Linkuri accesibilitate

Студенты впервые поговорили напрямую


Обращение московских студентов к украинским

Обращение московских студентов к украинским

Видеомост в прямом эфире между студентами России, Украины и Молдавии с участием слушателей РС

В течение последнего времени студенты Украины и России обменялись сразу несколькими видеообращениями, в которых пытались обяснить друг другу свою позицию и свой взгляд на происходящее между обеими странами. Что удалось им понять друг о друге? Разговор в прямом эфире между российскими и украинскими студентами, к которому выразили желание присоединиться и молдавские. Ведущая Елена Рыковцева.

Елена Рыковцева: Сегодня большое событие — все выходят из виртуального пространства и встречаются между собой, потому что хватит уже обмениваться видеообращениями, решили студенты российские, украинские, молдавские. В московской студии, украинской, в студии в Кишиневе сидят сейчас люди, которые будут разговаривать наконец-то между собой очно, будут задавать друг другу вопросы, будут на них отвечать, будут думать, как жить дальше и, конечно, вместе. Мы начнем с того, с чего начиналось, а начиналось с видеообращения украинских студентов к студентам Российской Федерации. Давайте послушаем маленький фрагмент этого обращения.

ВИДЕО:

– У нас в стране сейчас идет война, у нас в стране сейчас умирают и ваши, и наши солдаты, умирают мирные жители. Мы призываем вас поднять информационный занавес! Проверяйте то, что слышите. Сомневайтесь в том, что видите.

- Говорят, что русские и украинцы — один народ. Возможно, это было так до недавнего времени. Сейчас между нами огромная разница, мы стоим по разные стороны баррикад, вы слева, мы справа, а между нами километры недопонимания. Между нами встали сказки про фашистов, украинских националистов, «Правый сектор» и бандеровцев. Вот что на самом деле разделяет нас — информационный шум.

- Ровно год назад в нашей стране был свергнут диктаторский режим Януковича. Тотальная коррупция, полный отказ от евроинтеграции, цензура в СМИ и милицейский беспредел вынудили студентов выйти на мирную акцию протеста. После ее кровавого разгона вышли миллионы украинцев по всей стране. Нам было очень страшно, погибло очень много людей, но мы справились, мы сплотились, мы стали еще сильнее. Руководство вашей страны называет это силовым захватом власти, но это не так. Это революция достоинства нашего народа, обычных людей со всей Украины за свои права и свободы.

– И вам, и нам придется своим детям объяснять, почему мы стреляли друг в друга. Или ничего не делали для предотвращения войны. Нам будет стыдно за такую общую историю.

– За нами будущее наших стран. Именно нам с вами предстоит управлять и развивать наши государства.

– Мы хотим сражаться с вами на научных олимпиадах и Олимпийских играх, а не в Донбассе.

Елена Рыковцева: Вот это было обращение украинских студентов. Шум и бурю оно вызвало в социальных сетях, его обсуждали. И вдруг появляется ответное обращение российских студентов, оно появилось в городе Калининграде. Взяла инициативу в свои руки некая молодежная организация, которая этих студентов попросила ответить по пунктам украинским студентам. Давайте посмотрим, как это выглядело.

ВИДЕО:

- Наши предки никогда не теряли историческую связь, мы были, есть и будем братскими народами, и ничто не сможет разорвать наше будущее. Вы называете бандеровцев, «Правый сектор», нацистов сказкой, но неужели жертвы Майдана, одесский Дом профсоюзов, разбомбленные города Донбасса тоже являются сказкой? И все это вы называете информационным шумом? Братья, задумайтесь.

- Мы, студенты, являемся лучшими представителями своего народа. Именно поэтому мы не засоряем себя фейками и дезинформацией, а оприруя фактами, не сомневаемся.

- Год назад в вашей стране случился антиконституционный переворот. Вы называете избранного украинским народом президента Януковича диктатором, узурпирующим власть, вы говорите о тотальном беспределе в то время, как в Верховной Раде заседают воры и преступники, а страну возглавляет олигарх, в свое время входивший в команду свергнутого вами Януковича. Вы называете «революцией достоинства» события, которые привели к тысячам жертв. Вы говорите, что стали более сплоченными в то время, как идет гражданская война. Вам придется объяснять своим детям, почему вы стреляли в нас.

- Мы не поднимали оружия против наших братьев, за нашу историю нам стыдно не будет.

- Уже сегодня мы развиваем нашу страну и делаем это благодаря тому, что в нашей стране царит мир, несмотря на внешние и внутренние потрясения.

Елена Рыковцева: Как-то не возникло ощущения, что все российские студенты готовы подписаться под этим обращением и поэтому появилось еще одно обращение, которое было записано уже в Москве, не в Калининграде. Послушаем и это обращение.

ВИДЕО

- Между нашими народами вырастает пропасть – давайте мы, студенты, молодое поколение, будем через нее мостом. Мы с вами на одной стороне, потому что в информационной войне преступно быть не на стороне правды. Потоки лжи из телевизора не иссякают. Градус ненависти и агрессии в обществе растет с каждым днем. Не все хотят думать, проверять и сомневаться.

- Мы не согласны с новой реальностью: ежедневные сводки с войны, тысячи беженцев, миллионы обманутых сограждан и ненависть как единственное объединяющее народ чувство.

- Не отвечайте на ненависть ненавистью. Мы уважаем ваш выбор, мы осуждаем войну, мы хотим, чтобы наши дети и внуки жили в дружбе, а Украина и Россия – в мире. Кому бы ни была выгодна эта война, она никогда не будет выгодна народам России и Украины, и мы вместе должны сделать все, чтобы ее прекратить.

Елена Рыковцева: Очень разные по смыслу были эти обращения российских студентов, практически полярные. После того, как украинские, российские студенты неоднократно обменялись обращениями, появляется обращение молдавских студентов, которые говорят: мы не очень понимаем, что у вас происходит, но мы тоже хотим мира. Давайте послушаем их.

ВИДЕО:

- Братья русские. Мы говорим вам: "Братья", потому что в глазах Бога мы едины - христиане... Мы все равны, мы помогаем друг другу, по крайней мере, так должно быть.

- Каждый имеет свою правду, и у вас тоже есть семья, и вы также будете иметь детей. Думайте об их будущем.

- Мы хотим правду.

- Оглянитесь вокруг. Вы желаете такого будущего?

Елена Рыковцева: Молдавские студенты призывают оглянуться, осмотреться, поговорить. Они так же задают некоторые вопросы, на которые мы может быть найдем ответы в ходе этого эфира. Представляю вам гостей московской студии: это студенты Анна Хламова, Дарья Полякова, одна из студенток, которая обратилась, Виктория Малясова, Александр Фролов, которые тоже участвовали в записи видеообращения, Святослав Леонтьев и Ксения Пелишенко. Почему вам показалось нужным ответить своим украинским коллегам, и повлияло ли на ваше решение появление калининградского ролика?

Виктория Малясова: У меня возникла мысль записать ответное обращение, как только я увидела обращение украинских студентов. Я не могла решиться на это до того, как увидела обращение калининградских студентов, потому что мне захотелось показать, что существует другая точка зрения. Мне было бы неприятно, если бы это считалось точкой зрения всего студенчества, та, что высказали калининградцы.

Елена Рыковцева: С чем вы не согласились, что вам не понравилось — интонация, содержание?

Виктория Малясова: Я осуждаю российскую агрессию на Украине, мне хотелось высказать эту точку зрения.

Елена Рыковцева: То есть вы совершенно по-другому видите эту картину?

Виктория Малясова: Да.

Елена Рыковцева: Даша, вы почему решили, что нужно свое слово сказать во всей этой истории?

Дарья Полякова: Мы в ролике говорили про чувство стыда, для меня чувство стыда — это не пустое слово. Я действительно испытываю довольно сильный стыд за действия нашего государства. Потому что жить в России — это мой осознанный выбор, соответственно, я разделяю ответственность за все, что делается от имени моей страны. До некоторого момента я не очень понимала, что я могу сделать для того, чтобы мне было немножко легче. Потом мне позвонила Вика и предложила участвовать в записи обращения. Я поняла, что меня с детства учили, что если тебе стыдно, то имеет смысл извиниться. В этом ролике я абсолютно искренне извиняюсь за то, что делает страна от моего имени. По реакции, которую я сейчас получаю в социальных сетях, я чувствую, что это было не зря.

Елена Рыковцева: Чувство стыда испытала Даша, как она сказала, и это нашло отражение в ролике. Это тема для споров: следует ли стыдиться за действия своего правительства, имеете ли вы к этому отношение? Вы считаете, что следует, что вы за это как-то отвечаете, за то, что делает Россия, в частности, на Украине?

Стас Литвинов: Немножко не согласен ни с одной, ни с другой точкой зрения, у меня скорее посередине где-то. Я считаю, что мы провоцируем конфликт, но прямого вмешательства от нас вряд ли есть. Максимум техника какая-то или что-то подобное. Русских солдат, как говорили наши украинские коллеги, я считаю, там нет. Недавно извинялся ветеран, представитель вооруженных сил российских за то, что туда едут добровольцы, но никак не регулярная армия. Я считаю, что мы может быть раззадорили этот конфликт, но не более того.

Елена Рыковцева: Украинские студенты призывали слушать разные точки зрения, они прямо криком кричали: пожалуйста, разные точки зрения изучайте, смотрите источники. Вы каким доверяете больше всего? У вас ощущение, что там нет регулярных российских войск.

Стас Литвинов: Начнем с информационных каналов, начиная от пророссийских, заканчивая, которые в оппозиции, те же соцсети, новостные ленты, на Украине каналы. В принципе все говорят одно и то же на телевидении, только у нас говорят, что это украинская сторона, а там говорят, что это российская сторона, большой разницы нет.

Елена Рыковцева: Анна Хламова, ваша точка зрения на все ролики, которые вы увидели, вы считаете, нужны они, не нужны, они спровоцировали скандал или наоборот желание разобраться?

Анна Хламова: Я думаю, что эти ролики продолжение конфликта взрослого, только мини-конфликт. Взрослый конфликт в моем понимании уже близок к детсадовскому в том плане, что нет каких-то разумных решений, каждая из сторон говорит: вы первые начали, нет, вы первыми начали. Кажется, что конца этому совершенно не предвидится. Даже когда было объявлено перемирие на какое-то время, перемирие не стало соблюдаться. То, что я увидела сегодня, эти обращения, мне напоминают продолжение этой истории. Украинские студенты обратились к нам, к российским студентам, российские студенты им ответили, что вы сами на себя посмотрите, калининградские я имею в виду. Московские студенты приняли обращение украинских, но тоже этот ответ не был полноценным. Мне показался посыл такой: а что вы нам ответите на это? Кроме того, я смотрела другие обращения, например, обращения крымских студентов, тоже вариант ответа к украинцам, которые тоже продолжают ту же самую историю: а на себя посмотрите, мы тут вообще ни причем..

Елена Рыковцева: Есть смысл в таких обращениях, когда вы не можете впрямую ответить по пунктам, есть смысл вбрасывать друг другу такие ролики?

Анна Хламова: Ситуация повторяет именно взрослый конфликт, что тоже как будто мячик перекидывается из стороны в сторону.

Дарья Полякова: Во-первых, я не очень поняла, почему нас Анна обвиняет в том, что мы тоже участвуем во взрослом конфликте, как будто требуем от украинцев какого-то ответа. Потому что требования какого-то ответа в нашем ролике, на мой взгляд, не было. Я не могу говорить за всех участников нашего ролика, но лично я чувствовала необходимость извиниться, извинение не всегда требует ответа. Это просто некое признание того, что я чувствую на себе ответственность. Во-вторых, я могу говорить про ту реакцию, которую я получаю в ответ на наше обращение, я ее уже упомянула, у меня есть ощущение, что обращение нужно и что оно не столько разжигает конфликт, сколько наше обращение способствовало некоторому его сглаживанию. Потому что многие люди, которые мне пишут с Украины, они пишут, что они вообще не ожидали, что будет такое обращение, что они не думали, что в России может быть представлена такая оппозиция и что оно помогает им воздерживаться от некоей ненависти, которая действительно появляется в слишком больших количествах в этом конфликте.

Елена Рыковцева: Александр, по вашим ощущениям, среди студенческой среды, с которой вы общаетесь, большее количество придерживается калининградской позиции или московской?

Александр Фролов: Среди моих друзей-одногруппников самая популярная точка зрения — это нейтральная. Большинство не придает серьезности этому конфликту, который случился. Но с другой стороны есть радикальные точки зрения, которые сподвигли русских студентов обратиться к украинским. Среди моих друзей есть люди, которые разделяют нашу точку зрения на конфликт на Донбассе. Я считаю, что мы записали это обращение с той точки зрения, чтобы в Украине поддержать отношения с русскими. Многие там считают, что русские не братский народ, негативное отношение. Хотелось показать, что есть альтернативная точка зрения, она живет и будет жить.

Елена Рыковцева: Передаем слово украинским коллегам.

Роман Похольчук: Я из города Каменско-Подольского, учусь в военном институте имени Тараса Шевченко. Если вы помните, я снимался в этом видео, изначально мы хотели открыть диалог между студентами Украины и России. Наконец-то нам это удалось.

Екатерина Сидорова: Я студентка Киевского национального университета имени Тараса Шевченко механико-математического факультета.

Евгений: Я автор идеи и помогал всячески, чтобы реализовать этот ролик.

Мирослава: Я учусь в Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко. Я приехала из Винницкой области. Я, к сожалению, не снималась в этом ролике, но всячески поддерживаю эту идею.

Таня: Киевский национальный университет имени Шевченко, институт психологии. Полностью поддерживаю наших ребят, очень рада, что у них родилась такая идея и они смогли ее реализовать.

Елена Рыковцева: Первый вопрос, который возникает: похоже, что линия раздела проходит по этому пункту — братские народы или не братские народы?

Евгений: Несмотря на те слова, которые во время этого конфликта говорятся, мы надеемся на то, что со временем мы можем это все забыть и действительно быть братскими народами, так как мы с вами жили под одним флагом, а потом 21 год мирно жили рядом под своими флагами, своими государствами.

Екатерина Сидорова: Мне кажется, что не так важно, как называются наши народы, братские или не братские, более важно, как мы относимся друг к другу и какая у нас политическая ситуация одной страны относительно другой.

Дарья Полякова: Я хотела сказать, что мне хотелось бы считать все народы этой планеты братскими. И чего бы мне не хотелось, чтобы моя принадлежность к русской национальности, к русскому гражданству кому-то мешала со мной дружить. Мне вообще не хочется чтобы какая-то национальность, русская, украинская, таджикская, американская, какая угодно, мешала конкретным людям, конкретным личностям выстраивать отношения между людьми.

Елена Рыковцева: Есть ли хоть какое-то отношение к людям украинской национальности, где вы сейчас учитесь, изменилось ли оно, начинают ли делиться — ты русский, ты украинец?

Ксения Пилишенко: Я считаю, что нет, я не заметила такого изменения. Я общаюсь со студентами, своими друзьями, которые живут на Украине, поскольку я сама родилась в Одессе, за весь год общения с ними я не заметила изменения в наших отношениях. Хотя я слышала, что такое возникает в последнее время. Люди, которые долго дружат, а на фоне такого конфликта отношения портятся. В студенческой среде я этого не заметила. Даже я спрашивала, у всех либо нейтральное, либо положительное отношение к украинскому народу.

Елена Рыковцева: Мы можем украинскую студию спросить, что нет такого специального отрицательного отношения к человеку, потому что он русский?

Таня: На самом деле нечестно у нас спрашивать в Киеве, считаем ли мы русский народ братским. Мы мирно живем, на нас не падают бомбы. А как думают люди, которые сейчас находятся там, считают ли они русский народ братским на востоке Украины? Считают ли наши военные, которых убивают, русский народ братьями? Это уже другой вопрос.

Елена Рыковцева: Это очень интересный поворот темы.

Виктория Малясова: Когда я решила в Москве записать такой ролик, я решила обратиться к соотечественникам. Хоть он и обращен к украинцам, мне хотелось снять антивоенный ролик, который увидит большое количество людей. Ясно, что когда на тебя кто-то нападает, ты должен сначала защититься, а уже потом простить или нет.

Елена Рыковцева: Я могу понять все, что угодно, но когда уважаемая студентка из Киева говорит, что люди в Донбассе не любят русских, потому что русские на них напали, с точки зрения русского человека это передержка.

Виктория Малясова: Конечно, я против любых националистических предрассудков.

Елена Рыковцева: Святослав, вы понимаете, что меня удивило в этом ответе студентки из Киева.

Татьяна: Я имела в виду, что вы спрашиваете у нас, у студентов в Киеве, считаем ли мы русский народ братьями. Мы сейчас можем размышлять на любые темы и говорить, как мы чувствуем. Мы не были там, мы не были на Донбассе, мы не воюем, на нас не падают бомбы, нет среди наших знакомых ополченцев. Слава богу, все мои родные и близкие живы. Но многие мои друзья воюют там. Я не знаю, может ли мой друг подписаться под тем, что русский народ для меня братья.

Елена Рыковцева: Ровно так мы поняли, как вы сказали в первый раз. Но вы прекрасно понимаете, что в России считают, что люди в Донбассе в большей степени душой и сердцем на стороне русского народа, чем Украины. Вы прекрасно понимаете, как здесь это представляется. Поэтому я и говорю, что здесь может удивить такое ваше высказывание, что в Донбассе считают русских врагами. Вы их можете не считать врагами, потому что на вас бомбы не падают, а там бомбы падают, поэтому враги. Здесь же представляется так, что Украина сбрасывает на них бомбы.

Татьяна: Я не могу говорить от имени всех — это сугубо личное дело каждого.

Ярослава: Ребята говорят о том, что они считают украинский народ братским народом, считаем ли мы их тоже братским народом? Ребята живут в мирных городах. У нас же, если есть родственники, друзья на Донбассе, которые сейчас под обстрелом, живут в страшных условиях, выживают просто. Еще у нас почти у каждого есть наши отцы, наши братья, наши друзья, мужья, практически у каждой украинской семьи есть тот, кто сейчас воюет на фронте. Хотелось бы донести то, что русский народ, сейчас не переживает то, что переживаем мы, потому что у нас сейчас идет война. Как мы можем считать братьями и как мы можем говорить о братских отношениях, если страдаем по сути мы, страдает украинский народ.

Елена Рыковцева: Вы отдаете себе отчет, что у нас в студии две противоположные точки зрения, потому что вы считаете, что русские и украинские воюют, а например Стас считает, что Россия вообще не имеет к этой войне никакого отношения.

Стас Литвинов: Моя позиция такова, что я считаю, что никаких регулярных войск нет. Мы все понимаем, что когда по телевидению показывают батарею из 20 артиллерийских орудий, которые принадлежат донецким военным, что они их не из шахт выкопали и не сняли с постаментов, как многие говорят. Понятное дело, что мы поставляем технику, вооружение и гуманитарную помощь.

Елена Рыковцева: То есть воюет Россия на стороне ополчения?

Стас Литвинов: Она, я бы сказал, спонсирует. Говорили еще про отношения жителей Донбасса к России. Этим летом министр образования нашей страны решил всю Украину обучить бесплатно и в каждом вузе выделил энное количество мест для того, чтобы эти студенты приехали с Донбасса и учились у нас бесплатно. В моей группе в моем институте приехало две девочки, которые считают, что Украина напала на Донбасс, Донбасс защищается от Украины. Это говорят жительницы Украины.

Дарья Полякова: Мне хочется сказать, что в нашей студии единого мнения нет, потому что, я считаю, что наша страна очень сильно участвует в этой войне. Кроме того, что мы поставляем туда орудия, мы не завели ни одного уголовного дела за наемничество. При этом всем очевидно, что огромное количество наших добровольцев находится на Донбассе. Некоторые из них возвращаются. Наемничество запрещено нашим законодательством. Где уголовные дела на наемников? Почему Стрелков находится на территории России и уголовно не преследуется? Что касается войск, во-первых, в какие-то моменты очевидно, что они там были, потому что псковские десантники были там убиты. Я недавно заходила на страницу жены Кичаткина, про которого была некрасивая история, когда его вдову заставили изображать, что он жив, сейчас, когда кампания улеглась и внимание к странице его жены ослабло, сообщение о 40 днях смерти есть. То есть это совершенно четкая история, где видно, что контрактный военнослужащий российской армии на Украине погиб. Например, один из моих знакомых высказывает гипотезу, что российские войска иногда могут туда заходить, чтобы поддержать так называемых ополченцев, иногда отступать на территорию Ростовской области, но в какие-то времена они там бывают.

ТЕКСТ БУДЕТ ДОБАВЛЯТЬСЯ, СМОТРИТЕ ЦЕЛИКОМ ВИДЕО

XS
SM
MD
LG