Linkuri accesibilitate

Система неподсудности


Стена памяти "Небесной сотни" в Днепропетровске

Стена памяти "Небесной сотни" в Днепропетровске

Адвокат "Небесной сотни" рассказывает о том, почему убийцы активистов Евромайдана до сих пор не наказаны

Год назад мирные протесты активистов Евромайдана в Киеве переросли в противостояние с украинскими силами безопасности. Стычки с полицией, обернувшиеся кровавыми уличными бои, стали реакцией общества на принятые Верховной Радой Украины 16 января 2014 года законы, существенно ограничивавшие свободу слова, право на массовые собрания и митинги, а также деятельность неправительственных организаций. В результате столкновений – в основном в двадцатых числах января и во второй половине февраля - погибли более ста гражданских активистов. Их считают героями украинской революции и называют "Небесной сотней".

Расследование этих трагических событий проходит медленно. До сих пор к ответственности пытались привлечь трех офицеров специальной роты батальона МВД "Беркут"; большинство убийц и тех, кто отдавал преступные приказы о стрельбе по безоружным активистам Майдана – в бегах, многие скрываются (или живут, не скрываясь) в России. В конце минувшего года в Киеве наконец было образовано специальное подразделение Генеральной прокуратуры Украины, расследующее кровавые зимние события; эксперты полагают, что несколько дел о гибели активистов Майдана будут объединены. Комментируя расследование этих преступлений, президент Украины Петр Порошенко заявил: “Ни одна смерть не должна остаться без наказания. Дальше затягивать с этим делом мы не имеем права”.

Первые активисты Евромайдана были убиты 22 января 2014 года, в День соборности Украины. На баррикадах на улице Грушевского спецназовцы застрелили Сергея Нигояна и Михаила Жизневского. Массовые убийства произошли с 18 по 20 февраля минувшего года на улице Институтской. Тот ее отрезок, на котором снайперы фактически расстреливали безоружных демонстрантов, теперь называется улицей Героев Небесной сотни.

В период революционных событий год назад активист Евромайдана Игорь Луценко был похищен. Несколько дней его удерживали в лесу под Киевом вместе с другим активистом, Юрием Вербицким. Впоследствии избитого Луценко похитители отпустили, а Вербицкий был найден мертвым. Сейчас Игорь Луценко – депутат Верховной Рады, и вот как он отвечает на вопрос Радио Свобода о том, почему до сих пор нет ни одного осужденного за преступления против активистов Майдана.

К власти пришла старая элита, и она правит преимущественно по-старому

– Чтобы эффективно решить задачу наказания виновных в убийствах, пытках, похищениях, необходимо кардинально поменять механизм функционирования так называемой правоохранительной системы на Украине. А это совершенно неподъемная задача для тех людей, которые после победы Майдана ситуативно оказались у власти. Они оказались у власти либо случайно, либо по той же системе избирательного права, которая у нас существовала прежде. Поэтому и новая власть не способна добиться наказания виновных и изменить те механизмы, которые, собственно, и привели к тому, что Майдан как таковой возник. К власти пришла старая элита, и она правит преимущественно по-старому.

Отсутствие политической воли руководства страны, и об этом в Киеве говорят многие – только одна из причин, по которым тормозится расследование уголовных дел.

Решения и указания на самом "верху" по этим делам, насколько я знаю, были, однако часто проводилась прямая диверсионная работа – закрывались глаза, предупреждались люди, которых должны были вызывать на допросы или арестовывать

– Нужно понимать, что, кроме самой политической воли, которая, наверное, у первых лиц государства все же присутствует (они понимали, что для них очень важно по крайней мере продемонстрировать, что за эти убийства последует наказание), еще есть то, что называется политической волей реальных исполнителей, – констатирует политолог Тарас Черновил. – Не следует забывать о прежней роли Генеральной прокуратуры и ее органов, о чиновниках, которые сидели и сидят в судах, в милиции, до сих пор, к сожалению, не очищенных от старых кадров. Министр иностранных дел Арсен Аваков, к сожалению, поддерживает политику, согласно которой на своих местах должен остаться кадровый состав, занимавший посты еще при Януковиче. Решения и указания на самом "верху" по этим делам, насколько я знаю, принимались, однако часто проводилась прямая диверсионная работа – закрывались глаза, предупреждались люди, которых должны были вызывать на допросы или арестовывать. И эти люди покидали Украину. Речь идет о прямом саботаже в нижнем и среднем чиновничьих звеньях.

Самым громким скандалом, связанным с расследованием событий на Майдане, оказалось бегство с территории Украины одного из ключевых обвиняемых по делу о массовых убийствах – командира “черной роты” "Беркута" Дмитрия Садовника. Такое развитие событий стало возможным после того, как судья Печерского суда Киева Светлана Волкова решила, что вместо СИЗО Садовник может находиться под домашним арестом.

По словам Игоря Луценко, вряд ли суды при рассмотрении подобных дел выносят решения без указаний сверху:

Как утверждают в Киеве, вместе с Януковичем в Россию бежали не менее пяти тысяч его сторонников

– Суды – это часть системы. Для того чтобы судья мог выносить такие – заведомо, на мой взгляд, неправосудные – решения, он должен получить гарантии неприкосновенности за то, что нарушает закон. Кто-то же ему эти гарантии дает (в первую очередь речь идет о прокуратуре и милиции)! Здесь ключевое слово – "система". И правоохранительные органы, и судебная власть действуют заодно.

Хаос на улицах Киева. 19 января 2014 года

Летом прошлого года временная следственная комиссия украинского парламента по расследованию убийств на Майдане сообщила, что оружие, из которого убивали гражданских активистов, либо уничтожено, либо вывезено в Россию. В Россию также бежали и многие подозреваемые по делам об убийствах января – февраля 2014-го в центре Киева. К этим трагическим событиям, как говорит Тарас Черновил, могут иметь отношение и российские спецслужбы:

– Очень серьезное влияние на события на Майдане оказывала Российская Федерация. В Киеве все время кризиса сидели российские советники, и вполне возможно, что и российские снайперы. Снайперский огонь на поражение 18-20 февраля 2014 года велся не украинскими спецназовцами, это уже практически доказано. Велика вероятность, что именно российские снайперы убивали гражданских активистов. Что касается украинских убийц из “Беркута” и других подразделений силовых структур, которые стреляли из автоматов, то давайте не забывать: когда рухнула система Януковича, многие из них быстро бежали из Украины (как утверждают в Киеве, вместе с Януковичем в Россию бежали не менее пяти тысяч его сторонников. – РС) и уже в начале марта были в России или же в аннексированном ею Крыму. Среди этих людей – и политики, чиновники и офицеры, руководившие избиением студентов на Майдане 30 ноября 2013 года. Некоторые из них "засветились" при разгоне демонстрантов на Манежной площади в Москве. Эти преступники работают в правоохранительной системе России и имеют российские паспорта.

Собеседник Радио Свобода – один из адвокатов "Небесной сотни" Павел Дикань:

Дмитрий Садовник

Дмитрий Садовник

– Первые активисты Майдана погибли, напомню, 22 января. Я представляю интересы потерпевших в судебном производстве по факту гибели 39 человек 20 февраля 2014 года на улице Институтской. В рамках этого производства подозреваемым в убийстве является бывший командир роты "Беркут" Дмитрий Садовник. Он бежал от следствия. Судья Печерского суда Киева Волкова, мотивируя свое решение наличием у обвиняемого троих детей, перевела его под домашний арест, причем неполный. Садовник, воспользовавшись этим, скрылся. Всего по этому делу были задержаны и арестованы три человека – помимо Садовника, это двое его подчиненных Сергей Зинченко и Павел Аброськин. По этим двоим дело уже направлено в суд. И, я думаю, на следующей неделе должно состояться первое заседание, если судья не вернет обвинительный акт на доработку. Все трое были одновременно арестованы; в апреле, кроме них, задержали еще несколько человек, но они, к сожалению, были отпущены. Насколько мы знаем, их отпустили из-за сильного давления со стороны бывших сотрудников МВД на органы прокуратуры. Большая часть этих людей сбежала.

– Попытка затормозить ход дела со стороны бывших чинов МВД или просто со стороны МВД Украины – это основное препятствие для расследования?

Я считаю, что главное препятствие – отсутствие системного реформирования правоохранительных органов Украины, результатом чего является противодействие следствию со стороны какой-то части их сотрудников

– Одно из основных. Я считаю, что главное препятствие – отсутствие системного реформирования правоохранительных органов Украины, результатом чего является противодействие следствию со стороны какой-то части их сотрудников. Вторая проблема – отсутствие люстрации в правоохранительных органах. Третья проблема – отсутствие должной организации юридического процесса. К сожалению, фактически до декабря месяца судебные производства по преступлениям, совершенным в период Евромайдана, велись разрозненно, не было системного подхода. В связи с этим трудно было достичь желаемого результата. Адвокаты неоднократно обращали на это внимание всех, кого только можно. Сейчас практически все производства по преступлениям, совершенным в период Евромайдана, сведены воедино. Уже какие-то результаты мы видим. Наконец объявлены в международный розыск Янукович, Азаров, ряд других бывших руководителей государства, несколько "евромайдановских дел" передано в суд, в частности дело по Аброськину и Зинченко. Направлено в суд и дело в отношении полковника МВД, который присутствовал при избиении активиста Майдана Михаила Гаврилюка и фактически способствовал тому, что это преступление совершалось. Еще несколько дел готовятся к передаче в суд.

– Интерпол действительно объявил в розыск Януковича и еще девятерых высокопоставленных чиновников и бизнесменов из его окружения. Но в этом списке, во-первых, нет имени бывшего министра внутренних дел Захарченко, а во-вторых, обвинения выдвинуты за экономические преступления, а не по поводу причастности к гибели активистов Майдана. С чем вы это связываете?

"Красное оповещение" Интерпола об объявлении в розыск Виктора Януковича

"Красное оповещение" Интерпола об объявлении в розыск Виктора Януковича

– Я считаю, что злую шутку сыграла поспешность при обвинении Януковича и его соратников. Первые обвинения против них в совершении насильственных преступлений бвли выдвинуты, по-моему, уже 25 февраля прошлого года, когда еще не было собрано достаточно доказательств их причастности к убийствам людей. Для того чтобы эти доказательства появились, нужно, в частности, довести до логического завершения дела исполнителей. И потом уже по совокупности делать выводы, суммировав показания свидетелей и обвиняемых. Согласно международной юридической практике, именно совокупность действий говорит о том, что такое количество преступлений не могло совершаться либо без молчаливого согласия, либо без активного содействия со стороны высших лиц страны. И только после этого можно предъявлять обвинения. Однако в связи с политической необходимостью поспешили с предъявлением обвинений Януковичу, что и послужило причиной отказа быстро включить его имя в списки Интерпола. Интерпол обоснованно сказал: как вы могли за два дня после прихода к власти найти доказательства вины Януковича? Теперь бывшего президента разыскивают в связи с экономическими преступлениями. Я считаю, что это тоже правильно, тут уже собрана доказательная база. Как только и если появятся доказательства того, что он действительно виновен в совершении на Майдане насильственных преступлений, я думаю, эти данные тоже будут переданы в Интерпол.

– Вы упомянули о том, что одна из причин, по которым так медленно расследуются уголовные дела, – отсутствие системных реформ в МВД. У меня была возможность в том числе и доверительно беседовать с высокопоставленными офицерами этого ведомства. Они говорят, что, во-первых, выполняли приказ. Во-вторых, на Украине, по их словам, так мало квалифицированных сотрудников сферы внутренней безопасности и судебной системы, что заменить тех, кто работает в МВД и других подобных ведомствах, фактически некем. Так ли это?

Системе следует прежде всего вернуться к защите права, а у нас защита права, к сожалению, заменяется политической необходимостью

– Я считаю, что это не так. Выполнение заведомо преступного приказа – одно это уже является преступлением. А то, что приказ стрелять в безоружных был преступным, совершенно однозначно. Ни у одного из убитых не было зафиксировано даже признаков оружия. Убивали людей, которые выносили раненых. Убивали вообще посторонних людей, которые просто стояли и смотрели на происходящее. Проходящие по делу сначала отрицали свое присутствие в конкретном секторе Майдана, потом, когда было доказано их присутствие, отрицали факт стрельбы, потом отрицали стрельбу боевыми патронами и так далее. Я не знаю, каким образом можно при таких показаниях говорить о выполнении какого-то законного приказа!

Что касается возможности замены нынешних чиновников и офицеров МВД новыми - на Украине настолько низок профессиональный уровень сотрудников правоохранительных органов... Системе следует прежде всего вернуться к защите права, а у нас защита права, к сожалению, заменяется политической необходимостью. Да, возможно, нужно оставить в министерстве профессионалов в сфере уголовного розыска, в сфере борьбы с терроризмом, но это меньшая часть действующих сотрудников. Большая часть, к сожалению, пришла туда зарабатывать деньги неправомерным путем. Я не побоюсь этого сказать, потому что должности долгое время в правоохранительной системе покупались. Я считаю, что такие люди должны просто уйти из системы. Мы должны ее строить заново, с нуля.

– Прошел год со времени начала кровавых столкновений на Майдане. Погибло более 100 человек. Как вы оцениваете судебные перспективы в совокупности всех этих дел? В конце концов, кого-то посадят? Найдут убийц или нет?

Самый главный результат Майдана должен быть таким: невозможность возвращения к власти таких режимов, как режим Януковича

– Знаете, не так важно установить конкретных убийц, как выяснить – почему это произошло, кто несет ответственность за совокупность этих действий. Безусловно, важно, чтобы понесли наказание все виновные лица. Но мое личное мнение таково: важно очистить систему в целом. Нужно, во-первых, добиться того, чтобы сотрудники правоохранительных органов увидели неизбежность наказания должностных лиц, выполнявших преступные приказы, и начали сами давать показания. В связи с тем, что в определенной части правоохранительных органов царит убежденность, что все равно ничего не изменится, многие не хотят давать показания. Но я не верю в то, что все люди - непорядочные, многие в МВД и прокуратуре владеют важной информацией. Если бы правоохранительная система показала, что она действительно ориентирована на установление истины, то рано или поздно появились бы показания, которые позволят мало того что всех, кого следует, привлечь к ответственности, но и стать примером изменения системы. Самый главный результат Майдана должен быть таким: невозможность возвращения к власти таких режимов, как режим Януковича.

– Но убийцы-то все уже сбежали – либо в Россию, либо куда-нибудь еще. Никого уже не поймать...

– Возможно, они смогут прожить всю жизнь в России, не выезжая за ее пределы. Преступлений, подобных соверленным на Майдане, не так много в истории, но, в принципе, практика показывает: возмездие рано или поздно наступает. Вот "Кровавое" воскресенье в Ирландии в 1972 году – виновные лица были наказаны через 20 лет, но они были наказаны. Диктаторские режимы Латинской Америки – виновные лица тоже были наказаны через 20-25 лет, но они были наказаны. В Польше полицейские, которые избивали людей в 1980-е годы, были наказаны через 25 лет, но они опять же были наказаны. Эти примеры говорят: мир не настолько велик, чтобы можно было всю жизнь прятаться. Может быть, кто-то надеется избежать ответственности, но я верю: виновные лица, где бы они ни прятались, понесут наказание.

– На заседании Верховной Рады в минувшую пятницу не случилась отставка Генерального прокурора. Виталия Ярему упрекали как раз в том, что связанные с убийством активистов Майдана дела расследуются недостаточно быстро, что не хватает политической воли со стороны руководства государства. Вы согласитесь с тем, что этот вопрос как-то выпал из числа приоритетов новых украинских властей?

Меня не интересует пиар, который на этих убийствах делает одна или другая политическая сторона. Меня интересует результат

– К сожалению, новое политическое руководство страны использует эти уголовные дела, хотя бы в определенной степени, в своих имиджевых целях. Когда нужно – они к этому делу возвращаются, имитируя бурную деятельность. С другой стороны, надо понимать, что и депутатский корпус – те, кто добиваются отставки Генерального прокурора, – занимается точно тем же. Вопрос об отставке Яремы, безусловно, важен, но учитывая, что буквально месяц-полтора как начались реальные изменения в работе, я бы дал поработать следствию хотя бы 3-4 месяца. Да, к генпрокурору очень много претензий, но, коль он уже сделал какие-то шаги, – дайте ему возможность довести дело до конца. Мы присутствовали на заседаниях комитета Верховного Совета, на которых заслушивались отчеты Яремы, главы Службы безопасности Украины Наливайченко и Авакова. Результатом этого как раз и явилось создание управления (хотя подготовительную работу мы вели уже давно, с сентября месяца просили создать специальный орган), которое сконцентрировало в своих руках все расследования. И через месяц всех начальников опять вызвали "на ковер" и потребовали немедленного результата... Все понимают, что это нереально.

Центр Киева. Февраль 2014 года

Я бы разделял профессиональную ситуацию и политическую целесообразность момента – необходимость отставки прокурора, необходимость отставки министра или ответственность президента. Лучше бы прокурор и министры спокойно занимались системной работой, меньше отчитывались. Это, к сожалению, не тот случай, где можно раз в две недели давать результат.

Итак: вопрос политической инструментализации этого дела стоит, гибель "Небесной сотни" используют активным образом, к сожалению. Но мы в данной ситуации как представители семей потерпевших стараемся абстрагироваться от этого. Меня не интересует пиар, который на этих убийствах делает одна или другая политическая сторона. Меня интересует результат. Мы работаем над тем, чтобы виновные лица были установлены и наказаны, – сообщил Радио Свобода адвокат Павел Дикань.

Как заявил советник министра внутренних дел Украины, депутат Верховной Рады Антон Геращенко, кроме дела двух бывших "беркутовцев" Сергея Зинченко и Павла Аброськина в ближайшее время в суды могут быть переданы и другие дела по обвинению в убийствах активистов Майдана. В прошлом году, как отметил Геращенко, на Украине приняты все необходимые законы для заочного вынесения приговоров.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

XS
SM
MD
LG