Linkuri accesibilitate

Одним из наиболее интересных трендов 2014 года стал интерес России к развитию отношений с Китаем на фоне конфронтации с Западом. Большой газовый договор, заключенный в мае, стал своего рода поворотным пунктом новой политики Москвы. Связи России с Поднебесной и ранее шли по нарастающей, но из-за ухудшения отношений с США и ЕС Кремлю не оставалось ничего другого, как демонстративно повернуться лицом к «красному дракону». Является ли Пекин полноценной заменой Западу и какие риски таит чрезмерное сближение с КНР?

Начну с того, что регион Дальнего Востока намного сложнее Европы. Нам, выросшим на евроцентрической истории, культуре и философии, сложнее понять механизмы, лежащие в основе внутренней и внешней политики Китая, Японии, Кореи, Юго-Восточной Азии, Индии. И все же попытаемся разобраться. Комплекс проблем Восточной и Юго-Восточной Азии включает в себя следующее:

- Острые противоречия между Китаем и Японией из-за островов Сенкаку (Дяоюйдао)

- Безопасность на Корейском полуострове

- Территориальные споры в Южно-Китайском море (острова Пратас и Спратли) между КНР, Тайванем, Филиппинами, Вьетнамом, Брунеем и Малайзией

- Тесные отношения между Китаем и Малайзией в противовес проамериканскому Таиланду

- Усиление влияния Японии и США в Юго-Восточной Азии (Вьетнам, Филиппины, Сингапур) в противовес Китаю

- Недоверие между Китаем и Индией (оно не педалируется ради взаимодействия в БРИКС)

- Энергетические проблемы Японии, Южной Кореи и Китая как глобальный фактор, вовлекающий Россию и Ближний Восток

- Лоббирование Соединенными Штатами проекта «Транс-Тихоокеанское партнерство», который не включает ни Россию, ни Китай.

И это далеко не полный список.

Одна из важнейших проблем, на которую обращают внимание российские эксперты, - опасность чрезмерной ставки на Китай, которого даже сторонники сближения называют сложным партнером. Это вопрос из серии «два в одном». Во-первых, когда прагматичные китайцы чувствуют, что у их партнера сложная ситуация, они начинают упорствовать, пока не добьются своего – скидывают цену на импортные энергоносители или, наоборот, завышают цены на свою продукцию, интересующую контрагента. Об этом, например, подробно могут рассказать иранцы, которые в режиме жесточайших санкций были вынуждены продавать китайцам нефть чуть ли не за полцены. Во-вторых, экспорт российской нефти и газа исключительно в Китай может значительно усилить это государство, дав ему топливо для очередного рывка в экономике, а это, в свою очередь, сделает страну настоящим монстром. Правда, в последнее время в Китае зафиксировано снижение темпов роста экономики, но это не мешает ему рекордными темпами наращивать военные мускулы и создавать искусственные острова на архипелаге Спратли, чтобы потом построить там объекты инфраструктуры и окончательно «застолбить» спорную территорию.

На фоне эйфории летом-осенью 2014 года, когда в России провозгласили «победу» над Западом после подписания газового контракта с КНР, тем не менее, в Москве продолжали раздаваться голоса разумных людей, призывавших не бросаться в объятия миллиардного соседа. Надо сказать, что крупный российский бизнес, не делающий и шага без одобрения Кремля, дал понять, что не намерен складывать все яйца в одну корзину. Москва заявила о намерениях укрепить сотрудничество с Японией, Южной Кореей и Вьетнамом.

Кстати, Токио был буквально в одном шаге от подписания крупного соглашения о поставке природного газа с острова Сахалин, но крымский блицкриг и украинский кризис вынудили японцев на время отказаться от этого плана. Однако рыночная экономика любит рациональность, поэтому Страна Восходящего Солнца то и дело заявляет о желании вернуться к амбициозному проекту, ведь даже цена в 400 долларов за тысячу кубометров российского газа – это счастье для японцев, которые сегодня платят около 600 долларов за сжиженный газ из Катара. Те же самые проблемы волнуют Южную Корею.

Между тем, Китай не скрывает своего стремления извлечь максимальные дивиденды из ссоры России с Западом. Пользуясь моментом, Поднебесная хочет укрепить транспортную инфраструктуру в России для дальнейшего выхода на товарный рынок Европейского Союза. Сегодня идефикс КНР – железная дорога Пекин – Минск.

Как пишет издание «Свободная пресса» со ссылкой на журнал Forbes, китайские инвесторы готовы вложить средства в строительство высокоскоростной железной дороги Москва-Казань, считая ее участком будущей трансконтинентальной магистрали. В ситуации, когда Россия теряет огромные деньги от падения цен на нефть и оттока капиталов (150 млрд. долларов за год!), китайцы решили инвестировать деньги в железную дорогу.

Эксперты при этом говорят, что торговый оборот между РФ и КНР представляет собой типичный «перекос»: Россия поставляет почти исключительно энергоносители, в то время как Китай – машины, станки, оборудование и электронику. Конечно, перевод двусторонних торговых операций из долларов в юани и рубли может стать большим стимулом для сотрудничества, но это вряд ли изменит диспропорцию в товарном обороте.

Продолжение следует…

XS
SM
MD
LG