Linkuri accesibilitate

Вторая половина ноября выдалась на редкость богатой событиями планетарного масштаба. Сначала в Пекине прошел саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, а сразу после этого в австралийском городе Брисбене прошла встреча глав государств «Большой двадцатки».

Начну с самого острого момента: 15-16 ноября внимание всего мира было приковано не просто к форуму G20, но и к той обструкции, которая была устроена там Путину. Виной тому вовсе не премьер-министр Австралии Тони Эбботт, который пару недель назад обещал взять российского президента «за грудки» и жестко спросить с него за «Боинг». Вернее, Эбботт всё же взялся за грудь, но не за путинскую, а за свою, демонстрируя перед телекамерами восхищение и гостеприимство. «Тони», как называл его Путин, был сама любезность.

Однако скандал случился и до, и после этого. Когда самолет Путина приземлился в Брисбене, у трапа его встречал какой-то второразрядный правительственный чиновник, а когда гость шел по красной дорожке, стоявшие неподалеку западные лидеры демонстративно отвернулись. Дальше – больше: когда Путин решил поприветствовать премьера Канады Стивена Харпера, тот громко, в присутствии прессы, сказал: «Пожалуй, я пожму Вам руку, но мне нечего сказать, кроме как «Убирайтесь из Украины»».

Но приключения не закончились. Когда по итогам первого дня лидеры двадцатки выстроились для «семейного фото», на глазах у сотен журналистов один из представителей принимающей стороны вежливо отвел Путина от центра, где тот хотел по привычке занять место рядом с председателем КНР Си Цзиньпином, в самый край, рядом с президентом ЮАР. Тот белозубо улыбался, а Путин лишь смущенно пожимал плечами и выдавливал из себя улыбку.

Как пишет по этому поводу «Коммерсант», Путин всё понял. «Намек был понят. Продолжение, видимо, следует. А потому что такое не забывается. Удар-то был в десятку. А вернее, в «двадцатку»», - не без иронии пишет репортер «Ъ» Андрей Колесников. Вполне логично поэтому, что хозяин Кремля решил покинуть саммит раньше остальных. Когда наутро 16 ноября лидеры «двадцатки» собирались на рабочий завтрак, Путина среди них не обнаружилось. Перед отлетом на Родину он сам объяснил журналистам, что «в понедельник ему на работу» (тут мне хотелось добавить «а не то начальник заругает»), что из Брисбена во Владивосток лететь не меньше 9 часов и еще столько же – до Москвы.

Словом, пикировка удалась, дорогие читатели. Как справедливо пишет упомянутый Колесников, этот «троллинг» каждая из сторон может записать в свой актив. Западные политики могут предъявить своим обществам униженного Путина, которого вроде бы удалось изолировать благодаря давлению за украинский кризис. В свою очередь, Москва дала понять Западу, что не намерена усиливать конфронтацию (это наверняка выразилось бы в паре-тройке новых «шпилек» во второй день саммита), но в то же время не дает США и ЕС лишней возможности устроить России публичную выволочку. С этим утверждением можно согласиться или не согласиться, но совершенно ясно то, что встреча в Брисбене стала новым этапом «холодной войны 2.0».

Между тем, киевский политолог Ростислав Ищенко в статье со зловещим названием «Проект Украина завершен» пишет, что Путин в Австралии надеялся достичь договоренности: Украина сохраняется как единое (кон-)федеративное государство, Запад и Россия гарантируют ее полный и всеобъемлющий нейтралитет, права русского населения защищаются за счет изменения Конституции, в том числе через введение официального двуязычия. Что касается Крыма, его планировалось «выключить» из Украины путем переучреждения украинского государства уже без полуострова.

«Понятно, что это была бы лишь мягкая форма перевода Украины в российскую сферу влияния, но США и ЕС могли бы сохранить лицо, акцентируя внимание на том, что им удалось «спасти» украинское государство от десуверенизации, а также на «подтверждении» нейтрального статуса Украины», - пишет Ищенко. Он добавил, что, раз Путин уехал из Брисбена раньше времени, значит, договориться не удалось. «Значит, в ближайшие дни, в крайнем случае, недели, начнется полномасштабная война на всей территории этого исчезающего государства», - уверен политолог.

Замечу, что еще до поездки в Австралию Путин дал интервью немецкому телеканалу ARD, сказав, среди прочего, о том, что ему не нравятся разговоры об «особых возможностях» России в украинском кризисе. «Мы много раз слышали, что в России ключ от решения сирийской проблемы, у нас особые возможности в решении какой-то другой проблемы, третьей проблемы или украинской проблемы, - пояснил президент РФ. – У меня всегда возникает подозрение, что на нас хотят переложить ответственность и хотят, чтобы мы за что-то дополнительно заплатили. Мы этого не хотим».

Тем временем, российское экспертное сообщество по-разному реагирует на брисбенский саммит и досрочный отъезд Путина. Так, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов в авторском материале на сайте «Коммерсанта» написал, что Москва должна грамотно пользоваться форматом «двадцатки» как самого представительного мирового форума. «В интересах России подчеркивать именно этот диверсифицированный характер «двадцатки», всячески укреплять ее роль как наиболее перспективного международного форума. В «восьмерке» Москва всегда была одна против всех. Здесь же она может лавировать, создавать коалиции с половиной участников – представителями не-Запада. Европе и США, напротив, выгодно создавать впечатление, что они руководят форумом и определяют его повестку дня», - подчеркнул Лукьянов.

По его словам, Путин сосредоточился исключительно на украинской теме, однако те страны, на которые Россия могла бы опереться, думают не об Украине, а о глобальной экономической устойчивости. «Если бы Москва активнее вела себя в этой сфере, то могла бы претендовать на особую роль в группе незападных стран, которые в перспективе будут выдвигаться на более важные позиции. Но мы продолжаем препираться с Западом. И это досадно, потому что имеет все меньше смысла», - говорится в материале на сайте «Ъ».

Тот же Лукьянов в интервью «Бизнес ФМ» сказал, что Путину не нужно было покидать саммит раньше времени, т.к. «это, во-первых, воспринимается как то, что давление Запада на него подействовало, и он не хочет это все терпеть. Иными словами, немножко подсломался».

«А во-вторых, что, на мой взгляд, хуже гораздо, это неуважение не к каким-то конкретным лидерам, которые его критикуют, типа Обамы, Кэмерона или канадского премьера Харпера, это неуважение к институту. А «двадцатка» - это не западный институт. Это мировой институт. И те страны, которые там присутствуют помимо «большой восьмерки» - весь БРИКС, Турция, Индонезия, Аргентина, Мексика – они-то причем здесь? Так что мне кажется, это очень странное завершение. Не в стиле и не в духе той политики, которую обычно наш президент проводит», - сказал Лукьянов.

В свою очередь, директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко не видит никакой проблемы в досрочном отъезде Путина, т.к. основное содержание его разговоров с западными лидерами, видимо, было таким: «мы санкции отменим, а вы дайте возможность уничтожить военным путем эти республики» (ДНР и ЛНР)». «Я так понимаю, что Путин к этому не готов. На мой взгляд, сегодня компромиссная формула – Запад не признает включения Крыма в состав России, но не поднимает этот вопрос, просто забывает о нем, сохраняется формальная территориальная целостность Украины при фактической независимости Донбасса», - сказал Минченко «Бизнес ФМ».

Гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин считает, что Путин слишком занят, чтобы обращать внимание на протокол. Премьер-министра Австралии Мухин назвал «балаболом» и сказал, что нереализованная угроза Эбботта взять Путина «за грудки» как раз и означает, что «Запад и дальше будет пугать Россию, психологически давить, но реализовывать свои угрозы не планирует». «Всё встало на свои места, все точки над i расставлены. После этого Путину стало скучно, захотелось спать, и так далее. Я не стал бы искать в этом глубокого политического подтекста», - сказал политолог в интервью «Московскому комсомольцу«.

Президент фонда ИНДЕМ Георгий Сатаров заявил «МК»: «…главы государств досрочно прерывают визиты только в случае, если на Родине случилась какая-то беда. Иначе это явный публичный намек на что-то. Думаю, что в данном случае намек был на то, что Путин планирует вести себя на Украине так, как он считает нужным, а не так, как от него ожидали лидеры двадцатки».

Гендиректор Центра политических технологий Игорь Бунин, в свою очередь, сказал, что «Путин вошел в клетку со львами». «Все, кроме представителей стран БРИКС, вели себя крайне враждебно по отношению к Путину, главной его целью было продержаться, выдержать уколы. Как мелкие: его встречали ниже рангом, чем остальных, так и более чувствительные: «Я, так и быть, пожму ему руку», - от канадского премьера», - напомнил политолог. По его словам, Путин в конечном итоге решил, что имеет право уехать.

Британская газета The Telegraph написала: «цель Запада заключается в том, чтобы российский лидер казался «изолированным» на мировой арене и это, в свою очередь, снизило бы его популярность на родине, то вряд ли она будет достигнута». В ответ издание «Газета» в редакционном материале отметило, что подобная западная логика «демонстрирует глубокое непонимание российского образа мыслей: нация, которая пережила Сталинград и почти полвека экономической изоляции после Второй Мировой войны, вряд ли первой «моргнет» в нынешнем противостоянии с Западом».

Вместе с тем, говорится в публикации, Россия рискует потерять «двадцатку» как одну из последних переговорных площадок. «После присоединения Крыма мы показательно заявляли, что нам не нужна «восьмерка». Про «двадцатку», откуда нас не исключают, но где уже, похоже, Россию не держат за равноправного партнера по конструктивному диалогу, мы вряд ли так скажем», - пишет «Газета».

Кроме того, нынешняя проблемная Россия в состоянии отпугнуть не только Запад, но и союзников по БРИКС, например. «Бразилию, Индию, не говоря уже о Китае, волнуют вопросы экономической устойчивости, им крайне обременителен союзник, который противопоставил себя практически всему миру. Активно развивать связи с Россией в ущерб связям с теми же США или ЕС эти государства не будут», - уверен автор.

Продолжение следует…

XS
SM
MD
LG