Linkuri accesibilitate

Итоги-2014: «Мы не хотим быть равными, но бедными»


В селе Бошкана

В селе Бошкана

В завершении недели Валентина Урсу беседует с жителями Единец, мэром села Бошкана Анатолием Вынту и социологом Андреем Думбрэвяну.

Вопреки ожиданиям, уходящий год в полной мере выявил все достоинства и все недуги молдавского общества. В конце уходящей недели попытаемся подвести итоги 2014 года.

Не раз говорилось о том, что молдавскому обществу не хватает талантливых политиков. Речь при этом не о тех, кто обладает даром политического красноречия, а о тех, кто способен самозабвенно отстаивать национальные интересы. Власть имущие вспоминают о нуждах граждан всего лишь раз в четыре года, между тем люди говорят о недостатке счастья. Об этом мы узнали со слов жителей Единец, случайно встреченных на улице города.

– Если есть деньги, есть и счастье.

– Я не думаю, что деньги приносят счастье. Здоровье и счастье за деньги не купишь.

– Деньги могут принести счастье, если человек болен. Человек счастлив, если у него есть деньги и он способен помочь своему ближнему. Деньги могут приносить счастье по-разному, но нельзя сводить всё только к деньгам.

– Я могла бы назвать себя счастливой, если бы у меня было много денег. Я купила бы себе еды, а то перебиваюсь на хлебе и воде.

– Всё зависит от денег. Без них мы даже вздохнуть не можем.

– Порою деньги не приносят счастья. Если появляется много денег, человек забывает и о семье, и о детях. Много денег тоже не хорошо.

– Деньги не приносят счастья. Деньги нужны только на самое необходимое.

– Конечно, приносят. Без денег не прожить.

– Счастье не в деньгах. Они скорее делают людей несчастными.

– Если есть здоровье, будут и деньги.

– Жажда денег губит человека, поглощает его целиком. Не остаётся времени, чтобы радоваться семье, детям, каждому моменту жизни.

– Счастье берётся от того, кто тебя окружает и кто командует, и кто руководит городом. Вот это счастье.

– Счастье это тогда, когда есть деньги, когда есть здоровье, когда есть хорошие взаимоотношения в семье. Вот это счастье. Я не могу себя определить: я счастливый или несчастливый, среднее что-то такое между счастьем и несчастьем.

– Счастье в том, чтобы иметь семью, крышу над головой, братьев и сестёр, с которыми живёшь в мире, и работу, которая обеспечивает тебе достойную жизнь.

– Если ты здоров и твои дети здоровы, можешь уже считать себя счастливым. Всё зависит от того, как человек строит своё счастье.

– Я была счастлива, когда родила ребёнка. Я была счастлива, когда достигла профессионального успеха. Я была счастлива, когда получила хорошие вести от подруги, от родственницы. Семья – это счастье. Есть дети, родители, народ, родной край.

– В мире молдаване самые несчастные. Потому что у нас тут много президентов, которые друг с другом грызутся.

– Я бы не назвал себя счастливым человеком. Что такое счастье? Красивая жизнь.

– Я не очень счастлива. Я развелась.

– Я счастлива, спасибо. Я счастлива, что живу. Счастлива, что у меня есть руки, ноги. Счастлива, что у меня есть трое детей.

– Я несчастна. Я все время плачу. Живу вместе с детьми. Я им всё даю, а они всё просят, зять меня прогоняет. Я совсем несчастна. Вокруг одна мерзость.

– Я совсем не счастлива. Даже не хочу об этом говорить. Мне никогда не везёт, на меня валятся все беды.

– Сегодня мне нечего есть. Сын роется в мусорных контейнерах. Люди выбрасывают как плохое, а он собирает как хорошее. Эта жизнь выводит меня из себя. Тяжело.

– Когда я получаю пенсию, мне кажется, что я самая счастливая. А к концу месяца радости как не бывало. Денег мне не хватает, и я собираю каждую копейку хоть на буханку хлеба.

– Газ и свет очень дорогие.

– Мы не счастливы. Трудимся, зарплата низкая, жить дорого.

– В наше время просто море „счастья”. По таким ценам ничего не купишь. Или Бог покинул нас и оставил чёрта за хозяина. Не знаю, что у нас за жизнь…

– Нет у меня счастья. У меня двое детей и оба были вынуждены уехать за границу. Я сама воспитываю внучку. Мучаюсь, не знаю, что такое счастье. Они мне звонят, говорят о своих проблемах, плачут. Здесь ребёнок. Тяжела жизнь.

– Даже язык не поворачивается сказать, что я счастлива.

– Не думаю, что счастье длится долго. Счастье это мгновение, момент. Проживаешь его и всё, как боль. Быть оптимистом значит стремиться к счастью. Быть пессимистом – упустить своё счастье.

С экономической и финансовой точек зрения 2014 год был довольно сложным. Вместе с тем, он привел к значимым переменам в жизнь людей коммуны Бошкана. Так считает мэр села Анатолие Вынту. Однако он оставляет сельчанам право оценить - изменилось что-нибудь или нет.

Анатолие Вынту

Анатолие Вынту

Анатолие Вынту: В качестве руководителя, я постарался привлечь в коммуну Бошкана как можно больше инвестиций или инициировать другие инвестиционные проекты, которые дадут результаты в последующие годы.

Свободная Европа: Являются ли проекты спасением для села?

Анатолие Вынту: Очевидно, да. У села появляются перспективы развития. Через проекты мы можем реализовать долговременные программы, связанные с благосостоянием населения, созданием или улучшением услуг для жителей – водопровода, освещения.

Свободная Европа: Иными словами, вы улучшаете инфраструктуру за счёт привлечения иностранных фондов?

Анатолие Вынту: Улучшаем инфраструктуру, модернизируем публичные учреждения, детский сад, лицей, дом культуры, обустраиваем территорию.

Свободная Европа: Господин мэр, получается, что государственный бюджет не способен покрыть нужд села?

Анатолие Вынту: У нас есть бюджет коммуны, и есть государственный бюджет, откуда поступают средства специального назначения. Были выделены или, может, ещё будут выделены средства специального назначения для капитального строительства или ремонта. С помощью Дорожного фонда нам удалось отремонтировать часть дороги, хотя бы в белом варианте. Конечно, я, как мэр, и люди хотели заасфальтировать дорогу, но это всё, что было возможно. Мы даже добавили к сумме, которую получили из Дорожного фонда. То есть, планировался ремонт дороги шириной в пять метров, а мы настояли на шести метрах, так как это местная дорога. Мы были вынуждены задействовать и собственные ресурсы. Откуда могли, откуда нет, но ситуацию спасли и несколько приватизаций. Теперь у нас дорога приемлемой ширины.

Свободная Европа: Если бы в сельской местности открылось больше частных предприятий, казна стала бы полнее?

Анатолие Вынту: Да, была бы полнее. Если кто-то становится собственником участка, в результате приватизации, он будет обязан платить за этот участок налоги. Этот инвестор, помимо налога на землю, будет платить и налог на недвижимость, которую построит в коммерческих целях. Помимо этого, оно будет платить и местный налог на благоустройство территории, за размещение торговой точки или услуг.

Свободная Европа: Но разве нет физических или юридических лиц, которые уклоняются от уплаты налогов, местных сборов, выплат в бюджет?

Анатолие Вынту: В этом случае можно говорить о тех, кто фактически ведёт предпринимательскую деятельность, но не зарегистрировался в этом качестве, уклоняясь от взносов в местный бюджет. Часто можно видеть, как экономические агенты поражаются тому, что должны много платить в местный бюджет. Но в коммуне Бошкана сборы более чем приемлемы. Экономические агенты выплачивают их с опозданием и с каждым годом требуют их снижения.

Свободная Европа: С 1 января 2015 года вступает в силу Закон о местных публичных финансах. Мэры так много говорили о том, что у вас были связаны руки, что центральные власти не хотели давать вам финансовой свободы. С другой стороны, по словам многих мэров, есть населённые пункты, которые не сумеют справиться с финансовой независимостью.

Анатолие Вынту: Насколько я знаю, учреждается и фонд для компенсации некоторых рисков этой реформы. Через год будет проведён подробный анализ, в результате которого станет ясно, какие мэрии действительно убыточны, и какие должны быть объединены с другими мэриями. Однако нам не стоит рисковать доходными мэриями из-за двух-трёх убыточных. Посмотрим, кто выиграет. Некоторые сёла с населением в 500-800 человек на севере или юге Молдовы точно потеряют.

Свободная Европа: И это приведёт к территориально-административной реформе?

Анатолие Вынту: Мы не хотим быть равными, но бедными. Необходимо стимулировать эффективность каждого населённого пункта. Если один руководитель только и ждёт денег от государства и доволен тем, что в селе есть один бар, дом культуры, а люди большего не требуют и, без сомнений, переизберут его ещё на один срок, то другой мэр хочет большего, ходит, бегает, стучится в двери, даже судится, чтобы получить, построить, чтобы привлечь инвесторов, вовлечь в экономический процесс земельные участки, добиться определённых фондов. К примеру, некий мэр хочет привлечь из разных источников ресурсы для местных инвестиций. Я прилагаю усилия для того, чтобы Бошкана и дальше была жизнеспособной коммуной, способной к самоуправлению, а другой мэр, например, только и ждёт, чтобы ему помогало государство.

Свободная Европа: Господин Вынту, снижается ли бедность в сельской местности? Как люди преодолевают сельскую нищету?

Анатолие Вынту: Это сложный вопрос. Бедность всё-таки сохраняется.

Свободная Европа: Кто эти люди? Почему они продолжают бедствовать?

Анатолие Вынту: Бедствуют безработные, люди, которые не могут найти себе работу в селе или в городе, и пустились на поиски лучшей жизни. Бедствуют старики, живущие на мизерные пенсии. Вот кто бедствует. Бедными остаются и люди, которые по своей вине грешат ленью и находят в бедности удовольствие. Но есть и честные бедняки, ставшими таковыми из-за государства, люди с низкой пенсией, на гране выживания.

Свободная Европа: Многие ли ещё считают, что государство обязано что-то сделать, мэрия обязана помогать, а мэр должен решать?

Анатолие Вынту: Каждый день к нам приходят и просят люди, которые считают, что мэр должен подметать у их ворот, делать всё вместо них.

Свободная Европа: Откуда такое мышление?

Анатолие Вынту: Эти люди привыкли, чтобы им только давали. В патриархальном обществе есть отец, который даёт. Люди думают, что мы должны давать им рыбу. А мы, на самом деле, должны давать им удочку.

Свободная Европа: Удаётся ли вам давать людям удочку? Другими словами, удаётся ли вам создавать хорошо оплачиваемые рабочие места, чтобы вернуть домой тех, кто уехал на заработки за границу?

Анатолие Вынту: Есть, например, жители коммуны Бошкана, которые открыли свой бизнес в Кишинёве. Они хотят купить земельные участки, чтобы открыть сельскохозяйственные или даже производственные предприятия. И я пытаюсь убедить местных советников выставить на продажу некоторые участки, так как земля всё равно порастает бурьяном, не облагается налогами, не приносит нам никакого дохода. Для тех голов скота, что у нас есть, нам хватает пастбищ. Нет никакого смысла оставлять землю бесхозной. Это наш шанс – включить в экономический поток участки, выставив их на продажу. Люди смогут приобрести их на публичных торгах, стать собственниками, платить налоги, трудоустроить работников. Таким я вижу решение проблем. Так мы пойдём людям на встречу. У них будет возможность работать на месте в сфере сельского хозяйства, у них будет социальный пакет. Я выступаю в поддержку европейского вектора.

Свободная Европа: Кстати, куда следует идти Молдове? Почему молдавское общество раскололось по вопросу внешнеполитического вектора?

Анатолие Вынту: Я и односельчанам сказал, что выступаю за европейскую интеграцию. Этот вектор является для нас спасительным.

Свободная Европа: В чём состоит это спасение?

Анатолие Вынту: Начнётся более конкретная борьба с коррупцией. Это наша основная цель, основная задача.

Свободная Европа: Пока что это самая большая проблема общества и политиков.

