Linkuri accesibilitate

Ушедшее лето 2014 года прочно войдет в историю Ближнего Востока как момент истины для тех, кто хотел и уже успел перекроить этот вечно неспокойный регион по собственному разумению, часто не совпадающему с объективным положением вещей. Стремительное наступление боевиков «Исламского государства Ирака и Леванта» на Мосул и Тикрит и последующее провозглашение «Исламского государства» (или Халифата, или Эмирата) стало ледяным душем для шиитского правительства в Багдаде, де-факто независимого Курдистана и американцев.

Напомню, что поначалу курдские региональные власти не реагировали на продвижение джихадистов на восток и юг, надеясь на быстрый разгром иракской армии и окончательное уничтожение лоскутного государства. Но когда террористы ИГ стали окружать Киркуку – «настоящей» столице Курдистана – и особенно когда в окружение попали десятки тысяч езидов – курдов-христиан, стало понятно, что Эрбилю не удастся остаться в стороне.

А в Вашингтоне в это время думали, как справиться с непрошеными гостями, которые, мягко говоря, поставили под сомнение все достижения США в Ираке после свержения Саддама Хусейна в 2003 году. Принципиальный стратегический просчет американцев заключался в двух аспектах. Во-первых, взятие Багдада означало смещение суннитов с руководящих постов и выдвижение на первый план шиитов, которые стали притеснять соперников по исламу и в итоге создали идеальные условия для быстрых побед суннитских радикалов из ИГ, сумевших перетянуть на свою сторону умеренных суннитов, рассерженных на шиитскую верхушку Ирака.

Во-вторых, боевики ИГ прибыли в Ирак не с Марса, а из соседней Сирии, где все последние годы выступали самой сплоченной, многочисленной и жестокой ударной силой в борьбе с непокорным Башаром Асадом. Тем самым Асадом, которого США и ЕС считали «плохим» и ухода которого безапелляционно требовали, будто не понимая, что ему на смену придут не «умеренные оппозиционеры», а самые настоящие головорезы исламистского интернационала. Нарастив мускулы благодаря финансовой и военной помощи аравийских монархий и западных «друзей Сирии», джихадисты ИГИЛ/ИЛ однажды решили, что в Сирии им тесно…

И вот результат. Теперь в Багдаде и Вашингтоне ломают головы – как же победить террористов? Директор исследовательского центра «Ближний Восток-Кавказ» Станислав Тарасов в интервью «Свободной прессе» заявил, что крах американской внешней политики на Ближнем Востоке произошел по двум причинам: из-за потери профессионализма в дипломатическом корпусе США и из-за того, что многие решения перешли под крыло спецслужб и армии, которые конкурировали между собой. «В конечном счете, они начали топтаться на Ближнем Востоке, как «слон в посудной лавке», круша все на своем пути. Штаты за последнее время не провели ни одной продуманной, тактически выверенной операции в этом регионе», - полагает Тарасов.

Однако было бы упрощенчеством рассматривать ситуацию исключительно в разрезе противостояния суннитов и шиитов или только стратегии США. Всё намного сложнее. Начнем с курдского фактора. Этот огромный разделенный народ, не имеющий собственного государства, является пока что главным бенефициарием нестабильной ситуации по целому ряду причин.

Во-первых, «Буря в пустыне» 1991 года и вторжение США в Ирак в 2003 году, соответственно, заложили основу и закрепили государственность Курдистана. Поэтому любое потрясение для центральных иракских властей – это еще один бонус для курдов.

Во-вторых, с 2003 года в Курдистане плотно работают израильские компании, которые добывают нефть, вкладывают деньги в инфраструктуру, активно развивают торговлю. Еврейскому государству, живущему в арабо-мусульманском окружении, нужны как воздух новые союзники – одной Турции недостаточно, да и поведение Анкары, дрейфующей в сторону ислама, вызывает в Иерусалиме недоверие.

В-третьих, курды стали получать прямую финансовую и военную помощь от США и ЕС. Это значит, что иракский Курдистан на волне всеобщей разгневанности террористами воспринимается отдельно от Ирака и с ним работают напрямую, не особо оглядываясь на Багдад. Даже Иран, не очень доверяющий курдам (именно из-за их тесных связей с Израилем и из-за наличия собственных курдов), решил протянуть Эрбилю руку помощи – вероятно, по причине еще большего недоверия к джихадистам и маячащей за их спинами Саудовской Аравией.

В-четвертых, в Сирии курды получили достаточно высокую степень самостоятельности благодаря дальновидной политике Башара Асада – он отдал этому народу север и северо-восток страны в обмен на борьбу с террористическими группировками. И теперь, когда Запад решил негласно помочь властям Сирии в борьбе с ИГ, «акции» тамошних курдов тоже возросли, что добавляет влияния и курдам Ирака.

По этому поводу мой армянский коллега Арег Галстян в статье для издания «Россия в глобальной политике» отмечает, что, если США признают Курдистан, этому примеру могут последовать многие другие страны, а лоббировать признание будут еврейские организации по всему миру. «Довольно сложной на данный момент представляется позиция России, которая ввиду появления зависимого от Вашингтона дополнительного энергетического фактора в регионе вряд ли согласится на раскол Ирака. По экономическим и политическим мотивам не стоит также ждать поддержку от другого постоянного члена Совета Безопасности – Китая», - отмечает эксперт.

В то же время французский политолог Тьерри Мейсан считает, что с точки зрения американской стратегии «создание Курдистана является одним из этапов перекраивания «Большого Ближнего Востока» (Greater Middle East), то есть разделения региона на мелкие этнически однородные государства, которыми легче управлять». «Курды очень заблуждаются, веря в то, что «Курдистан», который им предлагают израильтяне и турки, будет таким, каким они себе его представляют. В противоположность их предку Саладину Великолепному, который освободил и объединил Левант, клан Барзани отделит их от других народов региона – арабов, армян и т.д. – и сделает их орудием апартеида», - уверен Мейсан.

В другой публикации он сообщает, что Израиль купил у иракских курдов партию нефти, которая была украдена в Киркуке, несмотря на предупреждение официальных властей в Багдаде. Интересная деталь: помощь в транспортировке нефти оказали… боевики ИГ, под чьим контролем находится трубопровод, и турки, которые беспрепятственно отгрузили топливо в порту Джейхан для дальнейшей отправки в Израиль. Кроме того, 25 июня соперничающие группировки иракских курдов – протурецкая и произраильская Демократическая партия Барзани и просирийский-проиранский Патриотический союз Талабани сформировали единый орган управления. «Союз этих двух фракций был бы невозможен без предварительного соглашения между Тель-Авивом, Вашингтоном и Тегераном», - рассказывает Тьерри Мейсан. Наконец, 29 июня премьер Израиля Биньямин Нетаньяху заявил о поддержке независимого курдского государства.

Между тем, французский эксперт цитирует бывшего директора АНБ и ЦРУ Майкла Хайдена, который в эфире телеканала Fox News расценил продвижение джихадистов как смерть иракского государства. «С завоеванием повстанцами значительной части суннитской территории Ирак практически прекратил своё существование. Его раздел неизбежен», - констатировал Хайден. В связи с этим Мейсан полагает, что программа США подразумевает сначала вольницу для ИГ – пусть, мол, добьют Ирак (а потом, быть может, и Саудовскую Аравию), а затем – «торжественное» уничтожение террористов.

В конце июля французский политолог и журналист Ришард Дармон, на страницах влиятельной газеты Le Figaro изложил свое видение ситуации на Ближнем Востоке в виде восьми пунктов:

1. После конца Сирии наступает конец Ирака. Наступление ИГИЛ в Ираке предвещает распад этой страны, подобно тому, что уже происходит в Сирии.

2. Ближнего Востока в составе арабских государств-наций, составленных бывшими колониальными державами, более не существует.

3. Усиление вражды между шиитами и суннитами. События в регионе подтверждают выводы экспертов о том, что для суннитов врагом номер один отныне являются не Израиль или США, а иранские шииты.

4. Иран становится гегемоном благодаря альянсу с США. Прямые переговоры между Вашингтоном и Тегераном о борьбе с ИГ в Ираке подчеркивают готовность Обамы к историческому соглашению с Ираном.

5. Два слабых звена – Ливан и Иордания. Первый уже, по сути, вовлечен в сирийский конфликт через участие шиитской проиранской группировки «Хезболла», а вторая ввиду слабости государственных институтов может быть сметена суннитскими группировками и откровенными террористами вроде «Аль-Каиды», «Фронта ан-Нусра» и ИГ.

6. Новая война в Газе и провал попыток объединить враждующие группировки – ФАТХ на Западном берегу Иордана и ХАМАС в секторе Газа.

7. Укрепление власти в Египте после приведения к присяге президента Абдельфаттаха ас-Сиси и поддержка Израилем курдского государства – два позитивных фактора, имеющих общий аспект – готовность курдов к сотрудничеству и с Израилем, и с Египтом.

8. Возможная умеренная ось Египет – Израиль – Курдистан может стать новым стабилизирующим элементом в противовес исламистским силам.

Между тем, исламистские силы в Ираке, как говорится, неплохо устроились. Как пишет ИТАР-ТАСС со ссылкой на газету The Gulf News, джихадисты в ходе летних рейдов завладели многими нефтеносными районами и стали торговать «черным золотом» по бросовым ценам – 25-50 долларов за баррель (при общемировой цене больше 100 долларов). Сообщается, что новоявленные дельцы продают в день около 30 тыс. баррелей – то есть в сутки зарабатывают от 750 тыс. до 1,5 млн. долларов. В год выходит от 274 до 547 млн. долларов США.

Напомню, что во время июньской кампании боевики захватили отделение банка в Мосуле, завладев астрономической суммой в 430 млн. долларов, затем взяли под контроль военные базы и аэродромы, заполучив горы вооружений и военной техники. То есть ИГ – это вполне самодостаточная группировка, которая к вящему ужасу своих покровителей (эксперты чаще всего называют Саудовскую Аравию) может легко выйти из-под контроля и повести собственную игру.

Надо сказать, что с самого начала летней наступательной компании суннитских радикалов наиболее последовательную и дальновидную политику вел Иран. Пока в Вашингтоне оценивали ситуацию, Тегеран, как писала пресса в июне, уже отправил в Багдад военных инструкторов и, по некоторым данным, партию вооружений, всячески отрицая это на официальном уровне. Лишь 26 августа этот факт получил подтверждение. Лидер Иракского Курдистана Масуд Барзани на пресс-конференции с министром иностранных дел Ирана Мохаммадом Джавадом Зарифом в Эрбиле сообщил: «Мы попросили об оружии, и Иран стал первым государством, которое нам его предоставило». «Поддержка друзей сделала возможным успехи пешмерга (курдское ополчение) в борьбе с террористами», - добавил Барзани. В свою очередь, Зариф указал, что террористы ИГ действуют не против конкретных людей или конкретной религии, а против каждого. «Безопасность Ирака – это наша безопасность», - цитирует иранского дипломата агентство ИТАР-ТАСС.

Удивительно, но успехи ИГ вызвали отторжение даже в среде суннитских группировок, причем отнюдь не умеренных. Как пишет «Новое восточное обозрение», иракские суннитские священнослужители издали фетвы (предписания) «не иметь дела» с самозваным халифом Абу-Бакром аль-Багдади, который ранее повелел всем правоверным подчиниться ему. Авторитетный в мусульманском мире Каирский университет «Аль-Азхар» (к слову, один из идейных оплотов опальных «Братьев-мусульман») назвал обращение халифа «детской вредной выходкой», а министерство исламских дел Саудовской Аравии решило разоблачать «мнимого халифа». Даже партия «Ат-Тахрир», которая сама стремится к созданию халифата, отвергла аль-Багдади. Саудовский телеканал «Аль-Арабия» рассказал о конфликте между ИГ и «Фронтом Джебхат ан-Нусра» - и это притом, что они вместе воюют в Сирии против Асада!

В общем, провозглашение «Исламского государства» в Ираке и Сирии мало кого обрадовало. Более того, боевиков вовсе не считают непобедимыми. «Новое восточное обозрение» в другой публикации приводит цитату из иракской газеты «Аз-Заман», которая пишет, что в Багдаде ожидают формирования дееспособного правительства во главе с новым премьером-шиитом Хайдаром аль-Абади, после чего можно будет сосредоточиться на уничтожении джихадистов. Если новый глава Кабинета министров проявит больше гибкости по отношению к суннитам, они будут готовы поддержать шиитское правительство и совместно нанести удар по ИГ. Точнее сказать, удары по боевикам давно наносятся, потери исламистов исчисляются сотнями, но для большей уверенности надо добиться внутреннего единства антитеррористической коалиции.

1 сентября РИА Новости со ссылкой на информагентство «Аль-Ихбарийя» сообщило, что боевики ИГ стали покидать Мосул, а затем – провинции Найнава (Ниневия) и Салахаддин, уходя в сторону Сирии, где в провинции Ракка у них «насиженное» место. Уточняется, что отступление террористов стало возможным благодаря совместным действиям иракской армии, шиитской милиции и курдских отрядов «пешмерга».

Как видим, джихадисты оказались не такими всесильными, как выглядели изначально. Они жестоки, беспощадны и богаты, но при единстве здоровых региональных сил им можно поставить заслон. Другое дело, что их дерзкая вылазка показала функциональную слабость иракского государства, в котором практически завершено формирование другой – курдской государственности. Джинн был выпущен из бутылки в 1991 году, спустя 12 лет он получил второе дыхание, а «подарок» лета 2014 года – это, возможно, последняя ступень перед окончательным признанием независимости Курдистана. Ведь Ирак в его нынешних границах – прямое наследие колониализма, и сегодня границы на Ближнем Востоке становятся формальностью, потому что авантюризм победителей Первой Мировой войны имеет долгосрочные последствия…

XS
SM
MD
LG