потом уже у нас берут.

Свободная Европа: Мнения участников акции протеста, прошедшей в субботу в Тирасполе.

***

Свободная Европа: Бюджетный кризис, непопулярные решения приднестровской администрации и варианты выхода из сложившейся ситуации - тема беседы с экономическим аналитиком из Тирасполя Сергеем Мельниченко.

Сергей Мельниченко: Падение объемов внешнеэкономической деятельности экономических агентов Приднестровья, как по экспорту продукции, так и по импорту, привело к снижению уровня наполняемости регионального бюджета. Это предсказывалось еще где-то в конце прошлого года, и даже в ноябре месяце при формировании бюджета на текущий год. Но прогнозы оказались еще более пессимистичными. Соответственно, в этих условиях – и это даже при том, что необходимо отбросить фактор того, что январь и февраль никогда не были урожайными, условно говоря, по налоговым платежам. Значит, ситуация такая, какая она есть сегодня. Причины ее понятны: снижение покупательского спроса на продукцию, изготовленную приднестровскими предприятиями, девальвация национальных валют не только в России, Молдове и Украине, но и ослабление евро по отношению к доллару, и в общем-то неблагоприятная конъюнктура цен для производителей привело к тому, что бюджет пополняется не в запланированных объемах. Соответственно, в такой ситуации приходится маневрировать бюджетными ресурсами. Одним из выходов из ситуации, вынужденных, является создание Госкомиссии по распределению бюджетных средств. Чем это вызвано? Дело в том, что в настоящее время в соответствии с графиками выплачиваются только пенсии. Начались задержки по выплате заработной платы работникам бюджетной сферы. И это лишь две статьи так называемого перечня социально защищенных статей. Дело в том, что на протяжении января и февраля вообще не финансировались такие социально защищенные статьи, как приобретение медикаментов, приобретение продуктов питания для так называемых закрытых учреждений социального патроната – это детские сады, школы, исправительные учреждения, ну, скажем, силовые структуры и так далее и тому подобное. Ну, те, кому продукты питания нужны в организации, которые финансируются из бюджета. Вот… Получается, что концентрируемые в бюджете средства распределяются только на пенсии и заработной платы. Но до бесконечности такая ситуация не может продолжаться. Ну, скажем, такая острая необходимость, как ГСМ для станций скорой помощи. Или, например, еще варианты по обеспечению деятельности миротворческих сил, силовых структур и так далее и тому подобное. Поэтому на функции этой комиссии возложено то, чтобы она перераспределяла государственные ресурсы в пользу тех или иных статей. Первоначально предполагается, что комиссия будет собираться раз в месяц для оперативной работы, но предполагаю, что наверняка в связи с ухудшением ситуации с финансами она будет собираться чаще. Уже сейчас минфин мониторит ситуацию буквально в ежедневном режиме, поступающие средства сразу же распределяются и вопрос, конечно, очень сложный из-за отсутствия ресурсной базы.

Свободная Европа: Г-н Мельниченко, в последние месяцы на разных уровнях обсуждались различные предложения по выходу из кризиса. В итоге, совсем недавно администрация заявила, что у нее уже есть антикризисная стратегия или план антикризисных мер. Что именно предлагается, каковы приоритеты?

