Linkuri accesibilitate

23 января скончался 90-летний король Саудовской Аравии Абдалла. Это событие было ожидаемым – монарх в последние месяцы тяжело болел, полностью отменил все зарубежные поездки и не мог вести заседания правительства. Вместо почившего в бозе Абдаллы на саудовский трон взошел его младший брат Салман. «Юному» принцу всего 79 лет, он, по сообщениям западной прессы, перенес инсульт и будто бы страдает болезнью Альцгеймера. Вице-премьером Саудовской Аравии – фактически вторым человеком в стране – король Салман назначил своего младшего брата, 69-летнего принца Мукрина.

Как неоднократно писали в прошлом году эксперты по Ближнему Востоку, королевский дом вплотную подошел к серьезной проблеме. По закону, установленному первым королем Абдельазизом ас-Саудом, престол переходит не от отца к сыну, а от старшего брата к младшему, и Мукрин – как раз последний отпрыск основателя королевства. То есть после его смерти в полный рост встанет вопрос о том, сын какого именно сына Абдельазиза будет следующим королем.

Покойный Абдалла хотел каким-то хитроумным способом сделать наследником престола своего сына, 60-летнего принца Митаба. Но у него есть серьезное препятствие – его мать не была из знатного рода, поэтому потенциальный наследник именуется полукровкой. Точно такая же проблема у принца Мукрина, поэтому его королевская «карьера» тоже под вопросом. Однако это дело будущего, пусть и не очень отдаленного, так что у саудитов еще есть время подумать над механизмом преемственности, т.к. в обратном случае стране грозит дестабилизация и даже распад.

Плавная консолидация власти в Эр-Рияде очень важна, заявил «Газете» президент Института религии и политики Александр Игнатенко. «Саудовская Аравия вообще достаточно хрупкое образование. В ситуации, когда начнется неразбериха в элитах, она может просто территориально распасться на несколько кусков. К примеру, запросто может отколоться та ее Восточная провинция, где сосредоточены нефтяные богатства и где большинство населения – шииты, которые, естественно, тяготеют к Ирану», - отмечал Игнатенко.

Теперь же обратим внимание на ожидания ближайшего времени, а именно: как поведет себя новый саудовский король в трех принципиальных вопросах. Это отношение к Сирии, борьба с «Исламским государством» и цены на нефть. В первом вопросе особых изменений не предвидится, т.к. политика ваххабитской Саудовской Аравии в отношении алавитского режима Асада в основе своей неизменна – «Башар должен уйти», и желательно вперед ногами.

С джихадистами ИГ также более или менее ясно: не в меру распоясавшиеся террористы вышли из-под плохо скрываемой опеки суннитских режимов Персидского залива и Турции, поведя самостоятельную игру. Теперь они угрожают целостности не только Ирака и Сирии, но и Саудовской Аравии, считая королевский дом погрязшим в роскоши и разврате, что для чистого ислама немыслимо. Так что Эр-Рияд, видимо, будет снижать уровень опеки над ИГ, параллельно активизируя деятельность в рамках арабо-западной антитеррористической коалиции. «Король Салман продолжит курс короля Абдаллы как в сфере модернизации, так и в борьбе с региональными угрозами, исходящими от «Исламского государства», - отметил аналитик Risk Insurance managenment в Дубае Теодор Карасик в интервью «Газете».

Гораздо интереснее, что будет с «черным золотом». Первые сигналы после смены короля показывают, что нынешняя тактика, направленная на удешевление нефти, останется в силе. Вот уже полгода этот важнейший ресурс падает в цене, скатившись со 110 до 40 долларов. В последний раз ОПЕК, где саудиты играют первую скрипку, отказался снижать добычу на сессии 27 ноября. Самое время задуматься, зачем это нужно королевству. В первые месяцы, на фоне санкций Запада против России, многие эксперты уверенно говорили, что это «ремейк» американо-саудовского заговора середины 80х годов, когда США убедили короля Фейсала сбросить цены на нефть за счет роста добычи, а в качестве компенсации предложили ему большие объемы вооружений и технологии. Как мы помним, 30 лет назад это послужило одной из причин развала Советского Союза.

Вот и сегодня конспирологи едва не пустились в пляс – вот он, новый заговор! Но вскоре стало ясно, что целью является отнюдь не Россия – во всяком случае, она не основная. Цены на нефть стали методично падать параллельно переговорам международной шестерки посредников по вопросу снятия санкций против Ирана в обмен на его отказ от ядерной программы. Почуяв опасность усиления заклятого шиитского соперника, саудиты решили на всякий случай «уронить» цены на нефть, дабы в случае отмены санкций радость от экспорта иранского «черного золота» была максимально омрачена. Косвенным подтверждением этого замысла стало официальное заявление Ирана о совместных с Венесуэлой действиях по возвращению к цене в 100 долларов за баррель. Пока что, как мы видим, безуспешно.

Другой целью саудовского «заговора» стало возникновение угрозы банкротства американских компаний, занимающихся добычей сланцевой нефти. Когда цены упали ниже 50 долларов, из США стали приходить сообщения о консервации сланцевых вышек. За последние несколько месяцев в Штатах было закрыто более 200 объектов. Тем самым версия об американском плане обрушения российской нефтедобычи не выдерживает никакой критики. Нельзя, конечно, исключать, что такой разговор между Вашингтоном и Эр-Риядом имел место, но саудиты перестали доверять США после начала переговоров по Ирану, поэтому неудивительно, что королевство решило параллельно убрать и сланцевых конкурентов с рынка.

Для самой монархии катастрофой не будет и цена в 20 долларов за баррель, потому что себестоимость добычи в Аравии составляет всего 4-5 долларов. Бюджет на 2015 год сверстан с дефицитом почти в 40 млрд. долларов, но резервы королевского Центробанка составляют 240 млрд., как пишет «Газета». Для России это тоже не фатально, говорят в «Роснефти», у которой операционные расходы составляют 3-4 доллара за баррель. Кстати, предотвращение «сланцевой революции» России не менее важно, чем Аравии. Так что конспирологам в этот раз не повезло…

XS
SM
MD
LG