Linkuri accesibilitate

18 сентября в Шотландии состоялся референдум о независимости от Великобритании. Несмотря на широкую кампанию в прессе и высокую активность сторонников отделения, противники независимости взяли верх. Согласно официальным итогам, лишь 44,7% избирателей ответили «Да». Сколько бы «стоила» свобода в случае победы сторонников независимой Шотландии и что вообще означает референдум в современной мировой политике? Попробуем найти ответы на эти непростые вопросы.

Страх, неуверенность, сомнение

Одним из основных доводов сторонников независимой Шотландии был внушительный национальный долг Великобритании: 2,28 трлн. долларов в 2014 году – это 88% ВВП. Шотландцы считали, что обретение свободы снимет с них долговое бремя, т.к. на данный момент каждый работающий житель страны чертополоха должен почти 55 тыс. долларов.

Еще один весомый аргумент – большие запасы нефти на шельфе Северного моря. Открытые в начале 70х годов ХХ века месторождения находятся именно в шотландском секторе. Наконец, есть и военный аспект – в Шотландии расположена единственная в Великобритании база атомных подлодок и ряд других важных объектов оборонной инфраструктуры. Не думаю, что шотландцы заставили бы англичан убрать эти базы, но тогда Лондону пришлось бы платить круглую сумму за аренду.

Однако съевшие собаку в мировых интригах англичане не были бы таковыми, если бы так просто отпустили северных «мятежников». Лондон подключил все доступные рычаги, даже королеву Елизавету, чтобы отговорить носителей килтов от независимости. В ход шли как уговоры, так и откровенные угрозы – например, намеки на проблемы с пенсионным обеспечением, банковской изоляцией и т.д.

Уходящий глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу договорился до того, что пообещал Шотландии проблемы с членством в Евросоюзе. В этом плане Брюссель ловко использовал нескрываемое желание шотландцев остаться в ЕС. То есть их стремление сыграло против них же, хотя так и осталось неясным, на основании чего перед Эдинбургом опустился бы «железный занавес» (ведь не может такого быть, чтобы вся Великобритания соответствовала критериям ЕС, а важнейшая после Англии часть – нет). Так же выступил генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен, пригрозив блокировать вступление Шотландии в Альянс.

Как пишет по этому поводу петербургский блогер под ником FritzMorgen, против сторонников независимости использовали маркетинговую стратегию FUD (fear, uncertainty, doubt – страх, неуверенность, сомнение). «Суть стратегии заключается в том, чтобы вызвать у потенциальных сторонников независимости страх перед будущим», - поясняет автор публикации.

Еще один удар по независимости нанесли всемогущие банкиры Лондона. Они договорились с шотландскими собратьями (вот уж действительно – в эпоху глобализации деньги окончательно утратили «национальность» и границы) о переносе главных офисов банков из Эдинбурга на берега Темзы.

Британский эксперт Дэвид Николсон на страницах Forbes выделяет пять основных направлений «наивной политики» Шотландской национальной партии, выступившей главным застрельщиком референдума. Во-первых, это валютный вопрос: ШНП когда-то называла фунт стерлингов «удавкой на шее», а теперь отчаянно хочет его сохранить, понимая рискованность введения собственной денежной единицы.

Во-вторых, говорит Николсон, шотландцы напрасно ждут «золотого дождя» от продажи «черного золота»: в 2013 году Британия заработала лишь немногим менее 11 млрд. долларов, в то время как Норвегия, главный нефтедобытчик Европы, получила 40 млрд. Причем доходы Британии упали на 40% по сравнению с 2012 годом, а в 2016-2017 годах падение достигнет и вовсе печальной цифры в 5,5 млрд. долларов. Николсон говорит, что население Норвегии и Шотландии примерно одинаковое, и предлагает посчитать разницу в доходах от нефти.

В-третьих, указывает эксперт, шотландские банки погрязли в серьезных проблемах, в результате чего Национальная партия в ноябре 2013 года назвала Банк Англии «последним кредитором в критической ситуации» (a lender of the last resort). «Это значит, что налогоплательщики в остальной Великобритании будут спасать шотландские банки, несмотря на то, что они находятся в «независимом» государстве», - язвительно отмечает Николсон.

В-четвертых, считает он, шотландцы на протяжении столетий становились первыми лицами государства (самые свежие примеры – Гордон Браун, Тони Блэр и даже сам Дэвид Кэмерон), но теперь они рискуют стать просто «первыми парнями на деревне». Николсон проводит параллель со Словакией, которая стала независимой после разделения Чехословакии, причем по желанию более богатой Чехии, пожелавшей избавиться от «бедных родственников». Однако Шотландия думает, что станет богаче, если бросит более богатого партнера, пишет эксперт, называя такую логику «извращенной».

В-пятых, в Шотландии нет природных ресурсов, и Николсон задается вопросом, что будет делать это государство, когда у него однажды закончится нефть? Да, там есть виски (4,8 млрд. долларов дохода), но это незначительно для экономики. Плюс к этому автор публикации напоминает, что крупные страховые компании пригрозили вывезти свои активы в Лондон, подстегнув тем самым безработицу.

…Британская пресса изобилует подобными комментариями, поэтому я не стану их цитировать. Однако хотелось бы добавить от себя: подлинная национальная независимость – это нечто большее, чем макроэкономика и биржевые сводки. Когда народ хочет жить самостоятельно, он стремится к идеалам, а не к наполнению карманов. Поэтому у меня есть ощущение, что шотландцев запугали цифрами либо они сами не особо рвались к свободе, будучи чрезмерно расчетливыми. Если бы все народы шли к независимости «через бухгалтерию», на карте мира сегодня было бы от силы два десятка крупных колониальных государств.

Между тем, и.о. директора Института Европы РАН, доктор политических наук Алексей Громыко за неделю до референдума предсказал победу противников независимости. «Нет ничего странного в нежелании руководства страны, чтобы эта страна распалась. Сохранить страну в целостном виде – вполне естественное желание, – сказал эксперт в интервью «Независимой газете». – К тому же отделение самого крупного после Англии региона нанесет огромный ущерб репутации Великобритании, приведет к дестабилизации фунта стерлингов и ослаблению Соединенного Королевства как одного из ведущих и влиятельных государств мира».

Есть, правда, совсем оригинальное мнение на этот счет. Автор публикации на сайте PolitRussia считает, что за спиной шотландских «сепаратистов» стоят транснациональные компании и наднациональные бюрократии, которые заинтересованы в дроблении национальных государств, чтобы было проще их контролировать. «Апофеоз такого подхода мы видели на Балканах, где возникшие государства либо откровенно держатся на штыках европейских миротворческих контингентов (Босния и Герцеговина или тем более квазигосударство Косово), либо попали под полный диктат Европы, как, к примеру, та же Сербия», - говорится в материале.

Европейский парад независимости

Референдум в Шотландии по понятным причинам вызвал живой отклик в тех регионах, которые сами стремятся к независимости. Например, в Нагорном Карабахе, который уже третий десяток лет остается непризнанным государством. Во второй раз после Крыма 2014 год дарит Карабаху важный прецедент. И не имеет значения, что в Крыму (а также в Донбассе) референдум был «плохим», а в Шотландии – «хорошим». Тот факт, что Эдинбург и Лондон договорились о проведении плебисцита только на части территории, а не во всей «метрополии», свидетельствует о приоритетности права народов на самоопределение, который в зависимости от конъюнктуры и влиятельности игроков ставится в низшее положение по отношению к принципу территориальной целостности, хотя не существует международного документа, утверждающего подобное.

Мой армянский коллега Айк Халатян в материале для сайта «Кавказская политика» цитирует министра иностранных дел Армении Эдварда Налбандяна. По словам дипломата, свободное волеизъявление шотландцев, независимо от результатов референдума, является примером реализации принципа равноправия и самоопределения народов. «В любой стране, где уважаются права человека и демократические свободы, не может не уважаться принцип волеизъявления народов», – сказал министр.

В свою очередь, министерство иностранных дел Карабаха в специальном заявлении отметило, что шотландский референдум стал положительным прецедентом для решения подобных вопросов: «Независимо от его результатов, референдум в Шотландии стал еще одним прецедентом, обогатившим мировую практику применения права народов на самоопределение и вновь подтвердившим тот очевидный факт, что признание права народов самим решать свою судьбу является нормой в демократическом обществе». От себя замечу, что в свое время Карабах избрал путь независимости отнюдь не из экономических соображений, и они же вряд ли послужат серьезным аргументом для отказа от государственности сегодня.

На шотландский референдум отреагировали и в Северной Ирландии. Глава «Шинн Фейн» Джерри Адамс призвал провести плебисцит в Ольстере. «Для многих жителей этого острова (Ирландия) пришло время провести цивилизованные дебаты относительно объединенной Ирландии или продолжения разделенного существования», – заявил Адамс.

Но внимательнее всего на Эдинбург смотрели в Барселоне, ведь не далее как в ноябре каталонцы проведут свой референдум. Глава правительства самой богатой испанской провинции Артуро Мас заявил о намерении в ближайшее время узаконить специальным декретом проведение 9 ноября референдума об отделении от Испании.

Как сообщает «Немецкая волна», Мас пояснил, что «не даст себя запугать ожидаемым противостоянием с центральным правительством в Конституционном суде». Премьер Каталонии призвал правительство в Мадриде «не насиловать Конституцию, чтобы заставить замолчать каталонцев», и отметил, что каталонские общественные институты старше, чем Основной закон Испании (принятый в 1978 году). Напомню, что официальный Мадрид считает референдум антиконституционным и заявляет, что не допустит голосования. Испанское правительство считает, что судьбу Каталонии можно решить только на общенациональном, а не на местном референдуме. Тем не менее, в Барселоне уверены в успехе плебисцита и уже сообщили, что независимость Каталонии будет официально провозглашена местным парламентом на специальном заседании 24 апреля 2015 года.

Между тем, шотландцы тоже не намерены сдаваться…

Продолжение следует

XS
SM
MD
LG