Linkuri accesibilitate

Свобода вместо Ленина


Митинг "За единую Украину" в Мариуполе. Сентябрь 2014 года

Митинг "За единую Украину" в Мариуполе. Сентябрь 2014 года

Памятник создателю советского государства в Мариуполе заменен православным крестом. Но этот крест постоянно ломают

Обострение ситуации в зоне боевых действий на востоке Украины в последние дни привело к нескольким случаям нарушения перемирия и в окрестностях Мариуполя – второго по величине города Донецкой области и крупнейшего города области, находящегося под контролем украинских военных.

В минувшее воскресенье в Мариуполе состоялся очередной – впрочем, не слишком многочисленный (около тысячи человек) – митинг в поддержку единства Украины, на котором выступал и городской голова Юрий Хотлубей. Минувшей весной Хотлубей поддерживал действия сепаратистов, даже носил георгиевскую ленточку, но после того, как Мариуполь был потерян для так называемой ДНР, сохранил свой пост и теперь последовательно выступает за неделимость Украины. Подобная политическая жизнестойкость не вызывает удивления в этом прифронтовом и приморском городе: сторонники "Оппозиционного блока" (то есть фактически – бывшие соратники Виктора Януковича) уверенно выиграли в Мариуполе недавние парламентские выборы, однако политически активная часть населения уверена, что даже при неблагоприятном развитии ситуации украинские военные город сепаратистам не отдадут.

О том, каким образом в кризисной зоне сочетаются новое украинство и симпатии к России, Радио Свобода рассказал мариупольский политический активист Валерий Бурaк, по профессии – преподаватель английского языка:

Валерий Бурак

Валерий Бурак

​– Я, собственно, белорус. Я до 25 лет жил в Белоруссии, я учился в Белоруссии, работал в Белоруссии, женился в Белоруссии. У меня жена белоруска, у меня оба сына белорусы. Я иногда бываю на родине, но не очень часто – в последнее время просто не хочется туда ездить. В 1989 году мы переехали из чернобыльской зоны, где работали недалеко от реактора, в Мариуполь, здесь родился наш младший сын. Когда в 1991 году в Мариуполе появился украинский флаг, я детям своим показал этот флаг и сказал: "Вот, смотрите – это флаг вашей страны". Я был просто счастлив увидеть этот флаг, хотя, конечно, вокруг было больше негатива в отношении Украины и вообще в отношении всего украинского. Мариуполь тогда еще назывался Жданов.

Потом наступили 90-е годы, безвременье. Мы часто уезжали из страны, жили какое-то время в Польше, два года провели в Америке. В общем, смотрели на окружающий мир и, честно говоря, после возвращения откуда бы то ни было просто не хотелось в Мариуполе жить. Потому что было такое ощущение, что страна загнивает. Но в прошлом году, когда случился Майдан, я изменил свое отношение к Украине.

Я преподаю английский язык, в основном работаю дома. Ко мне каждый день приходят ученики – и взрослые люди, и совсем молодые ребята. Кое-кто из них, когда видит украинский флаг в моей комнате, смотрит на него с опаской, кто-то смотрит с непониманием. Я пытаюсь объяснить: это флаг вашей страны! Однако часто от родителей и от своего окружения они слышат совершенно другое. Впрочем, за последние полгода-год, как мне кажется, все-таки менталитет жителей города начал меняться.

– Мариуполь, похоже, не всеми его жителями воспринимается как Украина. Может быть, даже большинством населения город не воспринимается как Украина?

– Сложно сказать... 2 марта этого года, когда я узнал, что на здании горисполкома вывесили российский флаг, тут же бросил работу, позвонил кому можно было из коллег, кому-то из друзей и сказал: "Я иду туда, на площадь, а вы – как хотите". И мы там провели митинг. Впрочем, назвать это митингом было сложно, потому что митинг скорее проходил с другой стороны, у горисполкома, где сепаратисты вывесили российский флаг. А нам объяснили: если хотите собираться – пожалуйста, но собирайтесь с противоположной стороны зданий, чтобы вы не пересекались. Нас там была буквально кучка, около сотни человек, не больше, а на другой стороне стояли 5 или 6 тысяч человек.

По большому счету, независимая Украина только-только родилась. Это рождение – с болью и с муками. Вот так приобретается независимость

Конечно, у меня тогда было очень нехорошее настроение. После митинга я позвонил коллегам, на которых рассчитывал (в том числе из частной школы, в которой когда-то работал), и задал вопрос: "Почему вас там не было? Вы же ездите в Канаду с учениками, выезжаете в Англию. Почему вас там не было?!" Мне ответили: "Ты понимаешь, у нас же в городе очень специфическая публика. Они же могут завтра не прийти на наши уроки, потому что они не на украинской стороне". Я говорю: "Подождите, но эти люди не ездят в Россию учиться! Они своих детей везут учиться в Англию, в Канаду, в США!". Вот так и я пытаюсь до сих пор до людей достучаться...

– Может быть, для большинства горожан просто нет большой разницы, какой флаг над Мариуполем – России или Украины?

– Мы как раз в воскресенье на митинге обсуждали – ну вот сколько активного проукраинского населения в Мариуполе? Даже просто проукраинского. В общем, пришли к выводу, что, может быть, 20-25 процентов. Это подтверждают, кстати, и итоги голосования в Верховную Раду: "Оппозиционный блок" (считайте – пророссийские силы) в нашем городе набрали "50+" процентов голосов. Это по сути все те же самые люди нашего бывшего президента, которые, по крайней мере, не возражают против жизни в России, в Новороссии.

– Что же, по вашему ощущению, велика вероятность того, что Украина потеряет Мариуполь?

Штурм Мариупольского городского совета. Апрель 2014 года

Штурм Мариупольского городского совета. Апрель 2014 года

– Я надеюсь, что этого не произойдет. Ма митинге присутствовал мэр города Юрий Хотлубей, к которому, честно говоря, у меня лично было минимальное доверие. 2 марта на том, первом митинге, он не к нам вышел, а вышел на ту сторону, на сепаратистскую. Там его ждали, там он что-то говорил. Но это сегодня, кажется, уже не слишком важно. Вчера, конечно, публика откровенно пыталась перекричать Хотлубея, но он все-таки сказал: я уверен в том, что Мариуполь останется украинским городом. И я ему, честно говоря, сегодня доверяю. Это действующий мэр, его избрало население, и он должен доработать свой срок. Он, в конце концов, перед жителями за свои действия весной извинился.

Площадь, которая была площадью Ленина, будет называться площадью Свободы. Это нормально. Это правильно

По большому счету, независимая Украина только-только родилась. Это рождение – с болью и с муками. Вот так приобретается независимость. Минувшей весной я был в Киеве, и после возвращения домой, помню, подумал: это не то что совершенно два разных города, это две разные страны. Но я говорю всем и себе самому: я живу в Украине. Я никуда не собираюсь отсюда уезжать, потому что Украина – это моя страна.

– По вашим оценкам, большинству граждан Мариуполя все равно, под какой властью жить?

– Большинству, думаю, да, если только они получат от власти минимальный набор услуг. Откуда это берется? Мариуполь в советское время формировался едва ли не как лагерная зона. Те люди, которые работают сегодня на комбинате "Азовсталь", на комбинате имени Ильича, в "Азовмаше", шли голосовать за "Оппозиционный блок", потому что им говорили: вы от нас зависите. Если вы не проголосуете за нас, то потеряете все! Вы потеряете работу, вы потеряете зарплату и, соответственно, все остальное. Вот это совковое мышление, иждивенчество, к сожалению, присутствует в Мариуполе.

– Вы ощущаете себя жителем прифронтового города? Все-таки у вас там рядом – линия размежевания и разграничения сторон.

– Перемирие периодически нарушается, но активной прифронтовой полосой город был в начале сентября, когда люди откровенно и массово бежали чуть ли не куда глаза глядят. Закрывались магазины, было заметно всеобщее нервозное состояние. Сегодня такого нервозного состояния я не ощущаю. Мои ученики на занятия приходят. Все вокруг работает. Все школы функционируют в обычном режиме. Все детские сады работают. Последнюю неделю ни стрельбы, ни взрывов особенно не слышно.

– На воскресном митинге было принято решение (по крайней мере, ваш мэр заявил об этом), что центральные площадь и проспект города, прежде носившие имя Ленина, будут переименованы так, как этого захочет народ. Если бы сейчас народ захотел, как бы он назвал эти площадь и улицу?

Памятник Ленину в центре Мариуполя. Август 2014 года

Памятник Ленину в центре Мариуполя. Август 2014 года

– Последнюю неделю идет сбор подписей за переименование центральной городской площади и центрального городского проспекта. Мэр города сказал, что в принципе решение уже принято. Площадь, которая была площадью Ленина, будет называться площадью Свободы. Это нормально. Это правильно. На месте, где стоял памятник Ленину, теперь стоит христианский крест. Правда, его наши "активисты" постоянно пытаются сломать. Вчера я увидел, что опять крест сломан. А проспект, который был проспектом Ленина, решено назвать проспектом Мира, – рассказал Радио Свобода мариупольский гражданский активист Валерий Бурак.

Мариуполь – один из важнейших центров украинской металлургии и машиностроения, крупный морской порт. В апреле 2014 года город взяла под контроль самопровозглашенная Донецкая народная республика. 13 июня власть в Мариуполе снова сменилась, и город фактически стал административным центром Донецкой области.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

XS
SM
MD
LG