Linkuri accesibilitate

В этой части публикации мы рассмотрим мнения российских экспертов, и они, поверьте, не менее разнообразны, чем позиции их западных коллег. Так, президент вашингтонского Центра глобальных интересов Николай Злобин не драматизирует ситуацию и даже считает, что Путин не дал жестких оценок. «Был дан, по сути, компромиссный сигнал. Даже в той части, которая касалась Украины, не прозвучало жестких оценок, не было слов ни про «фашистов», ни про «хунту», - сказал эксперт газете «Ведомости». – Из минусов: хотелось бы услышать не только об американском давлении на мир, но и об ошибках России в международной политике. Америка не единственное государство в мире».

В свою очередь, киевский политолог Михаил Погребинский выделил то, что Путин поддерживает территориальную целостность Украины и не поддерживает отделение ДНР и ЛНР: «Его слова в этой части прозвучали эмоционально, и было ясно, что он категорически против войны». Речь Путина ориентирована, прежде всего, на западную аудиторию, уверен Погребинский: «Она во многом повторила мюнхенскую речь, но тогда посыл был наступательным, а сейчас – примирительным».

Зато руководитель близкого к Кремлю Фонда развития гражданского общества Константин Костин не считает правильным сравнение «Валдая» с «Мюнхеном»: «Тогда была попытка договориться с международным сообществом в существующей системе международного права и международных институтов. Сейчас существующая система себя изжила и не может ответить на все вызовы». «Какой бы мощной страной ни были США, это просто одна из стран. Они не могут решать все мировые проблемы. И президент это четко обозначил», - добавил Костин.

«Россия во главе с Путиным перешла в геополитическое контрнаступление, - заявил «Ведомостям» бывший начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны России Леонид Ивашов. – До этого мы, по-военному говоря, отстреливались, а теперь атакуем. Мир давно ждет от России такого поведения, ждет российскую догму безопасности и мироустройства».

«В мюнхенской речи были тезисы, сейчас – действия. Россия уже ведет себя вопреки американской политике в Сирии, помогая Асаду. Если США ведут военные действия там, где считают нужным, то и Россия может действовать так же», - сказал директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин. По его мнению, такая внешняя политика поднимает патриотический дух в РФ.

В то же время политолог Алексей Малашенко уверен, что Путин ничего нового не сказал, а Запад устал от его риторики. «Достаточно посмотреть на цифры, на экономику, энергетику, на то, как мы легли под Китай, чтобы понять цену этой речи и ответить на вопрос, куда мы движемся», - сказал эксперт.

Еще жестче речь Путина оценил политолог Дмитрий Орешкин: «По тональности речь, конечно, жесткая. Но есть санкции, конец проекту «Новороссия», военная операция не принесла победы. Америка, конечно, услышит слова Путина, но в случае с Россией, ядерной державой, угроза может быть только одна. Поскольку ее нет, то тут случай, когда собака лает – караван идет».

Газета The Financial Times цитирует аналитика российского Центра политических технологий Татьяну Становую. По ее словам, логика действий Путина такова: «Поскольку США несут ответственность за превращение глобальной политики в хаос, Россия присвоила себе право поступать так же». «Если не существует правил для США, то не существует правил и для России», - заявила эксперт.

Интересную мысль высказал экономист и публицист Михаил Хазин. На сайте Worldcrisis.ru он написал, что у России «всегда были свои правила». «На первом этапе – православные, на втором – коммунистические. Построенные на одной и той же традиционной системе ценностей. (…) Так вот, мы несли миру некие ценности, которые этим миром воспринимались достаточно благоприятно, что и позволяло нам много на что претендовать. Это и была, собственно, та «мягкая сила», которая позволяло России, а затем СССР быть великой державой», - пишет Хазин.

«А вот сегодня у нас такой силы нет. Официальная идеология у нас либеральная, строим мы либеральный капитализм (спросите правительство!), центром либеральной силы и идеологии являются США – как же мы можем их критиковать? Это какое-то противоречие получается! И это противоречие Путин в своей речи не разрешил, он его даже не упомянул…», - считает эксперт.

По его мнению, Путин должен был заметить это противоречие в выступлении. «Но вот если новые правила, которые Россия должна нести миру, предъявлены не будут – то нас задавят. Либо США, в рамках своих либеральных подходов, либо Китай, который сумел в рамках либеральных правил найти себе нишу, пользуясь своим преимуществом в рабочей силе и умении ее контролировать. И весь смысл «Валдайской» речи будет потерян – поскольку США и либеральный запад в целом просто не признают наше право так с ним разговаривать. Так что будем ждать, что сделает Путин», - резюмирует Хазин.

Экономист Сергей Алексашенко в комментарии для газеты «Коммерсант» заявил, что у России нет ресурсов для масштабного противостояния с США. «В такой ситуации любая попытка сыграть на обострение в политических отношениях с Западом чревата большими экономическими неприятностями. Причины торможения экономики известны – отсутствие защиты прав собственности и безумное криминально-бюрократическое давление на бизнес. И преодолеть их правительство не может ни повышением налогов, ни снижением процентных ставок, ни бюджетными инвестициями. Собственно говоря, и арсенал возможных действий со стороны президента тоже ограничен», - уверен эксперт.

В свою очередь, политолог Георгий Бовт в авторском материале на сайте «Газеты» написал, что жесткую речь Путина можно сравнить и с Мюнхеном-2007, и даже с Фултонской речью Уинстона Черчилля 5 марта 1946 года, возвестившей начало «холодной войны». В речи на «Валдае», полагает эксперт, «расставлены ориентиры». «Достаточно ли их будет не только для формирования, скажем, некоего нового, целостного понимания патриотизма, но и для формирования того образа будущего, который, наконец, наполнит ценностным смыслом общественно-политическую жизнь в стране, ощерившейся по отношению к двуличному и подлому Западу?» - рассуждает автор.

Он тоже считает, что России не хватает идеологической базы, некоей объединяющей идеи, в то время как антиамериканизм и обвинения «укро-бандеро-фашистов» стали дежурной риторикой. «Смыслом существования страны, претендующей на уважение и величие, не может быть даже самая неустанная работа назло дяде Сэму и уж тем более борьба с какой-то жалкой «киевской хунтой», - уверен Бовт. – В значительной мере ею может быть борьба за интересы Новороссии, за чем угадываются широкие контуры борьбы за интересы Русского мира, но и в этом случае требуется масштабная работа по наполнению соответствующим смыслом внутренней общественной жизни в стране».

В другом комментарии на страницах «Газеты» говорится о том, что «Валдай» стал заявкой России на «активное участие в формировании нового миропорядка», однако после Крыма Москва сталкивается с недоверием к ее действиям. «Путин абсолютно прав, говоря, что санкции против России наносят вред всем. Но ведь цель в том и состоит, чтобы сдержать Россию после Крыма и нанести ей вред. Это сознательное решение Запада нанести ущерб и себе ради неких собственных представлений о своей и международной безопасности», - говорится в тексте.

«Уважение к стране зависит в том числе от экономической мощи. Россия может считать себя политически равновеликой Америке, но тогда еще нужно уменьшить восьмикратный разрыв в размере ВВП», - подчеркивает автор, добавляя, что путинское выражение «медведь ни у кого разрешения спрашивать не будет», скорее всего, войдет в историю как «самое емкое описание смысла всей посткрымской политики России». «Однако, чтобы медведь, с одной стороны, не затоптал все в округе, а с другой – имел право голоса, теперь медведя хорошо бы «откормить»: без экономической мощи очень трудно претендовать на глобальное политическое влияние», - не без иронии заключает автор.

Главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков в редакционной колонке пишет о том, что выступление Путина на Валдайском клубе «носило концептуальный характер». «Оно было тщательно продумано по основным аспектам сегодняшних отношений России с Западом. Путин предоставил всю линейку аргументов для своих сторонников и пропагандистов. Главный из них: Россия все сделала правильно. А США делают в мире, что хотят. С кучей примеров: от Ирака до Ливии, от Косово до Украины, от Сирии до ИГИЛ», - отмечает журналист.

В то же время он полагает, что жесткая критика в адрес США говорит об отсутствии намерений у России налаживать отношения с Западом. «Это была своего рода «Фултонская речь» Путина, обозначавшая решимость противостоять Злу Запада, вдохновляемому из Вашингтона теми, кто стоит за кулисами всех бед в мире», - пишет Ремчуков. Он приходит к выводу о том, что и американская, и российская элита «очень хочет холодной войны». «Она многим выгодна, так как создает предопределенность будущего для самых влиятельных групп интересов по обе стороны Атлантики. (…) Военно-промышленный комплекс ликует. Предстоящая глобальная гонка вооружений истощит не одну экономику...», - отмечает главред «НГ».

Любопытная картина, не правда ли? Российские эксперты гораздо более сдержанны и скептичны в отношении путинской речи, чем западные специалисты! Это может объясняться, с одной стороны, некоторой физической усталостью российских политологов от самого Путина, который последние 15 лет просто не слезает с экранов ТВ. С другой стороны, российские комментаторы призывают не куражиться, не расслабляться, а избавляться от шапкозакидательских настроений, которые и так уже подвели отношения России и Запада к очень опасной грани.

Ни для кого не секрет, что «Крымнаш» поднял российскую самооценку на высочайший уровень, но с большой высоты больнее падать! Ресурс крымского блицкрига небесконечен, Путин не сможет всё время прикрывать патриотической риторикой проблемы в экономике, которые день ото дня проявляются всё острее. Да, в некоторых странах мира на Россию смотрят как на альтернативный западному либерализму культурный и политический полюс, но для этого нужно что-то более фундаментальное и аргументированное, чем просто «медведь не будет спрашивать…». Россия может и должна «монетизировать» свой альтернативный месседж в виде некоего «Нового курса». Времени не так уж много – рейтинг Путина начал снижаться…

Часть 1

XS
SM
MD
LG