Сергей Мельниченко: Разные мнения. Скажем, верховный совет выступил с 35-тью такими предложениями, у правительства был пакет из 31 предложения. Ну, насколько стало понятно, президент поддержал меры, которое предложило правительство, и сейчас они намерены изменять некоторые законодательные акты, выходить с законодательной инициативой в Верховный совет, и некоторые нормативные акты Правительства. Ну, скажем, из лежащих на поверхности – это снижение административных барьеров, улучшение инвестиционного климата, уменьшение проверок… В общем-то, многие меры своеобразная калька с плана, который разработан в России, кажется, „65 шагов”, как-то так они его назвали… Но ситуация, конечно… Некоторые эксперты, некоторые аналитики говорят, что кризис такого масштаба еще не был за все 25 лет. Хотя мы можем считать, что регион живет в перманентном кризисе, если вспомнить 98-й год, когда Россия прекратила принимать у себя продукцию из Приднестровья; потом это 2006 год, март, когда Молдова и Украина ввели новый таможенный режим; это 2009 год, когда докатились до Приднестровья отголоски мирового финансового кризиса; и вот теперь очередная волна, поскольку основные покупатели, что ли, нашей продукции тоже, скажем, находятся в экономической рецессии, а Россия еще и подвержена санкционным мерам со стороны западных стран. Это тоже в определенной степени накладывает негативный отпечаток на ситуацию с бюджетом и ситуацию с финансами в Приднестровье. Тем более, до сих пор нет официального подтверждения информации о том, что в марте из России поступят средства для выплаты дополнительной ежемесячной помощи пенсионерам в размере 165 приднестровских рублей, это где-то 15 долларов - пока подтверждения нет; потом снизилось со 100 до 50 рублей ежемесячная доплата к пенсиям из приднестровского бюджета пока действует временный механизм, хотя депутаты пытаются преодолеть вето президента, создав согласительную комиссию с президентом. Но в общем-то перспектив радужных пока маловато. И я не исключаю – я еще не читал эту информацию насчет Гиржул, но я не исключаю, что если в прошлом году летом при менее неблагоприятных условиях был использован метод сокращения выплат работникам бюджетной сферы в июне на 20 процентов, а в июле, августе, сентябре, октябре ввели четырехдневную рабочую неделю – я не исключаю, что этот опыт будет повторен, что в еще большей мере вызовет трудовую миграцию, скорее всего.

Свободная Европа: Мнение экономического аналитика из Тирасполя Сергея Мельниченко.

***

Свободная Европа: Бюджетный кризис больно ударил не только по работающим гражданам и пенсионерам Приднестровья, но и по тем, кто нуждается в особой защите. С 2015 года в Приднестровье в силу вступили новые правовые акты, регулирующие порядок оказания помощи социально уязвимым слоям населения. О том, как они отразились на положении семей с особенными детьми, рассказывает руководитель Тираспольской ассоциации семей с детьми-инвалидами Лариса Горбатенко.

Свободная Европа: Скажите, пожалуйста, что получили и чего лишились семьи, в которых воспитываются особенные дети, после вступления в силу изменений?

Лариса Горбатенко: Приобрести – мы ничего не приобрели, а потеряли мы почти все. Если ранее доплаты к пенсии были: 165 рублей («российские») и 100 руб. («хлебные»), то теперь нет ни того, ни другого, а есть только 50 руб. и все. С нас сняли льготы на медицинское обслуживание, на приобретение инвалидных колясок, на протезирование, на медикаменты, хотя об этом говорят только тогда, когда приходишь спрашиваешь. На самом деле, чтобы лишить нас этих льгот, то нужно менять закон. А раз закон не был изменен, значит, это только распоряжение или указ президента, или правительства.

Сейчас мы пользуемся льготами только за коммунальные услуги. Раньше у нас были и бесплатные медикаменты и бесплатное или с 50%-ной скидкой лечение в больнице, мы получали инвалидные коляски бесплатно, а также наши дети ездили в санаторий. Теперь всего это для нас нет, но в собесе мне ответили так: “Не брать у людей документы мы не имеем права, но у нас в очереди люди стоят с 2005 года, ждут санаторно-курортного лечения”.

Свободная Европа: А инвалидные коляски?

Лариса Горбатенко

Лариса Горбатенко

Лариса Горбатенко: Нет, инвалидные коляски в те годы покупались. Но коляска – она же не вечна, она приходит в негодность. В этом году, насколько мне известно, ни единого рубля не выделено было ни на протезирование, ни на коляски, ни на закупку слуховых аппаратов – ничего этого нет.

Свободная Европа: Людям приходится выживать кто как сможет?

