Linkuri accesibilitate

"Даже власти не знают точно, сколько людей осталось"


Дебальцево. 3 февраля 2015. Фото Петр Шеломовский

Дебальцево. 3 февраля 2015. Фото Петр Шеломовский

Корреспондент "Настоящего времени" Зинаида Бурская - о событиях в Дебальцево

В Дебальцево есть местные жители, но жизни нет. Ни осталось ни одного целого дома, убитых не успевают забирать с улиц, - сообщает корреспондент "Настоящего Времени" Зинаида Бурская. В городе работает и фотокорреспондент "Настоящего Времени" Петр Шеломовский. Его эксклюзивный фоторепортаж можно увидеть на нашем сайте.

Зинаида Бурская: Мы уже несколько дней ездим в сторону Дебальцево. Несколько населенных пунктов, которые с трех сторон окружены сейчас силами ДНР и ЛНР. И для мирного населения там ситуация сейчас очень тяжелая.

"Настоящее время": Кто-нибудь знает приблизительное количество людей, которые остались в этих районах?

З.Б: Нет, никто точно не знает, сколько людей осталось, потому что их просто невозможно посчитать. Потому что кто-то выезжает своими силами. А кто-то просто спускается в подвал и сидит по подвалам. Даже городские власти в каких-то населенных пунктах, которые не сбежали, несмотря на обстрелы, даже они не знают точно, сколько людей у них осталось. Но последние цифры, которые нам называли по Дебальцево, это 4-6 тысяч человек от 25-30 тысяч.

"НВ": Расскажи, пожалуйста, как идет эвакуация? Есть ли автобусы, или какие-то машины, которые регулярно едут?

З.Б: Эвакуация продолжается примерно уже полторы недели. Но нужно понимать, что эвакуируют не из всех городов. Да, сейчас эвакуация активно идет только из Дебальцево. А например, в Чернухино уже просто никто не поедет. Мы сегодня по дороге в Дебальцево встретили беженцев из Чернухино. Люди просто в семь утра вышли на трассу и несколько километров вместе с маленьким ребенком шли пешком, повязав рукава белой ленточкой. Потому что они понимают, что другого варианта выбраться из Чернухино, которое на несколько километров ближе к линии фронта, у них нет.

"У нас там лагерь пионерский - со всей Луганской области туда съезжали дети. И они где-то там засели, на зону бьют", - говорят местные жители.

З.Б: Эти люди шли в Дебальцево именно потому, что услышали, что из Дебальцево в сторону Артемовска и Славинска едут автобусы, на которых можно выбраться из-под обстрелов.

"НВ": Скажи, пожалуйста, из Углегорска тоже подобные сообщения приходят, вам не удалось поехать в Углегорск или поговорить с кем-то оттуда?

З.Б: Я думаю, что с украинской стороны сейчас проехать в Углегорск практически невозможно. Углегорск, по нашей информации, практически полностью находится под силами ДНР и ЛНР. Со стороны города ведутся обстрелы, и мы их видим с дороги. Там проводилась вчера эвакуация силами ДНР. Но на украинскую территорию, насколько я знаю, никто из местных жителей не выходил ни вчера, ни позавчера.

"НВ": Вы общались с украинскими военными. Каково их моральное состояние? Они готовы выдержать натиск, атаку со стороны сил непризнанных ДНР и ЛНР? Как они настроены?

З.Б: Они настроены держаться столько, сколько они могут держаться. Но спрогнозировать события они не могут. Когда мы говорили о количестве техники и количестве людей, они говорили: да, у ДНР и ЛНР, как у наступающей стороны, сейчас есть численное превосходство. Говорили, примерно, что бойцов ДНР и ЛНР больше в три-четыре раза, чем украинских военных. И техники у них больше.

Они говорят, что достаточно много новой техники приходит со стороны России. Захватывают периодически танки. И у меня нет оснований им не верить, когда они это говорят. Против них воют достаточно хорошо подготовленные люди, которые могут достаточно точно стрелять и выполнять такие маневры во время атаки, которые человек неподготовленный просто не может выполнить.

"Настоящее время"

XS
SM
MD
LG