Linkuri accesibilitate

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

Два берега Днестра должны объединить свои усилия для того, чтобы выстоять в условиях регионального экономического кризиса, считает гость сегодняшней передачи, экономический эксперт Галина Шеларь. Почему поездка на маршрутке из Тирасполя в Кишинев стоит вдвое дороже, чем в обратном направлении? И… Европейский суд по правам человека впервые рассматривает условия содержания под стражей в Приднестровье.

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели, о которых расскажет моя коллега Юлия Михайлова:

***

Евгений Шевчук

Евгений Шевчук

Глава приднестровской администрации Евгений Шевчук повысил таможенные пошлины на ввоз зеленого горошка и сахарной кукурузы, в том числе консервированных. Теперь это - 20% от таможенной стоимости, но не менее 0,35 доллара за килограмм горошка и $ 0,40 за килограмм кукурузы. Также установлены новые пошлины на ввоз живых домашних свиней - 5% от таможенной стоимости. Таким образом власти региона пытаются защитить местного производителя. Глава комитета цен и антимонопольной политики Виталий Улитка говорит, что Приднестровью «необходимо серьезно прорабатывать механизм импортозамещения, так как это вопрос продовольственной безопасности».

В 2014 году отмечен спад производства молочной продукции и растительного масла. Однако увеличились объемы выпуска колбасных изделий, муки и крупы. В целом аграрная отрасль левобережья Молдовы ухудшила свои показатели по сравнению с 2013 годом почти на 20%. Сегодня объем сельхозпродукции составляет 5-6% в структуре ВВП Приднестровья, отметил глава отраслевого ведомства региона Андрей Кирста.

На 1 января в Приднестровье было зарегистрировано 102,5 тыс. работающих человек, более половины из них – 58 с лишним процентов – женщины. Эти данные не включают малый бизнес.

На минувшей неделе власти региона уточнили нюансы нового режима миграционного контроля при въезде в Приднестровье, который начнет действовать уже с 15 февраля. Документ был подписан главой региона в конце прошлого года. Руководитель управления миграционной службы Светлана Куликова пояснила, что для граждан Молдовы, России и Украины правила въезда, выезда и пребывания на левом берегу Днестра останутся прежними. Граждане других стран теперь могут попасть в регион только по приглашению или разрешению на въезд. Приглашение им могут оформить как частные, так и юридические лица. Разрешение на въезд выдается в пунктах контроля при въезде в Приднестровье, если срок пребывания в регионе не превышает 45 суток. При более длительном сроке понадобится приглашение. Новые правила въезда не коснуться миротворцев, дипломатов, студентов, аккредитованных в Приднестровье иностранных журналистов, экипажей речных, воздушных судов, железнодорожного и автомобильного транспорта. А также членов зарегистрированных религиозных объединений, тех, кто работает по международным контрактам, и приезжающих оказать гуманитарную или благотворительную помощь.

Подвело итоги работы за минувший год и внешнеполитическое ведомство региона. Его глава Нина Штански отметила, что Приднестровье продолжает развивать внешние связи, расширяя работу с международными организациями – Всемирной организацией здравоохранения, Программой развития ООН и ЮНИСЕФ. Говоря о векторном направлении развития Приднестровья, она отметила о том, что свыше половины из 32 тысяч российских паспортов, выданных в минувшем году посольством России в Кишиневе, получили жители левобережья Днестра.

В условиях беспрецедентного бюджетного кризиса в Приднестровье, на прошлой неделе в Тирасполе говорили об успехах местной администрации. Доходная часть городского бюджета за минувший год была исполнена на 105%. Наибольший рост поступлений в городскую казну отмечен по двум статьям: сбор за парковку и сбор за право заниматься торговой деятельностью. 46 квартир предоставила тираспольчанам городская администрация в минувшем году, в очереди на жилье еще 1818 семей.

Новый конкурс в рамках Программы грантов для развития демократии объявило посольство Соединенных Штатов Америки в Молдове. В сообщении дипмиссии говориться, что неправительственные организации могут подать заявки на финансирование проектов в следующих областях: укрепление гражданского общества, демократических институтов и защиты окружающей среды, развития на местном уровне политических и демократических процессов, прозрачности и эффективности управления, проекты по гражданскому воспитанию, в области свободы слова и распространения информации, участию граждан в процессе принятия решений и укрепления доверия. Программа не финансирует гуманитарные и благотворительные проекты, проекты в области здравоохранения, политической и коммерческой деятельности, научные исследования, конференции и индивидуальные поездки за границу. Бюджет проекта должен быть в пределах от пяти тысяч до 24 тысяч долларов. Заявки принимают в посольстве США в Кишиневе до 2 марта этого года.

***

Свободная Европа: 2015 год обещает быть очень трудным для Приднестровья, это признают и представители тираспольской администрации. Это последний год, когда экспортеры могут еще пользоваться автономными торговыми преференциями на европейском рынке, вскоре Тирасполю придется решить присоединяться или нет к Соглашению об ассоциации, подписанному Кишиневом, и при этом регион переживает тяжелый экономический кризис. Сложившуюся ситуацию и возможные решения моя коллега Лина Грыу обсуждает с исполнительным директором Центра стратегических исследований и реформ Республики Молдова Галиной Шеларь.

Галина Шеларь

Галина Шеларь

Галина Шеларь: Я думаю, что нам всем, прежде всего представителям гражданского общества – наверное, пресса тоже относится к гражданскому обществу – нам нужно попробовать заставить изменить взгляд. То есть, говорить не о правом и о левом берегу как об отдельных феноменах, а попытаться, по крайней мере, попробовать переформатировать свое мышление и посмотреть на ситуацию по обоим берегам Днестра комплексно. Потому что в той региональной ситуации, в которой мы оказались – мы оказались – мне думается, что единственный устойчивый источник развития, который мы обязаны использовать у нас – это мы сами. А для того, чтобы использовать этот внутренний источник, наши связи по кооперации, да?, мы должны научиться думать позитивно.

Что я имею в виду? И на правом, и на левом берегу сейчас очень непростая экономическая ситуация. И правый, и левый берег, безусловно, очень сложно будет выживать без внешней помощи. И правый, и левый берег страдает из-за того, что происходит у нашего ближайшего соседа Украины, потому что транзит через Украину, от которого зависит не только левый, но и правобережье Днестра, безусловно, стал более сложным. Поэтому мы оказались в очень сложной ситуации. И мне кажется, что сейчас нужно понять, что то обострение противоречий между нашими основными партнерами политико-экономическими, оно, безусловно, влияет и на нас. Потому что, например, взаимные санкции, которые вводит сначала ЕС, потом отвечает Россия, и те непростые отношения, которые сейчас складываются, они, безусловно, осложняют нашу жизнь. Потому что это наши ведущие партнеры, от которых мы не можем отказаться. Понимаете, в Приднестровье говорят, что основной партнер и вся надежда на Россию – но оно не может отказаться от Европейского Союза; правобережная Молдова с надеждой на Евросоюз, но это абсурдно, мы не можем отказаться от России. Поэтому мы сейчас в равной ситуации.

И более того: наша взаимозависимость как раз в связи с этим региональным кризисом увеличилась, потому что практически Молдавская ГРЭС – это единственный реальный источник обеспечения правобережной Молдовы электроэнергией. Это технический факт. Поэтому мы должны координировать свои действия, по крайней мере, и уж ни в коем случае не изобретать механизмы, которые осложняют жизнь экономических агентов по обоим берегам Днестра.

Свободная Европа: Вы говорите, с одной стороны, что внешнеполитическая напряженность влияет очень сильно на отношения между Кишиневом и Тирасполем; с другой стороны, вы считаете, что они должны сблизиться. Какими вы видите механизмы этого сближения?

