Linkuri accesibilitate

Двадцать пять лет после падения коммунизма: Мы – народ!


Neculai Constantin Munteanu

Neculai Constantin Munteanu

Благодаря Свободной Европе румынские граждане узнали о профсоюзе Солидарность. Там же девиз восточногерманских демонстрантов услышали и жители Тимишоары, первыми вышедшими на улицы в декабре 89-го года. Всё было просто. Мы– народ!

Неужели прошло 25 лет после падения коммунизма? 25 лет после свержения Николае Чаушеску? Когда и как пролетели эти годы? Невероятно, но они прошли! Дети, родившиеся в 1989 году, почти ничего не знают ни о коммунизме, ни о Николае Чаушеску. Это нормально. И хорошо, что так. У них есть право ничего об этом не знать. У них другие заботы. Многие из них сами стали родителями, сделав своих родителей дедушками и бабушками! Они строят капитализм и живут при капитализме. Или, точнее, при неком подобии капитализма, приправленном экономическими преступниками, унаследованными из рядов бывшей номенклатуры и Секуритате.

25 лет назад, когда лидеры остальных коммунистических стран Европы один за другим слетали, словно кегли, со своих постов под напором шоковых волн, вызванных провозглашёнными Москвой гласностью и перестройкой, наш лучший из сынов народа, Николае Чаушеску, утверждал, что Румыния не вернётся к капитализму, даже если «на тополях созреют груши, а ракиты зацветут фиалками». Меньше чем через шесть месяцев студенты в насмешку привязали к деревьям Бухареста груши. Несколько упавших груш достались Чаушеску, осуждённому сопровождавшими его товарищами, в виде пули у стены в Тырговиште. Власть унаследовал один его бывших соратников, Ион Илиеску, другой верный сын рабочего класса. И хотя тогда ему казалось, что речь идёт о непродолжительном осквернении идеалов научного коммунизма, он, будучи немного человечнее, чем Николае Чаушеску, подставил плечо возрождению капитализма в Румынии. Но ему не повезло, так как вдохновлённый им капитализм приобрёл черты кумовства. Кумовства коррупции без границ. И без совести.

Однако 1989 год, запомнившийся переворотами, которые оставили глубокий след в истории 20-го века, был захватывающим итогом почти пяти судорожных десятилетий, последовавших после Второй мировой войны, и отмеченных противостоянием Запада с Востоком, демократии и диктатуры, драматическими моментами берлинского восстания, революцией в Будапеште, Берлинской стеной и Пражской весной. Конец этого периода ознаменовался исторической встречей четырёх ключевых личностей эпохи: политического лидера, американского президента Рональда Рейгана, духовного лидера, польского прелата Карола Войтылы, ставшего Папой Иоанном Павлом II, человека действия, польского электрика Леха Валенсы, лидера профсоюза Солидарность, и коммуниста, неудачливого реформатора Михаила Горбачёва. Под слаженным воздействием этих четырёх личностей история, не теряя уже ни минуты, ускорила свой ход. Коммунизм, колосс на глиняных ногах, прогнивший изнутри и экономически неконкурентоспособный, рухнул в результате собственного бессилия. Неспособный реформироваться, он не выдержал испытания транспарентностью.

Ко всему прочему нужно прибавить ещё две, совсем не второстепенные, детали: Хельсинское соглашение, которое ввело концепцию прав человека и их соблюдения в отношения по обеспечению мирного сосуществования обоих систем, включая и экономические отношениях, и, где-то на заднем плане, радио Свобода и Свободная Европа. Считавшиеся вначале инструментами Холодной войны, эти две радиостанции стали со временем альтернативными и достойными доверия источниками информации для людей, находящихся за Железным занавесом, держа миллионы людей в курсе не только о событиях в мире, но и о том, что происходит в коммунистическом лагере и в их собственных странах.

Благодаря Свободной Европе румынские граждане узнали о профсоюзе Солидарность. Там же девиз восточногерманских демонстрантов услышали и жители Тимишоары, первыми вышедшими на улицы в декабре 89-го года. Всё было просто. Мы – народ! Так этот девиз услышал и Николае Чаушеску. Но было слишком поздно.

XS
SM
MD
LG