Linkuri accesibilitate

Праздник жизни под названием «нахождение во власти» и спектакль с европейскими лозунгами…


Члены гражданской платформы «ДА»

Члены гражданской платформы «ДА»

«Punct și de la capăt» с Натальей Морарь. Гости программы: Игор Боцан и Оазу Нантой.

Свободная Европа: Я вас приветствую на волнах радио «Europa Liberă». С вами Наталья Морарь и вы слушаете программу «Punct și de la capăt». Уходящая неделя была богата на события: первый официальный визит президента Румынии Клауса Йоханниса в Молдову, первый официальный визит премьера Кирилла Габурича в Брюссель, первые скандалы, связные с назначениями в кабинете премьера… И все же одно событие перечеркнуло все остальные, ну или, по крайней мере, стало самым обсуждаемым. Безусловно, мы говорим об уходе Юрия Лянкэ из Либерально-демократической партии и о создании им нового политического проекта. Насколько серьезными могут быть последствия этого ухода для всего молдавского политического истеблишмента и о событиях последней недели мы говорим с Игорем Боцаном, исполнительным директором Ассоциации «ADEPT», добрый день, добро пожаловать, и Оазу Нантоем, директором программ Института общественных политик. С недавних пор оба – члены гражданской платформы «ДА»: «Demnitate si adevăr». Кстати, почему, господин Нантой?

Оазу Нантой

Оазу Нантой

Оазу Нантой: Очень просто. Потому что нам надоел этот спектакль с проевропейскими лозунгами. У меня ситуация еще хуже. Я помню 1961 год, когда меня в первый раз обманули перспективой построения коммунизма, который заменили олимпийскими играми. Я не хочу, чтобы подобная история повторилась в молдавском обществе, чтобы нас обманывали европейскими лозунгами, демонстрируя абсолютно, скажем так, если остаться в рамках литературного русского языка, абсолютно циничное и некорректное поведение по отношению к своим избирателям и к обществу в целом. Общество должно напомнить власть предержащим, что они туда делегированы. Конечно, это наивно так говорить. Они уверены, что там навсегда. Но мы считаем, что эту аляповатую картинку нужно немножко изменить, испортить им этот праздник жизни, который называется «нахождением во власти».

Свободная Европа: Как вы будете портить им этот праздник жизни, господин Боцан?

Игор Боцан

Игор Боцан

Игорь Боцан: Ну, по крайней мере, мы намерены создать, уже создали эту платформу. Мы относимся к этой платформе как к наименьшему общему знаменателю. Наименьший общий знаменатель для всех граждан Республики Молдова – это борьба с коррупцией и это имплементация обязывающего Договора об Ассоциации Республики Молдова с Европейским союзом. Это достаточно для того, чтобы разумные люди, люди, которые хотели бы, чтобы Республика Молдова стала нормальным государством, объединились и попытались совместными усилиями надавить на власть, открыть прямой диалог…

Свободная Европа: Но это все пока вода, господин Боцан. Как давить будете?

Игорь Боцан: Ну, вот собираемся. Вы же помните, как говорил Наполеон, а потом его цитировал Владимир Ильич Ленин: сначала ввязываются, а по ходу смотрят, как…

Свободная Европа: То есть, вы по ходу дела разберетесь…

Игорь Боцан: Да, потому что это крик души, если хотите. Сколько можно!

Свободная Европа: Кстати, по поводу крика души. Вы знаете, что если в гугле вбить Ваше имя – Игорь Боцан – русскими буквами, сначала топ-3 в поисковой системе: «Игорь Боцан», «Игорь Боцан биография» и третье – «Игорь Боцан – надоело». Люди в курсе, что Вам надоело, как и господину Нантою. Итак, поговорим о событии недели номер один – об уходе Юрие Лянкэ из Либерально-демократической партии и объявлении им о создании нового политического проекта. Кстати, об этом. Вас уже позвал господин Лянкэ в свою будущую партию, господин Нантой?

Оазу Нантой: Мы с господином Лянкэ поддерживаем диалог безотносительно к политической турбуленции. Этот диалог взаимно уважительный и пока что ни к чему не обязывающий. Я просто, когда говорил в последний раз с господином Лянкэ, обратил его внимание, впрочем, он и сам это понимает, что те, которые сегодня находятся в Парламенте и создали так называемую миноритарную коалицию, они считают, что сели на свои кресла на четыре года. И поэтому, если он намерен запустить какой-то свой политический проект, то первое, о чем он должен думать, это рассчитать свои силы на три года. По крайней мере, когда уже… Но мы прекрасно понимаем, не в смысле того, что я и Лянкэ, а общество понимает, что у нас насчет предсказуемости политического процесса большие проблемы. Опять же, завтра-послезавтра, по крайней мере осенью начнется обсуждение, кто будет президентом, и выяснится, что наши парламентарии, которые обещали давным-давно разработать механизм нормального избрания президента без кризисов, не выполнили своего домашнего задания. Короче, festina lente, как говорили древние, будем торопиться медленно, и в конечном итоге, если проект господина Лянкэ сможет принести позитивную ноту в политическую жизнь Молдовы, – почему нет?

Свободная Европа: Господин Боцан, Вас позвали уже?

Игорь Боцан: Мы изредка, но периодически встречаемся. Приглашения стать членом новой партии или новой команды не было. Господин Лянкэ, наверное, понимает, что для меня это неприемлемо. Это, моя, скажем так, гражданская позиция. Ни в какие партии я входить не собираюсь, потому что, если до сих пор я не был еще членом ни одной политической партии, ни в советское время, ни в постсоветское время, то сейчас тем более считаю, что для меня неприемлемо становиться партийным человеком. Поэтому я с удовольствием буду принимать любые приглашения для обмена мнениями, для диалогов. Но я твердо буду отстаивать гражданскую позицию, что граждане Республики Молдова должны научиться оказывать давление на власть, причем научиться делать это грамотно, достойно, так, чтобы те, которые финансируют Республику Молдова, нашли, скажем так, в нашем подходе, в нашей платформе, ну, как бы это лучше выразиться, опору. Потому что не могут только власти…

Наталья Морарь

Наталья Морарь

Свободная Европа: Но я надеюсь, что когда Вы говорите о тех, кто финансирует Республику Молдова, Вы имеете в виду не только наших иностранных партнеров. Потому что Республику Молдова, все-таки, в первую очередь, финансируют ее граждане, платя налоги.

Игорь Боцан: Ну да, согласен.

Свободная Европа: Хорошо, но если говорить о последствиях, которые может вызвать уход Юрие Лянкэ из Либерально-демократической партии и создании его нового проекта, как бы Вы оценили его мощность по молдавской шкале Рихтера: от волн в тазике до настоящего цунами? Вы бы как оценили, господин Нантой?

Оазу Нантой: Ну, раз уж Вы применили термин «цунами», я хотел бы обратить внимание, что цунами нарастает незаметно. Потом это вдруг превращается в волну, которая сметает все и вся. Ну а если отойти от таких эпических сравнений, я хотел бы вспомнить, что в политической жизни Республики Молдова ничего нового не происходит. В 2007 году господин Филат ушел из Демпартии, да? В 2015 году Юрие Лянкэ ушел из Либерально-демократической партии…

Свободная Европа: В 2009 году Мариан Лупу ушел из Коммунистической партии…

Оазу Нантой: Ушел или ему приказали уйти – это другой вопрос.

