Linkuri accesibilitate

В 2015 год перешли все международные проблемы, беспокоившие нас в году ушедшем. Ни одна из кризисных ситуаций, будь то «замороженные конфликты» на постсоветском пространстве, война в Донбассе или борьба с «Исламским государством», не пришла к своему завершению. Напротив, в Донецкой области продолжаются убийства мирных жителей, а на карабахском фронте, едва начался год, уже насчитывается с полдюжины диверсий азербайджанской стороны, повлекших человеческие жертвы.

Территория Евразии рискует превратиться в одну большую кровоточащую рану – ведь и в Европе неспокойно после теракта в Париже, и на Ближнем Востоке хватает проблем, помимо джихадистов, и в Афганистане, как всегда, стреляют, и в китайском Синьцзяне тревожно, и в самом Китае готовятся к противостоянию за спорные морские территории. Но центральным пунктом международной повестки дня, конечно, остается противостояние России и США, дополняемое Европейским Союзом, который не хочет выпадать из атлантической колеи, но в борьбе с Москвой не может похвастаться единством мнений.

Во второй половине 2014 года стало окончательно ясно, что Германия то ли добровольно, то ли по принуждению сложила с себя «полномочия» самого близкого партнера России в ЕС. По какой причине это произошло, мы рассмотрим дальше, а теперь я обращу внимание читателей на то, что свято место пусто не бывает, и брошенный флаг «лучшего друга» России решила подхватить Франция. Отношения Москвы и Парижа всегда, даже в советские времена, отличались особостью ввиду культурной тяги друг к другу, а также в связи с желанием Франции уравновесить влияние англо-американского тандема (особенно при Шарле де Голле).

Однако в ушедшем году Париж, как и Берлин, не отступил от атлантической солидарности и по-своему наказал Россию, отказавшись поставлять вертолетоносцы «Мистраль», невзирая на угрозу выплаты солидной неустойки. Франция как-то вяло, но все же поддержала европейские санкции против России. Но к концу года что-то начало меняться. То ли санкции не подействовали, то ли, наоборот, начали бить французскую экономику слишком больно, но Франсуа Олланд заявил о возможности пересмотра политики в отношении Москвы.

Я убежден, что в этом заявлении кроется не забота о России и даже не беспокойство за экономику ЕС, а желание громко заявить об особой роли Франции – в Европе в целом и на российском направлении в частности. Вероятно, Париж хочет оттеснить Берлин и стать «главным сомневающимся» - до июля именно Германия была основным сдерживающим фактором антироссийских настроений в Европе. В каком-то смысле Елисейский дворец начал играть на поле лидера Национального фронта Марин Ле Пен – она постоянно упрекает президента в слабости, требуя выйти из-под чрезмерной американской опеки и прекратить антироссийскую политику. Так это или нет, узнаем в обозримом будущем, а пока напомню о том, что в декабре Франсуа Олланд на обратном пути из Казахстана сделал 2-часовую остановку в Москве и поговорил с Путиным.

Чуть ранее президент Казахстана Нурсултан Назарбаев по итогам беседы с французским гостем не обошел вниманием тему российско-западного противостояния и дал понять, что поддерживает Москву. «Это самая большая по территории и самая богатая страна. Из-за санкций она, конечно, доходы потеряет, но газ, нефть и все остальное в России остается», - подчеркнул казахский президент, намекая на бесперспективность продолжения санкций. «Мы считаем, что есть возможности находить компромиссы. Я со своей стороны готов для этого приложить усилия Казахстана, и президент Франции в этом поддерживает наши усилия», - добавил Назарбаев.

«Украинский кризис обозначил довольно тонкую интригу в политике Европейского союза, который создавался, как известно, при активном участии Франции и Германии. Непоследовательность официального Брюсселя отмечает не только российский МИД, но и ряд деятелей самого ЕС. И речь вовсе не о внутреннем недовольстве политикой ЕС, периодически выплескивающемся на страницы ведущих СМИ Европы. Дело в отсутствии единства по украинской проблематике, о чем в середине ноября с огромным неудовольствием не преминул заявить глава МИД Польши», - пишет по этому поводу «Лента».

Между тем, и в Германии есть силы, недовольные противостоянием с Москвой. Как сообщает «Газета» со ссылкой на авторитетный немецкий еженедельник Der Spiegel, в конце ноября 2014 года некоторые высокопоставленные представители партии «Альтернатива для Германии» гостили в российском посольстве, расположенном в огромном особняке на Фридрихштрассе, в паре сотен метров от Бранденбургских ворот. Уточняется, что немцы обсуждали санкции против РФ, а также пути разрешения украинского кризиса. Других подробностей нет…

Вообще Германия, пожалуй, самый интересный участник большой игры с точки зрения, во-первых, резкой перемены настроений, а во-вторых, истинной мотивации такой перемены. Создается стойкое ощущение, что именно для Берлина украинский кризис стал подарком судьбы, как бы это цинично ни звучало. Фраза Меркель, сказанная после крушения малайзийского «Боинга» и начала нового этапа санкций, - «Я наступлю на горло бизнесу, но заставлю ввести санкции» говорит о многом. Немцы решили, что боязнь ссоры с Россией из-за политики в ущерб экономике – это несолидно для сильнейшей европейской державы.

«Берлин занял непривычную для Москвы позицию, став чуть ли не главным ее оппонентом. И дело не в американском шантаже, как многие у нас продолжают думать. Меняется сама Германия, которая возвращается на ведущие позиции в Европе, именно политические. Отчасти это вызвано европейским кризисом, который угрожает будущему ЕС, а Германия, как главный бенефициар интеграции, не может допустить провала проекта», - пишет известный российский политолог, главный редактор издания «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов на сайте «Газеты».

«Сейчас Берлин готов брать на себя ответственность, а где ответственность, там и необходимость принимать болезненные решения. (…) Дальнейшие действия по санации и обновлению ЕС, скорее всего, неизбежны, и Германия столкнется с растущим сопротивлением. Поэтому нужна опора и поддержка германского проекта построения новой Европы. А чтобы ей заручиться, приходится отказываться от привилегий прошлого, когда Германия была просто сама за себя. Например, особых, а потому весьма выгодных отношений с Россией», - поясняет эксперт. По его словам, украинская тема стала единственной, по которой США и Германия сохраняют единство позиций, что, в свою очередь, позволяет немцам поддерживать атлантическое единство. И в завершение Лукьянов говорит, что Германия пытается оторваться и от США, и от России, чтобы стать лидером «европейской Европы», а не евроатлантической или евразийской.

Продолжение следует…

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG