Linkuri accesibilitate

Запретное слово "ракета"


Представленный в Нидерландах доклад о крушении "Боинга" на востоке Украины, 9 сентября 2014

Представленный в Нидерландах доклад о крушении "Боинга" на востоке Украины, 9 сентября 2014

Военные эксперты комментируют доклад о сбитом под Донецком "Боинге"

Опубликованный накануне предварительный доклад о крушении малайзийского "Боинга" на востоке Украины не так уж бессодержателен: приведенные в нем факты полностью исключают версию о том, что преступники целились в другой самолет, а пассажирский лайнер был сбит по ошибке. "Беззубая" же интерпретация доклада голландскими политиками обусловлена рядом причин. Так комментируют опубликованный во вторник доклад эксперты в Нидерландах.

– Это доклад о первых полученных сведениях, – заявляет председатель нидерландского Совета безопасности Тйиббе Йаустра. – Международными правилами предписано публиковать такой предварительный отчет спустя 30 дней после авиакатастрофы. (Изначально публикация доклада планировалась 17 августа. – РС). Это означает, что текст доклада довольно произвольный, не имеет завершенной формы и отражает текущую стадию расследования. Обычно первое, что должны сделать следователи после катастрофы, – это как можно скорее прибыть на место крушения. Для нас как исследователей было очень прискорбно долгое время находиться в регионе, но так и не получить возможности поработать непосредственно на месте крушения. Я знаю, что наша страна пыталась привезти на место крушения как можно больше экспертов. Приоритет был отдан экспертам, которые занимались репатриацией останков, – выбор понятен. Наш тип расследования непосредственно затрагивает интересы сепаратистов, требует особой бдительности. Все очень старались, но у нас не получилось (попасть на место крушения. – С.К.). Расследование невозможно проводить в окружении вооруженных охранников, для расследования должны быть созданы условия, – говорит председатель нидерландского Совета безопасности Тйиббе Йаустра.

На вопрос корреспондента, почему в отчете не приводится информация с американских радаров, глава Совета безопасности ответил, что до нее просто еще не дошла очередь и что сначала принято рассматривать информацию с местных радаров. Он подчеркнул, что следователям предстоит изучить еще очень большое количество материалов.

В нидерландском парламенте депутаты от оппозиции также выдвинули ряд вопросов к правительству: почему спутниковые снимки, сделанные после катастрофы, использованы в докладе, а спутниковые снимки, сделанные в момент нападения на самолет, – нет? Почему в парламенте неделями ждут ответа на вопрос о том, где находятся обломки самолета, в безопасности ли они? Почему Австралия и Малайзия рвутся вернуться на место крушения, а Нидерланды, которые официально руководят расследованием, занимают выжидательную позицию?

Во вторник премьер Нидерландов Марк Рютте заявил, что нидерландская сторона также готова немедленно вернуться на место крушения. Глава нидерландской миссии по репатриации останков летит на Украину в среду. "Нашей стране, как никакой другой, необходимо знать, что случилось в тот день. И именно поэтому осторожность – наш приоритет", – сказал премьер Рютте. По его словам, он лично впервые ознакомился с докладом Совета безопасности утром во вторник.

Генеральный директор голландского института военной и политической экспертизы Clingendael Institute Ко Колайн допускает, что сдержанность нидерландской стороны в интерпретации доклада объясняется желанием беспрепятственно завершить репатриацию останков с места крушения. Возможно, по этой же причине Нидерланды пока не включили в свой отчет и никак не обнародовали иным образом американские спутниковые снимки, со ссылкой на которые США уже спустя несколько дней после трагедии заявили о том, что самолет был сбит с помощью ракеты комплекса "БУК", запущенной с территории, подконтрольной сепаратистам. 1 сентября в программе Pauw в вечернем эфире нидерландского телевидения министр обороны королевства Жанин Хеннис подтвердила, что США предоставили Нидерландам доступ к своим спутниковым съемкам, но отказалась раскрыть их содержание.

"Нидерландам довольно выгодно публиковать отчет в два этапа. Для начала – очень нейтральный вариант, с которым согласятся все страны, включая Россию. Ее представители также оказывали помощь в расследовании, так что факты, приведенные в отчете, подтверждает и российская сторона. В ходе продолжающейся миссии по репатриации и опознанию останков жертв и их вещей, которая для Нидерландов до сих пор остается приоритетной, лучше никого не обвинять, а в итоговой версии отчета это уже можно будет сделать, – сказал военный эксперт Ко Колайн во вторник в эфире телепрограммы Nieuwsuur. – Благодаря докладу, мы все-таки знаем больше, чем знали вчера. Теперь мы знаем наверняка, что это был не несчастный случай, это был акт нападения. Многочисленные объекты, которые пробили фюзеляж извне – это были не гуси и не метеориты. Это была ракета. Но это слово пока нельзя называть. Кстати, президент Малайзии его называет в своей интерпретации доклада. А ведь он мог бы тоже придерживаться нашей терминологии, но он сделал иной выбор".

На вопрос, есть ли в докладе указания на то, что "Боинг" был сбит намеренно, Ко Колайн сказал: "В докладе упоминается, что в момент катастрофы самый близкий к малайзийскому "Боингу" самолет, по информации с радаров, находился на расстоянии в 30 км. Таким образом, можно отправить в мусорную корзину версию о том, что сбившая "Боинг" сторона сделала это по ошибке и что мишенью был некий другой самолет. Учитывая опубликованные данные, вероятность того, что кто-то хотел сбить самолет А и при этом случайно сбил самолет В или С, равна нулю, потому что не существует систем, способных сбить такой самолет на расстоянии 30 км. Если исходить из того, что самолет сбили из БУКа, то ни один офицер не отдаст приказ стрелять, если расстояние до объекта – 30 км".

По мнению другого эксперта из института Clingendael, доклад в нынешнем виде не будет иметь последствий для политики в адрес России. Ян Маринус Вирсма в течение 15 лет был депутатом Европарламента в комитете по международным отношениям и специализировался на Украине, Беларуси и Молдове. В интервью Радио Свобода он назвал основной недостаток доклада:

Я хорошо понимаю, что люди ожидали услышать ответ на вопрос, кто и каким оружием уничтожил самолет. Из доклада нам стало известно, что речь не идет о технических неполадках или ошибках пилота, что в аэропорту Амстердама все было сделано по правилам. Из доклада мы узнали, что самолет был внезапно уничтожен, что это было нападение извне – пока не ясно, с помощью какого оружия. Вы можете сказать: все это нам и так уже было известно! Однако процедура требует того, чтобы эти факты были доказаны формально. Я думаю, что многие родственники погибших разочарованы тем, что расследование будет продолжаться еще так долго и что до сих пор не установлено "орудие убийства". Последовательность всегда такова, что сначала требуется установить точные обстоятельства преступления, установить оружие, и только затем можно будет приступать к следующей фазе – поиску виновных в рамках уголовного процесса.

– Правильно ли я вас поняла, что нам придется еще как минимум год ждать публикации выводов о том, кто главный подозреваемый в этом массовом убийстве?

– Я очень надеюсь, что в ближайшее время вновь будут предприняты попытки допустить следователей на место крушения. Австралийцы и малайзийцы также настаивают на этом. Чрезвычайно важно, чтобы следователи начали работать на месте преступления. Тогда, возможно, им в короткие сроки удастся установить, из какого оружия был сбит самолет.

– Вы полностью исключаете, что оружие в докладе не упоминается по политическим причинам?

Я полностью исключаю это. Можно констатировать, что расследование ведется с огромной осторожностью и вниманием, однако Совет безопасности – это независимый орган, и его нельзя заставить скрывать какую-либо информацию. Просто они знают, что, прежде чем указывать пальцем на виновных, нужно располагать стопроцентными доказательствами, а их пока нет. Совет безопасности в Нидерландах пользуется безупречной репутацией, у них многолетний опыт в расследовании самых разных катастроф. Я абсолютно не могу себе представить, чтобы они под давлением политиков занимались сокрытием фактов. Никогда в это не поверю.

– Правильно ли я понимаю, что Нидерланды научились видеть гибель "Боинга" в контексте войны, которая идет на европейской территории, осознали опасность этого конфликта для всей Европы?

Формально катастрофа рейса MH17 никогда не использовалась как повод для санкций против России, хотя неформально она была важнейшим фактором. Формально Нидерланды поддерживают санкции потому, что Россия продолжает помогать сепаратистам на востоке Украины – при этом принято считать, что это сепаратисты сбили малайзийский "Боинг", но это не доказано. Картина очень сложная: эмоционально эти две вещи (санкции и гибель "Боинга".С.К.) связаны, но фактически и юридически их разделяют. До 17 июля война на Украине воспринималась, как нечто, не имеющее к нам отношения, после катастрофы с "Боингом" она превратилась в нечто конкретное, злободневное, предмет ежедневных телевизионных сводок. Из-за гибели пассажирского самолета люди стали гораздо живее воспринимать сопряженные с политикой России и нестабильностью в этом регионе бывшего СССР, связанные с ним риски, – считает Ян Маринус Вирсма.

Еще одна претензия к опубликованному докладу – это отсутствие в нем ответа на вопрос, почему пассажирский самолет вообще оказался над зоной военных действий. Почему, например, авиакомпания Air France заблаговременно отказалась летать над Восточной Украиной, а ее партнер по альянсу – компания KLM (в сотрудничестве с которой Malaysia Airlines летают в Куала-Лумпур из Амстердама) слепо следовала официальной информации об открытом воздушном пространстве. В Совете безопасности на критику отозвались весьма странно: что ответ на этот вопрос – предмет отдельного долгосрочного расследования. Ранее в нидерландских СМИ высказывалась версия, что данные о небезопасности неба над Украиной были в распоряжении спецслужб нескольких европейских стран, в том числе Франции и Великобритании, которые проинформировали об этом исключительно свои авиакомпании. Нидерландская Ассоциация воздушных перевозчиков призывает к созданию более прозрачной системы обмена данными об опасных для полетов зонах по всему миру. Если, например, в США решение о том, может ли авиакомпания совершать полеты в опасных, но формально открытых зонах, принимает правительство, то в Нидерландах это решение – прерогатива самих авиакомпаний, которым приходится опираться на собственные "разведданные".

XS
SM
MD
LG