Лариса Горбатенко: Да, это, к сожалению, так. На мизерную копеечную пенсию это очень тяжело. Нужно учитывать еще и то, что, как правило, мама одна воспитывает ребенка-инвалида и вынуждена сидеть дома, ухаживая за ним. Представьте, она получает пенсию около 900 рублей (примерно 80 долларов), из этих денег минимум 400 рублей она должна заплатить за квартиру. И если она хочет ребенка пролечить – а она всегда этого хочет, только не всегда получается – она должна выложить огромные деньги из собственного кармана, а откуда ей взять деньги, если она сидит дома на пенсии с ребенком?

Свободная Европа: Получается, что в настоящее время власти потихоньку устраняются от поддержки социально уязвимым слоям населения?

Лариса Горбатенко: Можно сказать и так. Оно и раньше было не особо в восторге от таких людей. А в этом году так уже и подавно! Как можно было поднять тарифы на такую сумасшедшую сумму, и при этом не платить людям зарплаты, задерживать пенсии? Об этом кто-то думал? Такое ощущение, что они живут сегодняшним днем: сегодня подняли, а завтра хоть трава не расти.

Свободная Европа: В Бендерах недавно власти открыли реабилитационный центр для детей-инвалидов, но туда могут принять лишь тех ребят, у кого неосложненный диагноз. В Тирасполе тоже есть похожий центр, но это общественная организация. И сейчас у этого центра возникли проблемы. Расскажите об этом подробнее, пожалуйста.

Лариса Горбатенко: Дело в том, что в Бендерах это государственное учреждение, а в Тирасполе – при общественной организации. Соответственно, этой общественной организации, чтобы осуществлять мероприятия, проводить реабилитацию детей, необходимо арендовать помещение. До сих пор ОСОРЦ не платил ни за аренду, ни за коммунальные услуги – спасибо, что оплачивал город. В этом году перед центром поставлены жесткие условия: до завтрашнего дня (до пятницы) необходимо написать заявление о том, для чего необходимо это помещение, как оно будет использоваться. На основании этого заявления будет заключен договор, в котором будет прописана сумма за арендную плату и за коммунальные услуги. Предполагается, что все эти расходы должны быть покрыты за счет организации, соответственно, если у организации нет средств, а работать дальше нужно, то все расходы лягут на плечи родителей.

Мы провели предварительные расчеты на основании расценок прошлых лет и пришли к выводу, что в год необходимо около 15 тысяч долларов. Если это будут оплачивать родители, то в среднем им придется заплатить около 800 рублей. Это только расходы на содержание помещения, не говоря о зарплате специалистам, которые работают с этими особенными детками.

Поскольку это кощунство - брать с родителей такую плату, не исключено, что будет принято решение закрыть реабилитационный центр, 18 сотрудников останутся на улице - а это подготовленные специалисты, работающие уже не первый год, прошедшие обучение и стажировку во многих странах, в том числе России, Украине, Беларуси, Румынии, Чехии, Литве. И плюс к этим восемнадцати специалистам 50 мам останутся без работы, потому что им необходимо этого ребенка куда-то определить на время трудового дня, а определить его будет некуда, потому что ни одно другое учреждение их не возьмет, и мамы будут вынуждены уволиться, чтобы ухаживать за своими детьми.

Как будет жить такая семья? Чего греха таить, почти 70% семей с особыми детьми – неполные, мамы в одиночку растят сыновей и дочерей. И на 800 рублей им нужно будет выживать. Я бы хотела очень посмотреть на того, кто будет принимать решение о переводе реабилитационного центра на оплату всех услуг, каким образом он собирается прожить вдвоем с больным ребенком на – я даже не могу назвать это пенсией, потому что пенсия подразумевает возможность выжить, а эта ежемесячная сумма такого шанса не дает двоим людям. И кому за это говорить «спасибо» – я не знаю.

Единственное знаю, что нам всем очень плохо. И когда начинают сравнивать, что в России так, в Молдове так, в Украине так, но я-то живу в Приднестровье! Почему я должна смотреть на то, что делается в России или в Молдове? Молдова идет в Евросоюз, Украина – в НАТО, а я и мои семьи остались здесь, в Тирасполе.