Галина Шеларь: Вы понимаете, я думаю, что если мы поставим, ну, скажем, как нашу задачу на 15-ый год, минимизировать потери кризиса – это раз, и использовать сложившуюся ситуацию – ведь, в общем-то, все говорят, что кризис это как бы стимул к переменам – так вот, если мы эти перемены будем видеть не как приближение к чему-либо, а как наведение порядка в своем доме, в плане превращения из интеграционных партнеров-иждивенцев в реальных интеграционных партнеров. Потому что, согласитесь, с той структурой экономики и с теми возможностями, которые существуют, мы неинтересны в том понимании, которое обычно вкладывается в понятие интеграционный партнер, и в принципе наши интеграционные интересы – и это говорят представители властных структур по обоим берегам Днестра – они сводятся, ну, в зависимости от того, какой вектор они отстаивают, у нас тоже у власти находятся разнонаправленные векторные силы, да? Они, прежде всего, говорят о том, что нам даст, и, сравнивая, где лучше, они говорят: „кто нам даст больше?”. К сожалению, никто не говорит о том, что мы можем дать.

Для этого нам нужно осмыслить себя, наконец-то, в рыночных условиях. Мир вокруг нас из-ме-нил-ся. И мы должны измениться, мы должны понять, повзрослеть, как участники рыночной экономики.

Ведь уже вполне понятно, что эйфория 90-х годов, когда мы считали, что наша плодоовощная продукция и нам больше ничего не надо производить, я надеюсь, что все уже поняли, что плодоовощную продукцию в нашем регионе умеем производить не только мы, таких производителей очень много. Но у нас есть другие возможности. Мы, например, забываем о том, что экологически чистая продукция она просто нигде не квотируется. И вот те земли, которые у нас есть, они вполне могут использоваться в таком направлении. Ведь для того, чтобы стать эффективными партнерами интеграционными – для Европы или для Российской Федерации, Евразийского союза - систему качества нужно делать по любому. Систему безопасности продовольственных продуктов нужно делать по любому. Посмотреть, что у нас не в порядке в банковской системе и повысить ее транспарентность – нужно делать по любому на обоих берегах. Бороться с коррупцией, независимо от вектора.

Поэтому пока не изменимся сами мы, у нас ничего не получится. У нас сейчас есть шанс – попробовать выстроить какие-то взаимоотношения, по крайней мере скоординированные, чтобы мы друг другу не мешали, чтобы мы перестали радоваться тому, что что-то не так на левом берегу, а они – тому, что что-то не получается у нас. Пока мы не начнем понимать, что чужой беды не бывает и чужих неприятностей, у нас ничего хорошего не получится.

Свободная Европа: На левом берегу сейчас очень скромные поступления в бюджет, в связи с этим появляются проблемы с выплатой пенсий, зарплат и так далее. Каким вы видите выход из этой ситуации?

Галина Шеларь: Приднестровье не впервые оказывается в такой ситуации, поэтому я думаю, что и выход из нее будет найден, и абсолютно уверена, что не без поддержки, конечно, из Российской Федерации. Ну, что касается задержек с выплатами зарплат – у нас об этом пока просто не говорят, они поменьше, но тот факт, что Приднестровье де-факто есть, а де-юре как бы нет, то, безусловно, им в такой ситуации находить какие-то действенные решения сложнее. Но, я думаю, что-нибудь найдут.

Свободная Европа: 2015 год – последний год, когда действуют для Приднестровья автономные торговые преференции с Евросоюзом. До конца года Тирасполь должен решить, присоединяться к Соглашению об ассоциации, который подписала Республика Молдова, или нет, политически Тирасполь не хочет этого делать, потому что стремится к интеграции с Российской Федерацией; с другой стороны, экономически это означает определенные потери. Какой здесь можно найти выход из ситуации?

Галина Шеларь: Я думаю, что с точки зрения Приднестровья, как и Молдовы, это, прежде всего, изменение, скажем, правил. Потому что на определенном отрезке времени в наших отношениях торговых с Европейским Союзом ничего не изменилось. То есть, по чувствительным товарам пока для Молдовы нет свободы для экономических агентов Европейского Союза, по чувствительным товарам для Европейского Союза нет свободной торговли для экономических агентов Молдовы – те же самые квоты. То есть изменилась идеология.

Поэтому я думаю, что как только Республика Молдова начнет – если начнет – творчески, как я говорю, реализовывать Соглашение об ассоциации в целом, включая и те его положения, которые касаются Зоны свободной торговли, но не на словах, как говорят чиновники высокого уровня наши, что нам за 15-ый год нужно одобрить – слово-то какое! – триста директив Европейского Союза. Вот если мы будем таким образом подходить к реализации этого соглашения, тогда никакого решения не будет найдено.

Нам совершенно четко сказали, что пока на статус страны-кандидата мы не претендуем. Это означает, что у нас нет обязательств абсолютно, полностью соответствовать всему законодательству Европейского Союза. Значит, из этих 300 директив мы должны предложить, что мы начинаем с вот этого. И представить этот бизнес-план. И если этот бизнес-план, эти приоритеты мы, предположим, скоординируем с нашими коллегами с левого берега Днестра, то это будет означать, что механизм найден. Или их поиски ведутся, Соответственно, будет реакция наших основных партнеров – Европейского Союза и Евразийского Союза или Российской Федерации.

Ну, а я не думаю, что осложнение отношений внутри страны может каким-то образом позитивно повлиять на устойчивость экономического развития одной ее части.

Свободная Европа: В этой тяжелой ситуации, в которой оказалось Приднестровье, может ли что-то сделать Кишинев для того, чтобы поддержать жителей Левобережья, не допустить дальнейшего обострения ситуации, скажем так? Есть ли какие-то механизмы, и есть ли интерес?

Галина Шеларь: Вот! Я бы начала со второго – есть ли интерес. То есть очень трудно сказать, что может делать Кишинев с учетом того, что – ну, в связи там с разными обстоятельствами, в том числе и выборами – даже политические представители уже много месяцев не встречаются. Это означает, что раз люди, которые имеют отношение к принятию решений, не встречаются, значит, политические решения даже не обсуждаются. Пока не восстановится диалог, о каких-то решениях говорить рано.

Пункт номер два – пока непонятно, как из этой кризисной ситуации будет выходить правобережная Молдова. Потому что, безусловно, все механизмы, вот те поддержки, о которых вы говорите, они должны быть рассмотрены в плане комплексном. Вот если мы обеспечим такой комплексный подход, если нам удастся восстановить диалог и согласовать, тогда у нас что-то получится.

Свободная Европа: Ваша рекомендация, как эксперта, для Кишинева – что можно сделать в этой ситуации, чтобы облегчить жизнь и одних, и других?

Галина Шеларь: Возобновить диалог, то есть быть инициаторами, потому что мы юридически признанное государство, значит, на нас ответственности больше. И попытаться найти совместные конструктивные решения, которые бы помогли нам пережить это сложное время.

Свободная Европа: В крайне сложном региональном контексте многие рассматривают Приднестровье как возможный очаг напряженности. Такие оценки обоснованы, как вы считаете?

Галина Шеларь: Я абсолютно уверена, что для того, чтобы взорвать ситуацию, кто-то должен поднести фитиль. Вот что этот фитиль не поднесет Приднестровье, я абсолютно уверена. И я очень надеюсь, что у всех хватит разума – у всех, потому что то, что происходит, например, что Украина подтягивает дополнительные военные части к границе Приднестровья - безусловно, это настораживает. Здесь достаточно чьей-то глупости, посмотрите, что случилось в Гюмри. Глупость одного человека – и поставила под угрозу… ну, практически создало очень много проблем в отношениях между государствами. А ведь это глупость одного человека. Поэтому, когда такая ситуация, чья-то глупость может иметь очень неожиданные и печальные последствия. Я надеюсь, что нам всем хватит разума и этого удастся избежать.