Свободная Европа: Игор Додон ушел в 2011 году…

Оазу Нантой: Да. То есть, у нас политические проекты получаются почкованием, так сказать, на вечнозеленом древе молдавской демократии. Кроме того, я бы хотел обратить внимание на такой чисто абстрактный момент: скажите, пожалуйста, а был ли в какой-то политической партии Молдовы, скажем так, разбор полета после выборов 30 ноября? Я хочу обратить внимание на то, что все вместе проевропейские партии, которые называют себя проевропейскими, по умолчанию получили на 167 тысяч голосов меньше, нежели 28 ноября 2010 года, а особо большие утраты понесла Либерально-демократическая партия – минус 184 тысячи голосов. В этом нет противоречия, потому что Демпартия немножко добавила за счет хорошо спонсируемой, из непонятных источников, но, по крайней мере, грамотно построенной избирательной кампании. И я не слышал, чтобы в Либерально-демократической партии был проведен какой-то там, не знаю, национальный совет или какой-то там по районам, чтобы партийные организации обсуждали, почему вместо 32 мандатов набрали 23 мандата, да? Партия, которая находилась во власти. Речь не идет о том, кто в этом виноват. Но если тенденцию не переломить, то для этого политического проекта могут наступить грустные времена.

Свободная Европа: Если уже не наступили…

Оазу Нантой: Нет, я не хочу забегать вперед, и если говорить о… Мы опять остаемся заложниками чисто молдавского восприятия политических проектов. Вот Юрие Лянкэ решил, и будет политический проект. Ведь, не в обиду будь сказано, но никто из наших политиков не является Махатмой Ганди, за которым пойдут… ла-ла-ла. То есть, возникает вопрос, как будет выглядеть его команда, сколько, называя вещи своими именами, сколько членов фракции ЛДПМ или других фракций…

Свободная Европа: …последуют…

Оазу Нантой: …последуют за ним, то есть, сможет ли он создать свою фракцию. Сможет ли он стать той золотой акцией, без которой не смогут избрать президента. То есть, это же мы живем в Молдове. И главное, главное, – сможет ли он найти ту тональность в диалоге с населением, которая еще раз убедит этих людей, что вот, нужно все-таки вкладываться… Ну, если идешь голосовать, это уже вкладываешься. Я не имею в виду финансовый аспект. Я имел в виду, что люди должны как-то подключиться к этому политическому проекту и иметь какие-то позитивные ожидания.

Свободная Европа: Ну, кстати, о нормальности. Неделю назад Юрие Лянкэ, когда появился в телевизионной программе после неголосования за правительство Кирилла Габурича, ответил на вопрос о том, как он узнал или знал ли он о скандалах в банковской системе, в «Banca de Economii». Господин Лянкэ дал довольно странный ответ, который вызвал шквал критики: «Я был всего лишь премьером». Как господин Лянкэ сможет убедить в дальнейшем публику в том, что он – тот лидер, который, в случае, если он снова станет премьером, президентом, спикером парламента, на этот раз сможет…

Оазу Нантой: Я Вас перебью. Ваш вопрос говорит в пользу предположения, что Вы даже не рассчитываете на то, что молдавская Фемида осудит виновников этого беспрецедентного по своим масштабам и цинизму воровства.

Свободная Европа: Ответить Вам честно, господин Нантой?

Оазу Нантой: Ну, ответьте честно.

Свободная Европа: Пока нынешний политический класс полностью не будет сменен, никакая Фемида ничего в Молдове сделать не сможет.

Оазу Нантой: Не то, что не сможет, ее просто нет.

Свободная Европа: Даже пытаться не будет! Даже пытаться не будет – абсолютно.

Оазу Нантой: Ее просто нет, поэтому мы остаемся в пределах этих домыслов, спекуляций, симпатий, антипатий. У кого больше масс-медиа, тот имеет больше и прав.

Свободная Европа: Господин Боцан, это не первый уход из Либерально-демократической партии. Мы до этого еще сталкивались с громкими уходами – Александру Тэнасе, Виталий Нагачевский, Михай Годя, Кэлин Виеру. Можно ли уход господина Лянкэ ставить в этот же ряд, или это совершенно другая история?

Игорь Боцан: Да, я согласен. Более того, я могу сказать, что господин Лянкэ – последний из могикан. Дюжина на тот момент, 2009 год, когда Либерально-демократическая партия включилась в борьбу за власть – мы все помним под каким лозунгом господин Лянкэ примкнул к той, можно так сказать, золотой дюжине приличных граждан, людей, уважаемых в молдавском обществе, которые создали компанию Владимиру Филату, который, над отдать ему должное, сумел организовать этот проект. ЛДПМ был успешным проектом. Потом, по очереди, вся дюжина откололась, ушла от господина Филата, а господин Лянкэ – это последний из могикан. Здесь уместно ответить на предыдущий Ваш вопрос…

Свободная Европа: …как сможет убедить…

Игорь Боцан: … как сможет убедить? Честно говоря, меня не впечатлил и не задел никак ответ господина Лянкэ, что он «был просто премьер-министром», потому что я хорошо помню, и вы оба, присутствующие здесь рядом со мной, знаете, что господин Лянкэ стал премьер-министром в очень интересной конъюнктуре. Он, практически, был приглашен как пожарный расчет вместе с господином Игорем Корманом для того, чтобы спасти европейское лицо ну ужасно коррумпированного Альянса за европейскую интеграцию. Мы помним, в какой ситуации. Дилемма была тогда очень понятна: либо досрочные выборы и Партия коммунистов была тогда в ожидании, либо пожарный расчет Лянкэ-Корман вступает в должность, выходит на первый план и спасает то, что называется проектом «Европейская интеграция». Надо отдать должное господину Лянкэ, который согласился быть пожарным, и хочу признаться, что тогда, в мае 2013 года, я был против реанимации альянса, я был за досрочные выборы. Господин Нантой может подтвердить. Он мне позвонил, у нас была получасовая беседа, и он меня убедил, что я должен вместе с ним, с другими нашими сподвижниками, или как можно их назвать, выступить в поддержку новой программы. Поэтому я хорошо понимаю, что имел в виду господин Лянкэ, когда сказал, что «я был просто премьер-министром». Я не знаю, извиняет ли это то, что случилось при его премьерстве, но если мы честные люди, и если понимаем контекст, то мы должны понять, что господин Лянкэ не был готов к той должности. Он сумел потушить пожар, сумел удержать Республику Молдова в фарватере, скажем так, европейской интеграции. Мы знаем, какие бенефиции или, как лучше выразится,… были у Республики Молдова. Выигрышный момент, когда мы подписали этот важный документ, получили безвизовый режим и все остальное, конечно, все это случилось при господине Лянкэ и он ответственен за то, что случилось. Теперь мы вправе, когда господин Лянкэ запустил свой политический проект, попытаться узнать детали, если он захочет с нами поделиться, с гражданами. И очень важно понять, что господин Лянкэ в той коалиции вместе с господином Корманом, ну, как бы представляли человеческое лицо, если можно так выразиться. Потому что все понимали, что те, которые отошли на второй план - мы знаем, кто это, – они потеряли всякое доверие и поддержку граждан.

Свободная Европа: Но, кстати, о человеческом лице. Вы прекрасно знаете, что еще с начала осени, если даже не раньше, с начала весны прошлого года, в узких кругах очень активно говорили о том, что необходимо создать новые проекты на правом секторе, на правом фланге. Было бы неплохо, если бы этот проект возглавили совместно Юрие Лянкэ, Игор Корман, кто-то называл и имя Иона Стурзы. Этого не произошло осенью. История не знает сослагательного наклонения, сейчас глупо говорить, что бы было, если бы это произошло осенью. Но сейчас я не хочу говорить «не поздно ли», сейчас будет намного сложнее Юрие Лянкэ. Впереди, скорее всего, четыре года, и лично я не верю в то, что Коммунистическая партия, Демократическая партия, Либерально-демократическая партия, учитывая их падающий рейтинг, заинтересованы в досрочных выборах, соответственно, они зубами вопьются во власть. Я не уверенна, что эти четыре года будут очень легкими для нового политического проекта. Как и каким способом можно будет преодолеть все эти риски и трудности, господин Нантой?

