Linkuri accesibilitate

Минское соглашение – легализация „победы” России в Украине


Западный аналитик Владимир Сокор делится своим мнением с Валентиной Урсу.

Россия отвергла предложение президента Украины Петро Порошенко о привлечении международной миротворческой миссии в конфликтный регион на востоке страны. Официальный представитель российского внешнеполитического ведомства Александр Лукашевич заявил, что достигнутые на прошлой неделе минские договоренности должны остаться основой для урегулирования конфликта и Киев обязан соблюдать соглашение. Между тем в Берлине ряд политиков также скептически отнеслись к предложению президента Порошенко о введении миротворцев ООН или европейского контингента. Хрупкий мир на украинско-российской границе стал темой беседы нашего корреспондента Валентины Урсу с американским аналитиком Владимиром Сокором.

Свободная Европа: Г-н Сокор, можно ли говорить сегодня о шансах на успех мирного плана в Украине, одобренного в Минске?

Владимир Сокор: Мирный план, согласованный в Минске, фактически подтверждает две реальности. Первая: это военная победа превосходящих сил России над Украиной. И вторая реальность – это отказ Запада предоставлять Украине военную помощь. В Донбассе, в восточной части Украины, сложилась ситуация один к одному с той, что была в Приднестровье. Еще с начала этого конфликта, в апреле прошлого года, наблюдатели, аналитики, представители украинского руководства предостерегали от повторения приднестровского сценария в Донбассе, оперируя буквально этими терминами. Именно это было целью России. Россия своего добилась в этом плане. Достигнутое в Минске мирное соглашение – несравненно больше, чем чисто военное соглашение, это документ с глубоким политическим подтекстом, который обязывает Украину предоставить политический статус региону, оккупированному российскими силами. Этот статус еще предстоит обсудить.

Мирный план, подписанный в Минске, можно проанализировать сам по себе, но значение подписания этого соглашения простирается значительно дальше и выходит за рамки его содержания. Будет немало противоречивых интерпретаций этого документа. И каждый раз интерпретация будет на стороне России, так как за ней военное превосходство на месте. Это соглашение сделано не для того, чтобы его выполняли, точно так, как и сентябрьское минское соглашение было подписано не для того, чтобы его соблюдали.

Свободная Европа: То есть Россия воспринимает это соглашение по-своему, Украина по-своему и Европейский Союз тоже по-своему?

Владимир Сокор

Владимир Сокор

Владимир Сокор: Как интерпретирует соглашение Европейский Союз пока еще не известно. Скорее всего, интерпретация ЕС будет близкой к позиции Киева, он поддержит позицию Украины на бумаге. Но в действительности Россия – единственная, кто обладает необходимой силой для того, чтобы заставить выполнять условия перемирия, а затем решить – соблюдать его на деле или, напротив, нарушить. Только у России есть такая возможность там, на месте.

Также, Россия единственная, кто может наказать за нарушение соглашения, независимо от того, кто допустил эти нарушения, с российской точки зрения. Иными словами, Россия может наказать Украину за какие-то мнимые нарушения и может оставить безнаказанными нарушения, допущенные донецким или луганским „ополчением” или, более того, защищать их, если к ним будут пытаться применить какие-то санкции за те или иные нарушения.

Свободная Европа: Говорили, что реальным тестом может стать прекращение военных действий, а также восстановление контроля Киева над своей границей с Российской Федерацией.

Владимир Сокор: Это перемирие, образно говоря, инновация, и вот почему. Восстановление контроля Украины над своей восточной границей Россия обуславливает предварительным выполнением со стороны Киева ряда политических условий, в том числе предоставлением особого статуса Донбассу и конституционной реформой Украины. Все эти требования политического характера должны быть выполнены до того, как Россия признает условия „созревшими” и „позволит” Украине восстановить контроль над своей восточной границей. Протяженность этой неконтролируемой границы впечатляет – 400 километров. На этом сегменте ОБСЕ контролирует только два пограничных пункта радиусом в километр в обе стороны. Значит, из 400 километров ОБСЕ контролирует лишь четыре. Так что практически 400-километровый участок границы контролирует Россия и пророссийские силы в Донбассе.

Свободная Европа: И если Украина лишается контроля над частью своей территории, для кого это обернется сильнейшей головной болью? Например, экс-президент Румынии Траян Бэсеску считает, что Украина – самая большая проблема безопасности для Румынии. Но и для региона в целом, по всей видимости?

Владимир Сокор: Не только для региона – для всей Европы в целом. Только Европа не осознает пока эту угрозу во всей ее полноте. Территориальная целостность Украины разрушена, уважение к территориальной целостности Украины проявляется только на бумаге, как было и в случае с Грузией или с Республикой Молдова. Россия практически разрушила территориальную целостность Украины. Несмотря на то, что территориальная целостность упоминается в минском перемирии, ее больше не существует. Повторяю, политические условия, при которых Россия „позволит” Украине восстановить контроль на границе, не касаются контроля над Донбассом. О восстановлении какого-либо контроля со стороны Украины над Донбассом и слова не сказано – только над границей.

Свободная Европа: И чего можно ожидать в дальнейшем, г-н Сокор?

Владимир Сокор: В ближайшее время Украина лишится этой территории на многие десятилетия вперед. Разве что в самой России произойдет какой-то внутренний крах, что маловероятно, я бы даже сказал, невозможно в обозримом будущем... Запад потерпел поражение, Украина потерпела поражение, все государства региона оказались под угрозой. Под угрозой не сиюминутной или непосредственной, а в долгосрочной перспективе. А единой системы европейской безопасности не существует.

Ни одно правительство ни одной крупной державы, ни одна международная организация не взяли на себя ответственность за безопасность и территориальную целостность Украины или в целом за то, что я называю Восточной Европой. Под Восточной Европой я понимаю ту часть Европы к востоку от границ НАТО и Европейского Союза, значит, включая Украину, Республику Молдова, Беларусь, разумеется, Грузию. Для этой довольно большой территории системы безопасности не существует. Практически, у России здесь руки полностью развязаны.

Минские договоренности выработаны без Соединенных Штатов Америки, без Европейского Союза как коллективной организации 28-ми стран, тем более без НАТО, а лишь с участием двух западных стран – Франции и Германии. Франция абсолютно непоказательна в этом смысле, это страна в экономическом и политическом спаде, у нее нет никаких интересов в этой зоне Европы. Единственной причиной присутствия Франции на этих переговоров было немного прикрыть, подкрасить реальность немецкого руководства. Германия нуждается в присутствии Франции как в пассивном аппендиксе, чтобы не складывалось впечатления, что Германия выступает от имени всей Европы. Но Франция ни в коей мере не является независимым участником этих переговоров. Германия взяла на себя инициативу – не руководство, а инициативу. В действительности, говорить о руководящей роли Германии в Европейском Союзе или в Европе в целом не приходится, есть инициативы Германии, которые Евросоюз не может и поддержать в коллективном порядке, поскольку это односторонние немецкие инициативы, но и отклонить или заявить о несогласии с ними не может, потому что Германия, просто-напросто, слишком влиятельная.

Свободная Европа: Инициатива Германии была и в случае с Республикой Молдова, когда г-жа Меркель вместе с Дмитрием Медведевым согласовали план урегулирования приднестровского конфликта. Заведомо обреченный…

Владимир Сокор: Не могу с вами не согласиться. Мезебергский меморандум был некой увертюрой, образно говоря, аванпремьерой сегодняшней инициативы Германии в отношении Украины. Но и тогдашняя мезебергская инициатива, 2009 года, в отношении Молдовы, и сегодняшняя оказались безрезультатными, потому что Германия в обоих случаях уступила интересам России в Восточной Европе. А НАТО, естественно, полностью отсутствует, НАТО долгие годы игнорирует Украину и, в целом, игнорирует Восточную Европу.

Образовался огромный вакуум власти, и прежде всего потому, что Запад отстранился от этой зоны. И этот вакуум власти заполняет Россия, экономически более слабая, но превосходящая по духу и по уровню компетенции российского руководства. Это большая ошибка – недооценивать талант г-на Путина как руководителя и дипломата. Это очень опасная команда, очень компетентная и смелая, которой при несравненно меньшем потенциале по сравнению с Западом удается выиграть партию, выиграть конкуренцию в этом регионе.

XS
SM
MD
LG