Linkuri accesibilitate

7 января в Париже произошел самый кровавый террористический акт в истории Франции. Несколько неизвестных в масках, вооружившись автоматами Калашникова и гранатометами, подъехали на автомобиле к редакции сатирического журнала Charlie Hebdo в 11-м округе столицы и открыли огонь по сотрудникам редакции, убив десять человек, включая главного редактора Стефана Шарбонье. Нападавшие застрелили также двух полицейских, охранявших редакцию, и скрылись.

По словам свидетелей, в момент нападения террористы кричали «Аллах велик!» и «Мы отомстили за пророка!». Это позволило правоохранительным органам предположить, что убийцы были представителями радикальных исламистских движений, а само преступление было совершено по причине регулярных публикаций карикатур на пророка Мухаммеда. Последней каплей, как считается, была карикатура на «халифа» Абу-Бакра аль-Багдади, духовного лидера ультрарадикального «Исламского государства» в Сирии и Ираке.

К вечеру 7 января в Париже, Марселе и Лионе, а также в крупных городах за пределами Франции начались стихийные митинги памяти и солидарности, в которых приняли участие несколько сотен тысяч человек. В социальных сетях большую популярность набрали хэштэги #CharlieHebdo и #JeSuisCharlie, а у французских посольств в ряде стран, в том числе в Молдове, прошли акции в поддержку журналистов. Участники этих митингов в основном говорят о недопустимости давления на прессу и о необходимости защитить свободу слова.

Однако мне ситуация представляется намного глубже и сложнее. Во-первых, до сих пор не прекращаются споры о том, где пролегает грань между свободой высказываний и уважением к религиозным чувствам людей. Заметьте, я не говорю только о чувствах мусульман. Французский еженедельник ведь публиковал карикатуры не только на пророка – на страницах Charlie Hebdo однажды была напечатана карикатура на Святую Троицу, и эта картинка настолько омерзительна, что я не буду давать ссылку на нее, дабы не оскорблять высокие чувства моих уважаемых читателей.

Во-вторых, расстрел журналистов сатирического издания далеко не первый случай нападения на европейских тружеников пера – вспомним грандиозный скандал 2005 года, когда датский еженедельник Jyllands Posten опубликовал карикатуры на Магомета, а Charlie Hebdo, кстати, перепечатал их у себя. Тогда бушевал весь исламский мир, датским журналистам и их коллегам поступали многочисленные угрозы, у датского и других западных посольств в мусульманских странах проводились акции протеста.

Это тот случай, когда многие «за деревьями не увидели леса». Да, чувства последователей ислама можно понять – и, между прочим, их готовность защищать веру вызывает зависть у многих христиан, т.к. христианский мир в значительной степени отказался от своих корней. Но нельзя понять и оправдать агрессивность мусульман, которые, проживая в европейских странах, беззастенчиво требуют уважения к своей религии, при этом напрочь отвергая вековые культурные устои западного мира.

Пресловутая «толерантность», которой так гордятся европейские политики, давно уже стала игрой в одни ворота: мусульмане создают целые «зоны шариата» в крупных городах Британии, Германии, Франции, Бельгии, а местные политики словно не замечают этой опасности, с завидным упорством призывая автохтонное население проявлять уважение и терпимость к гостям. То есть «ты меня обязан уважать, а я тебя – нет», говорят последователи ислама европейцам. Политика мультикультурализма, которую десятки лет пестовали в странах Европейского Сообщества (Союза), провалилась, и это признали даже сами европейские лидеры. В Берлине, Париже и Лондоне вынуждены констатировать, что политика интеграции мусульман потерпела неудачу.

Но и это не всё. Вот уже четыре года в арабском мире царит хаос. Не секрет, что многие «революции», будь то Египет, Ливия или Сирия, произошли не без участия западных стран. На это, в частности, много раз указывал французский политолог Тьерри Мейсан. Он же постоянно писал о том, что именно Франция причастна к снабжению оружием и деньгами боевиков, воюющих в Сирии против армии Башара Асада. Западные спецслужбы в последние годы бьют тревогу: на стороне джихадистов в Ливии, Сирии и Ираке воюют сотни граждан ЕС, которые по окончании «гастролей» на Ближнем Востоке непременно вернутся на родину и продолжат «работу» во имя торжества халифата.

И вот – дерзкая вылазка исламистов в самом сердце Парижа. Возникает вопрос: понимают ли европейские политики суть проблемы? Готовы ли они увидеть ситуацию шире? Наконец, понимают ли в ведущих столицах стран ЕС, что нельзя снабжать оружием «хороших» террористов, которые воюют с «плохим» Башаром Асадом, а потом удивляться активизации вышедших из-под контроля джихадистов? Первые комментарии некоторых политиков говорят, что, увы, выводы не делаются. Полиция уже установила, что за терактом стоят, по меньшей мере, два брата-араба с французскими паспортами, которые ранее (sic!) воевали в Сирии. Так почему нельзя предположить, что трагедия 7 января – прямое следствие заигрывания с террористическим интернационалом?

Но нет же, министр внутренних дел Германии Томас де Мезьер заявляет, что «террористические акты не имеют ничего общего с исламом». Как сообщает «Немецкая волна», глава МВД ФРГ считает, что «люди, прибывшие в Германию из Сирии и Ирака, бежали от террора и не должны попадать под подозрение лишь по той причине, что они мусульмане». С этим трудно спорить, господин министр, но ведь если террористы выкрикивают «Аллах велик!» и «Мы отомстили за пророка!», сложно не заметить, что они убивают журналистов под лозунгом защиты мусульманской веры!

Интересно, что немецкого министра больше беспокоит деятельность набирающего силу общественного движения PEGIDA (Patriotische Europäer gegen die Islamisierung des Abendlandes – Патриотичные европейцы против исламизации Запада). «Мы не позволим Pegida диктовать нам политическую повестку», - заявил де Мезьер. Отмечу, что у страницы движения в Facebook уже более 120 тыс. подписчиков, и на 12 января активисты PEGIDA анонсировали шествие в память убитых французских журналистов. Что такое «Феномен PEGIDA» - тема отдельной публикации, но пока замечу, что общество реагирует на теракт более объективно, чем политики, боящиеся «утратить толерантность».

Заодно замечу и то, что немецкое движение может стать идейным союзником Национального фронта Франции, который строит свою политику именно на антииммигрантской и антиисламистской платформе. Вот и сейчас лидер НФ Марин Ле Пен выступила со специальным заявлением по поводу теракта в Париже. Она, в частности, сказала: «Не надо бояться называть вещи своими именами – речь идет о террористическом акте, совершенном от имени радикального исламизма». (Полный текст на французском языке доступен на видео по ссылке). На сайте Национального фронта появилось сообщение: в пятницу 9 января госпожу Ле Пен в Елисейском дворце примет президент Франции Франсуа Олланд. Лидер НФ обещала сделать заявление для прессы после беседы с главой государства.

Для Европы наступил важный момент: сможет ли она отделаться от губительной однобокой толерантности и взглянуть правде в глаза? Никто ведь не призывает к массовой депортации мусульманского населения Европы, но и терпеть радикальный исламизм у себя дома во имя туманных целей политкорректности – путь в никуда. А чтобы побороть джихадистов в сердце Европы, надо признаться себе и обществу в том, что толерантность – вещь обоюдная, и не надо стыдливо «не замечать» исламистских лозунгов тогда, когда их слышит весь мир. И, разумеется, не надо заигрывать с террористами, думая, что они где-то там, на Ближнем Востоке, «просто» воюют с плохими диктаторами и не угрожают Европе. Опасная иллюзия.

XS
SM
MD
LG