Linkuri accesibilitate

Вот и заканчивается моя поездка в Тбилиси в рамках проекта FP7 IRSES «Marie Curie». Позади три месяца прогулок и встреч, десятки написанных статей и кропотливая работа над диссертацией. Заметил про себя: из-за того, что поездка состоялась в зимнее время, холод и ненастье заставили нас с коллегой по большей части сидеть дома и корпеть над научной работой. Получилось в итоге неплохо: написано больше половины диссертации.

Надо сказать, что декабрь и январь отметились важными для меня событиями: я посетил родной город Гюмри, походил по улицам, по которым ходил в детстве. Я встретил там Новый год – впервые с 1988 года. Смешанные чувства были у меня: с одной стороны, город депрессивный, после землетрясения и тяжелейших экономических проблем 90х годов там осталась едва ли половина населения. С другой стороны, ничто не может испортить того неповторимого колорита моего Гюмри – столицы армянского юмора, города достойных людей, преисполненных чести и не теряющих остроумия и присутствия духа даже в таких трагических обстоятельствах.

По возвращении в Тбилиси в первых числах января я понял, что снова хочу в Армению. Какая-то непреодолимая тяга, которую невозможно ничем перебить. Понурив голову, я продолжил работать над диссертацией, чтобы как-то ослабить переживания. В отличие от первого месяца пребывания в грузинской столице, в январе и феврале нам с коллегой не удалось побывать на конференциях и прочих мероприятиях – сказался «мертвый сезон». Но меня это не особо огорчило – всё, что нужно, я в Тбилиси увидел, а от политологических посиделок порядком устал.

Зато я несколько раз погулял по армянскому кварталу Авлабар. Вернее, его можно назвать армянским с большой натяжкой. На красивейшем одноименном холме возвышается грузинский православный собор «Самеба» («Святой Троицы»), а ниже, на берегу Мтквари, стоит огромный президентский дворец, построенный Саакашвили. Эти два объекта призваны были обозначить, что отныне это не чисто армянский район. Так сказать, разбавили армянское присутствие знаковыми объектами. На сегодня в Тбилиси проживает более 80 тыс. армян, но они уже не являются большинством в Авлабаре. Где-то мы это уже проходили…

Грузинская столица – безусловно, красивый и интересный город. Но в первые недели и месяцы прогулок я не мог понять: чего же мне в нем не хватает? Ответ на свой вопрос я получил, посетив в конце января Ереван, которого не видел с начала 90х годов, и коль скоро он значительно преобразился с тех пор, можно считать, что я увидел его впервые. Центр армянской столицы представляет собой круг в пределах «Садового кольца», как я его назвал.

Так вот: в Ереване я почувствовал масштабы, которых не было в Тбилиси. Столица Грузии вытянута вдоль Мтквари, а главная улица – Шота Руставели. Но в Ереване ты не можешь сказать, какая улица главнее: Абовяна, Туманяна, Маштоца или Тиграна Великого? В Тбилиси есть красивейшая площадь Тависуплеба, но в Ереване – площадь Республики (главная), Оперы, площадь Франции и др. Недавно выстроенный пешеходный Северный проспект по диагонали рассекает ереванские улицы, идущие с востока на запад. Это и есть ощущение «объемности».

Тбилиси расположен в ущелье меж горных склонов, и это тоже влияет на его планировку. Ереван же расположен в Араратской долине, где с севера и северо-востока подковой спускаются горы, а на юге и юго-востоке открывается восхитительный вид на равнину, пограничную реку Аракс и, разумеется, гору Арарат. Я был приглашен в Ереван в качестве председателя Армянской общины Молдовы и участвовал в Пятом заседании Государственной комиссии по координации мероприятий, приуроченных к 100-летию Геноцида армян. График работы был очень напряженным, и мне не удалось вдоволь нагуляться, но даже из такси можно было насладиться величественным Матенадараном (хранилище древних рукописей), монолитными зданиями коньячных заводов «Арарат» и «Ной», которые стоят друг напротив друга. Я увидел легендарный стадион «Раздан», посетил мемориал Геноцида армян, здание Театра оперы и балета. С удивлением обратил внимание на 16-ти и 20-этажные здания – в Ереване, к счастью, не случаются землетрясения наподобие Спитакского, но некоторое волнение эти сооружения всё же вызвали.

Еще я заметил, как одеваются ереванские дамы: богато, изысканно, броско. В этом смысле они ближе к жительницам Кишинева, в то время как тбилисские женщины и девушки одеваются значительно скромнее и тем самым ближе к европейкам. Другой разительный контраст: ереванские водители ведут себя намного осторожнее и уважительнее по отношению к пешеходам и друг к другу, чем тбилисские. Как объяснили мне родные и друзья, дорожная полиция в Армении работает очень жестко и не разъясняет, как в Грузии, а сразу штрафует. К тому же в Ереване всюду развешаны камеры наблюдения. В этом плане город тоже близок к Кишиневу, где полиция отнюдь не тратит время на «педагогическую» работу.

Небольшой поход по ереванским магазинам показал, что город дороже Кишинева, но дешевле Тбилиси. Однако кафе и рестораны армянской столицы дороже тбилисских. В плане транспорта грузинская столица на голову выше Еревана: повсюду курсируют автобусы, на остановках висят электронные табло с расписанием, и если там написано, что автобус номер такой-то прибудет через 3 минуты, будьте уверены, что он будет вовремя – ну, максимум с минутным опозданием. Зато в Ереване, как и в Тбилиси, дешевое такси: путешествие из центра в спальные районы обойдется вам в 2-3 доллара.

На обратном пути в Тбилиси я проезжал мимо озера Севан – изумительной суровой красоты! Окруженное со всех сторон горами, оно является подлинной жемчужиной Армении, не имеющей выхода к морю. Во второй раз за месяц я покидал Родину и понял, что не хочу ее покидать. Тоска по ней усилилась многократно, и кто знает, быть может, однажды я вернусь в Армению, чтобы больше не уезжать…

Мой рассказ получился больше об Армении, чем о Грузии, но это нормально: два христианских народа, живущих бок о бок не одну тысячу лет, просто обречены на вечное сравнение. В старых добрых анекдотах армяне и грузины постоянно подтрунивают друг над другом; сейчас времена изменились, но добрососедские отношения остались. Нужно, чтобы Армения активно работала на грузинском направлении, потому что кое-кто очень не хочет, чтобы две страны жили в мире и согласии. Грузия – важнейший сосед Армении, и посольство в Тбилиси должен возглавлять не спортсмен (какая нелепость!), а специалист, понимающий специфику Грузии и особенно – опасность антиармянской стратегии ее соседей.

Часть 1

XS
SM
MD
LG