Свободная Европа: Директор Центра стратегических исследований и реформ Галина Шеларь отвечала на вопросы Лины Грыу.

***

Свободная Европа: Поездка из Тирасполя в Кишинев на маршрутном такси обойдется почти вдвое дороже, чем обратно из Кишинева в Тирасполь, причем, на той же машине, с тем же водителем. Почему? Разобраться в этом вопросе попыталась наш корреспондент Карина Максимова, рассказывает Юлия Михайлова.

„На Тирасполь, Тирасполь. На Бендеры, девушка? Бендеры…”

На этой неделе жители и гости Тирасполя были шокированы новыми тарифами на проезд в маршуртке до молдавской столицы. 64 лея 80 банов – такая цена была установлена 4 февраля. Буквально несколько дней назад проезд стоил 63 лея. Цена на приднестровском автовокзале меняется чуть ли не ежедневно, при этом в кишиневских кассах билеты продают по прежней цене - 36,5 лея. Пассажиры отправляющейся из Кишинева маршрутки возмущены:

„Оттуда из Тирасполя сюда в Кишинев дороже. Оттуда 64 лея, отсюда – 36”.

У девушки-студентки есть свое предположение этому:

„Я слышала, что Тирасполь платит дважды налог, и у себя (в Приднестровье), и тут (в Молдове). А Кишинев нет”

Водитель маршрутного такси объясняет разницу в цене билетов ослаблением молдавской национальной валюты:

„Никуда не уходите, мы едем скоро. Разница очень большая. Это – Приднестровье, это они решают. Лей наш падает. Уже сегодня 50 копеек. 100 леев наши – 50 рублей их”.

А пенсионерка, купившая билет из Кишинева до Тирасполя, жалуется, что урезанной в Приднестровье пенсии теперь ни на что не хватает:

„Сейчас мы платим за троллейбус по одному рублю, и говорят - ну, что там. Сняли 150 рублей «российских», 50 еще каких-то сняли. В общем, у меня осталась тысяча рублей. За квартиру я плачу триста, за удобства триста, триста пятьдесят – это самая малость. Что у меня с тысячи остается? Я инвалид второй группы, я не могу даже этот рубль в троллейбусе заплатить, когда мне надо ехать в лечгородок”.

Пытаясь понять, почему складывается такая ситуация, люди в своих рассуждениях коснулись и лидера региона:

„Вот я, например, как человек, интеллектуал, когда голосовала за Шевчука, у меня к нему была какая-то симпатия. Не просто симпатия по внешнему виду, а как он говорит, как себя ведет. Он образованный, экономист. Но мне кажется, что он сам не управляет, что им управляют”.

В кассе тираспольского автовокзала объяснили рост стоимости проезда снижением курса лея в Приднестровье. Если в конце прошлого года один лей стоил 70 приднестровских копеек, то сегодня – всего 59. Однако для пассажиров такая разница непонятна и неприемлема, поскольку подорожание проезда в Приднестровье произошло на фоне ощутимого снижения стоимости дизтоплива, которым заправляется большинство микроавтобусов, с 1,14 доллара до 0,8 доллара за один литр.

***

Свободная Европа: После почти месячного перерыва на тираспольском рынке вновь появилась в продаже рыба, но … исчезли покупатели. Рыба, продукт сравнительно дешевый и поэтому один из основных в рационе людей с низкими доходами и пенсионеров, подорожала после… заявленного снижения таможенных пошлин. Подробности в репортаже Карины Максимовой, вновь рассказывает Юлия Михайлова:

Почти половина рыбных прилавков центрального рынка Тирасполя весь январь пустовала. Предприниматели отказывались работать в условиях повышенных таможенных ставок на ввозимую свежую рыбу, поскольку нововведения сделали этот бизнес нерентабельным.

С начала февраля некоторые продавцы снова стали торговать свежей рыбой, правда, уже по новым ценам, которые оказались многим покупателям не по карману. Рассказывает одна из продавцов:

„Сейчас продаем рыбу дешевле, чем если бы оставили те пошлины. Но для людей все равно дорого. Знаете, в каждом законе есть свои уловки. Так вот там, в указе о снижении пошлины есть такая запятая, которая позволяет трактовать по-разному. Нам не сказали конкретно. По телевизору передали, что было 10%, а снизили на 5%. А на самом деле там „от 5%”, и получается, что снизили совсем копейки. Карась у нас живой, крупный, вот только из воды, красавец – 20 рублей. А люди все равно приходят и говорят: „дорого”.

Покупатели больше смотрят на прилавки, сравнивают цены и уходят. Прежнего изобилия доступной рыбы на рынке Тирасполя нет. Своими мыслями на этот счет делится продавецы:

„Как стояли, так и стоим. У людей денег нет. Один или два человека в час, зовешь их, пожалуйста, купите, берите рыбу. Люди исчезли. Куда? – Непонятно! Пенсионерам добавку двухсотрублевую сняли, новый год, праздники все прошли, у людей денег совсем нет”.

„Да они отреагировали, пошлины снизили, рыба появилась, но рыба и подорожала на 5-10 рублей. Мы отвоевали всего лишь чуть-чуть. Вот мы уже торгуем неделю, люди приходят, смотрят, спрашивают: „Почему рыба такая дорогая?” Особенно карасик – он дорогой, 25-30 рублей. Люди интересуются, почему мы не снизили цену. Никто не понимает, что, все-таки, цена выросла из-за того, что пошлина осталась.

„Ну тоже цены не очень маленькие. Люди ходят, смотрят, торговли мало, слабая торговля. По рынку вообще мало людей ходит, куда они исчезли – непонятно. Будем думать, что делать дальше”.

„Плохо. Как стояли, так и стоим. Те идут еще, у кого есть заначка”.

„Нет работы вообще. Покупателей нет. Одни только пожилые люди, у которых нет денег – и все”.

„Снизили пошлины незначительно, очень незначительно, буквально копейки. У нас так: продали – привезли, нет такого, чтобы рыба сутками лежала. Мы ж не работали целый месяц, вот, вышли первого числа. Я торгую, но у меня сахарный диабет. Я рыбу должна кушать. Я взяла три рыбы, я заплатила 30 рублей. И простой карасик, это не то, что какая-то там благородная рыба. Не настолько снизили они эти пошлины, насколько обещали”.

А вот что думают о новой цене на рыбу покупатели:

„Конечно, ощущаем новые цены. Меньше будем покупать, но все равно надо покупать, голодным же не будешь сидеть. Когда-то был карась, карп по 12 рублей, двенадцать пятьдесят. А сейчас уже не купишь”.

„Наш выбор в пользу настоящей, живой рыбки. Но ее нет. Вот там карась есть, никакой. 30 рублей – представляете, какие эти цены! Очень дорого”.

„Цена доступная, я думаю, и для пенсионера. И рыбка неплохая, и кефаль, и карась – то, что обычно берем”.

„Карась был 12 рублей, а сейчас сколько уже стоит. Идиоты!!”

„Дорого, конечно. С пенсии сняли надбавки, и мне кажется, это дорого”.

***

Свободная Европа: Приднестровье вновь попало в поле зрения Европейского суда по правам человека – на этот раз Большая палата впервые рассмотривает дело, касающееся условий содержания в тюрьме и под предварительным арестом. В прошлую среду Европейский суд по правам человека провел слушания «Мозер против Республики Молдова и Российской Федерации». Истец Борис Мозер заявил Суду, что за два года заключения он был лишен медицинской помощи, в которой нуждался, и нормальных условий содержания в тюрьме. Подробности в материале Тамары Греждяну.

Борис Мозер попал в руки приднестровской милиции в 2008 году по обвинению в причинении компании, в которой он работал, ущерба в размере 40 тысяч долларов. Мозера заставили взять на себя вину, угрожая в противном случае надолго отправить его за решетку. Как утверждают юристы, шантажу подверглись и родители молодого человека. Борис страдает астмой, и в обмен на возможность передать ему медикаменты от семьи потребовали возместить якобы нанесенный им ущерб в размере 40 тысяч долларов.

