Linkuri accesibilitate

10 октября в Минске состоялась встреча глав-государств Таможенного союза и саммит СНГ. В соответствии с ранее достигнутыми договоренностями, Армения официально стала четвертым участником Таможенного союза, который с 1 января 2015 года сменит вывеску на «Евразийский экономический союз». Тем самым заветная мечта Путина, изложенная им в январе 2012 года в программной статье на страницах газеты «Известия», начала воплощаться в реальность. Ожидается, что до конца года в ЕАЭС вступит Кыргызстан.

Партнерство с фигой в кармане

Должен сразу оговориться: есть существенные причины, которые заставляют меня быть сдержанным в отношении членства Армении в ТС/ЕАЭС. И самая главная причина – «партнеры» Еревана в этой ассоциации. Речь идет о Казахстане и Белоруссии. Нурсултан Назарбаев, активный участник международных форумов «тюркского единства», не устает напоминать о том, что отношения с Турцией и Азербайджаном для него едва ли не более важны, чем Евразийский союз с Россией.

В случае с Арменией президент Казахстана регулярно поднимает вопрос Нагорного Карабаха («вступит ли Армения вместе с НКР или нет?») и даже зачитывает на саммитах ТС/ЕАЭС письма от президента Азербайджана Ильхама Алиева, где тот выражает обеспокоенность по поводу границ Армении в новом союзе. Что касается Белоруссии, президент Александр Лукашенко не имеет этнических привязок – он «просто» продает Азербайджану вооружения и в целом имеет неплохие отношения с Алиевым. Россия, как известно, тоже продает Баку вооружения, но это тема для отдельного материала.

Эксперты, между тем, полагают, что дело в банальном торге – казахи и белорусы, зная о желании Путина закрепиться на Южном Кавказе, попросту выбивают себе дополнительный «гешефт» из московского кармана в обмен на вступление Армении. «Минск и Астана не без оснований предполагали, что, так как для Москвы членство Армении важнее, можно было бы использовать это обстоятельство как элемент торга, чтобы получить большие преференции от главного инициатора евразийской интеграции по своим собственным вопросам», - пишет доктор политических наук, заместитель директора Института Кавказа Сергей Минасян на сайте «Политком».

Что касается непосредственно темы Карабаха в контексте ТС/ЕАЭС, эксперт напоминает, что НКР не является частью Армении. Ереван до сих пор вступал в международные организации в границах Армянской ССР, и вопрос Карабаха никогда не ставился. В то же время Ереван и Степанакерт де-факто составляют единое экономическое, военное и политическое пространство, что, однако, не означает юридического объединения двух армянских государств, тем более что Республика Армения не признает независимости Карабаха. «Иной формат участия Армении в ЕАЭС, который бы не обеспечивал подобных условий для Нагорного Карабаха, был бы неприемлемым и лишал смысла само членство Армении в этом союзе, - полагает Минасян. – В конце концов, решение официального Еревана о членстве в ЕАЭС было во многом продиктовано именно фактором Карабаха и стремлением армянского руководства создать для него лучшие условия в сфере безопасности и экономического развития».

Так или иначе, в начале октября Белоруссия устами своего представителя в Совете Евразийской экономической комиссии Сергея Румаса заявила о снятии всех вопросов по вступлению Армении. «Белоруссия будет готова подписать договор. Он должен быть подписан», – заявил Румас.

В свою очередь, политолог Александр Шпаковский в интервью «Кавказской политике» сказал, что отношения между Минском и Ереваном являются партнерскими, без привязки к Баку, а отношения с Азербайджаном, соответственно, не привязываются к Еревану. «Минск не дружит против кого-то, но выстраивает взаимовыгодные связи, руководствуясь национальными интересами и исходя из понимания традиционной миротворческой миссии белорусской дипломатии на постсоветском пространстве. Это обстоятельство необходимо учитывать при анализе и прогнозировании белорусской внешней политики», – отметил эксперт.

Как пишет «Независимая газета», Белоруссия и Казахстан выторговали для себя неплохие преференции в обмен на прием Армении. Так, речь идет о поставках нефти Минску до конца 2014 года, о кредите в 2 млрд. долларов. Более того, Москва пошла на отмену экспортных таможенных пошлин, что обойдется бюджету РФ в 2,5 млрд. долларов – эта сумма окажется в бюджете Белоруссии. Астана требует равного доступа к российским транзитным трубопроводам – и всё это за счет российских налогоплательщиков.

Более того, «НГ» отмечает, что Назарбаеву удалось снизить планку политических требований России, сделав Евразийский союз исключительно экономическим объединением. Как сказал газете замдиректора по науке Института проблем рынка РАН Наби Зиядуллаев, первоначально речь шла о Евразийском союзе как об идее евразийства, что предполагало по большей части политические вопросы. Однако Нурсултану Назарбаеву удалось свести документы до чисто экономических, чтобы ЕАЭС не посягал на политический суверенитет государств. «Его решительный настрой объясняется тем, что казахское общество усматривает в интеграции с Россией угрозу утраты государственного суверенитета и превращения Казахстана в колонию неоимперии. Из союзного договора по предложению Назарбаева изъят пункт о праве России защищать интересы соотечественников в других странах. А если членство в ЕАЭС будет угрожать суверенитету Казахстана, то, как заявил Назарбаев, республика может выйти из альянса», - пояснил Зиядуллаев.

Начало долгого пути

Экономический аспект интеграции Армении в Евразийский союз тоже неоднозначен. Армянская экономика давно представляет собой «маленькую Россию»: все мало-мальски значимые отрасли проданы российским компаниям. Железные дороги, газопровод, электроэнергетика, АЭС, мобильные сети – трудно найти область, где не было бы русского капитала. С чисто экономической точки зрения вступление Еревана в ЕАЭС – абсолютная формальность, простая фиксация давно произошедшего события. Особую роль играет и фактор отсутствия границы с какой-либо из стран союза, то есть «интеграция» оказывается условностью и во многом попадает в зависимость от политики Грузии.

В связи с этим и «партнеры» Армении не особо скрывают, что не интересуются экономикой республики. «Экономика Армении не сильно интересна – ни как рынок сбыта, ни как экспортер каких-то нужных остальным товаров. А долю от общих таможенных платежей она будет получать. И, по всей видимости, нужны будут какие-то инвестиции. Это Казахстану не очень нравится», – объяснил в интервью «Кавказской политике» представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов.

Директор Института Кавказа Александр Искандарян считает, что Армения лишь в начале важного пути. «Сценариев развития множество, и они зависят от различных факторов: отношений РФ с Западом, процесса вступления Киргизии в ЕАЭС, ситуации в Украине и пр.», – сказал политолог, добавив, что все это напрямую будет отражаться на развитии ЕАЭС.

Между тем, вступление в ЕАЭС всё же принесет Еревану определенные дивиденды. Так, снимаются таможенные пошлины на ввоз продукции военного назначения в 2015-2022 годах. До конца 2022 года от ввозных пошлин освобождаются некоторые виды гражданских вертолетов и самолетов, а также товары, ввозимые для строительства и модернизации АЭС. Армения будет получать 1,13% от таможенных пошлин, полученных от ввоза товаров на территорию союза, при этом доля Белоруссии сократится с 4,7% до 4,65%; Казахстана – с 7,3% до 7,25%, России – с 88% до 86,97%, пишет «Ноев ковчег».

«Решение, которое заложило основу полноправного участия Армении в евразийском интеграционном процессе, было принято нами, исходя из того, что мы рассматриваем ЕАЭС как основной формат развития предсказуемых и максимально выгодных для наших стран отношений, основанных на принципах свободы передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы», - заявил президент Армении Серж Саргсян на саммите в Минске 10 октября.

«На наш взгляд, Армения готова к работе в ЕАЭС на равных с Россией, Белоруссией и Казахстаном», - заявил ранее президент России Владимир Путин. За относительно короткий срок (с осени 2013 года) Ереван, по словам Путина, подтянул экономическое регулирование под общие стандарты, привел национальное законодательство в соответствие с нужными нормами. «Надеемся, что уже в первые год-два после присоединения Армении мы увидим положительный макроэкономический эффект», - цитирует российского президента издание «Вести Кавказа».

Как видим, в Ереване и Москве с оптимизмом смотрят на участие Армении в Евразийском союзе, а в Астане и Минске скорее равнодушны к этому. Не лучший расклад для начала евразийского пути Армении – «партнеры» уже показали, что готовы с порога шантажировать одних членов ЕАЭС другими. Россия пока преодолевает прессинг Белоруссии и Казахстана, но ее ресурсы небезграничны, и пока только геополитический интерес убеждает Москву продолжать выбрасывание денег на ветер (в данном случае – в карман «союзников») ради удержания Армении в своей орбите.

Сама Армения понимает, что нескоро сумеет хотя бы ослабить российский диктат, и в то же время осознает, что объективное положение в регионе (украинский кризис и сохраняющаяся неясность в иранском вопросе) не оставляет шансов на иной внешнеполитический выбор. Какие экономические бонусы получит Ереван от членства в ЕАЭС, мы узнаем в среднесрочной перспективе, а сугубо политические вопросы прояснятся раньше – поговаривают, что теперь Москва «окучивает» Азербайджан, втягивая его в союз. Получится это или нет, другой вопрос, но уже сейчас можно без сомнений сказать, что Баку в качестве отступных потребует Карабах. Что будет в таком случае, предугадать сложно…

Читайте также:

Дед Мороз из Белокаменной

Битва за Восточную Европу. Серпентарий «верных» союзников

Битва за Восточную Европу. Секреты большой политики

Армянские шахматы на троих: Опасная дилемма региональной безопасности

Россия и Южный Кавказ: «Особый интерес» как величина переменная

Армения и Россия: отдаление вследствие непонимания

Россия-Армения: «Дружеский» шантаж нарастает

Стратегическое лицемерие: Россия начала гонку вооружений на Южном Кавказе

А и Р сидели на трубе. Газовой.

Армения – Россия: Стратегическое партнерство или...?

XS
SM
MD
LG