Linkuri accesibilitate

Налоговые рецепты для здоровья приднестровской экономики


Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

Неудачная попытка администрации Евгения Шевчука изменить налоговую систему. Новые налоги раскритиковали и бизнес-сообщество, и Верховный совет Приднестровья. Глава тираспольской администрации допускает, что регион может остаться без газа, если Россия построит газопровод „Южный поток”. И… молдавские власти констатируют, что прокачка голубого топлива по новому газопроводу Яссы-Унгены откладывается на некоторое время.

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели, о которых расскажет моя коллега Юлия Михайлова:

***

В Кишиневе с двухдневным визитом находился президент Белоруссии Александр Лукашенко. Президент Республики Молдова Николае Тимофти заявил в ходе беседы со своим белорусским коллегой, что позиции двух стран по ключевым вопросам сохранения мира и международной безопасности во многом схожи и даже совпадают, но ничего не сказал при этом об украинском кризисе. Молдова увеличила свой экспорт на белорусский рынок на фоне российских эмбарго, призванных обескуражить усилия Кишинева по сближению к Европейскому Союзу. Лукашенко сказал, что его страна, которая находится в зоне свободной торговли с Россией, готова к диалогу, если возникнут недоразумения в отношении зоны свободной торговли, которую Молдова создает с Европейским Союзом. „Мы будем соблюдать все договоренности. Молдова может на нас рассчитывать”, заверил Лукашенко. По имеющимся данным, молдавский экспорт в Беларусь двукратно увеличился во втором квартале и составляет 5,8% от общего объема.

Владимир Антюфеев

Владимир Антюфеев

Бывший глава приднестровской безопасности Владимир Антюфеев отстранен от должности в правительстве самопровозглашенной Донецкой республики, передает Lenta.ru со ссылкой на пресс-центр исполнительного органа региона. Антюфеев, который отвечал за силовые структуры, отправлен в отставку решением Верховного совета, вместо него назначен генеральный прокурор сепаратистского региона Равиль Халиков. Мотивы отставки не называются, но 5 сентября министр безопасности самопровозглашенной Донецкой республики Леонид Баранов заявил о „попытке государственного переворота”. По его словам, Антюфеев воспользовался отсутствием руководства региона, которое находилось в Минске на переговорах, и пытался узурпировать власть в ДНР, уточняет агентство Инфотаг. Вместе с Антюфеевым в июле в Донецк прибыл и бывший вице-президент Приднестровья Александр Караман, которого назначили вице-премьером по социальным вопросам. Бывший товарищ Антюфеева по службе в приднестровском КГБ Олег Береза возглавил министерство внутренних дел так называемой ДНР, другой его коллега Александр Пинчук – министерство безопасности. В настоящий момент все они якобы находятся в России, в Донецке остался лишь Караман.

Президент Соединенных Штатов Америки Барак Обама заявил на Генеральной ассамблее ООН в Нью-Йорке, что недавнее соглашение о прекращении огня на Украине дает шанс миру, если Россия будет соблюдать достигнутую договоренность. „Если Россия выберет путь, на который она встала после холодной войны и который принес процветание российскому народу, мы отменим наши санкции и будем приветствовать роль России в решении глобальных проблем", - сказал Обама. Он подчеркнул, что действия России на Украине, которые выразились в аннексии Крыма и военном вмешательстве в восточных районах, ставят под угрозу весь послевоенный мировой порядок. Американский президент заявил, что США и их союзники будут и впредь поддерживать украинский народ „по мере того, как он развивает свою демократию и экономику”.

