Linkuri accesibilitate

Аннели Уте Габани: „Перемирие может обернуться пагубными последствиями для Украины”


Немецкий политолог Аннели Уте Габани о новых санкциях ЕС против России и кризисе на Украине.

Свободная Европа: Г-жа Габани, уже было объявлено, что Брюссель может ввести новые санкции в отношении Российской Федерации. На востоке Украины частично соблюдается режим прекращения огня, достигнутый между Киевом и пророссийскими сепаратистами. Эти санкции – реальны или не очень? По сути, окончательное решение может быть принято только в том случае, если ни одна страна, входящая в Евросоюз, не выступает против введения ограничений. В нашем случае прозвучало уточнение, согласно которому санкции, введенные против России за ее роль в дестабилизации ситуации на Украине, могут быть отменены при условии соблюдения договоренности о прекращении огня...

Аннели Уте Габани: „Да. Я не думаю, что какая-либо из стран, входящих в ЕС, может провалить принятое решение. Проблема в другом. Решение уже принято, принято после серьезного и длительного обсуждения между представителями стран Европейского Союза в Брюсселе и с согласия правительств соответствующих стран – это все ясно и проблем здесь я не вижу. Но есть проблема на уровне восприятия, потому что до тех пор, пока резолюция по введению новых санкций не опубликована в Официальном вестнике Европейского союза, она не вступает в силу – тем более, что с ее применением решено повременить, посмотреть, что и как. И здесь мы подходим к тому, о чем вы говорили: посмотрим, какая будет ситуация на месте, как будет вести себя Россия и в какой степени будет соблюдаться режим прекращения огня. Проблема в том, что мы вступаем в область восприятия, потому что, на мой взгляд, перемирие уже содержит в себе ряд условий, которые в случае реализации со стороны украинского правительства и президента будут иметь пагубные последствия для Украины с нескольких точек зрения”

Свободная Европа: И какие именно?

Аннели Уте Габани: „Там содержится требование по умолчанию, если можно так выразиться, но изложенное довольно ясно – признать эти две народные республики, Луганскую и Донецкую, участниками переговорного процесса. Они даже поставили свои подписи под документом о прекращении огня – правда, без указания должности. Иными словами, все идет точно так, как происходит на протяжении десятилетий в Приднестровье. Это традиционная тактика России: создать неконституционные образования, а затем потребовать у Запада признать их – Приднестровье в случае Молдовы, Луганскую и Донецкую „республики” в случае Украины – законными и правомерными субъектами, не признавая их с точки зрения международного права.

По моему мнению, это продлевает то, что происходит на данный момент – ассиметричную войну, гибридную, как ее еще называют, иными словами, войну между законным государством, наделенным правом защищать свой суверенитет и целостность, в данном случае это Украина, и группами сепаратистов, независимо от того, как мы их называем. Это ассиметричная война, она встречается и в ряде стран Ближнего Востока. Ее „гибридный” аспект состоит в том, что эти группы действуют не своей головой и не собственными военными, человеческими и т.д. силами, им негласно помогает третья сторона, каковой является в данном случае Россия.

Точно так происходило и с Приднестровьем, этот пример у всех на виду. Другими словами, можно говорить и об ассиметричных или гибридных переговорах, и такая ситуация сложилась в Приднестровье. Россия в любой момент может спрятаться за спиной террористов и заявить: „Мы „за”, мы поддерживаем то или иное предложение Запада, но приднестровцы не хотят или народная республика выступает против”.

Свободная Европа: Эти санкции могут настроить Россию более мирно, сделать ее более сговорчивой в поисках жизнеспособного решения? Реакция Москвы последовала незамедлительно, ее озвучил министр иностранных дел г-н Лавров, который заявил, что Россия примет ответные меры в случае введения Евросоюзом санкций. Он считает, что новыми санкциями Евросоюз фактически посылает сигнал прямой поддержки "партии войны" в Киеве...

Аннели Уте Габани: „Я бы сказала, это сигнал поддержки официального Киева, который ведет законную борьбу в целях защиты своих территорий. Но премьер-министр Дмитрий Медведев пошел дальше и сказал, какие меры может принять Москва в ответ на ужесточение санкций со стороны Евросоюза, а именно – закрыть воздушное пространство России для западных авиакомпаний, что обернется для них дополнительными расходами. Это интересный момент: на Западе ведутся активные дискуссии по поводу санкций, вернее, по поводу того, насколько успешными или нет оказались они в целом или в частности в различных точках мира. Мнения разнятся, большинство считает, что санкции бессмысленны. Вопрос в другом: если Запад ужесточает санкции против России, эти меры наверняка ударят и по экономическому потенциалу самих западных стран, стран-членов ЕС.

С другой стороны, российские санкции, и это уже доказано, негативно сказываются на производителях, на промышленности стран Евросоюза. И что происходит на самом деле? Страны Евросоюза – демократические, там такие санкции и их последствия могут оспорить население или определенные группы, промышленники, скажем. В России же – которая в силу традиций и сложившейся государственной системы не является чисто демократическим государством, ее с натяжкой можно назвать демократической в общих чертах – не боятся, что население, привыкшее, кстати, страдать, пойдет против решений Кремля, пусть они и принесут один вред экономике или больно ударят по гражданам. Короче, Россия может справиться с более обременительными санкциями, чем могли бы вынести, скажем, Евросоюз и еще одно образование из 28-ми государств. Иными словами, Евросоюз первым может пойти на попятную, если этот виток санкций будет набирать обороты.”

Свободная Европа: На днях всеобщее внимание приковало к себе заявление канцлера Германии Ангелы Меркель, которая сказала, что Россия в любое время может снова стать хорошим партнером и что дверь для переговоров остается открытой. Значит ли это, что самая мощная, самая большая экономическая сила Евросоюза имеет особое мнение?

Аннели Уте Габани: „Я так не думаю. Потому что г-жа Меркель сказала на днях предельно ясно, выступая перед христианско-демократической и христианско-социальной фракциями Бундестага, что санкции против России должны быть введены. Но не надо забывать – я говорю о демократии – что в Германии следует принимать в расчет две вещи. Во-первых, г-жа Меркель обращается не только к западным партнерам и, соответственно, к России с фразой, которую вы процитировали чуть выше; в самой Германии наметилось определенное разграничение, которое на данный момент просматривается не столь явно, между социал-демократами – а вам наверняка известно, что министр иностранных дел г-н Штайнмайер член Социал-демократической партии, и Христианско-демократическим союзом, который представляет г-жа канцлер..

А социал-демократы, особенно когда они находились у власти, вместе с „зелеными” проводили крайне мягкую, скажу так, политику в отношении России и даже были готовы предпринять определенные шаги навстречу демократическому развитию России, говоря: „Давайте развивать сначала экономические и др. отношения, и постепенно Россия станет более демократической благодаря крепким отношениям с нами, благодаря сильным институциональным связям”. Поэтому надо иметь в виду, что остаточные явления такого отношения социал-демократов нет-нет да и дают о себе знать. Не буду называть конкретных людей, которые время от времени позволяют себе подобные призывы.

Следовательно, это тоже один аспект: скрытая, но, тем не менее, существующая линия раздела в правящей коалиции в Германии. Второй момент: г-же Меркель хотелось бы, и Германии в целом хотелось бы по-прежнему считаться в ЕС и НАТО страной, наиболее подходящей для роли посредника между Западом и Россией. Иными словами, этот сигнал свидетельствует о том, что Германия по-прежнему видит себя в ипостаси возможного посредника, но только если и Россия готова к уступкам в этом конфликте; в этом случае Германия даже готова дать ей возможность спасти свое лицо”.

Свободная Европа: Как бы вы охарактеризовали кремлевского лидера Владимира Путина, коль скоро сама г-жа Меркель, выступая по немецкому телевидению, подтвердила, что намерена поддерживать тесную связь с российским президентом в надежде сохранить диалог любыми путями. Вы какие его качества выделили бы?

Аннели Уте Габани: „Лично я считаю, что на данный момент г-н Путин не так важен, не он единственный представляет Россию. Россия, по моему мнению, продолжит идти по начатому пути, попытается различными путями, дезинформацией, дипломатическими хитростями достичь своей цели.”

Свободная Европа: И какая у России цель?

Аннели Утте Габани: „В данный момент, когда для России совершенно ясно, что никакой альтернативы не существует, ведь даже Соединенные Штаты Америки заявили, и НАТО подтвердил – и хорошо, что все об этом знают – что не хотят развязывать войну из-за конфликта на Украине, она, Россия, может спокойно продолжать в том же духе. Пока ей удается, по крайней мере, выполнять все те пункты, заложенные в соглашении о прекращении огня, а именно признание, пусть и молчаливое, в качестве посредников, сопосредников представителей народных республик.

Второе: признание особого статуса автономии для этих республик. И мы, знающие всю подноготную приднестровского конфликта, прекрасно помним, кстати, что этот термин – особый статус Приднестровья – возник под эгидой ОБСЕ в 1994 году. Во что вылился этот специальный статус, что из него получилось – тоже известно. Иными словами, что происходит? В настоящий момент, если не произойдет ничего такого, что вышло бы за рамки статус-кво, Россия получит еще один замороженный конфликт, уже на территории Украины. Прежде такой очаг был в Приднестровье, такой очаг был в Грузии, такой очаг был в Абхазии, и вот сегодня нарисовался новый замороженный конфликт, который Россия использует как основу для ведения дальнейших переговоров. И так, шаг за шагом, к конечной цели – и это тоже ни у кого не вызывает сомнение – которая выразится в том, что начнется смута на других территориях Украины, и эти территории, которые представляют федерацию Новороссия, как бы случайно ведут к Приднестровью. Это важный момент, дойти до Приднестровья и затем включить левый берег Днестра в эту федерацию, потому что, в случае образования Западной Украины, по-прежнему ориентированной на Запад, Приднестровье превратится, образно говоря, в кусок сыра в сэндвиче, зажатым между Молдовой, нацеленной на Запад, и Украиной, которая идет в том же направлении.

Иными словами, Россия должна думать в среднесрочной перспективе и о спасении или возвращении домой этой „исконно русской” земли – Приднестровья. А запад будет по-прежнему бурчать что-то себе под нос, раскалываясь, наверное, все больше и больше. Идет зима, и многие страны Европейского Союза испытывают большие проблемы в том, что касается закупки природного газа, не говоря уже о новых членах ЕС, которые на 80 и даже на все 100 процентов зависят от России в вопросах газоснабжения. И этот замороженный конфликт постепенно будет разрастаться, устаиваться. Но Россия не торопится, время у нее есть. Это не должно случиться быстро, это произойдет шаг за шагом, кусочек за кусочком, salami tactics (тактика постепенного отсекания нежелательных элементов) – и в конченом итоге цель будет достигнута. Именно эта цель преследуется. А эта цель предполагает крушение любой надежды Украины на присоединение к Евросоюзу, а также к НАТО, потому что уставы этих двух организаций не допускают приема новых стран, оккупированных иностранными силами, соответственно, стран, на территории которых имеются этнические конфликты”.

Свободная Европа: И все-таки, вы не ответили на мой вопрос: диалог между Ангелой Меркель и Владимиром Путиным сохранится?

Аннели Уте Габани: „Иногда, если это будет в интересах Москвы – выиграть время, тянуть время, возможно, пойти на какие-то тактические уступки. Не исключено, что Россия воспользуется демонстративно протянутой рукой Германии, но, в то же время, все мы прекрасно знаем, что г-н Путин за время этого конфликта неоднократно выражал неодобрение Ангеле Меркель. Думаю, г-жа Меркель, как человек умный, не питает особых иллюзий насчет мирного и проевропейского отношения президента Путина и нынешнего российского руководства”.

XS
SM
MD
LG