Linkuri accesibilitate

Так вышло, что в те же дни, когда политики и политологи обсуждали итоги саммита АСЕАН в Пекине и «Большой двадцатки» в Брисбене, появились другие важные информационные поводы. Интервью влиятельнейшему немецкому журналу «Шпигель» дал «патриарх» американской дипломатии Генри Киссинджер, в Праге выступила бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт, а на правительственном часе в Госдуме РФ – министр иностранных дел Сергей Лавров. Эти и другие события, без сомнения, заслуживают нашего внимания, т.к. отражают обстановку на евразийском континенте.

Гуру американской внешней политики Генри Киссинджер был донельзя откровенен в беседе с немецким изданием. В частности, он назвал Крым «особым случаем» и не причиной, а симптомом нынешнего международного кризиса. «Украина долгое время была частью России. Вы не можете принять принцип, по которому любая страна может поменять границы и присвоить себе провинцию другой страны», - заметил бывший госсекретарь США и продолжил: «Но если Запад будет честным с самим собой, он признает и то, что сам совершал ошибки».

«Присоединение Крыма не было шагом к глобальному господству. Это не Гитлер, который двинул в Чехословакию», - сказал собеседник «Шпигеля». Он сказал, что Путин потратил миллиарды долларов на Олимпиаду, чтобы показать Россию прогрессивным государством, связанным с Западом культурой и желающим стать его частью. «Поэтому не было никакого смысла в том, чтобы спустя неделю после закрытия Олимпиады Путин решил забрать Крым и начать войну против Украины. Так что надо задаться вопросом – почему же это произошло?» - вопрошает дипломат.

Он упрекнул Европу и Америку в непонимании влияния целого ряда проблем, начиная от переговоров с Украиной по Ассоциации и заканчивая демонстрациями в Киеве, на Москву. Всё это, полагает Киссинджер, надо было обсуждать с Россией. Он заметил, что не считает российский ответ подобающим, но снова указал, что Украина имеет особое значение для России, и не понимать этого было ошибкой.

Бывший госсекретарь США, который в администрации Никсона и Форда приложил немало усилий для разрядки международной напряженности в годы «холодной войны», сегодня говорит о том, что ее возобновление было бы трагедией. Возвращаясь к украинскому кризису, Киссинджер констатирует, что на Западе никто не соглашается с присоединением Крыма, но никто и не предлагает конкретных мер для его возвращения (в Украину). «Никто не хочет воевать за Восточную Украину, это медицинский факт, - продолжает собеседник немецкого журнала. – Так что можно ограничиться словами о том, что мы не принимаем этого (присоединения Крыма) и не будем считать Крым российской территорией по международному праву…».

Далее Киссинджер сказал, что Путин «прикрывает стратегическую слабость тактической силой», и призвал помнить, что Россия – важная часть международной системы. По словам дипломата, необходимость диалога с Россией в таких вопросах, как Иран и Сирия, должна быть выше «тактической эскалации в отдельном случае». «С одной стороны, необходимо, чтобы Украина осталась независимым государством и чтобы у нее было право на экономические и торговые ассоциации по ее выбору, - резюмировал бывший госсекретарь. – Но я не считаю чем-то естественным, что каждое государство должно стать союзником в системе НАТО. Мы с вами знаем, что НАТО никогда не проголосует единодушно за вступление Украины».

Обратимся к мнению бывшего госсекретаря США в администрации Билла Клинтона – Мадлен Олбрайт. Выступая в Праге по случаю 25-й годовщины «бархатной революции» в Чехословакии, она обвинила Европейский Союз в «безликости и неэффективности» в кризисной ситуации в Украине. Госпожа Олбрайт, как и ее коллега Генри Киссинджер, оценила тактические способности Путина, но назвала его плохим стратегом. «Своими действиями он объединил Европу, вместо того, чтобы ее расколоть», - приводит «Голос Америки» слова бывшего госсекретаря.

По ее мнению, Путин, «конечно, не станет вторгаться в Европу с большой армией», но зато будет ее «подгрызать», чтобы «внести хаос и дезориентацию». С Мадлен Олбрайт согласился бывший министр иностранных дел Карел фон Шварценберг: «Путин достаточно умен, чтобы не развязывать большую войну, не втягивать в нее много людей. В этом сейчас искусство российской внешней политики».