По поступившим сообщениям, Россия сняла ограничения на ввоз молдавских консервов производства двух приднестровских фабрик. Речь идет, как сообщает Publika TV, о консервном заводе в Каменке и агропредприятии Rustas, продукция которых прошла проверку качества Роспотребнадзора. Каменский завод заключил контракт на поставку в Россию в этом году консервной продукции на пять миллионов долларов, передает цитируемый источник. Эмбарго на молдавские консервы Россия ввела 18 июля, официальной причиной запрета назывались „нарушения основных требований законов России в сфере защиты потребительских прав, несоответствие продукции требованиям, которые предъявляются к идентификации и маркировке консервов, а также разница реальной массы нетто и той, что заявлена на этикетке”.

Информагентства сообщают также о завершении крупномасштабных работ по демонтажу аварийной канатной дороги через Днестр между городами Рыбница и Резина, которая стала угрозой для общественной безопасности. Факт завершения работ агентству IPN подтвердил пресс-секретарь Службы гражданской защиты и чрезвычайных ситуаций Республики Молдова Лилиана Пушкашу, которая уточнила при этом, что оставшиеся технические работы, более мелкие, будут также завершены в следующем месяце. Канатная дорога была построена во времена Советского Союза для доставки сырья из Резинского карьера на Рыбницкий цементный завод, но за двадцать лет бездействия пришла в негодность и рискует рухнуть на дома людей. Ее демонтаж совместными усилиями Кишинева и Тирасполя стал одним из приоритетов Миссии ОБСЕ в Республике Молдова.

***

Свободная Европа: В Приднестровье продолжается обсуждение налоговой реформы. Правительство предлагает к началу 2016 года отказаться от нынешней системы дифференцированного налога на доходы организаций и ввести вместо этого так называемую классическую, включающую три налога – на прибыль, на имущество юридических лиц и на добавленную стоимость. Подробности в материале нашего корреспондента в Тирасполе Карины Максимовой, рассказывает Юлия Михайлова.

По мнению инициаторов реформы, новая система налогообложения позволит повысить наполняемость бюджета. Самые жаркие споры идут вокруг введения НДС.

Глава минэкономразвития региона Владимир Артеменко настаивает, что именно введение такого косвенного налога поможет стабилизировать дефицитный бюджет, но вместе с тем и признает, что эти действия, возможно, повысят цены, сравняют их с показателями соседних стран. Доцент приднестровского университета Иван Ватаман уверен, что такой переход к классической системе налогообложения, если и произойдет, то будет непростым:

„Введение классической налоговой системы в правовое поле вызвало реакции как негативные, так и положительные. Проблема заключается здесь по большей степени в том, что введение НДС – это увеличение цен на товары, соответственно, снижение потребительского спроса. Ну и, опять же, проблемой будет отсутствие в мировой экономике опыта перехода с нашей системы, которая действует сегодня, на классическую систему налогообложения. Переход этот будет сложный, трудный и пока еще никем не пройденный.”

Производственники считают иначе. Вилор Ордин, много лет возглавлявший промышленный текстильный гигант «Тиротекс», полагает, что введение НДС негативно отразится на производственном секторе и экономике Приднестровья.

„Это крайне плохо. Это развал промышленности нашей республики. По аналогии, Япония тоже маленькая страна, как наша, и принцип экономики тот же – экспорт-импорт, но в Японии не переходят на НДС. У них налог только лишь на тот оборот, который они делают. По такому же направлению идут сегодня и Соединенные Штаты Америки, которые, имея громадный ВВП у себя и возможностей, они все равно не переходят на эту систему. Кто перешел и когда перешел? Это Европа, где сегодня, если мы туда приедем, мы увидим, во-первых, громаднейшие финансовые центры, там банк на банке; у нас нет и подобия такого финансового центра, и если мы сегодня по этому пути пойдем, то, во-первых, мы не сможем возвращать те средства предприятиям, которые при этом были затрачены. Это раз. Но более важный момент заключается в том, что у нас сегодня НДС – это налог на покупателя. Это налог на общество, а не на предприятия при нормальной даже ситуации. И когда мы живем впроголодь, то внедрять еще систему НДС – это подорвать нашу экономику в целом”

По данным специалистов профильного парламентского комитета, уже сейчас общий размер налоговой нагрузки на экономику региона составляет 34%. Этот показатель значительно превышает нормативы для развивающихся экономик и аналогичные данные соседних стран. И чтобы не экспериментировать на слабой приднестровской экономике, необходимо тщательно взвесить все «за» и «против» введения новой налоговой системы.

***

Свободная Европа: Попытка администрации Евгения Шевчука частично реализовать план налоговой реформы отклонена на днях депутатами Верховного совета. О своевременности и целесообразности реформы наш корреспондент беседует с экономическим экспертом из Тирасполя Сергеем Мельниченко.

Сергей Мельниченко: Немного предыстории сначала. Значит, до 2000 года в Приднестровье действовала так называемая классическая налоговая система, включающая в себя налог на прибыль, налог на имущество юридических лиц и налог на добавленную стоимость. В 2000 году в Приднестровье был введен основной налог на доходы предприятий и устанавливались специальные ставки для отраслей народного хозяйства. Эти ставки каждый год при рассмотрении проекта закона о республиканском бюджете пересматривались. В итоге получалось, что из-за перманентно возникающего дефицита бюджета ставки налога на доходы потихоньку, но неуклонно повышались, что увеличивало в целом налоговую нагрузку в основном на производственный сектор. Данные промышленников и данные минфина разнятся буквально в 3 процента, минфин утверждает, что налоговая нагрузка составляет сейчас 31%, Союз промышленников и предпринимателей аграриев предполагает, что этот процент составляет 34,5. Вот…

Еще в прошлом году правительство инициировало принятие так называемого налогового кодекса в рамках гармонизации приднестровских законов с российскими. И там предполагалось введение трех вот этих вот налогов под названием классической системы и основной мотив был тот, что у основных торговых партнеров действует такая система. Однако инициатива Правительства в Верховном совете тогда принята не была. Мотив был такой, что это приведет к еще большей налоговой нагрузке и нужно не повышать налоговую нагрузку как таковую, а расширять налогооблагаемую базу, создавать новые рабочие места, открывать новые производства и т.д. и т.п.

Но правительство не рассталось с идеей налоговой реформы, периодически предложения эти возникают и, в частности, уже в начале сентября при начале осенней сессии правительство инициировало фрагментарное внесение вот этих трех основных налогов, на которые они рассчитывают, и заодно они взяли налог на имущество юридических лиц – то есть, без привязки к тем двум другим налогам. Но это как бы начинание не было встречено Верховным советом, было отклонено. Основной мотив отклонения в чем заключался? Что простаивающая собственность, бездействующая недвижимость у предпринимателей – они вместо того, чтобы запускать эту простаивающую собственность, просто-напросто будут ее или продавать, а покупателей как таковых нет, потому что все это неликвиды, или, второй момент – это вообще просто разбирать, чтобы не было основания для взимания налогов.

Вот такие вот были мероприятия, но при этом правительство пыталось сказать, что ставка этого налога будет 0,1 процента на будущий год как переходный, и с этого они возьмут 16 миллионов рублей на этом заработают и направят деньги исключительно долевым образом на восстановление ЖКХ. А уже с 16-го года ставка уже будет полтора процента и там сумма собираемого с этого налога уже предполагает 255 миллионов рублей. Но, как мы уже знаем, депутатский корпус большинством голосов в 22 голоса из 34 участников сессии это заблокировал.

Свободная Европа: Объясняя свою инициативу по введению налога на имущество юридических лиц, правительство и администрация Евгения Шевчука ссылались на необходимость увеличения доходов в бюджет для срочной модернизации энергетической системы региона. Отмечалось, что в связи с возможным строительством в течение года-полутора газопровода „Южный поток”, который пройдет по Черному Морю в обход Украины, а также Республики Молдова, могут последовать перерывы в поставках газа. Насколько состоятельный, на ваш взгляд, этот аргумент?

Сергей Мельниченко: Эту тему начало педалировать не правительство, эту тему еще месяца полтора-два назад, ну, летом, по крайней мере, начал на пресс-конференции освещать президент Евгений Шевчук. Ну, суть в том, что из-за накаленных взаимоотношений Украины, Евросоюза и России не исключен вариант, при котором транспортировка газа по украинскому коридору будет свернута или уменьшена каким-то образом, запустится „Южный поток” и тогда мы, сидящие как бы на этой ветке Измаил-Ананьев-Тирасполь, мы, естественно, Приднестровье может пострадать.

Если вспомнить недавнюю историю, это январь 2009 года, то в течение десяти дней примерно была такая же ситуация, Приднестровье как бы отбирало из транзитной трубы в течение этих десяти дней очень рационально газ остающийся. И были очень большие проблемы в сфере энергетики, потому-то оборудование и сети износились, все потребители начали включать электричество и оборудование не выдерживало.

Да, такая возможность вероятна, такая возможность вероятна, но, по крайней мере, я прогнозирую, что до этого не дойдет, что какое-то на высшем уровне большими геополитическим игроками будет найдено взаимопонимание и до этого может не дойти.

Но то, что опасность существует для Приднестровья – это однозначно, поскольку все годы правления прежнего президента Игоря Смирнова главным достижением считалась программа полной газификации Приднестровья. Эта программа практически выполнена, за исключением некоторых незначительных объектов. Что как бы, с одной стороны, да, это экологически чистый вид топлива, мы за него практически не рассчитываемся, и как бы прогрессивный вид топлива… Но может сложиться такая ситуация – вернуться в обратное использование мазута, использование угля; определенные возможности, потенциал есть, но он утерян, потому что большинство такой инфраструктуры было порезано, разрезано, отправлено на металлолом.

Молдавская ГРЭС

Молдавская ГРЭС

Пока возможность использования твердого и жидкого топлива сохраняется на Молдавской ГРЭС – соответственно, у нее есть такие блоки, которые работают на этом угле. То есть, в части увеличения выработки электроэнергии Молдавской ГРЭС для обеспечения Приднестровья есть, а вот в части хранения таких мощностей практически нет. Но самый большой вопрос будет заключаться не в инфраструктуре, не в потенциале, не в физических емкостях каких-то, а в оплате вот этого топлива.

Поскольку за газ мы не платим, но он идет по трубе, и мы его используем, то за мазут и за твердое топливо мы вынуждены будем только предоплатой работать, иначе поставщики не пришлют; это первый момент.

А второй момент, что касается твердого топлива, угля, то тут ситуация на Украине тоже делает практически малореализуемыми закупки угля с этого региона.

Вот… Задача остается на повестке дня, проблема остается на повестке дня, единственное, что как бы к чему подступились власти – это выработка концепции энергетической безопасности, то есть, определены приоритеты, что ли, или какие-то пошаговые задачи для обеспечения энергетической безопасности. Концепция включает в себя и модернизацию электросетей, модернизацию газовых сетей, модернизацию оборудования, тепловых сетей – ну, предприятий жизнеобеспечения.

Свободная Европа: Мнение экономического аналитика из Тирасполя Сергея Мельниченко.

Европейский Союз заявил, что не может препятствовать участию Сербии в строительстве российского газопровода „Южный поток”, как сделал это в Болгарии, потому что Сербия не входит в ЕС. В любом случае, сказал представитель Еврокомиссии, транспортировка газа в страны Евросоюза не может осуществляться в условиях, когда газопровод нарушает европейские нормы – тем, что другие производители природного газа, за исключением Газпрома, не могут пользоваться им. Евросоюз настаивает на разделении производителей газа от дистрибьюторов и владельцев трубопроводов, во избежание монополии. Но это препятствие устранимо, если морской участок газопровода будет определен как „продуктивный”, но не как „транзитный”. Этот вариант рассматривали в Москве министр энергетики России Александр Новак и комиссар ЕС по энергетике Гюнтер Эттингер. Подводный газопровод планируемой мощностью 65 млрд кубометров газа в год обойдет Украину, Молдову и Румынию, через которые сейчас проходит природный газ в Центральную и Южную Европу. Насколько обосновано Тирасполь опасается остаться без газа? И чем чревато для Молдовы воплощение российского проекта „Южный поток”? Мы спросили об этом кишиневского эксперта в вопросах энергетики Иона Пряшкэ:

Ион Пряшкэ

Ион Пряшкэ

Ион Пряшкэ: „Если газопровод „Южный поток” будет построен, Молдова и приднестровский регион станут неким тупиком, в том смысле, что по этой территории не будет больше проходить транзитный газ, мы остаемся лишь с поставками, необходимыми для внутреннего потребления, и теряем свое значение для России как транзитная страна. И то, что они говорят, в Тирасполе: да, такая угроза есть, но точно ничего пока нельзя сказать, потому что строительство „Южного потока” приостановлено, так как без согласия Европейского Союза оно просто невозможно. Так или иначе, ситуация с газопроводом „Южный поток” пока еще не ясна. И Россия, если его и построит, это еще не значит, что она сможет полностью приостановить поставки природного газа через Приднестровье или Молдову. Но такая угроза существует, она может случиться в 2015 году, до 2018 года, но это может случиться – я имею в виду, что мы потеряем свое значение как транзитная страна. Если у нас будет контракт, они поставки не прекратят. Для чего строится газопровод „Южный поток”? Для поставок в Болгарию, в Балканские страны и в Юго-Восточную Европу. У нас транзит от Газпрома через Молдову куда идет? В Болгарию, Турцию, в основном, немного в Македонию и Грецию – в эти страны. И тогда, в условиях отсутствия продаж, расходы на содержание сетей вырастут, наше значение будет падать и, соответственно, станет все сложнее и сложнее заключать хорошие контракты с Газпромом, транзит не будет приносить нам никакой выгоды, а ведь сейчас у нас кое-какой доход от транзита есть, большой ли, маленький, но он позволяет покрыть расходы на содержание газопроводов.”

Свободная Европа: Своим мнением с нами поделился Ион Пряшкэ, эксперт в области энергетики.

***

Свободная Европа: Нику Попеску, эксперт Европейского института исследований в области безопасности в Париже, сказал в интервью Валентине Урсу, что если во всех остальных сферах Молдова может найти другие рынки сбыта, кроме российского, то никто не в состоянии заменить ей Россию в вопросах поставок природного газа. У Молдовы нет пока альтернативы в этом плане, но она может ослабить возможность России использовать природный газ в качестве рычага давления на ее политическую жизнь. Валентина Урсу спросила эксперта и о том, как украинский кризис может повлиять на ситуацию в Республике Молдова.

Свободная Европа: Г-н Попеску, российско-украинское противостояние может получить какую-то развязку? И если да, то какова вероятность счастливого конца? Ведь все, что происходит там, непосредственно сказывается на ситуации в Республике Молдова…

Нику Попеску

Нику Попеску

Нику Попеску: „О счастливом выходе из этой войны говорить не приходится. К сожалению, ситуация на Украине оборачивается значительными потерями – и политическими, и геополитическими, и экономическими – для всех, кто к ней причастен: и для Украины, в первую очередь, но и для России, и для Запада, разумеется, и для Молдовы, которая также вовлечена, правда, пока косвенно. Например, взять хотя бы Россию. России грозят огромные потери, и экономические – в российской экономике уже стала проявляться отрицательная динамика, и в плане снижения доверия к ней на международном уровне, но особенно в том, что Россия практически лишилась перспективы привлечь Украину или ее значительную часть к нормальному сотрудничеству, чтобы не сказать – интеграции с Россией, на многие десятилетия. В результате этого кризиса Россия получила Крым и влияние в двух украинских городах, Луганске и Донецке с несколькими пригородами, но лишилась влияния на большей части такой страны, как Украина с 40-миллионым населением”.

Свободная Европа: Но, по всем признакам, президент Российской Федерации Владимир Путин собирается создать в этих областях, Донецкой и Луганской, государственные образования по примеру Приднестровья?

Нику Попеску: „Может, это парадоксальная идея, но приднестровский сценарий на востоке Украины – это самый положительный вариант из всех возможных. В условиях, когда у Украины нет возможностей, в том числе военных, вернуть эти территории, и, естественно, любые попытки отбить их будут стоить тысячи и тысячи человеческих жизней, думаю, конфликт по приднестровской модели – выход плохой, но менее плохой и менее пагубный для Украины, чем все остальные варианты”.

Свободная Европа: Почему, по вашему мнению, в последнее время в Донецкой и Луганской областях Украины оказывается так много людей из прежнего приднестровского руководства? Есть в этом какая-то логика кремлевского лидера?

Нику Попеску: „Разумеется, люди из прежнего руководства Приднестровья наработали и определенный опыт, есть у них и необходимые связи в России для того, чтобы занять видное место в той или иной области на востоке Украины, где, как мы убедились в последние месяцы, нет явных лидеров, способных четко управлять ситуацией. Потому что, если проанализировать, кто был лидерами Донецка и Луганска, можно заметить, что за последние месяцы вначале на первый план выходили москвичи – Игорь Гиркин, Бородай, который был премьер-министром так называемой Донецкой народной республики, а Бородай москвич; и не было ни одного местного лидера, сколько-нибудь вызывающего доверие. И, разумеется, экспорт приднестровских кадров в Донецк свидетельствует и об этой нехватке местных лидеров, и о несостоятельности тех, кто поднял оружие против украинского государства, но, в то же время, наводит на мысль о том, что в значительной степени этот конфликт спровоцирован и подпитывается извне. Потому что не было достаточно людей, не говоря уже о местных лидерах, действительно готовых воевать с Украиной”.

Свободная Европа: Между тем, тираспольские лидеры пытаются развить идею, что отношения между правым и левым берегом Днестра становятся все более напряженными. На чем они основываются?

Нику Попеску: „Из новейшей истории Молдовы известно, что для России значение имеет не Приднестровье само по себе, а Приднестровье как рычаг давления на остальную Молдову. Эта формула применяется и к Украине: Россия жаждет не только Крыма, Луганска и Донецка, Россия намерена использовать Донецк и Луганск как рычаг воздействия на всю Украину, с помощью которого можно будет ограничить и свести к минимуму способность Украины вести независимую внешнею и внутреннюю политику. Иногда России это не удается, как произошло в случае с Молдовой. Молдове удалось достаточно четко отмежеваться от Приднестровья и продолжить свой проевропейский курс путем осуществления реформ – да, со скрипом, да, с трудом, да, с множеством недоработок и ошибок, но Молдова идет вперед, она получила безвизовый режим в ЕС, что легально блокирует возможность присоединения к Евразийскому союзу. Все эти шаги говорят о том, что Приднестровье не удалось использовать в качестве тормоза на европейском пути Республики Молдова; разумеется, есть искушение подбросить немного дров в огонь для того, чтобы использовать Приднестровье в более разрушительной и агрессивной манере для того, чтобы дестабилизировать Молдову.”

Свободная Европа: Можно говорить о Молдове как о государстве, которое пытается меньше зависеть от Востока, от энергетических ресурсов, импортируемых из России, от российского рынка сбыта, рынка труда? В чем проявляется эта зависимость или независимость?

Нику Попеску: „В современном мире не существует полной независимости от других рынков, других центров притяжения. Даже такая экономическая мощь, как Китай, или Россия, или Европейский Союз, или Соединенные Штаты Америки – все они взаимозависимы. Сейчас Россия страдает; несмотря на все ее запасы нефти и газа, Россия достаточно сильно ощущает на себе финансовые санкции запада, введенные пока только по линии банков, но которые достаточно больно бьют по России. Следовательно, не существует полной независимости в сегодняшнем глобализованном мире. Республика Молдова добилась значительного прогресса в плане снижения своей зависимости от России. Самые весомые достижения связаны с внешней торговлей – за последнее десятилетие более 50% внешнеторговых операций приходятся на Европейский Союз и только 20% – на Россию. Значит, в общих чертах Россия потеряла свои рычаги влияния на внешнюю торговлю Республики Молдова. Разумеется, торговые удары России очень болезненны, но не смертельны. Разумеется, Молдова более уязвима, когда заходит речь о тех, кто работает в Российской Федерации. Но и здесь трудно себе представить, что Россия начнет охоту на сотни тысяч человек, обладающих паспортом другого какого-то государства. Разумеется, Россия может дискриминировать сравнительно ограниченное число молдаван, может развернуть большую пропагандистскую шумиху вокруг этого, но массовые высылки, скорее всего, маловероятны. И, разумеется, самая уязвимая точка – это энергетика. Здесь нет краткосрочных решений, как нет и очень быстрых решений.”

Свободная Европа: Сдачу в эксплуатацию газопровода Яссы-Кишинев можно рассматривать как временное решение?

Нику Попеску: „Одного решения не существует. Есть десятки мини-решений, которые, сведенные воедино, создают ситуацию меньшей зависимости. Иными словам, ни Центральная Европа пока не решила проблему собственной энергетической безопасности от России. Влияние и присутствие России во многих странах по-прежнему достаточно ощутимо. Но за последние пять лет вся Центральная Европа, включая Республику Молдова, сделала определенные шаги в сторону снижения зависимости от России. В Евросоюзе был принят так называемый Третий энергетический пакет, направленный на либерализацию, диверсификацию импорта и повышение энергобезопасности европейских стран и который существенно ограничил институциональное влияние Газпрома, монополистское влияние Газпрома в ЕС; достаточно много инвестируется в инфраструктуру. Это касается и Республики Молдова – газопровод Яссы-Унгень всего лишь первый шаг. Республика Молдова, при наличии политической воли, также сможет имплементировать Третий энергетический пакет, который должен практически устранить или хотя бы снизить монополистское влияние Газпрома через Moldovagaz на молдавский рынок. Если же мы хотим претворить в жизнь стратегию, направленную на усиление энергетической безопасности Молдовы, тогда эту стратегию нужно рассчитать на семь, восемь или десять лет. Положение дел в этой сфере не изменить за год или два.”

Свободная Европа: Допустим, но потребители природного газа с нетерпением ждут, когда к ним начнет поступать – по крайней мере, в населенных пунктах вблизи Прута – румынский газ…

Нику Попеску: „Нужно четко определиться с тем, что значит энергетическая безопасность Молдовы. Нет пока серьезных альтернативных источников, способных заменить Газпром. И в этих условиях энергетическая безопасность Молдовы предполагает ситуацию, при которой Молдова продолжает закупать газ у Газпрома, но Газпром не располагает возможностями и полем для маневров, которые позволили бы использовать этот газовый козырь для того, чтобы политически влиять на Молдову. Это предполагает, что Республика Молдова должна иметь доступ к другим газовым ресурсам в случае, если Россия либо приостановит поставки, либо попытается манипулировать. Именно поэтому важен газопровод Яссы-Унгень: не возможностью вытеснить Газпром, а тем, что дает Республике Молдова возможность покупать газ в кризисной ситуации. Разумеется, следующим шагом – практически срочным для Республики Молдова – должно стать расширение этого газопровода на Кишинев. Иными словами, газопровод Яссы-Унгень должен стать газопроводом Яссы-Кишинев. Потому что именно в Кишиневе расходуются рекордные объемы газа и основные потребители находятся в Кишиневе. А энергетическая безопасность укрепляется тогда, когда повышается безопасность основной части потребителей. И значение газопровода Яссы-Кишинев в том и состоит – это начало газопровода на Кишинев, и эта задача должна стать приоритетной и остроактуальной для Республики Молдова.”

Свободная Европа: И насколько важно, чтобы этот газопровод стал функциональным?

Нику Попеску: „Этот газопровод, особенно на данном этапе – как страховой полис. Страховые взносы платишь, но полисом можешь воспользоваться только в самом худшем случае. В этом предназначение газопровода Яссы-Унгень на данном этапе. Очевидно, что компания Moldovagaz, которая контролируется Газпромом, является монополистом на рынке Республики Молдова. Значит, даже если газ из Румынии будет дешевле, Moldovagaz может отказаться его закупать не по экономическим соображениям, а потому, что Газпром будет пытаться сохранить свою монополию. И с этой точки зрения, естественно, напрашивается демонополизация рынка Республики Молдова. А на сегодняшний день Республика Молдова заявила о намерении осуществить либерализацию газового рынка до 2020 года, что теоретически означает, по идее, что любые другие компании из других стран могут войти в Республику Молдова как поставщики газа. И когда на рынке Республики Молдова появятся другие газовые компании, помимо Газпрома, они будут заинтересованы закупать газ в Румынии. И их интерес в приобретении румынского газа окажется выше интереса Moldovagaz. Иными словами, решение вопроса энергетической безопасности Республики Молдова связано как со строительством инфраструктуры, а именно газопровода Кишинев-Унгень-Яссы, так и с институциональным и легальным изменением рынка в Республике Молдова с тем, чтобы у Республики Молдова появились и альтернативные покупатели/поставщики природного газа, кроме Moldovagaz.”

Свободная Европа: Может ли Газпром через Moldovagaz разрушить все планы и намерения правительства Республики Молдова, пообещавшего, что по газопроводу Яссы-Унгень газ начнет поступать в самое ближайшее время?

Нику Попеску: „Все зависит от политической воли правительства Республики Молдова.”

Свободная Европа: И что значит политическая воля в этом случае?

Нику Попеску: „Это значит, что Moldovagaz – молдавское предприятие, оно зарегистрировано в Республике Молдова и должно подчиняться законодательству и регламентациям, разработанным правительством и парламентом Республики Молдова. И в этом смысле, если будет должная политическая воля на выполнение и создание нормальных правовых рамок, компании Moldovagaz придется подчиниться этим рамкам. Конечно, наверняка будут давления, конечно, будут и попытки затянуть с этим, но в конечном итоге все зависит от политической воли Кишинева.”

Свободная Европа: Г-н Попеску, на ваш взгляд, есть разница в том, как начинается нынешняя избирательная кампания по сравнению с предыдущими?

Нику Попеску: „К сожалению, да. Практически во всех предыдущих кампаниях будущее страны, развитие страны были более ходовыми, если можно так сказать, темами. Сейчас, мне кажется, основные баталии разворачиваются вокруг каких-то обвинений, иногда обоснованных, но чаще беспочвенных, в которых негативизма значительно больше прежнего, особенно в условиях, когда нет четких перспектив и четкого разъяснения относительно того, что могут нынешние политики предложить в будущем гражданам Республики Молдова. Я не имею в виду пустые, заведомо ложные обещания, я имею в виду предвыборные программы, вызывающие доверие: что конкретно они собираются сделать для Республики Молдова и вместе с Республикой Молдова. Впечатление такое, что практически всю свою энергию политические игроки, к сожалению, тратят на поливание друг друга грязью.”

Свободная Европа: Эксперт Европейского института исследований в области безопасности Нику Попеску.

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG