Linkuri accesibilitate

Уходит в историю 2014 год – самый драматичный в мировой политике с момента распада СССР. Но на бурлящем фоне украинского и ближневосточного кризиса серым унылым пятном выделяется приднестровское урегулирование. К сожалению, а может, к счастью, уходящий год оказался самым «пустым» за все годы переговорного процесса. Как и почему это произошло, попытается выяснить.

Начну с напоминания о том, что полуобморочное состояние формата 5+2 уходит неглубокими корнями в 2012 год. Тогда имели место два внешне не связанных процесса. С одной стороны, к лету 2012 года Москва, наконец, сумела разобраться в новой приднестровской власти (напомню, что на президентских выборах в декабре 2011 года Россия делала ставку на Анатолия Каминского и совсем не ожидала победы Евгения Шевчука) и своевременно упредила «вредные» тенденции в политике Тирасполя.

Первая половина 2012 года прошла под знаком короткого, но бурного политического романа между новым приднестровским президентом и премьером РМ Владом Филатом. Он встречался с Шевчуком чаще, чем Воронин встречался со Смирновым в апреле-августе 2001 года, во время предыдущего «медового месяца» Кишинева и Тирасполя. Параллельно приднестровские власти активно «окучивались» Украиной, которая едва не перехватила у России пальму первенства. Высокую активность проявляли западные дипломаты. Но к лету вольница закончилась: встречи Филата и Шевчука резко прекратились, Украина тоже поутихла. Москва вернула себе звание хозяина положения.

С другой стороны, осенью 2012 года обозначился новый поворот в политике официального Кишинева. Во время визита в Молдову тогдашний глава Европейской комиссии Жозе Мануэл Баррозу фактически заявил о том, что Брюссель устал от приднестровского конфликта, препятствующего европейской интеграции РМ. Все предыдущие годы европейцы твердили, что необходимо сначала урегулировать проблему и затем форсировать европейский курс. «Мы не хотим второго Кипра», - говорили дипломаты из ЕС в официальных и частных беседах. И вот ветер сменился.

Едва Баррозу уехал из Кишинева, похожую мысль высказал бывший советник и.о. президента Молдовы, румынский политолог Дан Дунгачу, подчеркнувший, что пора откладывать приднестровский вопрос в сторону, дабы он не мешал вести Молдову в Европу. Европейцы и румыны дали понять, что в дилемме «европейская интеграция» или «реинтеграция» выбор сделан в пользу первого. В таких условиях, само собой, рассчитывать на полноценные переговоры нечего – а о чем говорить, если для Кишинева это перестало быть приоритетом? Разумеется, на официальном уровне никто не отказывается от Приднестровья, но нам ведь несложно отличить формальную риторику от реальной политики!

Вот с такими «успехами» переговорный процесс дошел до 2014 года. Кто бы мог подумать, что крымский блицкриг России и разразившийся кризис в Украине так радикально изменят фон вокруг приднестровского урегулирования. Официальный Киев, будучи гарантом и посредником согласно Московскому Меморандуму 1997 года, стал едва ли не более жестким, чем Молдова, оппонентом приднестровских властей. Дошло до абсурда: украинские власти запретили руководителям левобережной администрации проезд по своей территории, в результате чего Евгений Шевчук, Нина Штански и другие представители властей непризнанной ПМР летают через кишиневский аэропорт. (Какое безразличие должно быть у властей Молдовы к приднестровскому урегулированию, чтобы позволить «злобным сепаратистам» пользоваться единственными оставшимися для них воздушными воротами!).

Напомню также, что минувшим летом Украина начала копать ров вдоль всего 405-километрового участка границы с Приднестровьем. Украинские СМИ то и дело писали о появлении в Тирасполе офицеров российских спецслужб, готовых «открыть второй фронт» против Киева. В разгар войны в Донбассе появилась информация о том, что Украина хочет денонсировать договор с Россией, позволяющий переброску миротворцев в Приднестровье. Киеву также приписывалось желание выдавить российский контингент из Левобережья. Эта информация не подтвердилась, как не подтвердились и слухи о том, что некие силы в Приднестровье готовились устроить провокации на территории Одесской области.

Нездоровый фон, разумеется, не может способствовать переговорам. В ситуации, когда одна страна-гарант фактически находится в состоянии непрямого военного столкновения с другой страной-гарантом, когда обе стороны конфликта смотрят строго в противоположные стороны, а наблюдатели в лице ЕС и США давно перестали быть наблюдателями во внутренней политике Молдовы, говорить о полноценном диалоге не приходится. Даже переговоры ради переговоров неактуальны. И поскольку украинский кризис обещает быть затяжным, Приднестровье рискует остаться на периферии интересов больших игроков…

XS
SM
MD
LG