Свободная Европа: Чем сегодня можно помочь семьям с детьми-инвалидами?

Лариса Горбатенко: Прежде всего, необходимо хоть немного увеличить пенсии. И еще важно очень, чтобы сохранился центр ОСОРЦ, чтобы были учреждения, куда можно определять таких особенных, но уже повзрослевших людей, потому что их мамы рано или поздно уходят из жизни, а такие «взрослые дети» с отклонениями в развитии не способны сами о себе позаботиться. Для них нужно что-то делать.

Мне кажется важным, если бы хоть кто-нибудь обратил внимание на проблемы этих детей, это было бы очень хорошо. Потому что когда ты приходишь домой, и тебя встречает красивый здоровый ребеночек, подбегает, обнимает и говорит: «мамочка, я тебя люблю, я по тебе соскучился», - это одно. А когда к тебе подходит ребенок, который сказать ничего не может, он не может тебя обнять, сказать, как сильно он тебя любит, и при этом заглядывает в сумку, ожидая, чтоб ты принесла ему хоть что-нибудь вкусненькое. Я не говорю о шоколадках за 20 рублей, хотя бы маленькую сладость за полтора рубля, а ты и этого не можешь позволить, потому что на полтора рубля ты можешь купить полбулки хлеба и прожить с ребенком на этом хлебе хотя бы два дня. И скорее всего, этот хлеб будет есть ребенок, а мама – смотреть или крошки собирать.

Сегодня ко мне на прием пришла женщина, принесла справку. Смотрю, она мнется. Я спросила, не случилось ли у нее что-то. Она в ответ: «Я даже, деточка, не знаю, что тебе сказать. Ты не могла бы мне дать два рубля на хлеб?»

Я, говорю, не могу их Вам дать, потому что у меня самой их нет, но давайте я дам Вам продукты. У нас гречка была. Как она меня благодарила, а я всего лишь дала ей полтора килограмма гречки и немного макарон. Я вижу, что людям нечего есть.

Такое впечатление, что мы возвращаемся в 90-е года. И то мне все равно кажется, что в девяностом году мы жили немножко полегче, чем живем сейчас. По крайней мере, в этом году очень трудно.

Свободная Европа: Мнение Ларисы Горбатенко, председателя Тираспольской ассоциации семей с детьми-инвалидами.

***

Свободная Европа: Как живет семья с ребенком-инвалидом в Приднестровье – наш корреспондент Карина Максимова попыталась выяснить у супругов Вербановых из Паркан. Рассказывает Юлия Михайлова.

В 2004 году в семье Евгения и Ирины Вербановых появилась вторая дочь Оленька. Тогда они жили еще в Бендерах. В самом начале врачи говорили, что девочка развивается нормально, все показатели соответствовали возрасту. Но в ночь, когда малышке исполнилось пять месяцев, у нее внезапно начались судороги. С тех пор приступы у девочки практически не прекращаются, она стала заметно отставать в развитии. Сейчас Оле 10 лет, и мама ласково называет ее «наш цветочек». Синдром Веста – тяжелое эпилептическое заболевание, требующее постоянного лечения. При этом родители не отчаиваются, наоборот, если есть хоть малейший шанс помочь малышке, они пробуют новые методы и средства. По словам Евгения, Интернет – лучший помощник в поиске нужных лекарств и клиник. О том, что семье необходима поддержка, неравнодушные люди узнавали в сети. Благодаря собранным средствам семье удалось свозить Оленьку в клинику немецкого города Билефельд, которая специализируется именно на таких заболеваниях. К сожалению, Оле операция на головном мозге противопоказана. Теперь вся надежда на современные препараты, которые стоят недешево, а некоторых и вовсе нет в Приднестровье.

Евгений Вербанов: „Не знаем, кто нам выслал – просто прочитали на сайте, что мы ищем такое лекарство Кепрра. Выслали нам упаковку, мы когда посмотрели по нашим ценам, там на 800 долларов упаковка этого лекарства. Мы попили, посмотрели, что нам не помогает, еще хуже стало, нашли в интернете кому надо, от нас выслали им бесплатно эти лекарства оставшиеся – ну, мы выпили там на 100 долларов, на 700 выслали, я уже даже не помню… Ира говорит, ты хоть помнишь, в какой город выслали? Нет, говорю, не помню. Помню, что в Россию куда-то выслали этот Кепрра”.

Ирина не работает, потому что не может оставить свою младшую дочь без присмотра даже на пару часов. В любой момент у Оли могут начаться судороги, и нужно сразу купировать приступ. Порой это можно сделать только при помощи врачей.

Для того, чтобы Оля чаще бывала на свежем воздухе, семья приняла решение переехать из города в село. Продав квартиру в центре Бендер, они купили небольшой дом в селе Парканы Слободзейского района и стали там жить.

Ирина мечтает о том, чтобы для Оли они смогли сделать приспособление, помогающее перемещать девочку по дому в специальной люльке. Такое она видела у кого-то в России.

Ирина Вербанова: „А у наших друзей тоже, у которых точно такой же ребенок, им в Москве одна организация знаете, что сделала? За нереально огромные деньги, это стоило около 300 тысяч рублей российских - вот такой подъемник по длине всей комнаты, там по коридору, через двери, знаете, металлический какой-то подъемник, ребенка сажаешь в эту люльку и просто везешь его из комнаты в комнату, в ванную, куда ему надо. Над кроватью стоит этот подъемник, ты его туда перекладываешь и везешь, не надо тащить… Это сделала благотворительная организация как соцпакет. А у нас о таком даже, наверное, не слышали нигде, нет ничего такого. Вот это нам, конечно, тоже было бы здорово, а так пока до ванной из той комнаты донесешь”...

От властей Ирина поучает пособие по уходу за больным ребенком - 150 рублей в месяц (около 13 долларов) и еще пенсию для Оли – 800 рублей (примерно 72 доллара). Этих денег не хватит даже на лекарства для ребенка, не говоря уже о других нуждах. В семье работает только папа, кроме того у Вербановых есть старшая дочь Катя.

Родители Олечки не скупятся на слова благодарности в адрес тех людей, которые безвозмездно помогают семье. Узнав, что у девочки столь серьезный диагноз, семья из Москвы переслала им специальное приспособление для купания ребенка, которое стоит около двух тысяч долларов. Такая же неравнодушная женщина уже дважды высылала им немалое количество упаковок препарата „Микролакс” - это слабительное, необходимое больному ребенку из-за слабой перистальтики кишечника. Сейчас запасы дорогостоящего „Микролакса” на исходе, Ирина говорит, что снова просить у той же женщины неловко, и надеется, что кто-то еще отзовется и поможет им приобрести необходимое средство. По словам мамы, благодаря такому «круговороту добра в природе», ее дочка борется со страшной болезнью.

Евгений рассказывает о том, что многие проблемы сейчас можно обсуждать с представителями властей в социальной сети Фейсбук. Так, годом ранее он поднял вопрос о создании реабилитационного центра для детей-инвалидов, чтобы мама могла на день там оставлять ребенка под присмотром, ходить на работу, а вечером забирать его домой. Идею приняли, тогдашний вице-председатель приднестровского правительства по социальным вопросам Наталья Никифорова поездила по миру, посмотрела, как это организовано, и недавно такой центр открылся в Бендерах. Но таких детей, как Оля, туда брать отказываются. И опять Вербановым приходится справляться в одиночку со всеми сложностями, не особо надеясь на поддержку властей.

Но унынию в этой семье нет места. Ирина с весны до осени занимается огородом, зимой умудряется создавать поделки и композиции из подручных материалов – макарон, шишек, ниток, ткани. Яркие летние сумки, связанные крючком, тоже предмет гордости, а иногда и скромного дохода семьи.

***

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG