Linkuri accesibilitate

Игорь Боцан: „Местные выборы покажут глубину провала, в котором оказалась Партия коммунистов”


Размышления о судьбе и политических склонностях ПКРМ.

Свободная Европа: Что практически может сделать Партия коммунистов вблизи правящего альянса или внутри его?

Игорь Боцан: Партия коммунистов оказалась в ситуации, когда ей впору подумать о собственной судьбе и о собственном выживании в качестве политической партии. Это стало ясно сразу же после парламентских выборов, когда сам лидер формирования Владимир Воронин публично выразил непонимание того, что произошло, и заявил, что произошедшее требует глубокого переосмысления. Сейчас для Партии коммунистов, в той ситуации, которая сложилась в Республике Молдова, важно не допустить досрочных выборов. Потому что партия может оказаться на самом дне ямы, образно говоря. И второй момент: коммунисты не могут позволить себе разделить власть с проевропейскими партиями, по крайней мере, до местных выборов. Местные выборы должны показать глубину ямы, в которой очутилась Партия коммунистов.

Свободная Европа: Мотивация ясна. Но, практически, какие функции, какие обязательства могла бы взять на себя Партия коммунистов, чтобы у всех сложилось впечатление, что она по-прежнему остается на левом фланге оппозиции, но при этом готова подставить плечо проевропейским силам?

Игорь Боцан: Если Партия коммунистов озабочена собственным выживанием, она должна помогать правящему альянсу, который будет сформирован, преодолеть все препятствия, не ввязываясь самой. Как минимум до июня, когда пройдут местные выборы – если на этих выборах ПКРМ хочет „отвоевать” свои территориальные структуры, разгромленные Партией социалистов, особенно в районах компактного проживания русскоязычных меньшинств Республики Молдова.

Свободная Европа: Имеете в виду Гагаузию, в частности?

Игорь Боцан

Игорь Боцан

Игорь Боцан: Не только Гагаузию, имею в виду Тараклию, имею в виду Кишинев, имею в виду северные районы Республики Молдова, где маленькие города заселены в значительной степени русскоговорящими меньшинствами.

Если четыре года назад Партия коммунистов гордилась своим лидерством в городах Республики Молдова, точнее – в районных центрах, то сейчас ужас творится как раз в этих населенных пунктах. Поэтому, хотя бы до июня, Партия коммунистов нуждается в передышке, чтобы „залечить раны” – вернуть утраченные позиции и восстановить свои территориальные структуры. До тех пор Партия коммунистов может придерживаться одной только позиции: хотим помочь разрядить ситуацию, чтобы этот созыв мог функционировать, парламент этого созыва; после местных выборов, когда мы точно будем знать свой шесток, мы выдвинем и требования, если поможем сейчас разблокировать ситуацию.

Поэтому г-н Гимпу, с моей точки зрения, прав, когда говорит: „Если вы это сделаете, если пойдете на поводу у Партии коммунистов, можете не сомневаться: сейчас они помогут вам создать миноритарное правительство технократов, а если результаты местных выборов окажутся благоприятными для них, они придут с требованиями о перераспределении портфелей.

Свободная Европа: Сейчас коммунисты никаких требований не выдвигают?

Игорь Боцан: Пока никаких. Только разблокирование работы парламента.

Свободная Европа: Напрашивается логичный, по моему мнению, вопрос: неужели переговорщикам из бывшей правящей коалиции понадобилось 40 с лишним дней, чтобы понять, что они несовместимы и в одну лодку не вместятся?

Игорь Боцан: Они прекрасно понимают и понимали это с самого начала. Просто не хотели раскрывать свои карты с ходу и вступать в диалог с обществом, понадеялись на то, что сработают некие рычаги, с помощью которых смогут убедить Либеральную партию принять предложения. Либеральная партия, по крайней мере, не молчит и открыто говорит о том, что Альянс за европейскую интеграцию, Коалиция за европейскую интеграцию оставили очень и очень токсичное наследие.

Это интоксикация коснулась банковской системы, которую буквально уложили на лопатки, судебной системы, которая, несмотря на огромные инъекции Запада, осталась такой, какой и была, неэффективной. И третья токсичная проблема: действия основных составляющих Альянса за европейскую интеграцию привели к тому, что европейский вектор самым драматичным образом лишился части своих сторонников и по разделу симпатий населения сейчас уступает приверженцам восточного вектора.

В этой ситуации Либеральная партия говорит партнерам: „Если мы примем ваши предложения, которые вы держите в секрете – либералы их знают – это значит, что мы становимся соучастниками всего, что сделали вы, и ответственность за это токсичное наследие ляжет и на нас”. Они говорят: „В этой ситуации мы требуем перемен”. Не совсем понятно, в чем именно состоят эти перемены. Только лишь в перераспределении портфелей? Только лишь в более выраженном доступе Либеральной партии к рычагам, как называют они этот подход?

Но с уверенностью можно сказать, что эта позиция Либеральной партии не лишена смысла. В основе этого подхода лежит, как мы уже отмечали, деполитизация институтов, которые Конституционный суд относит к категории представляющих особый общественный интерес.

Свободная Европа: И здесь, наверное, следует не то, чего, вероятно, ждет наше общество: деполитизации не ради деполитизации, а ради последствий, чтобы виновники разрушения Banca de Economii получили по рукам и предстали перед судом, кем бы они ни были. Мы не слышим от либералов о том, что они хотят, чтобы виновных назвали и наказали.

Игорь Боцан: Потому что либералам есть что скрывать. Мне, например, позиция либералов импонирует до определенного момента, и этот момент называется отсутствие самокритики. Вот если бы г-н Гимпу сказал: „Да, мы, либералы, признаем допущенные ошибки и берем на себя политическую ответственность за работу Национального банка, мы понимаем, что именно мы выдвинули руководителя Национального банка Молдовы, который также ответственен за кризис в банковской системе; мы признаем, что наше прежнее решение было неверным…Мы вынесли должный урок и из случившегося в Pădurea Domnească, когда организатор той охоты также был политическим представителем Либеральной партии. Эти примеры свидетельствуют о том, что такой подход ошибочен, мы не хотим нести ответственность за функции, которые представляют особый общественный интерес и защищены законодательством Республики Молдова.

Свободная Европа: Но ведь совсем не очевидно, что Дорин Дрэгуцану ответственен за то, что случилось в Banca de Economii... Скорее, надо поискать закулисных игроков, выигравших в этой ситуации...

Игорь Боцан: Согласен. Но, так или иначе, г-н Гимпу четыре года назад был активным сторонником идеи распределения портфелей по политическим критериям. Сейчас, если предъявляет претензии к партнерам, он должен взять на себя ответственность за то, что четыре года назад был одним из проводников этой идеи. Пусть и не самый главный двигатель, но, тем не менее, он больше всех выступал в поддержку политического перераспределения. И если мне импонирует позиция г-на Гимпу, я вправе требовать и честности со стороны Михая Гимпу лично и со стороны партии, которую он представляет – честности во всем и до конца.

Свободная Европа: А может, он сомневается? Может, он не так уж и уверен в том, что все-таки получится альянс?

Игорь Боцан: Как гражданин, был бы рад, если бы эта непримиримость, которую вменяют Михаю Гимпу, стала, по сути, началом оздоровления ситуации и сохранения проевропейского движения нашей страны.

Свободная Европа: Жребий брошен? Можно говорить о миноритарном правительстве с помощью коммунистов?

Игорь Боцан: Нет. Я думаю, что такое решение еще не принято. Это, возможно, устраивает Демократическую партию Республики Молдова, но никак не либерал-демократов и коммунистов. Вероятно, коммунисты согласились бы сотрудничать с проевропейскими партиями, если бы у них не было никаких шансов спасти партию.

Свободная Европа: Но у них на левом фланге есть еще социалисты, они максимально будут спекулировать этим „сговором” с властью, которую они критиковали...

Игорь Боцан: Если коммунисты придут к выводу, что никаких шансов на спасение нет, они пойдут на коалицию с партиями власти. Если же сочтут, что спасение возможно, они дистанцируются и не станут сотрудничать с проевропейскими партиями. Ностальгический электорат, который составляет около 40% и контролировался Партией коммунистов, раскололся на две равные части.

Ностальгирующие, которые все еще надеются, что империя Путина так или иначе возродится, последовали за Додоном, потому что Додон был очень решителен. Сельское население, тоскующее по прежним временам, осталось с Ворониным из известных соображений: Воронин лучше руководил страной, поэтому он предпочтительнее. Но, думаю, не исключено, что эта категория людей начнет потихоньку отходить к Додону, если г-н Воронин договориться, как предполагается, с демократами и либерал-демократами.

XS
SM
MD
LG