Linkuri accesibilitate

К 100-летию Геноцида армян. Часть 1


Moldova Blog Ernest Vardanean Audio Program banner

Moldova Blog Ernest Vardanean Audio Program banner

24 апреля 2015 года армяне всего мира будут отмечать начало самого страшного эпизода в своей истории, насчитывающей тысячелетия. Сто лет назад правительство младотурок, воспользовавшись вступлением Османской империи в Первую Мировую войну на стороне Германии, приступило к планомерному уничтожению армянского населения, с незапамятных времен проживавшего на Армянском нагорье. Правящему «триумвирату» партии «Единение и прогресс» в лице Талаата, Энвера и Джемаля удалось за считанные месяцы воплотить то, что не удалось сделать «кровавому султану» (определение европейской прессы) Абдул-Хамиду II за 30 лет.

Как и почему были совершены злодеяния, ставшие первым геноцидом ХХ века? Для этого нужно проанализировать состояние, в котором находился «больной человек Европы» - Османская империя – на рубеже XIX-XX веков. В позапрошлом столетии некогда могущественная империя, покорившая весь Ближний Восток, Кавказ, Северную Африку, Крым и Балканский полуостров, стремительно шла к закату. Греки, болгары, румыны, черногорцы и сербы в кровопролитных войнах и восстаниях отвоевали независимость от турок, воссоздав национальные государства. К началу Первой Мировой войны империя потеряла все свои европейские владения, кроме Константинополя, а в Северной Африке – еще и Ливию (Триполитанию и Киренаику). Под властью султана оставалась Малая Азия, Армянское нагорье, Месопотамия, Сирия, Палестина, Иордания и Хиджаз с Асиром (часть будущей Саудовской Аравии).

Османская империя к 1914 году по-прежнему представляла собой лоскутное государство, состоявшее, кроме турок, из греков, армян, ассирийцев, арабов, евреев, курдов, которые представляли собой коренное население, жившее на этих землях задолго до прихода тюркских кочевников. Тем не менее, в результате османского завоевания в Средние века, эти народы в одночасье стали «гостями» на собственной земле, перейдя в разряд граждан второго сорта – это в первую очередь касалось христиан.

К концу XIX века почти все христианские народы империи получили автономию или независимость. «Почти» - потому что единственным этносом, только-только поднявшим этот вопрос, были армяне. На Берлинском конгрессе 1878 года армянский вопрос значился в повестке дня, но европейские державы не приложили усилий для его продвижения. Зато Абдул-Хамид понял, что армяне рано или поздно подвергнутся «тлетворному» влиянию западных стран и России, на территории которой, в Восточной Армении, народ был в безопасности. Подозрения султана в «неблагонадежности» армян усилились в 90х годах, после создания в 1890 году партии «Дашнакцутюн», которая вместе со служителями Армянской церкви стала выдвигать властям империи требования об автономии и ослаблении гнета феодального режима, прося поддержки у европейских держав.

В 1894-1896 годах в Османской империи произошла первая крупная резня армянского населения, было убито около 300 тыс. человек. Этот бесчеловечный акт вызвал возмущение в Европе, и с тех пор за султаном закрепилось прозвище «кровавый». Вмешательство извне помешало Абдул-Хамиду полностью истребить «опасный» народ, однако и армяне не прочувствовали, что им отныне грозит смертельная опасность.

В 1908 году в Турции произошла революция: к власти пришла партия «Единение и прогресс» («Иттихад ве Терраки»), чьи лидеры провозгласили курс на буржуазные реформы и демократизацию общества. Абдул-Хамид был свергнут, султаном стал его младший брат Мехмед, чьи полномочия были значительно урезаны. Европа и христианское население Османской империи приветствовали революцию, считая младотурок надеждой на улучшение жизни.

Однако очень скоро выяснилось, что «триумвират» ничем не лучше «кровавого султана». Уже в 1909 году в городе Адана, на побережье Средиземного моря, произошла новая резня армянского населения, погибло более 30 тыс. человек. Странно, но армяне и в этот раз не увидели надвигающейся угрозы – видимо, не могли себе представить, что наступит день, когда их начнут поголовно истреблять на земле предков…

Когда империя потеряла свои последние владения на Балканах, в Малую Азию потянулись караваны турок, изгнанных из этих стран коренными жителями. Это, с одной стороны, подстегнуло националистические настроения внутри страны, а с другой, вызвало гнев младотурок по отношению к Британии, Франции и России, которые в той или иной степени покровительствовали освобожденным народам. Поэтому неудивительно, что в начале ХХ века Турция стала подпадать под сильное влияние Германской империи, резко нарастившей военную и экономическую мощь и искавшей союзников для неизбежного противостояния со старыми колониальными империями.

К началу Первой Мировой войны немцы стали практически полновластными хозяевами турецкой армии и флота. Османская армия снабжалась немецким оружием, а командовали ею эмиссары из Берлина. И самое главное – Германия лелеяла мечту о строительстве железной дороги Берлин – Багдад, чтобы прорваться в Месопотамию. Поэтому вступление турок в войну на стороне Германии было делом решенным – 29 октября 1914 года турецкий флот под немецким командованием атаковал российский флот на рейде Одессы. А уже 13 ноября султан объявил джихад всем «неверным», намереваясь подстегнуть на борьбу все мусульманские народы, находящиеся под колониальным владычеством.

Как писал по этому поводу посол США в Османской империи Генри Моргентау, решающим событием, после которого началась реализация программы истребления армян, стало не столько вступление турок в войну, сколько их неожиданный успех в Дарданелльском сражении (или «битве при Галлиполи»). 18 марта 1915 года британский и французский флот попытались прорваться в пролив Дарданеллы, чтобы затем войти в Мраморное море и взять Константинополь. Мощные британские корабли нанесли большой урон береговой артиллерии и были готовы пройти через минные заграждения, но неожиданно даже для турок не провели новую атаку.

Американский дипломат тогда отмечал, что силы обороняющихся турок и немцев были на исходе, и если бы Антанта немедленно провела новую атаку, путь на столицу империи был бы открыт. Почему британцы и французы не сделали этого – вопрос из другой области. А мы обратим внимание на резкую перемену настроения в правящей верхушке Турции – от паники и готовности сдать Константинополь до гордости и решимости. Приведу красноречивые цитаты посла Моргентау:

…Если мы хотим правильно оценить нового Талаата и Энвера и происходящие события, нам придется понять того турка, который при Османе и его преемниках оказывал могущественное, но разрушительное влияние на мир. (Генри Моргентау. Трагедия армянского народа. История посла Моргентау / Пер. с англ. А.Ю. Фроловой, Москва, «Центрполиграф», 2010. – с. 183).

Все блага цивилизации, которые турки узнали за пять столетий, были взяты у покоренных ими народов, презираемых своими хозяевами… Аппарат управления бизнесом и промышленностью всегда находился в руках зависимых народов – греков, евреев, армян, арабов. (Моргентау, с. 185).

Описанный американским послом менталитет, на который, как на благодатную почву, упали зерна военного успеха турок и немцев в Галлиполи, принес страшные плоды – создались идеальные условия для окончательного истребления ненавистного младотуркам армянского народа…

Продолжение следует

XS
SM
MD
LG