Linkuri accesibilitate

Совпадение 70-й годовщины Ялтинской конференции и проведение знакового Мюнхенского форума по безопасности вызвало к жизни новые разговоры о судьбах мира. Неудивительно, что многие эксперты указывают на крымскую операцию как на, вероятно, последний гвоздь в крышку гроба того непонятного мирового уклада, который четверть века назад пришел на смену биполярной системе. Одни наблюдатели говорят, что 2014 год стал началом возврата к биполярному миру, но большинство склоняется к мнению о том, что с учетом возросшего влияния Китая впору говорить о первых шагах к созданию многополярной конструкции.

«Почти год назад, когда в ответ на киевское политическое цунами Москва молниеносно помогла населению Крыма самоопределиться, многие восприняли этот шаг как заявку на ревизию мироустройства. Отказ считать незыблемыми границы, возникшие после распада СССР, по своей значимости выходил за рамки постсоветского пространства», - пишет главный редактор издания «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов на сайте «Газеты».

По его словам, многие страны «третьего мира» сегодня встали на ноги и выражают неприкрытое недовольство существующим миропорядком, установленным великими державами. «России с ее имперским сознанием, конечно, непросто ставить себя в ряд с бывшими колониями. Однако накопившаяся у значительной части человечества усталость от безальтернативности Запада открывает возможности. Пусть даже никакой иной идеологии Москва сейчас предложить не может, но разумно поданный антигегемонистский пафос найдет отклик», - уверен эксперт.

В другом материале на том же сайте Федор Лукьянов делает отсылку к знаменитой статье и книге американского политолога Сэмюеля Хантингтона о столкновении цивилизаций. Лукьянов замечает, что в начале 90х годов предостережение маститого эксперта было опровергнуто ввиду эйфории после окончания «холодной войны» и уверенности в том, что западный мир сумеет беспрепятственно распространить свои ценности в глобальном масштабе.

«Стремясь ускорить историю, ведущие мировые державы (а в конце ХХ века солировал исключительно Запад) начали пересматривать ключевой принцип, на котором почти 400 лет, то есть как раз с эпохи Просвещения, строились международные отношения. Принцип незыблемости суверенитета, которым обладают национальные государства как структурные элементы всей мировой системы. Именно переосмысление отношения к суверенитету имело наибольшее воздействие на то, что происходило в мире с 1990-х годов», - комментирует российский эксперт, имея в виду процесс глобализации, размывающей национальные границы, а также смешение гуманитарного подхода с преследованием политических целей и успешную европейскую интеграцию.

«Следствием «гуманизации» стала концепция «обязанности защищать», принятая на уровне ООН, правда, в качестве морального, а не юридического императива. В ней впервые закреплялась возможность силового вмешательства в дела суверенного государства по соображениям гуманизма или нравственности. Во что это вылилось при отсутствии (да и невозможности) четких критериев интервенции, говорилось неоднократно. Однако вне зависимости от результатов под вопросом оказался сам принцип суверенитета», - поясняет далее Федор Лукьянов.

Между тем, примат национального суверенитета – это краеугольный камень Вестфальской системы, существующей с 1648 года. Однако теперь человечество уходит не вперед, а назад, в «довестфальский мир». «На смену модерну после недолгой попытки соорудить постмодернистский мир вновь пришло Средневековье. Феодальная раздробленность Украины и фанатическое неистовство ИГИЛ, отрицающего границы, – лишь наиболее яркие проявления», - пишет российский политолог. «В любом случае эпоха после «холодной войны» останется в памяти как иллюстрация вопиющего контраста между намерениями и ожиданиями, с одной стороны, и итогом усилий по их воплощению в жизнь – с другой», - резюмирует Лукьянов.

Журналист Семен Новопрудский на сайте «Газеты» рассуждает о судьбе России в новых обстоятельствах и говорит об опасности ничем не подкрепленного реваншизма элиты. «Россия хочет быть великой мировой державой, не имея на то объективных экономических и политических оснований. Наша власть пребывает в уверенности, будто миром рулит исключительно Америка, а не множество сложных и порой непредсказуемых факторов, и хочет разделить с ней это сомнительное удовольствие», - пишет автор.

Вместе с тем, он полагает, что у Москвы осталось три варианта продолжения «игры» в важную, но не правящую мировую державу. Это самостоятельная игра (уже не получится с учетом недоверия к РФ в последний год), лидерство в Евразийском союзе («политическая фикция», РФ не сможет содержать более бедные государства) и Россия как часть Европы. Новопрудский подробно останавливается на третьем пути.

«При всей степени конфронтации в наших сегодняшних отношениях с Западом единственно возможное самостоятельное и перспективное место России в современном мире – именно в составе «большой Европы», - пишет он, напоминая, что Россия – часть европейской христианской цивилизации. «Россия вместе с Германией, Великобританией и Францией могла бы стать лидером новой «большой Европы» с Украиной, Молдавией, Белоруссией, Арменией. Это наш единственный шанс стать сколько-нибудь значимой страной большой мировой политики в ближайшие десятилетия. И даже противовесом Америке, о чем мы так страстно мечтаем», - утверждает журналист. В заключение он добавляет, что геополитические войны ради перекройки границ – путь к исчезновению России…

Как известно, политики, особенно руководители великих держав, не всегда прислушиваются к мнению экспертного сообщества. А если прислушиваются, то вполуха. А из того, что услышали, понимают половину. А из того, что поняли, воплотили еще половину. Да и кто сказал, что эксперты непременно советуют политикам только конструктивные вещи? Применительно к Путину бытует мнение о том, что он принимает единоличные решения, хоть и советуясь с ближайшим окружением. По поводу Обамы говорят, что он чаще прислушивается к советам «не тех, кого надо», отсюда и ошибки во внешней политике.

Словом, возникает ощущение, что оба державных лидера застряли между этажами. Понятно, что и в США, и в России есть опасения по поводу дальнейшей эскалации в Украине и на Ближнем Востоке, но кто и когда скажет «Хватит, давайте договариваться», неизвестно. То ли гордость не дает, то ли уверенность в том, что еще не всё сказано. А время тикает. В Донбассе до прекращения кровопролития далеко, ИГИЛ заживо сжигает людей. Кто остановит скатывание миропорядка к хаосу?..

Часть 1

XS
SM
MD
LG