Linkuri accesibilitate

В завершении недели на Радио Свободная Европа собеседники Валентины Урсу – уроженец Молдовы, живущий во Франции, Василе Кэлмэцуй и Флорин Пиндик Блаж, почётный консул американского штата Северная Каролина.

Если государство неспособно обеспечить своим гражданам достойную жизнь, оно даёт им возможность свободно передвигаться, и это хорошо, считают эксперты. Однако это может привести к ещё большей задержке в развитии на местном уровне, потому что значительная часть тех, кто остаётся дома, нуждаются в помощи. Существует мнение, согласно которому миграция привела к усилению социального неравенства - богатые стали ещё богаче, бедные стали беднее. Какой видится Молдова тем, кто выбрал заграницу? Валентина Урсу пытается найти ответ на этот вопрос в конце уходящей недели.

Василе Кэлмэцуй уже около двух десятилетий живет во французской столице. По его наблюдениям, положение дел в Молдове с трудом, но меняется. Там, во Франции, он открыл собственное дело, которым успешно руководит. Пока он не думает возвращаться на родину. Василе Кэлмэцуй уверен, что молдавские власти делает слишком мало для того, чтобы трудовые мигранты вернулись домой.

Василе Кэлмэцуй

Василе Кэлмэцуй

Василе Кэлмэцуй: Я вырос в Унгенском районе, уже 20 лет живу в Париже. Периодически приезжаю, раньше приезжал по три-четыре раза в год, последний раз я был здесь год назад. Я шёл по улице и отмечал про себя, что у людей на лицах улыбки. Люди изменились в лучшую сторону.

Свободная Европа: Значит не видно угрюмых лиц, недовольных людей, обременённых повседневными заботами?

Василе Кэлмэцуй: По крайней мере, это я увидел в Кишинёве. Но разница между ситуацией в сёлах и Кишинёве просто поразительна. В столице - много молодёжи, переполненные кафе, люди разъезжают на роскошных машинах, а в селе - всё совершенно иначе. Тем не менее, мне кажется, что сейчас немного лучше, чем четыре-пять или десять лет назад.

Свободная Европа: Стало быть, эта разница между двумя параллельными мирами - городским и сельским - становится меньше?

Василе Кэлмэцуй: Потому что всё меньше и меньше людей остаются жить в сёлах.

Свободная Европа: Что значит опустевшие села?

Василе Кэлмэцуй: Пустые села… Я проезжал через них – брошенные дома, бурьян пробивается из окон. Ведь все понимают, что румынский народ, рождённый в селе, всегда был тружеником, и если мы утратим этот фундамент, не знаю, к чему мы придём. Более того, в условиях глобализации нужны сильные корни, которые всегда будут нас питать и беречь.

Свободная Европа: Тем не менее, многие всё ещё хотят покинуть страну, тем более что уже действует Соглашение о безвизовом режиме, и многие уже оформили себе биометрические паспорта. Кто и что заставляет сегодня молдаван покидать свои дома?

Василе Кэлмэцуй: Я участвовал в Конгрессе диаспоры. Власть говорит: «Дети, возвращайтесь домой!», призывает вернуться, запускает программы. Но всё это бесполезно, потому что люди продолжают уезжать. Нужно делать хоть что-то для того, чтобы люди не уезжали, потому что из тех, кто уехал, вернутся немногие.

Свободная Европа: Ты уехал 20 лет назад. Те, кто уезжает сегодня, покидают страну по той же причине, что и ты?

Василе Кэлмэцуй: Просто 20 лет назад я выиграл стипендию. Сегодня многие уезжают к мужьям, жёнам, восстанавливают семьи. Но, к сожалению, эти семьи воссоединяются не в Молдове, а за рубежом, значит, продолжают уезжать.

Свободная Европа: Ты смотришь на этот исход позитивно?

Василе Кэлмэцуй: Обмен опытом, открытие других культур – это всегда положительный опыт.

Свободная Европа: У миграции есть и хорошие, и плохие стороны?

