Linkuri accesibilitate

Нику Попеску: „Если Молдовой будут управлять так же еще два-три года, парламент может не дожить до очередных выборов”


Результаты выборов комментирует эксперт Европейского института исследований в области безопасности в Париже Нику Попеску.

Свободная Европа: Эксперты оказались правы, выборы действительно были геополитическими?

Нику Попеску: Да. Думаю, геополитическое измерение было очевидным. Этот геополитический момент, с одной стороны, мобилизовал оппозицию. И в то же время сплотил сторонников проевропейского курса. Если бы не столь глубокая геополитизация ситуации и этих выборов, вероятно, явка была бы менее значительной – многие разочаровавшиеся избиратели предпочли бы сидеть дома и не ходить на выборы. И результаты правящей коалиции были бы еще слабее.

Свободная Европа: Сколько голосов было, скажем так, против системы и достались они, например, партии Игоря Додона, социалистам?

Нику Попеску: Не знаю. Трудно сейчас сказать. Ясно, что явка избирателей снизилась с 62% до 55,8%. Можно предположить, что значительная часть избирателей, не пришедших голосовать – это электорат правящей коалиции, разочаровавшийся в ней за последние пять лет. По сути, заметны две перемены. На правом фланге ЛДПМ драматично лишилась порядки 10% поддержки народа. А на левом фланге ситуация выглядит еще более драматичной, поскольку никто не ожидал, что Партия социалистов нанесет такое поражение Партии коммунистов в гонке за голоса левого электората.

Свободная Европа: Как вы считаете, чем взяла избирателя Партия социалистов? Как сумела она убедить электорат и стать лидером по итогам выборов?

Нику Попеску: Частично, в этих выборах есть геополитический элемент, налицо четкая пророссийская мобилизация электората, определенную роль сыграл и тот факт, что Партия коммунистов позиционировала себя, скорее, в центре, когда речь шла о геополитических предпочтениях. Но, вместе с тем, я думаю, что не следует преувеличивать значение геополитического фактора. Не спорю, это достаточно важный, но не единственный фактор. Наверняка сказалось и то, что избиратели просто устали – и от Воронина, и от Партии коммунистов, и от правящей коалиции. И вот на этих выборах появились новые лица, кандидаты, скажем так, перемен – и пришли они слева. Это, прежде всего, Додон и Усатый. Вероятно, тенденции молдавского электората, который жаждал перемен и в 2009-м, 2010 году и тогда проголосовал за правоцентристов, сейчас, в 2014-м, также хотел изменить что-то, и на этот раз олицетворением перемен стали Додон и Усатый. Потому что они – новые политические игроки, предложившие какие-то новые идеи и, очевидно, это желание перемен сыграло против правоцентристов.

Свободная Европа: Что сделала правящая коалиция для того, чтобы достучаться до жителей Гагаузии, до русскоязычного населения, до тех, кто работает в Российской Федерации?

Нику Попеску

Нику Попеску

Нику Попеску: Не обязательно это были какие-то действия, которые могли убедить определенные сегменты электората. Наверное, можно было бы больше внимания уделить развитию отношений с иноязычным электоратом. Вспомним, например, что в 2009 году это пыталась сделать ДПМ – лишить ПКРМ определенной поддержки избирателей, заняв левоцентристскую позицию. Демпартия не справилась с этой задачей, она четко оказалась на правоцентристском сегменте. Но, в то же время, думаю, ставка этих выборов в значительной степени состояла не в том, чтобы завоевать какие-то новые кластеры на сегменте иноязычного электората или в специфичных электоральных зонах, таких, как Гагаузия, а в мобилизации, по крайней мере, тех избирателей, которые в 2009-м и 2010 гг. поддержали правоцентристов. Выполнить эту задачу не совсем удалось. Если проанализировать, к примеру, общее количество голосов, поданных за правоцентристские партии, и сравнить их с результатами пятилетней давности, можно заметить снижение общих показателей. И если сравнить голоса, отданные на этих выборах левоцентристам, то станет ясно, что правоцентристы на выборах победили, но поддержки народа лишились. Потому что, если добавить к окончательным подсчетам те самые 5%, набранные Партией коммунистов-реформаторов, или немногим более 3% блока „Выбор Молдовы – Таможенный союз”, то чисто математически получим, что на этих выборах больше избирателей проголосовали за левый сегмент, чем за правоцентристский. Правда, в условиях сложившейся избирательной системы правоцентристам удалось сохранить большинство в парламенте. Но, позволю себе уточнить, что аналогичным перераспределением голосов воспользовались и коммунисты в 2009-м и в 2005 году. Значит, в этом ничего нового для Молдовы нет.

Свободная Европа: Будет ли обеспечена последовательность европейского курса? Какие коалиции могут быть созданы?

Нику Попеску: Думаю, сейчас акцент дискуссий следует сместить в сторону внутренней политики, а не внешней. Ведь избиратели проголосовали не столько за Европу или за Россию, своим выбором они показали, что ждут более решительного прогресса в сближении с Европой не геополитическими шагами, а, скорее, в плане наведения порядка дома, посредством борьбы с коррупцией, улучшения деловой среды. Наверное, одна из главных причин сложившейся предвыборной ситуации, которая, по сути, и привела к тому, что правоцентристский сегмент получил меньше голосов, чем левый, связана с теми скандалами, подозрениями, фактами коррупции, в которые были вовлечены представители практически всех партий правящей коалиции. И именно эта непрозрачность вокруг правящих партий стало тем решающим фактором, который сыграл против нынешнего правления. Значит, напрашиваются определенные и предельно четкие выводы – нынешним правоцентристским партиям необходимо радикальным образом пересмотреть методы управления и свои посылы при создании новой коалиции, а также обновить команды, с помощью которых будут управлять. В качестве примера возьмем хотя бы Ренато Усатого. Он пришел с меседжем, который, по сути, во многом повторял тезисы ЛДПМ 2010 года. Ренато Усатый говорил о намерении отправить за решетку продажных политиков, обещал закрыть антикоррупционный центр, который на деле не боролся, а поддерживал это явление в Республике Молдов. Ведь все эти тезисы, по сути, звучали на правоцентристском сегменте четыре года назад. С одной большой разницей: в 2010 году обещали навести порядок и улучшить борьбу с коррупцией на европейской платформе, а в этой кампании политические игроки типа Усатого намеревались очистить политическую систему белорусскими методами, по модели Лукашенко. И это, естественно, не могло пройти мимо внимания гражданского общества, которое видит, что ситуация с коррупцией не только не улучшилась, но и ухудшилась в последние годы.

Свободная Европа: Какие партии войдут в правящую коалицию, по вашему мнению?

Нику Попеску: Политические игроки обсудят и взвесят политическую картину. Несомненно, помимо тактического позиционирования политических партий в Кишиневе положительным достижением, особенно за последний год, стало то, что Республика Молдова по рукам и ногам связана своим европейским курсом. Потому что экономическая зависимость Молдовы от Евросоюза более существенна, чем зависимость от России, прежде всего потому, что Соглашение об ассоциации уже ратифицировано и стало реальностью в отношениях между Молдовой и ЕС. Это придает и некий автоматический характер европейскому развитию Республики Молдова в обозримом будущем. Потому что, уверен, ни центристы, ни левые не рискнут портить отношения с Европейским Союзом. Но, разумеется, существует угроза того, что если Молдовой будут управлять так же еще года два-три, парламент может не дожить до следующих очередных выборов. И тогда совсем не исключено, что на следующие выборы левые партии придут еще более напористо, чем сейчас. И действительно возможна угроза повторения сценария 2001 года, который привел к власти левые силы с конституционным большинством в парламенте.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG