Linkuri accesibilitate

В мировой прессе и экспертном сообществе продолжают обсуждать выступление президента России Владимира Путина на традиционном форуме «Валдай», который в этом году впервые переехал в Сочи. Вечером 24 октября российский лидер выступил с примерно 40-минутной речью, которую предварил словами в духе «сейчас будет жарко».

Путин не разочаровал публику, сделав ряд громких – я бы даже сказал, программных – заявлений по международной политике. Он обрушился на США за проведение односторонней политики и в целом посвятил свою речь именно американским «партнерам». Я не стану цитировать выступление российского президента – его полный текст можно найти на сайте Кремля. Гораздо интереснее отследить реакцию российских и международных экспертов. Начнем, пожалуй, с реплики многих из них о том, что «Валдайская речь» Путина по жесткости сравнима с Мюнхенской речью 2007 года или даже превосходит ее.

Британская газета The Financial Times по этому поводу пишет, что Путин «предложил Западу мрачный выбор: либо он сотрудничает с Москвой и прочими развивающимися экономиками в деле создания более справедливого мирового порядка, либо все будет очень плохо». Издание цитирует Путина, который сказал, что США последние 20 лет пытаются господствовать в мире методами «одностороннего диктата», что они «неоднократно нарушали правила», развязывая военные действия в Косово, Афганистане, Ираке и Ливии, а также разжигая неудачные «цветные» революции.

При этом газета полагает, что таким завуалированным способом российский лидер предлагает Западу сотрудничество. «И логичный путь – это кооперация стран, обществ и поиск коллективных ответов на увеличивающиеся вызовы, совместное управление рисками», - заявил Путин. «…люди, знакомые с направлением мышления, которое стоит за речью Путина, говорят, что ее цель – признать факт скатывания российско-американских отношений до самой нижней отметки за последние 30 лет и подвести черту под последними событиями», - отмечает FT.

Руководитель консалтинговой компании по оценке рисков Eurasia Group Клифф Купчан сказал, что тон выступления президента РФ «ослабляет двусторонние отношения в целом и еще больше уменьшит шансы на российско-американское сотрудничество в украинском кризисе». Однако ведущий немецкий эксперт по России и биограф Путина Александр Рар считает, что Москва «не ищет конфронтации». «Америка нуждается в российской помощи в борьбе против ИГИЛ, - сказал он. – И это может положить начало определенным изменениям».

«Главный упор президент (Путин) сделал на том, что Россия хочет играть по правилам, в то время как другие нарушают эти правила, поэтому мы находимся в той ситуации (с санкциями), в которой оказались сейчас. Но Россия не хочет отворачиваться от Запада», - сказал РИА Новости профессор Школы международной службы Американского университета в Вашингтоне Кит Дарден.

Путин обозначил необходимость договориться на глобальном уровне о правилах игры, и эта мысль будет воспринята очень многими, пожалуй, кроме США, считает журналист и писатель, член редакции и колумнист британской газеты The Guardian Шеймас Милн. «Он (Путин) обозначил в своем выступлении достаточно ясный выбор: или вырабатывается какой-то новый набор глобальных правил и таким образом (все) пытаются договориться на глобальном уровне, или мы все ввергнемся в анархию, будут появляться все новые конфликты по всему миру. И он подчеркнул, что это не обязательно будет конфликт больших игроков, а некие косвенные конфликты. Это, на мой взгляд, главное в его выступлении», - сказал Милн, бывший модератором дискуссии с участием президента.

По словам журналиста, Путин «использовал сильные выражения». «Я думаю, что это, возможно, была наиболее жесткая его речь за долгое время», - сказал он. При этом Путин, отметил Милн, «как он это часто делает, выражался двояко». «С одной стороны, он осудил американский интервенционализм, его разрушительное влияние, и при этом подчеркнул, что Россия не считает США угрозой, в отличие от самих американцев, которые так отзываются о России», - сказал Милн.

«Здесь, в рамках «Валдая», представлен широкий спектр взглядов. И многие были оскорблены даже заявлениями в адрес США, а многие, очевидно, нет. Но большинство, я уверен, восприняли и правильно оценили заявления о глобальных угрозах, которые обозначил Путин. Его слова будут услышаны многими в мире. Хотя США вряд ли будут отвечать на поставленные им вопросы», - цитирует Милна агентство РИА Новости.

Директор Лондонской академии дипломатии Джозеф Мифсуд в перерыве валдайского форума заявил «Ленте», что эксперты «Валдая» многократно отмечали важность взаимодействия России и Европы. «Я бы хотел добавить, что у Европы два сердца – восточное и средиземноморское, - сказал профессор. – И второе очень близко русскому сердцу. Италия, Испания, Греция, Кипр, Мальта, Словения – у жителей этих стран весьма схожее мышление, и они хорошо понимают Россию».

Участники дискуссии вспомнили заявление, сделанное двумя днями ранее на «Валдае» первым заместителем руководителя администрации президента Вячеславом Володиным: «Есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России». Самому Путину это напомнило изречение короля Людовика XIV «Государство – это я», но стало понятно, что такие отождествления ему не по душе. Президент назвал володинский тезис «неправильным», потому что Россия без него «обойдется», а вот свою жизнь вне России он представить не может.

Зарубежные эксперты с пониманием отнеслись к словам кремлевских чиновников о безальтернативности Путина для России. Например, тот же Мифсуд отметил, что считает неправильным для других государств вмешиваться во внутреннюю политику России. «Решать это должны не США или Евросоюз, а граждане России, у которых есть право выбирать президента, - подчеркнул он. – У кого-либо извне такого права нет. Когда Запад пытается решать, как должна быть устроена власть в других государствах, мы получаем то, что сейчас творится в Сирии и Ливии, то есть полный беспорядок».

Интересно прочитать мнение главного редактора сайта The Consortium News Роберта Пэрри. Он от души «прошелся» по коллегам из газеты The New York Times, упрекнув их в том, что они априори негативно воспринимают любое заявление или действие Путина, даже не допуская вероятности того, что он может быть прав. «То, что Путин прав, практически не совместимо с позицией газеты, которая просто пишет, что Путин «произнес свою, возможно, самую сильную диатрибу против Соединенных Штатов» с целью «внушить мнение Москвы о том, что американское вмешательство привело к большинству из недавних мировых кризисов», - пишет Пэрри. Он продолжает, что газета, вместо того чтобы излагать собственные мысли, дублирует «коллективное мнение» официального Вашингтона по поводу провоцирования Россией кризиса в Украине и «продления агонии» Сирии путем поддержки Башара Асада.

Главный редактор напоминает, что Путин – один из тех немногих лидеров, которые работали с Обамой над снижением напряженности вокруг Сирии и Ирана. «Но эти мирные вмешательства сделали Путина привлекательной мишенью для неоконов, которые осенью 2013 года начали готовить государственный переворот в Украине на границе с Россией», - пишет Пэрри. Он добавляет, что Обама и Путин обращали мало внимания на эти маневры, в результате чего неоконы в лице президента неправительственной организации «National Endowment for Democracy» Карла Гершмана, сенатора Джона Маккейна и помощника госсекретаря США по европейским делам Виктории Нюланд начали работать над переворотом. В заключение гневной отповеди в адрес названной газеты Роберт Пэрри отмечает: «Похоже, рациональности и реализму больше нет места в работе мэйнстримных СМИ Соединенных Штатов».

Наконец, дадим слово самому официальному Вашингтону. Звезда телеэкрана Дженнифер Псаки, комментируя валдайскую речь, сказала на брифинге в Госдепе, что США не хотят вступать в конфронтацию с Россией, но не будут менять свою позицию по принципиальным вопросам. «США не ищут конфронтации с Россией. Но мы не можем и не будем идти на компромисс по принципам, на которых базируется безопасность в Европе и в Северной Америке», - сказала Псаки. Она напомнила, что США и Россия работали вместе над различными вопросами, такими, как сокращение ядерного арсенала, уничтожение сирийского химического оружия, сообщает ТАСС. «Мы нацелены на продолжение сотрудничества с Россией в сферах общих интересов. Мы надеемся, что так и будет. Хотя у нас есть несогласие по некоторым вопросам, и мы продолжим стоять на своих принципах», - заключила Псаки.

Продолжение следует…

XS
SM
MD
LG