Василе Кэлмэцуй: Есть тысячи, десятки тысяч семей, в которых отец работает в Москве, мать - в Италии, а ребёнок остаётся с дедушками и бабушками. Никакие деньги не могут этого оправдать: дети чувствуют себя брошенными, рушатся семьи – это ведь основа общества.

Свободная Европа: Но родители считают, что на заработанные деньги они смогут поднять своё чадо, дать ему образование, оплатить учёбу.

Василе Кэлмэцуй: В последние десять лет, когда меня спрашивают о загранице, я отвечаю, что молдаванин зарабатывает в Париже десять тысяч евро, из которых, раньше, три тысячи он отдавал за визу мужу или жене, две тысячи – за диплом сына, который «учится» в Кишинёве, две тысячи он тратил на турецкие тряпки, ещё две тысячи он вкладывал в дом, в котором никогда не будет жить. Но что поделать? Это выбор людей, так они смотрят на вещи. Хорошо, всё-таки, что есть выбор, они решают: уезжать им или нет.

Свободная Европа: По твоим наблюдениям, менталитет граждан меняется в лучшую или в худшую сторону? Каковы плюсы этой миграции? Денежные переводы спасают людей? Молдаване, пытавшиеся накопить денег, чтобы вложить потом в бизнес, насколько они могут быть уверенны в том, что стоит инвестировать сюда свои деньги?

Василе Кэлмэцуй: Денежные переводы спасают правительство, спасают общество, но не спасают тех людей, которые их делают. Как я уже говорил, деньги скорее растрачиваются, чем с умом во что-то вкладываются, хотя бы в те же дороги или школы.

Свободная Европа: Почему деньги, заработанные нашими гражданами в поте лица, не инвестируются? Ведь власть, призывая их вернуться, говорит, что, в первую очередь, создает условия для малого бизнеса.

Василе Кэлмэцуй: Во-первых, человек волен делать то, что ему заблагорассудится. И если у него будет уверенность в том, что его фирму не станут ежемесячно доить и трясти, что правосудие кое-как работает, тогда все эти деньги обратятся в доходные малые предприятия.

Свободная Европа: То есть, на данный момент у того, кто хочет вложить сюда свои деньги, нет уверенности в завтрашнем дне?

Василе Кэлмэцуй: Да. Есть люди, которые вложились, пробыли в Молдове год или два и уехали обратно, потому что, по их словам, они не могли здесь работать.

Свободная Европа: Что им мешает? Назови, для конкретики, несколько аргументов.

Василе Кэлмэцуй: Назойливость контролирующих органов, правовая нестабильность, риск перейти кому-то дорогу… Зависть все еще сильна среди молдаван. Нет уверенности, что завтра ты заработаешь столько же. И, вдобавок, уезжая, они теряют связь с нашей системой кумовства, защищающей тех, кто остаётся на месте.

Свободная Европа: Во Франции по-другому? В чём разница?

Василе Кэлмэцуй: Разница огромна.

Свободная Европа: У тебя есть бизнес во Франции?

Василе Кэлмэцуй: Да. Уже 15 лет, всё работает. У меня были проверки. И тут я знаю, за что нужно платить.

Свободная Европа: Ты когда-нибудь опасался банкротства? Проверки могут помешать твоему делу?

Василе Кэлмэцуй: Нет. Никогда. Потому что я учился и соблюдаю закон.

Свободная Европа: Что значит соблюдать закон в цивилизованной стране, когда речь заходит о бизнесе?

Василе Кэлмэцуй: Например, каждый квартал декларировать НДС, закупки, продажи. Должен быть порядок в бухгалтерии, в документации предприятия, бухгалтер должен хорошо работать, не забывать об отчётах. Быть в курсе всех изменений в законодательстве, знать, в чём состоят твои обязанности и права.

Свободная Европа: Случалось ли задолжать французскому государству с тех пор, как ты открыл своё дело?

Василе Кэлмэцуй: У меня никогда не было долгов.

Свободная Европа: Мог бы твой французский бизнес приносить доход и в Молдове? Ты когда-нибудь задумывался об этом?

Василе Кэлмэцуй: Думал об этом около пяти лет назад, но я не мог разорваться на части, здесь тяжело. Я говорил со своим двоюродным братом, у него есть небольшой магазин. Он рассказывал мне, как приходят к нему контролёры и говорят: „Минимальный штраф, который мы можем наложить – десять тысяч леев. Давайте определим другую сумму, потому что мы знаем, что вы не сможете его оплатить. При штрафе в десять тысяч леев, ты останешься ни с чем, и тебе придётся закрыться, если не сейчас, то через два-три месяца”. Либо нужно делать всё в нарушение закона и не выплачивать налоги. Мне всё-таки кажется, что в Молдове штрафы слишком высоки. Десять тысяч леев для предприятия, ежемесячный оборот которого не превышает ста тысяч леев. Это слишком много. И, по словам многих моих знакомых, сильную налоговую нагрузку чувствуют и малые, и средние предприятия. Следовало бы проверять те предприятия, где крутятся большие деньги. Несколько лет назад мой друг подсчитал, сколько в Республике Молдова автомобилей и сколько бензина, горючего они потребляют. Цифра, которую он получил, только по топливу, равнялась практически бюджету страны. А ведь есть ещё и сигареты, алкоголь, прочие товары, НДС и т.д.. Куда уходят эти деньги? Ответ однозначен: на роскошные автомобили и дома.

Свободная Европа: Эта реальность прокладывает Молдове дорогу в ЕС?

Василе Кэлмэцуй: Я всегда говорю людям, что они должны бороться за свои права. Многие предприниматели, как я уже говорил, вместо десяти тысяч леев штрафа, договариваются о тысяче. Им, вероятно, хорошо, но эти деньги не попадут в бюджет Республики Молдова. Люди ездят, путешествуют и начинают открывать глаза. Мне кажется, они начинают требовать соблюдения своих прав, они уже не боятся полицейских на улице, не боятся сказать: «На самом деле, дорогой бюджетник, дорогой руководитель, работающий на государство, ты должен работать на меня». А не приходить к бюджетнику и каждый раз просить его проставить печать или выдать справку.

Свободная Европа: Кто-то ещё верит в европейское будущее Молдовы? Каковы основания верить? Сегодня мнения участников опросов разделены: одни хотят в Европейский союз, другие в Таможенный – вот и дилемма, раскол.

Василе Кэлмэцуй: Население Республики Молдова хочет в Европейский союз или, по меньшей мере, приветствует европейский ректор развития. Действительно, есть и много людей, зомбированных российскими телеканалами, и это – упрёк нашему руководству. Потому что, если посмотреть, 80% телеканалов у нас транслируются из России. И это ненормально, после четырёх лет правления. Я не говорю, что эти телеканалы нужно запретить, но нужно сделать так, чтобы хотя бы 50% каналов были национальными, были на государственном языке. Потому что в 2009 году 70% молдаван, больше половины, поддерживали европейскую интеграцию, а теперь, после четырёх лет правления, их число снизилось до 50%. И объяснить это можно тем, что СМИ не дорабатывают.

Свободная Европа: Как вы, покинувшие Молдову и интегрировавшиеся в странах Европейского Союза, смотрите на отношения между Кишинёвом и Москвой? И, вообще, что должно преобладать в молдавско-российском сотрудничестве?

Василе Кэлмэцуй: Уже десять лет мы используем на акциях лозунг: „НЕТ российской агрессии в Республике Молдова”. Вещи надо называть своими именами. 30% территории страны оккупировано Россией. Не нужно забывать и о сотнях тысяч молдавских граждан, не только тех, кто временно работает и возвращается, но проживают там с семьями уже десятки лет со времён Советского Союза. У меня есть тёти и дяди, которые живут в российской глубинке. И эти моменты также важны. Разумеется, в отношениях с Россией ведём не мы: если Владимиру Владимировичу Путину что-нибудь померещится, он завтра же вводит запрет на вино и фрукты. Мы должны стараться быть корректными и по отношению к живущим там нашим людям, но при этом всегда называть вещи своими именами.

Свободная Европа: Как твои родственники, много лет проживающие, по твоим словам, в России, смотрят на отношения между Москвой и Кишинёвом?

Василе Кэлмэцуй: Они все хотят мира, им не нужны конфликты, они хотят спокойствия. От Молдовы им уже ничего не нужно. Бывает, приезжая сюда, они с трудом говорят по-румынски.

Свободная Европа: Учитывая положение молдавских гастарбайтеров в Российской Федерации, и то, что Молдова всё ещё зависима от энергоресурсов, ещё сохраняется проблема Приднестровья, этой открытой раны – исходя из всего этого, как следует выстраивать отношения между Республикой Молдова и Российской Федерацией?

Василе Кэлмэцуй: Мы должны жить своей жизнью, наводить порядок у себя в стране. Потому что с военной или иной точки зрения мы не можем соперничать с Российской Федерацией. Мы должны заниматься своим делом, убирать в своём дворе – искоренять коррупцию. Нужно наводить порядок в правосудии, чтобы не являлся кто-нибудь из Кэушень или ещё откуда-то за решением суда, и не захватывал самый большой в стране банк. Всё это я называю заниматься своим делом. Мы должны построить государство, где было бы больше справедливости и меньше коррупции. И потом, называть вещи своими именами. И мы знаем, куда мы стремимся – в Европейский союз.

Свободная Европа: Решит ли электорат Молдовы 30 ноября будущее этого государства?

Василе Кэлмэцуй: Мог бы решить, если бы мобилизовался. Большинство проголосовавших четыре года назад разочарованы. Многие говорят, что не пойдут голосовать. У меня много знакомых, которые всегда поддерживали европейский курс, а теперь коммунисты для них лучше всех. Нужно сделать всё, для того, чтобы мобилизовать граждан.

Свободная Европа: Что ты думаешь о человеке, который говорит, что никому не верит, не пойдёт голосовать и предпочтёт остаться дома, отдохнуть на природе, пойти в гости, поработать на винограднике, куда-нибудь, лишь бы не голосовать?

Василе Кэлмэцуй: Люди добрые, если вы не занимаетесь политикой, она займётся вами. Если вам хоть раз выпадает шанс сказать «нет» тому, что вам не нравится, приходите, потому что в остальное время вы жалуетесь. Настал момент, когда вы хоть как-то можете повлиять на положение дел.

Свободная Европа: Кто несёт большую ответственность, если говорить о предвыборной кампании, и голосе, который должен отдать гражданин в день выборов, гражданин Франции или гражданин Молдовы? Между ними есть сходства, отличия?

Василе Кэлмэцуй: У людей всегда были одни и те же проблемы – здоровье, благополучие в семье, работа, уверенность в завтрашнем дне.

Свободная Европа: Стало быть, нет никакой разницы между тем, как думает избиратель во Франции и в Молдове, когда приходит время обозначить свой выбор в бюллетене для голосования?

Василе Кэлмэцуй: Французский гражданин, Франция – это немного другая история. Потому что, с одной стороны, французы всегда были революционерами, даже и сегодня они, можно сказать, притихшие революционеры. Во-вторых, для того чтобы принять участие в голосовании, во Франции нужно добровольно зарегистрироваться в избирательном списке. Это значит, что люди, которые приходят к урне, хотят голосовать. И избирательная активность во Франции отличается от нашей. Вообще, даже и там заметно, что в последние пять-десять лет из-за кризиса люди испытывают отвращение к выборам. Они голосуют не по убеждению, а выбирают меньшее из двух зол, в отсутствие альтернативы голосуют за меньшее зло. Разумеется, и в Молдове, и во Франции есть активные люди, желающие перемен. Может, во Франции их немного больше, чем в Молдове. И я надеюсь, что люди, я их всегда к этому призываю, будут отстаивать свои права, пойдут на выборы, не дадут бюрократии и несправедливости задавить себя.

Свободная Европа: Если бы Василе Кэлмэцуй был во власти, за решение каких трёх проблем он взялся бы в первую очередь?

Василе Кэлмэцуй: Правосудие, правосудие, правосудие.

*

Уже полтора десятка лет американский штат Северная Каролина является побратимом Республики Молдова. Флорин Пиндик Блаж, почётный консул этого штата, часто приезжает в Кишинёв и утверждает, что видит в нашей стране важные перемены к лучшему.

Флорин Пиндик Блаж

Флорин Пиндик Блаж

Флорин Пиндик Блаж: Молдова по прежнему переживает определённые процессы, но я знаю, что это постоянный вектор. Любовь и интерес американского народа к тем, кто живёт в Молдове, к молдавскому народу, продолжает расти.

Свободная Европа: Чем объясняется интерес, который проявляет в последнее время Вашингтон к этому региону, и особенно к Молдове?

Флорин Пиндик Блаж: Вашингтон – всего лишь столица…

Свободная Европа: Белый дом…

Флорин Пиндик Блаж: Со своей стороны я мог бы рассказать об отношениях, сложившихся между Северной Каролиной и Молдовой с 1999 года, о двустороннем комитете, в котором я участвовал лично. Тогда был положено начало стольким проектам, организациям, группам и визитам, которые со временем развились. Могу сказать, что пока это было лучшее сотрудничество. Госсекретарь Хиллари Клинтон рекомендовала Элейн Маршалл, госсекретарю штата Северная Каролина, поехать в другие штаты и рассказать о молдавско-американской модели построения отношений с другими странами.

Свободная Европа: Настаивают на двустороннем стратегическом диалоге.

Флорин Пиндик Блаж: Вы же знаете, насколько я аполитичен, хотя большинство политиков – мои друзья. Когда Господь сотворил небо и землю, и сотворил нации, когда он начертал то самое место между Днестром и Прутом, которое мы называем Молдовой, когда он создал эту страну холмов, она, к сожалению, оказалась на пересечении геополитических интересов. Восток и сейчас разделён на две части. Прежде был и Юг, Османская империя. Вольно или невольно, благодаря местоположению, а с другой стороны благодаря особым усилиям, предпринимаемым американцами, Молдова идёт в сторону Европейского союза. Конечно же, это очень важно. Представьте себе сильную, целостную Молдову, которую не станут беспокоить, даже в контексте, сложившемся сейчас вокруг Украины. Благодарим Бога, что на Западе, в Румынии, мир. И мы были бы рады, чтобы было также, то же спокойствие и, может, немного процветания, и на Украине.

Свободная Европа: Напоминает ли сегодняшняя Молдова европейское государство? Или это государство, которое только стремится приблизиться к ЕС?

Флорин Пиндик Блаж: Нет. И я уже не тот, каким был 20 лет назад, молодым и красивым. В Молдове есть красота, потому что есть молодое поколение, есть поколение наших детей, наших внуков, которые уже не живут в изоляции. Это проявление глобализации.

Свободная Европа: Исчезает ли в Молдове разница между селом и городом? Потому что сельские жители всегда жалуются, что пока в селе живут бедно, очень тяжело.

Флорин Пиндик Блаж: Это другая беда, которое может волновать. Однако сёла исчезнут.

Свободная Европа: Исчезнут, потому что там некому будет жить?

Флорин Пиндик Блаж: Не только. Всё, что делается, инвестируется. Сёло практически должны исчезнуть, потому что появляются концерны, признаки индустриализации.

Свободная Европа: Как бы вы сегодня описали жизнь в молдавской глубинке? Вы ведь выезжаете в районы.

Флорин Пиндик Блаж: В сёлах побывали маленькие самаритяне. Мы привезли пакеты для детей. Лица наших волонтеров были чёрными, потому что мы закупили уголь и разнесли его старикам. Мы выбрали село Акуй, закупили несколько тонн угля, расфасовали его по мешкам. Американские волонтёры побывали в каждом доме. В последний дом они вошли, когда на часах было 20.30. Внутри уже не горел свет. Там жила старушка, которой было за 80 лет. Они помогли ей, принесли уголь. Мы видим трудности и страдания людей. Знаете, что меня тревожит? Эти старики пахали землю, учили детей, строили дома. Теперь же их ждёт пенсия, которая, возможно, станет больше, если Молдова вступит в европейское сообщество. Не знаю, доживут ли они до этого.

Свободная Европа: Может ли Молдова стать членом ЕС с такими сёлами?

Флорин Пиндик Блаж: Могла бы, если бы не всё зависело от «кнута и пряника». Могла бы, если бы сёла стали интересны туристам. В старости каждый человек думает о родном селе.

Свободная Европа: Поэтому пожилые молдаване ностальгируют по советскому времени?

Флорин Пиндик Блаж: А я имею в виду молдаванина, которые уехал 15-18 лет назад в Италию, Францию, Россию на заработки и хотел бы выйти на пенсию. Думаешь, он не был бы этому рад? С помощью наших программ мы хотим вернуть молодёжь обратно в страну. Но давайте вернём сначала стариков, которые хотели бы выйти на пенсию, построить в родном селе дом престарелых, провести старость в родных сёлах. Были бы хорошие дороги, порядок, сёла не пришли бы в упадок, потому что жизнь на селе – источник нашей идентичности.

Свободная Европа: Вернёмся к молдавско-американским отношениям. Вашингтон выступает в поддержку укрепления правового государства, экономического развития, стабильности, безопасности Республики Молдова. Могут такие же гарантии поддержки прозвучать с Востока или нет?

Флорин Пиндик Блаж: Да, они были. Молдова входила в СНГ.

Свободная Европа: Молдова ещё входит в СНГ…

Флорин Пиндик Блаж: Мне очень жаль, и сейчас я говорю это не как иностранный гражданин, а как человек, мне очень жаль, что эти отношения испортились. Потому что, в конечном итоге, пострадают не депутаты и министры – они, как и раньше будут ездить на дорогих машинах, и пройдут ещё одни выборы, на которые уйдут деньги налогоплательщиков, снова и снова выборы. Пострадает фермер, который остался со своей продукцией, и тот рынок, куда раньше шли грузовики с молдавскими товарами, по политическим мотивам…

Свободная Европа: Вы имеете в виду российский рынок?

Флорин Пиндик Блаж: Да. Это похоже на бойкот, на урок, смысл которого - «если направитесь в сторону европейского сообщества, то пострадаете». И ещё зависимость от Таможенного союза. Не знаю, у меня нет примеров, но есть цена, мучительное рождение. Без страданий, без боли и трудностей невозможно.

Свободная Европа: Как руководитель страны может объяснить простому гражданину необходимость жертвы, на которую должен быть готов каждый?

Флорин Пиндик Блаж: Пойти и вместе со мной разгружать мешки с углём.

Свободная Европа: Граждане Республики Молдова сумели сплотиться вокруг какой-нибудь национальной идеи?

Флорин Пиндик Блаж: Это неимоверно трудно. Не нужно забывать историю. У нас есть наша история, есть русскоговорящее население, большинство телеканалов вещают на русском языке.

Свободная Европа: А российская пропаганда достигает своей цели?

Флорин Пиндик Блаж: Конечно. Потому что у неё есть резонанс, потому что это кому-то на руку. Большим прорывом стало право на свободное передвижение. Возвращаясь к отношению Вашингтона, что было обещано, и что было сделано. «Вызовы тысячелетия» стал огромным вкладом. Раньше Молдова не получала таких грантов.

Свободная Европа: Построены качественные дороги, оказана помощь фермерам, которые начали применять ирригацию.

Флорин Пиндик Блаж: Точно. Размеры этого фонда фантастические – более одного миллиарда долларов. Программы немного усложняются, потому что не столько сближение с европейским сообществом раздражает восточных партнёров. Потому что рано или поздно и Россия могла бы примкнуть, являясь частью Европы. Чувствительный вопросом остается проблема НАТО. Я надеюсь, что с наступающими холодами накал спадёт, не будет жертв, стычек, насилия. Люди, жившие рядом и выросшие вместе, теперь воюющие друг против друга; более трёх тысяч жертв, три тысячи молодых людей, которые не вернулись домой, три тысячи отцов больше не обнимут своих сыновей…

Свободная Европа: Вы говорите о жертвах украинского конфликта?

Флорин Пиндик Блаж: Да, о погибших на Украине.

Свободная Европа: Вернёмся к молдавской реальности. Многие говорят о том, что существует огромная пропасть между тем, как живут верхи и низы.

Флорин Пиндик Блаж: Нет хорошо выраженного среднего класса.

Свободная Европа: Это ваше личное наблюдение? Что значит отсутствие среднего класса?

Флорин Пиндик Блаж: Этот класс – опора всего. Как и в Америке. Всё больше появляется так называемых бедняков, живущих на государственные пособия, как никогда в истории Америки, и есть богатые, а класс тех, кто трудится и платит налоги, сокращается. Мы зря говорим о реформах, об улучшениях, если экономика не растёт здесь, в Молдове.

Свободная Европа: Адекватна ли социальная политика?

Флорин Пиндик Блаж: Она пока что в начале развития…

Свободная Европа: Как государство может усовершенствовать социальную политику? Что нужно для того, чтобы гражданин был доволен тем, что правительство делает в социальном плане?

Флорин Пиндик Блаж: Когда разрабатываются эти пакеты законов, социальные реформы, должны проводиться открытые обсуждения, с предложениями. Мало быть бедным, очень трудно быть ещё и больным. Стоит только пойти в районную поликлинику, и если не занял денег у соседей… Не могу себе представить, чтобы прийти к доктору за лечением и платить ему за это деньги. Нужно менять менталитет. Нужно много работать над теми ценностями, которые помогают человеку меняться, больше доверять церкви…

Свободная Европа: Где же была допущена ошибка, которая привела к тому, что этому политическому классу больше не верят?

Флорин Пиндик Блаж: В любой системе, от колониализма до свободной страны, перемены приводили к относительному прогрессу. Не забывайте, что в данном случае речь идёт о выходе из централизованной системы, когда думали так: «Не проблема, если я немного украл у коллектива, я же украл не у Валентины, а с фермы, которая принадлежит государству, а это коллективная собственность»… Провал диктаторской, коммунистической и атеистической системы порождает эти пороки, этот моральный кризис, в жертву которому было брошено целое поколение. Это лишило людей веры в Бога и ничто не может сделать человека лучше, щедрее, жертвеннее. И знаешь, что обиднее всего? Молдаване – добрые, добрые сердцем.

В Америке молдавская диаспора помогает мне в моей работе, меньше помогает румынская диаспора. Также помогают и американцы, которые два десятилетия поддерживали эту программу. Должна быть мотивация. В этом есть некий парадокс. Сюда приезжают американские волонтёры, как раз в этот период. Сейчас их 48-50 и они продолжают приезжать каждый год, чтобы ездить по селам и раздавать помощь. Я попытался сделать проект «Лица детей» и в других странах. Волонтёры отказались, у них есть Молдова. Они не могут вырвать Молдову из своего сердца. И они не владеют языком. Они попросту влюблены в людей, в эти места.

Свободная Европа: Как заручится доверием людей, когда они жалуются на то, что у них ещё столько трудностей, бед, несправедливости...

Флорин Пиндик Блаж: Синдром переноса вины существует ещё со времён Адама и Евы, когда первые люди согрешили и Бог обратился к ним. Адам и Ева переложили вину на Змия И много позже Бог воспользовался этим переносом вины, свойственным человеческому роду. И когда мы грешим, Бог посылает нам свет и посылает Христа расплатиться за наши грехи, и мы быстро перекладываем свои грехи на Него. Проблема в том, что в Молдове ещё нет героев, которые хотели бы показать силу своего характера.

Свободная Европа: Отсутствие национальных лидеров – это проблема?

Флорин Пиндик Блаж: Да. Борьба продолжается: кто сильнее, кто контролирует СМИ, которые сильнее любой политической партии и любой армии. Кто контролирует СМИ, контролирует политику. А зачем контролировать политику? Ну, если контролируешь политику, контролируешь и экономику.

XS
SM
MD
LG