Оазу Нантой: Я, в общем-то, хотел бы вернуться к теме о мере ответственности премьер-министра Республики Молдова, в данном случае, господина Юрие Лянкэ. Давайте вспомним те два мандата, когда господин Филат был премьер-министром. Насколько я понимаю, уже тогда, по-моему, это было 13 февраля в 13 часов 13 премьер-министр…

Свободная Европа: …13 года…

Оазу Нантой: …13 года, что он не может быть эффективным премьер-министром, потому что его спеленали по рукам и ногам все эти соглашения об ассоциации или – нет-нет – соглашения о создании альянса. Что он не может быть эффективным премьер-министром, потому что все отдано на откуп неконституционным структурам, откровенно говоря. Если мы посмотрим на Конституцию Республики Молдова, там, по-моему, статья 78, пункт 6, предполагает, что премьер-министр с подписью президента может смещать любого министра. Если мы смотрим на соглашение о создании альянса, там ни-ни, там премьер-министр должен бежать к партиям согласовывать изменения в составе министров.

Игорь Боцан: А теперь скажите, что написано в соглашении о миноритарном альянсе. Мы поймем очень важную вещь: то, против чего 13 февраля 13 года протестовал Филат, сейчас усилено, прописано в новом альянсе. Вот и все, как бы лучше выразиться, закулисное соглашение, которое, понятно…

Оазу Нантой: И здесь, извините, к тому, что последнее соглашение от 23 января, не в обиду никому будь сказано, предпочитает принятие всех решений в неконституционных структурах, а премьер-министр является послушным исполнителем.

Игорь Боцан: Причем, поставлены жесткие условия: на дебаты в рамках заседания правительства выносятся только те проблемы, по поводу которых президиум правительства априори единогласно решил, что их можно выносить. То есть, куда это годится?

Оазу Нантой: Принцип партийного консенсуса. Поэтому, извините, я хотел бы обратить внимание на очень драматическую реалию нашего времени: у нас мы живем не по Конституции и не по законам, мы живем «по понятиям». И эти «понятия» распространяются на фундаментальные принципы правового государства. Скажите, пожалуйста, каков уровень доверия наших граждан, например, к молдавской Фемиде во всей ее, так сказать,… к нашим правоохранительным органам, к нашему Центру по борьбе с коррупцией, к нашей Генеральной прокуратуре, к нашей судебной системе? Потому что, когда еще господин Филат был в должности премьер-министра, наши масс-медиа, так сказать, сотрясали нас разного рода скандалами с рейдерскими захватами, мы узнали пикантные детали про то, что 18 миллиардов долларов было отмыто через банковскую систему Республики Молдова… Поэтому я призываю к тому, чтобы мы видели лес за сосенками, в данном случае, и за личным делом господина Юрие Лянкэ. У нас ситуация намного более тяжелая нежели мера ответственности господина Лянкэ, потому что здесь нет оснований считать, что кто-то там другой был бы там не знаю что. Это системная проблема нашего государства, и без решения этой системной проблемы… Вы сказали смену…

Свободная Европа: Господин Лянкэ был готов стать премьером миноритарного правительства в случае, если бы либералы проголосовали за это правительство с этим самым соглашением, в котором неконституционные структуры принимают решения.

Оазу Нантой: Согласен. У него, фактически, был какой-то опыт премьерства, с 13 мая 2013 года. Возможно, наверное, Вы пригласите его в эту студию. Наверное, он исходил из того, что, по-моему… Кто сказал про российские законы: «их строгость компенсируется необязательностью исполнения»? Да. Точно также вот это все соглашение о создании альянса, которое основывается на взаимном глубоком недоверии. Оно, жизнь, так сказать, идет по своим законам. И, возможно, господин Лянкэ рассчитывал, что как-то ситуация вырулится. Особенно если учесть, что он, если верить тому, что он говорит, клятвенно обещал, что альянс будет трансформирован в трехсторонний с участием либералов, а в случае, если этого не произойдет, он уходит в отставку. То есть, там слишком все сложно и неоднозначно для того, чтобы отталкиваться от того, что написано и вынесено на публику.

Свободная Европа: Хорошо, оставим пока это в стороне. Вы прекрасно знаете, сколько стоит делать партию в Республике Молдова. Медиа, финансы, административные ресурсы. Учитывая все это, получится ли у Юрие Лянкэ создать партию, которая будет финансироваться народом, если будет?

Игорь Боцан: Я не верю в такой прожект, который может финансироваться народом. Я полагаю, что любой политический проект финансируется в самом начале инициативной группой и теми людьми, которые подписываются под, скажем так, призыв вступить в эту партию, то есть, членские взносы, а потом нормальным образом деньги ищутся у бизнеса, у тех кругов бизнес-структур, которые, скажем так, связывают свои видения на будущее с данной политической партией.

Оазу Нантой: Господин Боцан, Вы себе противоречите. Вы сами говорили, что в Молдове самый прибыльный бизнес это власть. То есть, где в таком случае Лянкэ будет…

Игорь Боцан: Я отвечаю на прямой вопрос. Но я готов с Вами дальше… не входить с Вами в споры и утверждать, что самый прибыльный бизнес – это действительно политика в Республике Молдова. Но господин Лянкэ откололся от господина Филата. Все, эта партия осталась без, скажем так, без…

Свободная Европа: Знаете, когда Влад Филат откалывался от Демпартии в 2007 году, он откалывался, будучи вице-председателем и будучи довольно богатым бизнесменом по тем временам. У Юрие Лянкэ нет бизнеса, по крайней мере, нам о нем неизвестно ничего.

Оазу Нантой: Здесь я хотел бы вернуться к тому, что первые выборы на партийной основе в Республике Молдова были проведены в конце февраля 1994 года, по-моему, 27 февраля. И с того момента по сей день прошел уже 21 год. В Республике Молдова не принято, скажем так, достаточно исчерпывающее законодательство для того, чтобы общественность могла контролировать финансовый аспект политической жизни в Республике Молдова, в особенности избирательных кампаний. Нет этого. Поэтому, с одной стороны, мы со своей гражданской платформой постараемся давить на нынешнюю власть – ребята, вы приняли в первом чтении что-то, не пора ли принять в окончательном чтении этот закон. Мы понимаем, что у нас «мы плеванто на законо» – это ваше кредо, да? Но, тем не менее, сегодня вы «плеванто», может быть, завтра как-то этот закон вы начнете использовать во взаимной мочиловке, но, тем не менее, он начнет работать. И если этот закон будет принят, тогда, в общем-то, скажем так, меньше вопросов будет и к тому же господину Лянкэ. Но я согласен с тем, что…

Свободная Европа: Вообще-то, в этом законе нуждается не только господин Лянкэ, но и общественность, все общество нуждается.

Оазу Нантой: Мы уже десятилетие кричим, что процесс коррумпирования политических партий начинается уже в избирательной кампании. Мы же прекрасно знаем, что еще в 90-е годы появилась практика покупки мест в списках, что люди с сомнительным досье, так сказать, искали депутатский иммунитет в списках политических партий. И пока мы это не переступим, бессмысленно задавать какие-то вопросы господину Лянкэ. Сама жизнь даст ответ.

Игорь Боцан: Господин Нантой, позвольте мне с Вами не согласиться. Я в пользу такого закона, но никакой закон не запретит российским звездам эстрады любить господина Плахотнюка и…

Свободная Европа: ...и за бесплатно выступать на Площади Великого Национального Собрания...

Оазу Нантой: Ну, когда я услышал цифры, за которые, якобы, господин Киркоров спел на Площади Великого Национального Собрания в пользу Демпарии, я подумал: черт возьми, неужели я не могу пригласить Киркорова на день рождения своей жены, чтобы он с балкона седьмого этажа спел ей арию.

Свободная Европа: Господа активисты гражданской платформы «Demnitate și adevăr», Вы просто завидуете господину Плахотнюку, его шарму и способности привести за бесплатно Филиппа Киркорова в Республику Молдова. Один из последних вопросов – если можно, коротко ответить. Ряд экспертов отметили, что в своей программной речи в четверг господин Лянкэ хорошо прошелся по коммунистам во главе с Владимиром Ворониным, по своему бывшему, уже бывшему коллеге Владу Филату и практически не говорил о Владе Плахотнюке. Я хочу отбросить в сторону все конспирологические теории. Правда, у нас в Молдове все конспирологи, каждый второй, но не кажется ли странным, что человек, который практически в течение полутора лет был во главе молдавского правительства и прекрасно знает, что было причиной тому, что реформы в Молдове стояли на месте и ничего не происходило, не странно ли, что человек опять же во всем винит коммунистов. Причем здесь коммунисты и последние пять лет беспредела, который происходил, причем здесь коммунисты?

Игорь Боцан: Потому что коммунисты являются негласной стороной так называемого нового альянса. Поэтому я понимаю отношение…

Свободная Европа: Да, но реформы, которые не произошли, не были реализованы за последние пять лет, к коммунистам не имеют никакого отношения…

Оазу Нантой: Я понял Ваш вопрос. Потому что господин Лянкэ сделал акцент на то, что Либерально-демократическая партия пошла на непрозрачное соглашение с Партией коммунистов. Это политический месседж, адресованный избирателям.Он же внятно сказал, что избиратели не голосовали за то, чтобы ЛДПМ состояла в непонятном, непрозрачном союзе с Партией коммунистов. Другое дело, что тот вопрос, который Вы задали, он будет не то, что Дамокловым мечом, он будет, скажем так, постоянным вызовом для господина Лянкэ в тот момент, когда он перейдет к артикуляции своего политического месседжа. Потому что у нас, к сожалению, что происходит в обществе. Если во времена Владимира Воронина был такой глупенький анекдот, что в этой стране только Олежка работает, то после того как Партия коммунистов ушла в оппозицию, у нас тотальное такое равнение, что в этой стране все куплено господином Плахотнюком.

Игорь Боцан: Подождите, подождите, я понимаю Ваш вопрос, но прокатила господина Лянкэ Партия коммунистов, потому что Партия коммунистов добилась того, что Лянкэ не прошел. Ничего не поменялось, та же гарнитура правительственная осталась…

Оазу Нантой: Ну, почему же – Олега Ефрима выкинули.

Свободная Европа: Кто-то может сказать, что…

Игорь Боцан: Подождите, Олега Ефрима не было во второй команде господина Лянкэ. Состав остался… То есть, коммунисты его прокатили, он им отвечает той же монетой. Программа осталась та же, гарнитура правительственная осталась та же…

Свободная Европа: И даже с Майей Санду согласились… И теперь, если можно, коротко: Ваш прогноз для нового проекта господина Лянкэ на краткосрочную перспективу и на долгосрочную перспективу, в случае, если выборы будут через 4 года.

Оазу Нантой: Я считаю, что ситуация в Республике Молдова, социально-экономическая, будет чрезвычайно сложной и социальная поляризация будет расти. И если господин Лянкэ найдет верную тональность в диалоге с обществом, я считаю, что у него шансы есть.

Свободная Европа: Господин Боцан...

Игорь Боцан: У господина Лянкэ есть преимущество – его рейтинг доверия. Все зависит от его амбиций, скажем так. Политики должны быть амбициозными. И все остальное – то, что сказал господин Нантой: если он найдет нужную тональность, потому что запрос на нечто новое, что может заменить тех, кто ныне правит Республикой Молдова, очень велик. Но надо ждать, что будут и другие политические проекты, которые также будут запущены, и господину Лянкэ придется совсем нелегко. То есть, надо будет доказывать, что то, через что он прошел, это было необходимое зло, он сказал гражданам, что многое не понимал, не знал… Вот такая ситуация.

Свободная Европа: Но мне бы очень хотелось, мне лично хотелось, чтобы Юрие Лянкэ доказал всем, что правила…, что уход из фракции и исчезновение из всех телевизоров в стране совсем не означает, что доверие падает. Дай Бог, чтобы у него получилось доказать это правило. Спасибо вам большое, мы увидимся через месяц. Всего хорошего.

XS
SM
MD
LG