Анатолие Вынту: За последние три года мы видели по телевизору множество колких заявлений, шоу, войн, расколов. Люди получали от всего этого «удовольствие», но жизнь оставалась прежней. Теперь никого уже не интересует, что один поругался с другим, кто и какие высокие посты занимает в стране. Конечно, люди развлекаются, люди хватаются за голову, но, как говорится, пока сам не приложишь усилий, никто тебе в карман не положит. Другими словами, на этих выборах очевидным был антикоррупционный посыл. Да, люди оценили тот факт, что в республике идёт ремонт дорог, что поступают иностранные средства, что в сёлах что-то делается. Но, как они уже говорили, было бы лучше, если бы было меньше воровства. Потому что, обращаясь с каким-нибудь вопросом в прокуратуру или в суд, люди понимают, что справедливость будет на стороне того, кто заплатил.

Свободная Европа: Мы говорили о расколе среди сторонников европейской интеграции и сторонников вступления в Таможенный союз. Почему это должно занимать простых граждан?

Анатолие Вынту: Этому есть несколько причин. Во-первых, мало кто понимает, что представляет собой Европейское сообщество. Они выросли в советский период, не могут себе представить другого уровня жизни, другого мышления.

Свободная Европа: Но все хотят лучшей жизни.

Анатолие Вынту: Несмотря на родственников, работающих в Италии, Португалии, Франции, они привыкли к тому, как было при советской власти. Тогда у них были гарантированные рабочие места, была решавшая всё партия. Они привыкли жить на всём готовом, считают Россию нашим спасением благодаря газу, рабочим местам и прочему. У некоторых такой образ мыслей. Имея, например, работу в России, неизвестно насколько надёжную, люди считают, что в России лучше.

Свободная Европа: И кто кого тогда должен убеждать? И зачем?

Анатолие Вынту: Я считаю, что нужно больше общаться. Даже лидеры основных политических партий признали, что недостаточно общались с народом. Я, например, как мэр, информирую людей, говорю им о том, что представляет собой Европейское сообщество, какие оно нам даст преимущества. Люди слушают мэра, но понимают, что локомотивами этого процесса являются лидеры политических партий. Нужно чаще встречаться с людьми, а не только во время предвыборной кампании.

Свободная Европа: Совпадают ли интересы граждан с интересами политиков? Или наоборот, живёт ли власть повседневными проблемами простых людей?

Анатолие Вынту: Не совсем. Власть не учитывает интересов населения. За это они и были наказаны на недавних парламентских выборах. Но им был дан ещё один шанс. И этот шанс, как говорил премьер Юрие Лянкэ, эта ситуация обязывает их к проведению реформ. Иначе люди предпочтут любой другой политический цвет, только бы их не обманывали. Здесь всё как в семье, где людей разлучает ложь, а не бедность.

Свободная Европа: Чего вы ждёте от 2015 года?

Анатолие Вынту: Хотел бы завершить начатые проекты и открыть другой перспективный проект. В планах проект по освещению главной улицы, по проведению водопроводной системы, по благоустройству парка, укладке тротуаров, завершению ремонта дома культуры, по ремонту мэрии. Нужно модернизировать общество, модернизировать учреждения.

Свободная Европа: Участвуют ли граждане в принятии решений?

Анатолие Вынту: Конечно, мы должны задействовать жителей, потому что этим определяется ценность проделанной работы. Человек знает, что внёс свой вклад, пусть не деньгами, то трудом, потом. И если кто-то портит дорогу, он сразу же реагирует, потому что знает, что он лично приложил усилия. А когда он знает, что то или это сделала мэрия, он говорит: „давай развалим, ведь это не наше”.

Свободная Европа: Какие законы должен принять новый парламент?

Анатолие Вынту: Уже три года я жду земельного кодекса, чтобы у местных властей появилась возможность поменять назначение земельных участков. Мы ждём, что нам предоставят право обращаться с запросами в Конституционный суд.

Свободная Европа: Насколько вы уверены в том, что во власти находятся именно те люди, которые могут улучшить законодательство? Я имею в виду депутатов, которых ещё называют слугами народа.

Анатолие Вынту: Могу сказать следующее. Народ всегда прав, мы работаем с теми, кого избрал народ. Но хотел бы повторить, что нынешние народные избранники обязаны проводить реформы. Другими словами, мы хотим меньше шоу и больше дел. Новая власть должна принимать законы, судить прокуроров, судей, нотариусов, заместителей министров, министров, депутатов и, почему нет, даже президента страны. Мы все равны перед законом. В этой связи хотел бы упомянуть, что я убеждал жителей коммуны Бошкана голосовать за европейский вектор, говорил им о том, что в Европе соблюдаются законы. У людей должно быть чувство, что справедливость возможна, что они не зря станут обращаться в суд, зная, что к нему будут относиться с уважением, и что он сможет выиграть дело, что его доказательства будут учтены. Не смотря ни на что, я остаюсь оптимистом в том, что касается реализации Соглашения об ассоциации.

Парламентские выборы и отставки министров были частью пёстрой политической картины 2014 года. По словам экспертов, за этот год произошло больше событий, повлиявших на исторический курс Молдовы, чем за последние несколько лет. Такого же мнения придерживается и социолог Андрей Думбрэвяну.

Андрей Думбрэвяну

Андрей Думбрэвяну

Андрей Думбрэвяну: 2014 год был годом политических решений. А ведь принятие политических решений означает принятие решений в пользу власти. Сегодня Республика Молдова – новое государство. Что делает молодой человек по достижении 23 лет? Он считает, что весь мир лежит у его ног, и забывает о своих обязанностях. Вот и наша демократия, обладающая столькими свободами. Я иногда шучу и говорю, что есть шесть углов свободы, что у предмета в пространстве есть шесть углов свободы. Вот и у нас сейчас шесть углов свободы, так как мы забываем о некоторых наших обязанностях, иногда промахиваемся и возвращаемся назад. В этом сегодня состоит молдавская демократия.

Свободная Европа: Почему после 23 лет независимости о гражданах Молдовы говорят, что они живут в двух измерениях – в мире богатых и бедных, счастливых и несчастных?

Андрей Думбрэвяну: Двух измерений не существует. Чтобы они были, нужны две большие прослойки. А у нас очень маленькая прослойка из 2% олигархов, тех, кто ни в чём не нуждаются. В Академии наук, в рамках проекта, финансируемого правительством, который завершился в этом году, мы провели четырёхгодичные исследования. Мы показали, как позиционируют себя люди во время устного опроса и при анкетировании. Что же получается? Около 2% процентов считают, что ни в чём не нуждаются, могут купить всё, что пожелают, жить, как им того хочется. Остальные, около 70%, испытывают нехватку, ограниченную или абсолютную. К последним относятся около 12% населения. Только представьте себе, это очень большой сегмент нашего общества. За чертой бедности у нас живут 6% населения. Как можно при этом говорить о двух измерениях? В действительности, есть небольшой круг людей, верхушка, и широкий круг людей, которые их окружают.

Свободная Европа: Совпадают ли интересы политиков с интересами граждан? Интересы граждан с интересами политиков?

Андрей Думбрэвяну: Разве не видно, как хорошо совпадают интересы политических олигархов? Потому что мы создали очень благоприятные условия для расцвета олигархии.

Свободная Европа: Прокурор говорил мне о том, что в нормативных актах нет понятия олигархии.

Андрей Думбрэвяну: О юристах лучше не упоминать.

Свободная Европа: Но вы говорили об олигархии.

Андрей Думбрэвяну: Да.

Свободная Европа: Создаётся впечатление, что молдавские граждане испытывают неприязнь, когда слышат это слово. А с другой стороны, те же олигархи продолжают руководить Молдовой.

Андрей Думбрэвяну: Потому что молдаване не понимают, что это такое. Одна партия заявляла: „Построим будущее без олигархов”, что-то вроде этого. Но ведь это смешно. Обычные люди не понимают, кто такие олигархи.

Свободная Европа: Когда совпадают интересы политиков с интересами граждан?

Андрей Думбрэвяну: Когда им нужны голоса граждан. Когда политический класс приходит к гражданам и готов сделать для них всё, разумеется, на словах. Мы видели, как они прошли в парламент: кто собирал коровий навоз, кто носил воду, кто колол дрова, политики хотели быть рядом с народом, чувствовать его. Боже мой! Дешёвый спектакль, который, думаю, не произвёл никакого впечатления. Но вот именно тогда интересы и совпадают, тогда мы вспоминаем, что и мы, олигархи, из того же теста вылеплены. Нам, олигархам, хочется вспомнить, кем были наши родители, кем были наши предки, и мы к ним едем и разговариваем с ними. А вообще-то мы хотим ото всех отгородиться. Почему политика слилась с экономикой, которая представляет собой узкий класс близких родственников, которые совместно владеют капиталом, банками? Чтобы защищать свои интересы. Они понимают, что наступит день, когда придёт настоящая власть, основанная на диктатуре закона. И тогда они могут лишиться того, что наворовали. Не будем ходить далеко. В Румынии мы недавно наблюдали за протестом в поддержку демократии, права выбора, против мошенничества и воровства. И, думаю, многие из них теперь уже и у нас не могут спокойно спать.

Свободная Европа: Власть призвана решать проблемы граждан, проблемы нации. Каковы три самых больших проблемы, с которыми сталкивается сегодня Молдова и её граждане?

Андрей Думбрэвяну: Я буду говорить, исходя из того, что было сделано Ассоциацией социологов и демографов в течение этого года. Граждане хотят, чтобы велась борьба с ворами и бандитами. Граждане хотят борьбы с коррупцией, потому что сегодня на смену одному коррупционеру может прийти другой. Во главе угла должен стоять закон. Люди хотят в первую очередь этого. Во-вторых, они хотят европейской жизни у себя дома.

Свободная Европа: Как построить эту жизнь здесь, в Молдове?

Андрей Думбрэвяну: У нас есть люди, которые умеют работать. У нас есть люди, о которых и вы не раз рассказывали в эфире вашего радио. Но их единицы. Они вернулись домой, на свои заработанные деньги они открыли здесь бизнес, открыли рабочие места.

Свободная Европа: Вы говорите о представителях диаспоры?

Андрей Думбрэвяну: Да, представители диаспоры не нашли здесь, к сожалению, себе необходимой поддержки. Итак, политики забывают об обещанном и, по крайней мере, о трёх вещах: о соблюдении закона, о борьбе с коррупцией и о создании условий для того, чтобы люди могли работать.

Свободная Европа: Считаете ли вы, что в Молдове нет среднего класса, который смог стать мотором экономического развития?

Андрей Думбрэвяну: Это очень небольшой класс. Мы говорим о средней прослойке. Говорят о гарантировании условий социальной мобильности, чтобы бедные могли подняться до уровня среднего класса. Этого можно достичь несколькими способами: путём войны, и тогда очень быстро включается естественный отбор, либо эволюционным путём, в основе которого лежит воспитание и образование. Между прочим, теперь у нас есть Кодекс об образовании. Кстати, это очень хороший кодекс, принятый спустя 150 лет после введения Закона о публичном образовании в Румынии. Этот закон был принят в 1864 году и включал следующее: обязательное образование, в сёлах, где проживало более 40 детей, должны были быть открыты школы. На образование тогда было выделено 17% ВВП, чтобы таким образом создать средний класс… Сегодня, благодаря Кодексу об образовании была начата серьёзная реформа. Во главе нашего образования находится выдающийся, сильный министр.

Свободная Европа: Нужный человек на своем месте?

Андрей Думбрэвяну: Да, нужный человек на нужном месте. Министр Майя Санду, насколько хрупкая и нежная, настолько же сильная и харизматичная. У неё получается. Именно отсюда нужно начинать всё остальное.

Свободная Европа: Почему всё ещё кажется, будто реформы, проводимые молдавской властью, нужны лишь западным партнёрам? Почему граждане внутри страны не борются, не протестуют?

Андрей Думбрэвяну: Наши граждане выросли в ту эпоху, когда им всё давали, и говорили: „Москва нам всё даст”. Уезжал с двумя канистрами портвейна и приезжал с четырьмя машинами. Сверхплан, сверхфонды.

Свободная Европа: Правильно ли, что мы всё время оправдываемся этим ущербным мышлением?

Андрей Думбрэвяну: Это не оправдание, это образ мышления. И конечно, Вы говорите о менталитете, который формируется веками. За 70, даже за 50 лет – с 1940 по 1990 гг. – нам удалось построить новое мышление – homo soveticus. И это мышление всё ещё сохраняется. Тем, кому в 90-е годы было 50 лет, сейчас уже 70. Те, кому в 90-е было 30, кто тогда был полон сил, сегодня с ностальгией вспоминают о том, как они тогда были сильны, и шли по правильному пути. Итак, должно ещё пройти время. Люди сегодня отличаются друг от друга, и очень хорошо, что перевешивают те, кто больше не ждёт подарков, кто сам хочет их себе сделать. И нужно учитывать запросы этих людей.

Свободная Европа: Отражается ли каким-то образом на развитии страны раскол общества на тех, кто поддерживает восточный вектор, и тех, кто поддерживает западный вектор?

Андрей Думбрэвяну: Конечно да, безусловно. Вместо того, чтобы заниматься своими домашними проблемами, люди ждут каких-то перемен. Кто-то ждёт, что придёт Европа и что-то нам даст. И уже дала. За последние пять лет за счёт европейских фондов у нас были отремонтированы дороги, школы, больницы. Конечно, реформа в здравоохранении остаётся очень большой проблемой для Республики Молдова, как и реформа в области защиты окружающей среды. На экологию были выделены миллионы. Где они? Деньги были выделены на леса. Чтобы мы в конечном итоге остались без леса! С другой стороны, люди ждут, что нам поможет Москва. Однако Москва нам пока ничего не даёт…

Свободная Европа: Хорошо, но люди сразу говорят, что газ Молдова импортирует из Российской Федерации, энергоресурсы идут к нам с Востока.

Андрей Думбрэвяну: Но разве бесплатно? Мы покупаем их по европейским ценам. За тот же газ Молдова платит больше, чем Германия…

Свободная Европа: Является ли проблемой потеря восточного рынка сбыта?

Андрей Думбрэвяну: Мы потеряли рынок сбыта не по нашей вине. Мы терпим, а наша доброта иногда граничит с глупостью. Я не говорю с безумием, но именно с глупостью. Наша доброта – наше бремя. Сколько раз Бумаков, министр сельского хозяйства, ездил договариваться в Москву? И, вроде, договаривались. А в итоге, с места ничего не двигалось. Мы до сих пор тешим себя надеждой. Как говорил Георге Маларчук, наш, экологов, друг: „Питайте надежду, как кощея бессмертного, чтобы поправился». Вот и мы питаем надежду, что русские изменят своё отношение, что мы добьёмся своего. Олигархическая система пришла к нам, в Болгарию и в Румынию тоже оттуда. Украинцы поступили очень хорошо. Мы должны последовать их примеру.

Свободная Европа: Господин Думбрэвяну, в Российской Федерации работает внушительное количество молдавских граждан. Эти мигранты тоже играют свою роль, в том числе и в политической жизни. Мы видели, что их могут использовать в качестве элемента шантажа. Как примирить этих людей, которые приспособились к той среде, говорят, что их спасает российский рубль, посылают заработанные деньги своим семьям, в Молдову, поскольку здесь у них нет работы…

Андрей Думбрэвяну: Это реальность, которую нам следует учитывать. Жаль, что эти люди вовремя не сориентировались. К сожалению, власти не открыли для них профессиональных школ, чтобы они смогли устроиться на Западе. Этого не было сделано.

Свободная Европа: Их скорее нужно было бы трудоустроить здесь, создать для них рабочие места.

Андрей Думбрэвяну: Или трудоустроить их здесь.

Свободная Европа: Да, но они согласны на ту работу, которую находят себе там, неквалифицированную.

Андрей Думбрэвяну: Они согласны. Там зарплата немного выше, чем у нас. Четыре года проходят быстро. А за четыре года на политической сцене будет ещё немало потрясений. За любовью придёт и ненависть, и драки, и снова любовь, и ещё многое. Однако наша миссия - построить Европу у нас дома.

XS
SM
MD
LG