Последовало обращение в Европейский суд по правам человека. Оперативный ответ из Страсбурга, доведенный до сведения сторон, способствовал тому, что после двухлетнего содержания под стражей в нечеловеческих условиях мера пресечения в отношении Бориса Мозера была изменена на домашний арест. Председатель ассоциации Promo Lex Ион Маноле считает, что о соблюдении прав человека в Приднестровье вспоминают только при особо резонансных случаях, тогда как меры вмешательства необходимы всегда:

„Не все незаконно пострадавшие жители региона находят в себе мужество и решимость бороться за свои права, не все обладают необходимой информацией для того, чтобы обратиться в соответствующие институты, которые реально могут предпринять какие-то действия, меры. Механизмы, существующие на региональном уровне, далеко не всегда эффективны. Более того, они даже не являются законными, поэтому вся ответственность ложится в первую очередь на Республику Молдова”.

После слушаний, которые состоялись в среду, 4 февраля, Суд, в течение года, опубликует свое решение.

До сегодняшнего дня ЕСПЧ вынес постановления по трем приднестровским делам: первое, аналогичное, дело „Илашку и другие”, второе дело „Иванцок и другие” и совсем недавнее дело „Катан и другие” – о школах с преподаванием на румынском языке в приднестровском регионе Республики Молдова. Несмотря на то, что Российская Федерация отвергает свою причастность в этих случаях, Европейский суд обязывает ее, как государство, принять меры для недопущения подобных ситуаций впредь, говорит директор Центра юридических ресурсов Владислав Грибинча:

„Комитет министров проанализирует, например, условия содержания под стражей, посмотрит, сколько денег выделено на ремонт, что сделано для того, чтобы сократить число заключенных, содержащихся в одной камере, что происходит с медицинской помощью. Для Европейского суда неважно, где произошел этот случай: в Приднестровье, Российской Федерации или в Республике Молдова, потому что решения будут одни и те же. В лучшем случае требования суда можно будет выполнить посредством усиленного давления на Российскую Федерацию. Есть риск того, что ничего не произойдет, как не произошло и по коллективному иску „Катан и другие”. Но это станет хорошим основанием для критики и усиленного политического давления на Российскую Федерацию”.

Эксперты PromoLex считают, что и официальному Кишиневу необходимо устранить ряд недоработок. По их мнению, соответствующим органам Молдовы следовало рассмотреть ходатайство родителей и направить бригаду врачей в Тирасполь, учитывая, что заявитель тяжело болен. Тем не менее, дело попало в поле зрения Центра реабилитации жертв пыток, который настойчиво требовал сведений о состоянии здоровья заключенного и через родителей передавал ему медикаменты. Директор Центра Людмила Попович утверждает, однако, что эффективное вмешательство возможно не всегда:

„Они говорили, например, в одной камере с их сыном содержится 25 человек, 7 из них в тяжелом состоянии, могут в любой момент умереть и никто на них не посмотрит. Иными словами, к нам поступала информация такого рода, но мы не могли сделать ничего больше. И вот здесь наши молдавские власти могли бы и должны обеспечить соблюдение прав, хотя бы в том, что касается медицинской помощи и нормальных условий содержания под стражей ”.

В настоящий момент на рассмотрении Европейского суда по правам человека находятся минимум 69 дел из приднестровского региона. Из них 26 - в ожидании решения. Как отмечают эксперты, официальный Кишинев обвиняется в непринятии всех необходимых и возможных мер для обеспечения соблюдения прав человека на левом берегу Днестра – несмотря на то, что официально Республика Молдова заявляет о невозможности контролировать свои восточные районы, а Российская Федерация выступает в роли ответчика потому, что оказывает военную и финансовую поддержку сепаратистскому региону.

***

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG