Linkuri accesibilitate

Памяти Георгия Михайлова

10 октября в самолете, летящем из Петербурга в Берлин, умер Георгий Михайлов – физик, диссидент, политзэк, коллекционер.

Этапы его жизни – яркие свидетельства постоянной борьбы. С системой. С КГБ. За жизнь. Во имя справедливости. За правду.

Родился в 1944 году в Ленинграде. В 1968 году окончил физтех Ленинградского университета. Преподавал там же и в 45-м интернате для особо одаренных детей. С семидесятых стал проводить в своей двухкомнатной квартире выставки "неофициальных" художников. Распространял через слайды и фотографии их произведения. С 1974 года такие выставки проводились еженедельно. В 1977 году был отстранен от преподавательской деятельности. В октябре 1978 года открыл на квартире выставку уже изгнанного к тому времени за границу Михаила Шемякина. Это переполнило чашу терпения властей, и 24 февраля 1979 года Георгий Михайлов был арестован, а через полгода осужден к 4 годам лишения свободы "за незаконный промысел и посредничество художникам-неформалам". 5 мая того же года в "Русской Мысли" появилось обращение в его поддержку, подписанное Владимиром Буковским, Михаилом Шемякиным, Эрнстом Неизвестным, Петром Григоренко и другими.

В день вынесения приговора 18 сентября, когда Георгия Михайлова выводили из зала суда, люди бросали ему под ноги цветы, и до автозака он шел по яркому живому ковру. Этот день в честь Георгия Михайлова был объявлен Днем рождения Фонда свободного русского современного искусства.

Срок отбыл "от звонка до звонка" на Колыме, в Сусуманском крае. В зоне нелегально раздобыл фотоаппарат и отснял несколько пленок лагерной жизни – лесоповалы, бараки, зэков и т. д. При аресте у Георгия Михайлова были изъяты 363 картины. Судом они были приговорены к уничтожению. В ответ на приговор суда участники квартирных выставок составили воззвание к международной общественности и объявили о создании "Фонда спасения коллекции Георгия Михайлова". Обращение, в частности, подписали художник Глеб Богомолов и поэтесса Кари Унксова.

Только вмешательство президента Франции Жискара д’Эстена, президента США Джимми Картера и других известных общественных деятелей, в числе которых были 67 нобелевских лауреатов, не позволило полностью привести в исполнение приговор об уничтожении картин. После кассационной жалобы была уничтожена 31 картина и частично архив слайдов, а часть коллекции была разграблена.

На свободе Георгий Михайлов пробыл недолго, около двух лет. 18 сентября 1985 года его снова арестовали, уже по обвинению по "расстрельной статье" о хищении государственного имущества в особо крупных размерах. "Государственным имуществом" были изъятые при первом аресте картины. Георгий Михайлов, выступая на нашем радио, рассказывал: "…А когда я вернулся, меня же обвинили в том, что я не сохранил этого имущества, находясь на Колыме. Тогда меня вплоть до расстрела, все время угрожали, что мне дадут "93 прим" – это расстрельная статья, и что я от пули никуда не увернусь, меня долго в "Крестах" уговаривали, чтобы я ткнул пальцем в любую картину – "тогда мы дадим 15 лет, а так только расстрел, ничего другого". Это делал наш знаменитый Кошелев, он был тогда начальником отдела по борьбе с идеологическими диверсиями, потом председателем нашего Петроградского района, а теперь заведует культурой, по крайней мере, заведовал. Такие люди замечательные у нас творили правосудие".

Во второй раз Георгию Михайлову дали "всего" шесть лет строгого режима. Этот приговор вызвал мощный резонанс на Западе. Президент Франции Франсуа Миттеран поставил условие Михаилу Горбачеву перед их предстоящей встречей в верхах: "Она состоится только в том случае, если Георгий Михайлов окажется на свободе!"

В 1987 году Георгия Михайлова выслали из России. Он добился того, чтобы с ним вместе разрешили вывести и картины – 434 полотна, почти половину коллекции.

24 октября 1987 года в Мюнхене был официально, как эмигрантская организация, зарегистрирован Фонд свободного русского современного искусства. Следующие два года картины фонда демонстрировались по всему миру.

В 1989 году Верховный суд РСФСР полностью реабилитировал Георгия Михайлова за отсутствием состава и события преступления. На следующий год фонд был зарегистрирован в России. На сегодня коллекция фонда составляет более 14 000 единиц хранения.

Георгий Михайлов в студии Радио Свобода

Георгий Михайлов в студии Радио Свобода

Георгий Михайлов годы положил на то, чтобы возвратить похищенные у него картины. В 2003 году он вспоминал в эфире РС: "В 1989 году Верховный суд по протесту Генпрокуратуры реабилитировал меня полностью. Ленинград тогдашний сопротивлялся бешено совершенно. То есть тогда несколько раз не принималась моя реабилитация, Ленинград, президиум городского суда категорически не признавал, но в конце концов я был реабилитирован. Моя реабилитация сразу дала мне право требовать возмещения ущерба, нанесенного мне, или, по крайней мере, возвращения мне картин, которые были приговорены к уничтожению и разграблены. Я выставил иск, и с 1989 года, 14 лет продолжается мой суд…"

Пока длились судебные заседания, его галерею захватили путем изъятия учредительных документов и подделки его подписей некие супруги Бурчуладзе. Вернувшись из Германии, Михайлов обнаружил галерею занятой вооруженными людьми какой-то охранной фирмы. И хотя криминальную пару осудили, она тут же попала под амнистию. Галерея снова стала принадлежать Михайлову, но за время захвата из нее вывезли около 3 тысяч картин. Дело о возвращении картин длилось 5 лет, но в итоге его закрыли как просроченное.

Затем галерею Георгия Михайлова вообще выселили с Литейного проспекта.

Другая история произошла с ним в январе 2008 года, когда в его квартиру на Гороховой, 64, проникли воры и украли четыре картины Евгения Рухина: "Богоматерь" (1974) и композиции "Один", "Два" и "Три" (1974–76). Кроме того, пропали полотна Юрия Жарких "Рынок" (1974 год), Анатолия Зверева "Женский портрет" (1977 год), Игоря Майрова "Странник" (1988) и Владимира Овчинникова "Отпевание (1976). Ориентируясь на цены, предлагаемые на аукционе "Сотбис", галерист оценил их стоимость в полтора миллиона долларов. Картины потом "всплыли", но в ходе следствия выяснилось, что Георгия Михайлова злоумышленники планировали убить.

Как минимум три раза, по словам Георгия Михайлова, в его машину закладывали бомбы.

До самой смерти галериста продолжалась его "война" с чиновниками. Вот одно из последних его писем, направленное тогдашнему губернатору Санкт-Петербурга Валентине Матвиенко через газету "Вечерний Петербург": "Что будет с Фондом современного искусства?

"Уважаемая Валентина Ивановна!

К Вам обращается человек, переживший несправедливое отношение советской власти к современным художникам и сохранивший коллекцию картин, которую советская власть приговорила к уничтожению. Мое имя достаточно известно и в России, и на Западе – меня зовут Георгий Михайлов. Речь идет о Фонде современного русского искусства, который в данный момент насчитывает более 14 тысяч картин, из которых 2700 составляют музейную ценность. Это крупнейшее в мире собрание современных русских художников. Возможно, Вы слышали, что Фонд свободного современного русского искусства фактически "выталкивают" из Петербурга. Наши отношения с КУГИ Санкт-Петербурга зашли в тупик. Насколько нам известно, Вы отдавали распоряжение решить вопрос сохранения Фонда современного русского искусства положительно. Однако вопрос так и не был решен. К нам пришла бумага с Вашей подписью (ответ на запрос депутата С. Ю. Андреева), в которой фактически говорится о невозможности дальнейшей работы нашего фонда. Мы уверены, что Вам неверно донесли информацию, потому что после такого решения Фонд современного русского искусства вынужден будет покинуть Санкт-Петербург. А ведь я, чтобы сохранить выдающиеся работы художников 70 - 80-х годов, прошел 6 лет лагерей, был выслан из страны, но сумел сохранить то, чем мы теперь гордимся и представляем всему миру, смог вернуть крупнейшее собрание современных русских художников назад в Россию, в Петербург. Все варианты, которые предлагают нам чиновники КУГИ: высокая арендная плата (1000 долларов день) либо подвальные помещения, разрушенные стены, – невозможны для нас. Такое собрание картин не может существовать без поддержки государства. Если бы была возможна личная встреча с Вами, мы могли бы приготовить городу подарок – спланировать создание Музея современного русского искусства под вашим патронатом. С уважением Георгий Николаевич Михайлов".

Эту битву, как и другие, Георгий Михайлов не проиграл. Он ушел не сломленным, а значит, победителем.

А что будет с Фондом свободного современного русского искусства?

О Георгии Михайлове говорит художник Дмитрий Кустанович:

– Георгий Николаевич Михайлов – это человек-эпоха. Это образ русского интеллигента, образ русского великодушия. Это человек, который жил в болезненном состоянии поиска правды, небезразличии ко всему происходящему. Его жизнь постоянно проходила в борьбе, в борьбе за идеалы. Конечно, это путь поиска и путь ошибок. На земле нет идеала. Идеален Господь. И, может, как некий образ идеала на земле, это искусство, в частности, живопись. Это образ могучего человека. Богатыря. Он красив. Он сам по себе выразителен. Высок. С красивым лицом. Образованность. Эрудиция. Великолепный голос. Поставленная речь. В нем чувствовалась, как все говорили, порода. Но он был, по сути, ребенком. С очень, очень нежной душой. И художников он очень любил, как детей. От него шло отеческое тепло и уверенность. Он, как никто другой, понимал живопись. Он мгновенно выделял лучшие работы. У него были идеальный вкус и чутье, подкрепленное знанием искусства. Прежде всего, русского искусства. Он сам был очень индивидуален и ценил, и очень уважал индивидуальность художника. Его жизнь была очень тяжелой. Он за все свои дела, свои слова всегда расплачивался. В советские годы – это лагеря. Сначала четыре года на Колыме, потом – ожидание расстрела в "Крестах". Как человек мог такое пережить, уму непостижимо. Конечно, это влияло на его здоровье. Его жизнь – это борьба и подвиг, и в основе его образа лежало небезразличие.

XS
SM
MD
LG