Linkuri accesibilitate

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

В марте Россия возобновит выплату пенсионных надбавок в Приднестровье. Тираспольская администрация готовит новые антикризисные меры для смягчения роста тарифов и других жестких мер. Молдавские школы в Приднестровье и отказ России выполнить решение Европейского суда по правам человека по выплате компенсаций. И … своей точкой зрения о возможных последствиях растущего напряжения на Украине для приднестровского урегулирования делится гость передачи, эксперт Леонид Литра из Киева.

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели, о которых расскажет моя коллега Юлия Михайлова:

***

Россия продолжит помогать Приднестровью деньгами и в марте обещает возобновить выплату пенсионных надбавок, передает агентство Newsmaker, ссылаясь на источник в аппарате российского вице-премьера Дмитрия Рогозина. Согласно ему, задержки связаны с тем, что отчет по использованию российской гуманитарной помощи в Приднестровье за последний квартал 2014 года пока рассматривается российским правительством. В аппарате Рогозина опровергли сообщения о том, что Москва отказалась финансировать регион. Чуть раньше в российской „Независимой газете” появилась информация о том, что Москва отказала приднестровскому лидеру Евгению Шевчуку в предоставлении 100 млн долларов на социальные выплаты, выразив недовольство его частыми чартерными полетами и сославшись на собственные экономические трудности. Задержки с перечислением Приднестровью российских денег бывали и прежде. Во времена Игоря Смирнова Москва приостанавливала финансирование из-за подозрений в нецелевом использовании денег. Регион сейчас переживает серьезные экономические трудности. С начала года власти сократили размер ежемесячных надбавок пенсионерам со ста приднестровских рублей до пятидесяти, а бюджетникам задерживают зарплату.

Глава финансового ведомства региона Елена Гиржул сообщила, что к 26 января в бюджет поступило менее половины средств, необходимых для выплаты пенсий и зарплат. Резкое снижение доходов Тирасполь объясняет влиянием внешних негативных факторов.

Евгений Шевчук

Евгений Шевчук

Вернувшись из Москвы глава приднестровской администрации Евгений Шевчук провел совещание с членами исполнительного органа региона и руководством Верховного совета. На встрече обсуждались вопросы, связанные с текущей экономической ситуацией, и дополнительные антикризисные меры. Как передает пресс-служба приднестровского лидера, в ходе встречи говорилось о необходимости поиска дополнительных источников финансирования для выполнения социальных обязательств, обсуждался и вопрос энергетической безопасности региона. Долг Приднестровья перед Газпромом за потребленный природный газ приближается к пяти миллиардам долларов, власти ранее заявляли о намерении постепенно сократить разницу между закупочной ценой голубого топлива и несравненно более низким отпускным тарифом.

Пока же, как заявил в четверг заместитель председателя исполнительного органа Приднестровья, глава комитета по ценам и антимонопольной политике Виталий Улитка, в этом году тарифы на газо- и электроснабжение для населения останутся на уровне 2014 года. Но с января значительно поднялись тарифы за услуги водоснабжения и канализации – на 22% и, соответственно, 12%. Кроме того, с 1 мая 2015 года опять подорожает вода для потребителей, у которых не установлены водомеры, за исключением бюджетных организаций. С января на 1% подорожало отопление. Наиболее ощутимо с начала года выросли тарифы на содержание и ремонт жилого фонда и услуги по содержанию зданий и прилегающих территорий – в два и даже три раза; введен также тариф на ремонт внутридомовых сетей водоснабжения. Виталий Улитка сообщил на этой же пресс-конференции, что в этом году увеличена абонентская плата за домашний телефон – на 7%. Значительно – в несколько раз – подорожали медицинские услуги, некоторые из них десятикратно. Многие из этих перемен объясняют тем, что цены должны покрывать расходы, которые зачастую значительно выше установленных тарифов. Расходы должны соответствовать доходам - такую идею активно продвигает в последнее время приднестровская администрация.

***

Свободная Европа: Не только администрация региона обсуждает сложившуюся ситуацию и ищет пути выхода из кризиса, но и оппозиционные формирования, эксперты и представители общественных организаций левобережья Днестра. На прошлой неделе в Тирасполе активисты движения „Народное единство” организовали круглый стол и обсудили новую тарифную политику властей региона и ее последствия. Подробности в материале нашего корреспондента Карины Максимовой.

Депутат Верховного совета Анатолий Дирун считает, что все проблемы в целом, с которыми сталкивается Приднестровье - яркое проявление кризиса не только в социально-экономической плоскости, но и в управленческой политике. И предлагая то или иное решение, важно уметь его отстоять, говорит Анатолий Дирун:

Анатолий Дирун

Анатолий Дирун

Анатолий Дирун: „Принимается решение. На наш взгляд, концепция президента неверна. Верховный совет блокирует решение или предлагает свой вариант, а отстоять свою позицию Верховный совет оказывается не в состоянии. И в принципе, удивляться нечему, что мы имеем такую ситуацию в республике, потому что с одной стороны есть безответственная власть, а с другой - Верховный совет, у которого не в полной мере проявляется политическая воля. В этой обстановке мы получаем такую ситуацию, когда бедные становятся нищими, а богатые превращаются в олигархов”.

По его мнению, недееспособность команды управленцев складывается из трех составляющих. Первая - отсутствие в правительстве программы развития Приднестровья и программы антикризисных мер. Вторая – размытость целей руководства, что и формирует соответствующую кадровую политику. С конца 2011 года в Приднестровье сменилось около 20 министров. А когда непонятно, что делать, на управленческие должности подбирают людей по иным критериям, а не по уровню их профессионализма, считает депутат. Третья составляющая – использование инструмента власти ради личного обогащения. Об этом, считает депутат, красноречиво говорят путешествия чиновников. Все в целом, добавляет Анатолий Дирун, говорит о безответственности и отсутствии реального механизма привлечения к ответственности.

Николай Бучацкий, главный редактор газеты „Человек и его права”, выпуск которой приостановлен в силу целого ряда причин, в том числе и за критические материалы, главной проблемой нынешнего кризисного состояния Приднестровья считает отсутствие элит.

Николай Бучацкий: „В настоящий момент нет элиты – хозяйственной, общественной, нет элиты научной, военной, нет никакой элиты вообще. Вся элита постарела, часть элиты до этого уехала, часть элиты убита, часть – погрязла в коррупции и отошла от этих всех дел. В первую очередь надо подымать экономику. Мы говорим о тарифах, но это же следствие того, что не работают предприятия, не работает экономика. А с кем подымать? Я сочувствую Евгению Васильевичу, он в растерянности, не знает, что делать. Сам он ни одного дня на производстве не работал, Туранская – ни одного дня, Парнас – ни одного дня, Улитка – ни одного дня. Назовите самого богатого инвестора в Приднестровье, обещайте ему самые выгодные условия вложения капитала – ну ведь ему не с кем разговаривать будет. Через минуту разговора он поймет, что перед ним человек несведущий, не имеющий понятия о производстве. И он уезжает.

Николай Бучацкий

Николай Бучацкий

Почему нет элиты? Прежняя элита выветрилась, а новая не воспитана. Элиту может воспитать либо активная хозяйственная деятельность предприятий, если бы она продолжалась и была поддержана государством. Либо воспитать элиту может гражданское общество. Но государство наше избрало другой путь – путь подавления гражданского общества в зародыше. Если ты только сказал о том, что вот, не со всем согласен или хочу обсудить этот вопрос, на тебя сразу обрушиваются средства массовой информации, и ты подвергаешься грубому давлению, вплоть до физического. Члены твоей семьи начинают чувствовать это. И все, зачатки гражданского общества задушены в зародыше”.

На таком удручающем фоне, Николай Бучацкий предложил вернуться к разработанной российскими специалистами программе развития Приднестровья, известной как „Стратегия – 2025”, и начинать действовать в соответствии с рекомендациями этого документа. Также участники высказались за прозрачность публичных финансов, например, с помощью открытых публикаций результатов проверок Счетной палаты.

Участники встречи коснулись и частных случаев тарифной политики. Было предложено пересмотреть механизм формирования тарифа на уборку придомовой территории, который вырос в несколько раз с начала года. Сегодня этот тариф формируется и утверждается той же организацией, которая эти услуги оказывает. И плата за уборку придомовой уличной территории отчего-то зависит от количества квадратных метров жилой площади квартиры и никак не связана с качеством и площадью убираемой территории, а также количеством уборок в месяц.

Депутат рыбницкого городского совета Вадим Кравчук уверен, что правительство должно быть честнее с народом:

Вадим Кравчук: „Наше правительство до сих пор не признало, что у нас кризис в государстве. Какой он: политический, экономический, системный? Глядя на рост тарифов и те действия, которые проводит власть, кризис есть только у жителей Приднестровья, у нее кризиса никакого нет. Либо правительство что-то знает, чего не знаем мы, так пускай объяснит, почему подымаются тарифы. Может быть, нам скоро обрежут этот газ или дадут его по рыночной цене – мы сегодня в потемках. Начинать правительству надо не с роста тарифов, стоимости услуг здравоохранения и образования, сокращения льгот, а с сокращения расходной части самого правительства, потому что ту часть, насколько я понимаю, не смотрят и не режут”.

Лариса Горбатенко, председатель тираспольской ассоциации семей с детьми-инвалидами, рассказала, что родителям теперь сообщают об урезании пенсий детям-инвалидам, и объясняют это задолженностями региона. По ее словам, власти просят людей потерпеть и потуже затянуть пояса. Но затягивать уже некуда, говорит Лариса Горбатенко.

Лариса Горбатенко: „Сейчас очень сложно стало выживать, ну очень, особенно семьям с детьми-инвалидами. Приходит к нам в организацию мама, говорит: „Получив пенсию, заплатила за то-то и то-то, у меня осталось 600 рублей [около 55,5 долларов], вы мне можете чем-то помочь?” А у меня на счету 2 тысячи рублей, если я отдам тысячу, то мне не за что даже будет купить бумагу, чтобы работать. И я не знаю, у меня папы решили либо уйти из жизни, либо уйти из семьи. Ну это тоже не выход, останется мама одна с больным ребенком. Я знаю, где найти деньги, что самое интересное. Я нашла проект бюджета на 2014-2015 годы, не знаю, правильный ли он, принятый ли, но я специально сидела долго и по каждому министерству смотрела. Там колоссальные деньги. Мы опять покупаем новые машины, новую оргтехнику, мебель, мы опять делаем ремонты. Так давайте мы оттуда возьмем немножко?”.

Пенсии по инвалидности в Приднестровье невелики. Так, по словам Ларисы Горбатенко, инвалид третьей группы получает 400 рублей, второй – около 600, первой – 800 рублей. Из этой скромной суммы теперь нужно выкроить и на проезд в троллейбусе: 1 рубль за самого инвалида, до 3,5 руб. – за сопровождающего, и теперь к тому же, требуют оплату за инвалидную коляску как за багаж – 3,5 руб.

В 2014 году Приднестровье впервые в своей истории не компенсировало пенсионерам льготы на общую сумму 1 млн 800 тысяч местных рублей. Кроме того, до прихода к управлению регионом нынешней администрации существовала норма, запрещающая повышать тарифы более, чем на 12% в год. Но с 2012 года эта планка снята и власти при повышении тарифов ничем не ограничены. По итогам заседания круглого стола решено было создать рабочие группы с привлечением специалистов для разработки антикризисных решений в различных областях жизнедеятельности Приднестровья.

***

Свободная Европа попыталась узнать у приднестровских пенсионеров, насколько серьезно их затронет сокращение доплат к пенсии и на чем придется экономить.

- Ну, как изменились, они и доплату не дали и что там еще, 200 с чем-то… 260 рублей, по-моему. Во-вторых, услуги подорожают и все остальное.

- Сняли деньги, которые давала Россия…

Это какая сумма?

- Ну, у меня 250 было. Продуктов меньше будем брать. Или фруктов…

- Уменьшилось.

И на какую сумму, как это на вас повлияет?

- Немножко, но повлияет. Я не знаю, они компенсирует, наверное. Не знаю. Не куплю мяса, может быть, крупы какой-то не куплю…

- Ну, изменилось, конечно. Как повлияет? Так и повлияет, что теперь? Отняли и российские, и президентские 50 рублей отняли. Экономим, потихоньку экономим, что делать?

- Не дали пенсию. Уменьшили. На 215 рублей меньше будем получать. 165 рублей российские и 50 наши. Ничего не купим. Наверное, будут компенсировать. На чем будем экономить? На питании, на чем еще? На танцы не ходим, ничего больше мы не покупаем. Меньше молока выпьем, меньше сметаны, меньше творога. Продержимся как-то. Что делать? Кризис…

- Там насчет Украины…

- Украине помогаем, что делать? Шевчуку виднее, чем нам. Соседям надо помочь.

- Я не знаю, я не отсюда. Я приехала в Бендеры к своим детям.

А ваша пенсия?

- Моя пенсия меня удовлетворяет. 2000 леев.

- Осталась прежняя, за минусом добавок. Обещали доплатить, придет время… Вместо 265 рублей дают 50. Добавка была – 265 рублей к пенсии. Включая российскую.

На чем вы будете экономить, как выйдете из положения?

- На всем, абсолютно на всем надо будет экономить, тем более, что сейчас повысятся коммунальные услуги. Так что будем экономить на всем, кроме хлеба.

- Пока ничего хорошего, знаете, не наблюдаем. С Россией плохо то, что пенсий нет. А так – почти никаких изменений. Вот, приходится свою маму к себе везти, будем жить вместе. Она жила у себя в квартире, а сейчас приходится в одной квартире, хоть как-то обеспечить житье…

- Вообще уменьшим себе еду. И льготы поснимали. Будем платить только за услуги, а что останется на питание – не знаю.

- Я зарегистрировалась в Одессе, буду ездить получать там пенсию. Я из Донецка. Еще летом я уехала оттуда. У меня пенсия очень маленькая – 1000 гривен. С учетом курса это вообще очень мало.

- Ну, на двоих если 430, то для нас это, конечно, существенно. 40 долларов. Но я все-таки надеюсь, что они потом вернут…

Свободная Европа: Мнения случайных людей, встреченных нашими корреспондентами на улицах Тирасполя и Бендер.

***

Свободная Европа: На прошлой неделе исполнилось два года с того момента, как Россия должна была исполнить решение Европейского суда по правам человека выплатить более миллиона евро в качестве компенсации по коллективному иску 170 граждан Республики Молдова, проживающих в Приднестровье, которые, по их мнению, лишены возможности обучаться на румынском языке. Однако это решение Россия выполнять отказывается. Позицию Москвы озвучил в июне прошлого года уполномоченный Российской Федерации в Европейском суде Георгий Матюшкин, который заявил, что в этом случае Евросуд проявил "дискриминационный подход к России". Подробности в репортаже Дианы Рэйляну.

В октябре 2012 года ЕСПЧ признал факт нарушения права на образование в приднестровских школах с преподаванием на румынском языке. Ответственность за действия приднестровских властей по языковым ограничениям суд возложил на Российскую Федерацию, мотивируя тем, что Москва поддерживает тираспольский режим и ничего не предприняла для того, чтобы не допустить закрытия школ в 2004 году. ЕСПЧ обязал Россию выплатить компенсации по коллективному иску 170 учеников, родителей и педагогов из Рыбницы, Бендер и Григориополя. Россия это решение оспорила и, несмотря на то, что срок исполнения вердикта истек еще два года назад, отказывается выполнять решение Европейского суда, говорит адвокат по этому делу Ион Маноле:

Ион Маноле

Ион Маноле

Ион Маноле: „Мы были готовы к этому. Учитывая, что Российская Федерация с самого начала наотрез отрицала и в суде, и перед мировой общественностью свою ответственность по этому делу, думаю, наивно полагать и надеяться, что это решение будет выполнено в обозримом будущем”.

Свободная Европа: Какие рычаги существуют на международном уровне для того, чтобы вынудить то или иное государство выполнить решение ЕСПЧ?

Ион Маноле: „Комитет министров располагает достаточными рычагами для того, чтобы обсудить вопрос и потребовать выполнения решения, но в условиях, когда Российская Федерация становится, скажем так, все более враждебной к диалогу на международном уровне, не думаю, что можно ожидать выполнения этого решения немедленно или в ближайшем будущем.”

Положение восьми школ с преподаванием на румынском языке ухудшилось в 2004 году, когда приднестровская администрация попыталась их закрыть, вынуждая сменить статус. В 2012 году Европейский суд признал, в частности, нарушение права на образование учащихся этих школ. Один из истцов, директор григориопольского лицея Элеонора Черкавски говорит, что сегодня даже с натяжкой нельзя сказать, что ситуация этих школ изменилась к лучшему:

Элеонора Черкавски

Элеонора Черкавски

Элеонора Черкавски: „К сожалению, никаких улучшений мы не чувствуем, напротив, нас все больше беспокоит то, что происходит вокруг. Ведь, в конце концов, главное не деньги, то есть та компенсация по нашему иску, хотя и этот момент нельзя игнорировать, потому что за эти годы пострадало много народу – родители, учащиеся, педагоги, и их страдания следует возместить. С точки зрения безопасности мы долгие годы живем под постоянной угрозой и в страхе”.

Глава Бюро по реинтеграции Молдовы Георге Балан говорит, что проблема левобережных школ с преподаванием на латинской графике одна из главных на переговорах с приднестровской стороной. Тот факт, что после решения ЕСПЧ этот вопрос обсуждается на международном уровне, вынудил администрацию левобережья Днестра занять более снисходительную позицию в отношении этих школ:

Георге Балан

Георге Балан

Георге Балан: „В этом случае мы заметили, что представители приднестровского региона отступили немного от своей жесткой линии и сменили ее на более мягкую; соответственно, школы могли начать учебный год и продолжают работать. Были продлены арендные договоры, которые раньше представители Тирасполя подписывать отказывались. Думаю, если бы Россия заплатила, ей пришлось бы платить больше компенсаций и по другим искам, это стало бы прецедентом. Они сейчас анализируют свою позицию и пересматривают свои отношения, в том числе с Советом Европы, с другими международными партнерами, с Европейским судом, в том числе”.

В истории Европейского суда по правам человека случаи, когда признанная виновной страна намеренно затягивает с выплатой компенсаций, крайне редки, говорит исполнительный директор Центра юридических ресурсов Владислав Грибинча. Но, добавляет эксперт в юриспруденции ЕСПЧ, никогда такого не было, чтобы государство, признанное Европейским судом виновным, не выполнило его решение рано или поздно:

Владислав Грибинча

Владислав Грибинча

Владислав Грибинча: „Европейский суд, в частности, и Совет Европы в целом оказались в кризисной ситуации, которая выражается в глубоком бойкоте со стороны Российской Федерации. Дело „Катан и другие” представляет собой классический пример жесткой конфронтации между Россией и Советом Европы. Я лично убежден, что или компенсации будут выплачены в итоге, или Российская Федерация покинет Совет Европы”.

Если Россия выполнит решение ЕСПЧ, ей придется выплатить примерно по 6000 евро каждому из 170 истцов – учащихся, родителей и педагогов, обратившихся в Европейский суд.

***

Свободная Европа: Тем временем, Парламентская ассамблея Совета Европы вновь лишила российскую делегацию основных полномочий - права голосовать и участвовать в работе некоторых руководящих органов ассамблеи. Помимо этого, члены российской делегации не смогут быть докладчиками ПАСЕ, вести наблюдение за выборами в других странах и представлять Ассамблею в международных организациях. В принятой 28 января резолюции ПАСЕ осудила Россию за грубейшие нарушения международного права в отношении Украины. Москва подверглась критике и за отказ выполнять решение ЕСПЧ по левобережным школам Молдовы.

И также на прошлой неделе российский вице-министр иностранных дел Григорий Карасин заявил в Госдуме, что по приднестровскому урегулированию официальная позиция России остается неизменной: приднестровский вопрос должен решаться с учетом принципа территориальной целостности Республики Молдова. ИТАР-ТАСС приводит слова Карасина, цитирую: „мы считаем, что Приднестровье, будучи нашим партнером, должно быть особым районом с особыми гарантиями статуса в рамках единого молдавского государства", конец цитаты.

Григорий Карасин

Григорий Карасин

По словам Карасина, Москва надеется, что работа в формате "пять плюс два" по приднестровскому урегулированию скоро возобновится, но, уточнил он, многое зависит от того, каким будет новое правительство Молдовы. Российский дипломат отметил, что Москва внимательно наблюдает за переговорами по созданию правящей коалиции в Молдове и что сейчас, цитирую, „вырисовывается перспектива дальнейшего продвижения к установлению взаимного понимания между Приднестровьем и Кишиневом". Но, подчеркнул Карасин, „здесь очень много зависит даже не столько от Приднестровья, а от того, как будут развиваться политические процессы в Молдове", конец цитаты.

О последних событиях беседуем с гостем нашей передачи, молдавским политологом Леонидом Литрой, который уже несколько лет работает в киевском филиале Института мировой политики. Моя коллега Валентина Урсу спросила эксперта, как эскалация конфликта на Украине может отразиться на приднестровском вопросе, и попросила дать оценку решению Верховной рады Украины о признании России страной-агрессором.

Свободная Европа: Российскую Федерацию официально признали на Украине страной-агрессором. В какой степени Россия примет к сведению и учтет эту оценку? И как будет она действовать дальше?

Леонид Литра: Думаю, эту декларацию следовало принять раньше, ведь прошел почти год после того, как Россия аннексировала Крым и поддерживает мятежников в Донбассе. На этом фоне реакцию Верховной рады Украины можно рассматривать как переход некой грани, ведь после трагедии в Мариуполе другого варианта у нее просто не было. Во-вторых, такая оценка украинской Рады – это не только символический вопрос, ведь этот документ адресован, в том числе, Европейскому Союзу, в том числе Соединенным Штатам Америки, в том числе странам Большой семерки с призывом так же признать Россию агрессором. Но, на мой взгляд, такая реакция Рады влечет и некоторые осложнения: ведь коль скоро Украина признала Россию страной-агрессором, договариваться с сепаратистами Киеву будет труднее, тем более, что сейчас он собирается признать эти псевдо-республики террористическими организациями, а значит, вести с ними переговоры не может.

Свободная Европа: Но реакция Москвы не заставила себя долго ждать. Заместитель министра иностранных дел Григорий Карасин уже назвал постановление Верховной рады безответственным…

Леонид Литра

Леонид Литра

Леонид Литра: Вероятно, г-н Карасин не захотел говорить о том, насколько ответственным было присоединение Крыма или то, что происходит в Донбассе. Лично я считаю, что Украине просто не оставили выбора. Это обращение Верховной рады не только символично, в нем есть юридическая составляющая, потому что на Украине, по моему мнению, предельно аргументировано и серьезно рассматривается целесообразность обращения в Гаагский международный суд с просьбой начать расследование военных преступлений и терактов на Украине. И обращение, в том числе, влечет определенные юридические последствия, потому что резолюция ООН дает определение понятию терроризм. Там перечислены шесть или семь пунктов, и как минимум четыре из них присутствуют на Украине. Следовательно, это и юридический вопрос, который поможет Украине инициировать международный процесс по осуждению происходящего. Потому что, когда Россию называют агрессором, она эти обвинения отрицает и говорит: „предоставьте доказательства, есть какой-то документ, подтверждающий эти обвинения?”. Поэтому я считаю, что это важный процесс.

Свободная Европа: Ситуация на Украине, где правительственные формирования вот уже практически год воюют с пророссийскими сепаратистами, хороший предлог для того, чтобы потребовать ограничения российского военного присутствия на Днестре, как предлагает, например, организация Promo-LEX, которая занимается защитой прав человека в Приднестровье. Как вы считаете, Россия пошла бы на это?

Леонид Литра: Я не думаю, что Российская Федерация пойдет на это или, принимая во внимание региональный контекст, согласится с такой постановкой вопроса. Региональный контекст, разумеется, нарушил сложившийся прежде баланс, определившийся статус-кво. Равновесие было подорвано, образно говоря, и, естественно, напряжение ощущается и на Днестре. Но я не вижу сценария, по которому Россия добровольно, чтобы доказать свои благие намерения, скажем так, отказалась бы от Приднестровья или реально, на деле, а не на словах, поддержала бы реинтеграцию, объединение и восстановление конституционного контроля Республики Молдова над своими восточными районами. Я думаю, намерение, озвученное г-ном Карасиным, вписывается, скорее, в следующую логику: „Если не удалось контролировать Молдову, сделаем это посредством реинтеграции”. Потому что сложившееся в нынешнем контексте равновесие между сторонниками Евросоюза и теми, кто выступает за сближение с Россией – очень хрупкое. И если Приднестровье вернулось бы в Молдову, стало бы значительно труднее отстаивать европейскую идею, а внедрение Соглашения об ассоциации стало бы практически невозможным.

Свободная Европа: Вы имеете в виду заявление г-на Карасина о том, что Приднестровье должно быть особым районом с особыми гарантиями статуса в рамках единого молдавского государства…

Леонид Литра: Да, именно это заявление я имел в виду. Я не склонен верить в благие намерения России, в этом нас убедил прошлый опыт, если я не ошибаюсь, после войны в Грузии Россия проявляла признаки доброй воли, готовность якобы содействовать достижению прогресса в приднестровском урегулировании. Тогда были подписаны и Мезебергский договор с г-жой Меркель и ряд документов, которые позволяли надеяться на какую-то позитивную динамику в урегулировании этого конфликта, но все это было не более, чем ложная траектория, призванная пустить пыль в глаза: мол, там, в Грузии, мы поступили жестко, потому что конфликт развязали грузины, они напали первыми, а здесь мы реально соблюдаем международное право и пытаемся соблюдать закон”. Поэтому я не могу поверить этим заявлениям, пока не будут предприняты конкретные шаги. Например, почему за год так и не были возобновлены переговоры в формате «5+2»?

Свободная Европа: И ваш ответ каков?

Леонид Литра: Могу лишь гадать, к сожалению, потому что подлинную причину не знаю. Но чувствую, что сторонам, практически, обсуждать нечего, потому что, по логике, следовало бы открыть Третью корзину, связанную со статусом региона и вопросами безопасности, ведь другого выхода просто нет. Все вопросы, нерешенные по остальным двум корзинам, упираются в отсутствие политической воли. Поэтому, если мы выступаем за действительно плодотворные переговоры, нужно открыть Третью корзину. Но представители приднестровской стороны понимают, что для них это означало бы начало обсуждения условий кончины так называемой республики. Да и Россия не готова к этому. Поэтому, считаю, переговоры не были возобновлены. Но и события на Украине, и напряженные отношения с Молдовой, включая инциденты в аэропорту и другие – все это создает фон для дискуссий. И в данный момент это плохой фон.

Свободная Европа: Как вы считаете, до нахождения устойчивого решения приднестровского конфликта официальному Кишиневу имеет смысл требовать преобразования миротворческой миссии в гражданскую?

Леонид Литра: Имеет. Потому что этот формат не отвечает основным критериям международных миротворческих миссий. Россия навязала свою волю в этой миссии, несмотря на то, что она – одна из сторон конфликта и поэтому не может войти в состав миротворческой миссии, кстати, как не должна этого делать и Республика Молдова. Международная миротворческая миссия предполагает участие беспристрастных сторон, не имеющих каких-либо интересов в регионе. Второе: если завершить эту миротворческую миссию не представляется возможным, давайте ее, по крайней мере, реформируем, в соответствии со стандартами, которым должна отвечать такая миссия. Она должна, прежде всего, иметь международный мандат, принятый и Республикой Молдова; во-вторых, она должна ставить перед собой определенные цели. Одной только цели поддержания мира недостаточно, если учесть, что Россия – не в унисон с Приднестровьем – заявляет, что свою задачу миротворческая миссия выполнила и что это успешная операция. Это значит, что миссию, по сути, пора сворачивать. Ведь если миссия достигла цели – поддержания мира – и выполнена успешно, то необходимость в ней отпала. В этом случае они говорят, что миссия успешна, но мы еще нуждаемся в ней, ее следует сохранить. Но в случае с Приднестровьем миротворческая миссия – и в этом кроется большая угроза для продолжения миссии в нынешнем формате – всегда была фактором создания де-факто государственности приднестровского региона. Потому что мы не знаем, что происходит в зоне безопасности, не сосредоточено ли там боеприпасов и вооруженных сил больше дозволенного. Учитывая, что и ОБСЕ крайне ограничена в своих полномочиях по изучению этого вопроса, лучшим вариантом представляется мониторинговый отчет каждые полгода по текущей ситуации в зоне. Третье: Объединенная контрольная комиссия тоже не очень эффективный механизм, поэтому следует ее реформировать, так как в нынешнем формате ОКК не может принимать никакого решения, которое реально отражало бы текущую ситуацию на этой территории. И четвертое: ориентировочные сроки для полного завершения этой миссии.

Свободная Европа: Российская Федерация – по крайней мере, на данный момент стремится сохранить контроль в Приднестровье, а также в регионе в целом. Об этом говорят и многие наблюдатели. А это значит, что без желания России трудно сдвинуть воз с места, когда речь идет о жизнеспособном решении приднестровского кризиса…

Леонид Литра: Совершенно с вами согласен. Кроме заявлений, которые иногда радуют слух, со стороны российских чиновников пока ничего нет… Правда, и в самой России нет консенсуса в вопросе о том, какой должна быть позиция Москвы относительно Приднестровья. Одни, как, например, Рогозин, с более выраженными ортодоксальными взглядами и понятиями, призывают отказаться от всех существующих форматов и вернуться к точке отсчета, отказаться от формата „5+2” как от нежизнеспособного механизма, и начать ускорение этого процесса, но не в сторону реинтеграции. А министерство иностранных дел и дипломатический корпус выступают за сохранение статус-кво в сложившихся границах, иными словами – ни интеграция, ни эскалация конфликта, что некоторым образом позволяет продолжать шантажировать Молдову, правда, не так сильно, как прежде, но, тем не менее, это достаточно важный рычаг, которым нельзя пренебречь, особенно в контексте происходящего на Украине.

Свободная Европа: эксперт киевского Института мировой политики Леонид Литра отвечал на вопросы Валентины Урсу.

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG