Linkuri accesibilitate

1 сентября в Донецке


Украинский флаг над терминалом донецкого аэропорта, 1 сентября

Украинский флаг над терминалом донецкого аэропорта, 1 сентября

Донецкий дневник специального корреспондента Радио Свободная Европа Андрея Бабицкого.

Артем – донецкий коммерсант, оставшийся в связи с последними событиями без бизнеса. Сегодня он зашел в школу, расположенную недалеко от его дома, чтобы забрать учебники для старшего сына, которому 12 лет. Младшему – 6, и в школу он пойдет только в следующем году. «Обещают, - говорит Артем, - что школы откроются в начале октября, но я своего пущу учиться только тогда, когда возьмут, наконец, аэропорт. Буденновский район, где живет предприниматель, - один из самых спокойных в Донецке. Его обстреляли всего пару раз недели две назад, разрушили улицу на окраине, которая находится в нескольких километрах от места, где живет Артем с семьей.

Мимо по аллее безмятежно прогуливается семейство – молодой мужчина одной рукой держит девочку лет 4-х, другой толкает вперед коляску с грудным младенцем. «Ну и что это такое? - не скрывая досады, спрашивает меня мой собеседник. - Хорошее время он нашел для прогулок!»

Сам Артем последние месяцы не выпускает своих детей на улицу. Пока интернет и компьютерные игры помогают обходиться без бунтов на корабле. Аэропорт - место, где дислоцируется крупное подразделение украинской армии. По утверждениям сепаратистов, именно оттуда в основном и бьет по городу артиллерия. Поэтому, когда вчера стала распространяться новость о взятии аэропорта, радости людей не было предела. Несколько человек прямо в городе, увидев у меня на плече фотоаппарат, подходили и спрашивали, правда ли это. Но нет, это неправда.

Вчера мы подъехали к последнему перед аэропортом посту, на котором нам сказали, что не владеют ситуацией. Мы проехали дальше и оказались уже фактически совсем рядом, около полуразрушенного супермаркета «Метро». Ни души, ни звука, только шелест мусора, гоняемого ветром перед зданием. Дорога к самому аэропорту оказалась перекрыта бетонными блоками. Мы решили вернуться, чтобы узнать, есть ли какой-то другой проезд. Где-то метров через 200 нас ожидала машина и трое ошарашенных дэнээровца. «Вы что, ребята, - сказал старший, - совсем ошалели?! Они же стреляют, а вы прямо в поле их видимости заехали». «Так что, не взяли аэропорт?» - спросил я. «Да какой там! – махнул рукой военный. – Работаем над этим». Похоже, что сегодня ситуация остается такой же. Мой коллега из «Санди Таймс» Марк Франкетти сказал, что дальше блок-поста его не пропустили, но пояснили, что идет интенсивный обстрел аэропорта, оттуда отвечают и бьют в район «Спартака» - жилого массива Донецка. Есть жертвы среди мирного населения.

С утра я побывал в селе Старомихайловка – оно расположено на западной окраине Донецка. Это линия соприкосновения. Следующее село, вплотную примыкающее к Старомихайловке – Красногоровка – удерживают вооруженные силы Украины. Позиции ДНР оборудованы в стороне от населенного пункта, поэтому жилой сектор здесь совсем не пострадал от обстрелов. Жизнь в селе идет своим чередом. У пастуха, который загонял коров по домам, я попытался выяснить, что происходит в окрестностях. Обычно пастух – это человек, который хорошо понимает обстановку, поскольку от его информированности напрямую зависит безопасность скотины. Этот случай оказался совсем другим – мужчина был уже в том состоянии, когда и собственное имя можно едва ли вспомнить. «Хорошо они здесь отдыхают в 12 часов дня», - завистливо присвистнул водитель. Ничего не объяснили нам и на блок-посту между Старомихайловкой и Донецком. Где ДНР, где украинские военные, идут ли какие-то бои – ни на один из вопросов ответа не было. Лишь тщательно обыскали машину и проверили документы, причем не слишком вежливо. Особенно настойчиво и беспардонно обращалась с водителем толстая молодая деваха с повадками рыночной торговки. «Она вчера еще вон на той обочине, может быть, ночевала, - зло сплюнул таксист, - а сегодня на тебе – хозяева жизни! И ведь будет потом втирать, что прошла войну с начала и до конца!»

Нам пообещали, что минут через 10-15 подъедет командир с позывным «Шаман» и все нам объяснит и про дислокации, и про боевые действия. Мы прождали 40 минут, а потом решили двинуть в путь.

Вечером в гостинице опять появится тоскующий бородатый дэнээровец в полном боевом облачении с автоматом - он почти каждый день заглядывает в ресторан к своей подружке, которая почему-то живет здесь. Кто она, кто он, я не понимаю, но мне кажутся странными его беседы с девушкой. Ей он, кажется, дает уроки прикладной эзотерики. Вчера краем уха я поймал обрывок фразы о том, что Христа на самом деле не распяли.

XS
SM
MD
LG