Между тем, госпожа Олбрайт подвергла «предыдущую» администрацию США (то есть Джорджа Буша-младшего) критике за то, что продвижение демократии стало ассоциироваться с милитаризмом. «Действия предыдущей администрации привели к тому, что демократия получила плохую репутацию, в частности, из-за того, что произошло в Ираке», - отмечает Олбрайт.

Теперь предоставим слово министру иностранных дел России Сергею Лаврову, который в ходе правительственного часа в Госдуме сделал ряд интересных заявлений. Для начала он сказал, что Киев пытается исключить Донецк и Луганск из числа сторонников переговорного процесса, чтобы затем убедить Запад добиться согласиться России на «превращение» в сторону конфликта. Эти попытки обречены на провал, сказал министр. В то же время он назвал «женевский формат» (Россия, Украина, ЕС и США) «пройденным этапом», т.к. он был полезен лишь на этапе, когда Донбасс еще не участвовал в переговорах.

«Сейчас идет и, надеюсь, вот-вот завершится процесс окончательного согласования линии разъединения, что позволит незамедлительно начать отвод тяжелых вооружений на согласованные дистанции с обеих сторон и после этого развернуть между ЛНР и ДНР с одной стороны и киевскими силовиками с другой стороны наблюдателей ОБСЕ. Это позволит установить действительно устойчивый режим прекращения огня», - цитирует Лаврова агентство РИА Новости.

Он по традиции раскритиковал позицию США, назвав ее «потребительской». «…Там, где вы мне нужны, вы мне дальше, пожалуйста, помогайте, а там, где я хочу вас наказать, вы меня слушайтесь», - сказал министр. И назвал такое поведение несолидным «для крупной, мощной, великой державы». Но еще более постыдной Лавров назвал практику давления США на все (!) страны с требованием поддержать санкции против Москвы.

«Я совсем недавно в Пекине встречался с Джоном Керри, я ему прямо об этом сказал: эмиссары Соединенных Штатов ездят по всему миру, нет ни одного правительства, куда бы они не пришли и не потребовали с разной степенью напористости поддержать санкции против Российской Федерации. В подавляющем большинстве случаев эти трюки не проходят, но сам факт, что великая держава занимается подобным делом, бегая по всему миру и заставляя следовать всех своему курсу, - мне было бы стыдно этим заниматься», - сказал российский министр.

Обращает на себя внимание еще одно его заявление, практически сенсационное. По его словам, американский госсекретарь Джон Керри посоветовал Москве не обращать внимания (!) на заявления Барака Обамы, который поставил Россию в один ряд с такими глобальными угрозами, как вирус Эболы и «Исламское государство».

«Я обращал внимание на вот эти перечисления угроз, которые президент Обама позволил себе, еще начиная с его выступления на Генеральной ассамблее ООН… Не так давно, общаясь с Джоном Керри, я спросил его, что это значит. Он сказал: «Не обращай внимания». Если это настолько серьезно, то, конечно, это печально», - цитирует Лаврова РИА Новости. Этот «слив» можно было бы отнести к категории «дипломаты шутят», но после публикации данной новости Госдеп США выступил с заявлением о том, что слова Джона Керри были искажены, однако МИД России парировал, сказав, что «всё так и было».

Этот сеанс дипломатического троллинга был бы неполным без еще одного заявления, которое Лавров сделал буквально сегодня, 22 ноября, на заседании Совета по внешней и оборонной политике. Министр иностранных дел, решив отбросить политес, заявил, что Запад в украинском кризисе «хотел взять Россию на понт». «Задолго до украинского кризиса висело в воздухе ощущение, что наши отношения с Западом приближаются к моменту истины, - сказал Лавров. – Откладывать до бесконечности проблемы на потом не получается».

«Либо мы идем к партнерству, либо путь «бить вершки». Увы, наши партнеры вольно или невольно выбрали второй путь, - цитирует министра ТАСС. – Наши партнеры на Украине пошли ва-банк, наступили на собственные демократические принципы, поддержали экстремистов. Как говорят хулиганы, хотели «взять нас на понт», заставить нас проглотить унижения».

Напоследок приведу два материала из западной прессы. На неделе в Москве иностранные послы вручали Путину верительные грамоты, и среди гостей был новый посол США Джон Теффт. «Мы готовы к практическому сотрудничеству с нашими американскими партнерами во всех возможных областях, основываясь на принципе уважения интересов друг друга, равенства и невмешательства во внутренние дела, - пишет газета The New York Times, ссылаясь на слова российского президента в адрес американского посла. – Мы исходим из того, что Россия и Соединенные Штаты несут особую ответственность за поддержание международной безопасности и стабильности и в борьбе против глобальных угроз и вызовов».

Интересно, что эту публикацию американская газета озаглавила так: «Принимая посла США, Путин смягчил тон». Но об этом же событии британское издание The Guardian написало несколько в другом ключе, дав в заголовке: «Путин оказал послу холодный прием после заявления о том, что США хотят «подчинить» Россию». Как говорится, почувствуйте разницу.

И самое последнее: на уходящей неделе бывший президент СССР Михаил Горбачев в ходе презентации своей новой книги сказал несколько слов о Путине, которому, между прочим, посвятил целую главу и которого в последнее время часто защищает перед западной аудиторией. «Он начал заболевать той же болезнью, что когда-то и я, - самоуверенностью. Считает себя заместителем Бога, я уж не знаю, правда, по каким делам», - цитирует Горбачева «Газета».

Пожалуй, именно со слов экс-президента СССР я начну собственный комментарий. Действительно, беспрецедентная политика Путина за последний год не только сделала его человеком 2014 года по версии журналов «Форбс» и «Тайм», но и показала громадную пропасть между его мировоззрением и позициями западных лидеров. Во-первых, в европейских столицах и Вашингтоне до сих пор не могут поверить, что Москва посмела присоединить к себе Крым (хотя западные издания порой проговариваются по поводу «Россия делает то же, что до сих пор делали мы»).

Во-вторых, «прогрессивное человечество» не понимает, что санкции против России «кусаются» (определение Виктории Нуланд), но на самом деле не фатальны, чтобы Москва из-за этого отступила. Русские в прошлом веке пережили чудовищную Гражданскую войну, голод, немецкую оккупацию, сталинские репрессии, хрущевскую «оттепель», брежневский застой, горбачевскую перестройку, развал СССР и дикие 90е. Стоит ли им переживать из-за пропажи моцареллы и удорожания евро? Русские иррациональны по сути, и политика у России такая же!

К чему я всё это пишу? К тому, что политика санкций, больно бьющая, например, по Ирану, в случае с Россией не работает. Дело «просто» в том, что Москва почувствовала себя загнанной в угол. Да, Россия спала 20 лет, «проспала» Украину, Молдову, Грузию, едва не упустила Армению, но буквально в последний момент очнулась и поняла, что «нас ограбили». Когда в феврале в Киеве разворачивались известные кровавые события, а Путин молчал, потому что был связан по рукам и ногам Олимпиадой, мы с коллегами по экспертному и гражданскому обществу спрашивали друг друга: «Ну, чем же ответит Путин?». «Ответ» получился таким, что все ахнули.

В данном случае Киссинджер и Олбрайт правы: Путин неважный стратег, но хороший тактик. Действительно, стратегию в постсоветском пространстве надо было прорабатывать «уже вчера», а сейчас нет времени думать на отдаленное будущее. Впрочем, после Крыма Россия не просто поймала кураж, но и жестко обозначила красную линию для Запада, и линия эта пролегает как минимум по востоку Украины.

Ангела Меркель, хорошо знающая Путина и сказавшая про него летом «Он будто живет в другой реальности», на днях предупредила, что Россия намерена распространить влияние на Молдову, Грузию и Балканы (более подробно об этом – в новом материале). Казалось бы: куда эти русские лезут, когда рубль обесценился более чем на 40% и это еще не предел? А потому и лезут, что рубль обесценился! Терять-то нечего, думает Путин, с которым согласны почти 90% населения (судя по опросам). И глава «Стратфор» Джордж Фридман, выступление которого я слушал в Кишиневе 1 октября, сказал, что у России нет другого выхода, кроме как давать жесткий отпор.

Словом, уважаемые читатели, «драйв» только начинается. Холодная война в новом обличье уже идет, как бы кто ни пытался ее отогнать своим оптимизмом. К счастью, горячая война нам не грозит, но ледяное дыхание новой конфронтации России с Западом еще не раз обожжет нас, жителей Восточной Европы.

Часть 1

XS
SM
MD
LG