Linkuri accesibilitate

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

Своим указом приднестровский лидер Евгений Шевчук обязал жителей региона доносить о любых экстремистских действиях или призывов, обнаруженных ими в информационно-телекоммуникационных сетях – в таких случаях интернет-издания можно будет закрыть без решения суда. И… о специфике гражданского общества Приднестровья.

Начнем, как обычно, с обзора новостей и событий последней недели:

***

В интервью латвийскому радио Baltcom глава тираспольской дипломатии Нина Штански сказала, что обеспокоена нагнетанием ситуации на Украине и что Приднестровье не собирается ни на кого нападать ни сейчас, ни в будущем. По ее словам, из-за событий на Украине потери приднестровских производителей уже сегодня достигают 40%. Снижение экспорта усугубило кризис бюджетного дефицита региона, на этом фоне администрации пришлось урезать зарплату бюджетникам на 20%. „Приднестровье стоит сегодня перед лицом, пожалуй, наиболее острых угроз со времен 1992 года”, добавила Нина Штански.

Министерство иностранных дел и европейской интеграции Республики Молдова считает, что Министерство иностранных дел Российской Федерации «представляет нынешнюю ситуацию в процессе урегулирования в тенденциозной манере, основываясь на вырванных из контекста фактах, сочетая их с ошибочными толкованиями», передает Moldpres со ссылкой на комментарии МИДЕИ в ответ на заявление пресс-службы МИД России. В комментарии МИДЕИ отмечается также, что российская сторона продолжает продвигать ложный тезис «экономической блокады» приднестровского региона. Этот тезис, считает Кишинев, опровергают данные, согласно которым за последние шесть месяцев объем экспорта в регионе вырос более чем на 70% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. По мнению МИДЕИ, тезис «экономической блокады» звучит еще более странно в контексте, в котором Российская Федерация необоснованно применяет торговые ограничения в отношениях с Республикой Молдова.

«Что касается проблематики российского военного присутствия, то мы подтверждаем неизменность позиции молдавских властей относительно необходимости завершения вывода российских войск, в том числе вооружения с территории Республики Молдова, в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации и положениями Конституции нашей страны. Также подтверждаем важность преобразования нынешнего миротворческого механизма в гражданскую многонациональную миссию с международным мандатом», говорится в сообщении МИДЕИ. Молдавская дипломатия призвала Российскую Федерацию действовать в соответствии со своим статусом посредника в процессе урегулирования приднестровского конфликта, а также с официальной позицией, основанной на соблюдении суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова.

Юрие Лянкэ

Юрие Лянкэ

Премьер-министр Республики Молдова Юрие Лянкэ подверг критике российские ограничения на импорт продовольствия из Республики Молдова, но выразил при этом надежду, что разум восторжествует в Москве, и обещал, что Кишинев не будет отвечать эмбарго на эмбарго. „Мы не будем заявлять, что российская водка вредная, как они сказали про молдавское вино», сказал Лянкэ на встрече с сельхозпроизводителями севера страны, которая состоялась в Единцах. Премьер обещал фермерам, пострадавшим от российских мер, продолжить усилия по переориентации экспорта на европейские страны, а также развивать торговые отношения с двумя странами, входящими в Таможенный союз, где доминирует Россия – Беларусью и Казахстаном.

Национальный банк Молдовы считает, что ограничения, введенные Россией на импорт молдавской продукции, приведет к ее удешевлению на внутреннем рынке. По прогнозам НБМ, российское эмбарго вызовет излишек отечественных товаров, а фермерам придется снизить цены. Президент Нацбанка Дорин Дрэгуцану сказал, что в третьем квартале инфляция незначительно снизится, а начиная с четвертого квартала рост общего уровня инфляции существенно замедлится. В этом году в Молдове инфляция ожидается на уровне 4,7%, а в следующем году она составит 3,5%;.

Россия ввела полный запрет на поставки ряда категорий товаров из стран Евросоюза, Соединенных Штатов Америки, Австралии, Канады и Норвегии. Под эмбарго попали говядина, свинина, овощи и фрукты, мясо птицы, рыба, сыр, молоко и молочные продукты. Запрет уже вступил в силу и будет действовать в течение года. Так ответила Россия на экономические санкции, введенные Западом в знак протеста против ее политики на Украине. Премьер Дмитрий Медведев сказал, что Россия не остановится только на этой мере и может запретить полёты над территорией России западных авиалиний. Соединенные Штаты заявили, что подобные ответные меры лишь усугубят международную изоляцию Российской Федерации. Центробанк России еще во вторник предупредил, что запрет дешевого импорта усилит инфляцию.

Соединенные Штаты Америки предупредили Россию, что любая ее интервенция на Украину, в том числе под видом предоставления гуманитарной помощи, будет рассматриваться как вторжение. Постоянный представитель США при ООН Саманта Пауэр заявила об этом на заседании Совета безопасности Организации Объединенных Наций, на котором рассматривалась ситуация с правами человека в восточных районах Украины, где правительственные силы ведут бои с про-российскими мятежниками. Пауэр напомнила, что Россия предложила создать «гуманитарные коридоры» для помощи населению Украины, и заявила, что гуманитарную ситуацию необходимо решить, но не тем, кто ее спровоцировал. По ее словам, распределение гуманитарной помощи на востоке Украину необходимо возложить на присутствующие здесь международные организации, которые являются „компетентными и независимыми, а не на Россию”.

***

Часы с надписью ФСБ России, на руке Евгения Шевчука

Часы с надписью ФСБ России, на руке Евгения Шевчука

Свободная Европа: Глава приднестровской администрации Евгений Шевчук издал указ, в котором склоняет жителей региона к доносительству. Их обязали сообщать в Комитет государственной безопасности о случаях обнаружения в информационно-телекоммуникационных сетях материалов или призывов к экстремистской деятельности, направленной на подрыв безопасности, к участию в массовых мероприятиях, а также о случаях «клеветы» в адрес представителей власти. Указ относится, в частности, к призывам в глобальной сети интернет.

Указ „О некоторых мерах, направленных на предупреждение экстремистской деятельности, на противодействие распространению материалов и призывов к экстремистской деятельности и информации, содержащей призывы к массовым беспорядкам” позволяет местной прокуратуре ограничить доступ к информационному ресурсу, в том числе к сайту в глобальной сети «Интернет», содержащему информацию, представляющую угрозу для безопасности региона.

Решение об ограничении доступа к информационным ресурсам, представляющих угрозу, будет принимать так называемый Экспертный совет, в который входят представители КГБ, министерств юстиции, просвещения и внутренних дел, службы связи, информации и СМИ.

Политолог из Тирасполя Андрей Сафонов отмечает, что указ оставляет место для разночтений, следовательно, для злоупотреблений. В интервью Диане Рэйляну аналитик выразил уверенность в том, что этот указ призван заглушить голоса, неугодные власти:

Андрей Сафонов: На мой взгляд, если попытаться беспристрастно и спокойно проанализировать указ 241 от 5 августа, главная его задача в том, чтобы установить на территории Приднестровья контроль над интернет-ресурсами. Либо чтобы некоторые из них были в зависимости, а некоторые может быть даже и заблокированы.

Дело в том, что все это совпало с обострением внешнеполитической ситуации вокруг Приднестровья, ну а также, кроме того, с сообщениями о возможном вооруженном конфликте. Поэтому, конечно же, как мне представляется, власть попыталась для укрепления своих позиций воспользоваться всеми этими факторами. Так что, на мой взгляд, причины кроются в том, чтобы укрепить ее положение внутри Приднестровья с прицелом на будущие выборы в Верховный совет и выборы президента ПМР. Вот почему, я думаю, появился этот указ сейчас. Кроме того, он появился летом, в августе, в тот момент, когда идет сезон отпусков, и таким образом приднестровский парламент, который уже разошелся на отдых, не сможет отреагировать на то, что этот указ издан. По крайней мере, он не сможет сделать это до начала сентября.

Свободная Европа: В указе написано, что оператор сможет блокировать сайт. Но можно это сделать без суда?

Андрей Сафонов

Андрей Сафонов

Андрей Сафонов: Получается – я написал в своей статье по этому поводу – что новый порядок, который предполагается в соответствии с указом, предполагает, безусловно, что это можно сделать без решения суда. На мой взгляд, это одна из ключевых точек данного указа.

Свободная Европа: А почему ключевых? Почему вы так считаете?

Андрей Сафонов: Я так считаю, потому что прежний порядок предполагал блокировку через решение суда. Да, были прецеденты, когда это осуществлялось на основание просто использования административного ресурса, но поскольку это противоречило действующему законодательству, это вызывало всевозможные тяжбы, попытки оспорить это и так далее. А теперь данный указ, как мне представляется, пытается дать возможность власти избежать каких-то судебных сражений вокруг той или иной блокировки какого-нибудь итернет-ресурса и делать это на основание решения только исполнительной ветви власти.

Свободная Европа: Мнение политолога Андрея Сафонова из Тирасполя.

***

Свободная Европа: Это не единственный пример, когда лидеры левобережья Днестра принимали решения по ограничению доступа к информации. В мае прошлого года ряд интернет-ресурсов, точнее, форумов и социальных сетей был заблокирован. Тогда тираспольский лидер оставил короткую реплику на Facebook, назвав самые популярные форумы региона „анонимной мусоркой”. Моя коллега Диана Рэйляну беседовала с журналистом и политологом из Тирасполя Эрнестом Варданяном , проживающим в Кишиневе:

Эрнест Варданян: В этой ситуации я вижу два контекста. Внутренний контекст состоит в том, что тираспольская администрация продолжает давить на общественное мнение в части контроля над интернет-ресурсами и другими массмедиа региона. Ведь прекрасно известно, что и в прошлом году, и полгода назад были ситуации, когда приднестровская администрация закрывала интернет-форумы, мотивируя тем, что они или дискредитируют местную администрацию, или слишком остро его критикуют, или вскрыли какие-то скандальные подробности, которые доверия вроде и не вызывают, но, тем не менее, уже вызвали определенный резонанс в обществе.

Внешний контекст состоит в том, что мы сейчас видим обострение ситуации вокруг Приднестровье, что, в свою очередь, связано с обострением ситуации на Украине. Известно, что в последние недели в украинских СМИ, а также в российских и затем в приднестровских появилась информация о якобы готовящихся провокациях, военных или военизированных действий против Украины со стороны Приднестровья и наоборот.

По этим соображениям, думаю, тираспольская администрация сочла необходимым усилить контроль над медиапространством. Возможно, она опасается информационных провокаций, которые впоследствии могут вызвать политическую и военную напряженность в отношениях Приднестровья с Украиной.

Свободная Европа: И такие опасения – они обоснованы, на ваш взгляд?

Эрнест Варданян

Эрнест Варданян

Эрнест Варданян: Я не уверен, что они обоснованы на все сто процентов. Но в этой ситуации, думаю, команда Шевчука хочет предупредить подобные осложнения, быть готовой к возможному продолжению политического обострения, которое там происходит.

Свободная Европа: Как вы считаете, этот указ – не направлен ли он и против организаций или интернет-форумах, более критически настроенных в отношении администрации?

Эрнест Варданян: Я не знаю, кто там еще остался в медиапространстве и какие еще общественные организации есть, желающие критиковать команду Евгения Шевчука. Но, думаю, если он так поступил, значит, есть еще кто-то или что-то, что ему не нравится – поэтому он и продолжает свою политику давления, прессинга.

Свободная Европа: Мнение политолога и журналиста Эрнеста Варданяна.

***

Свободная Европа: Как отмечал и наш предыдущий собеседник, гражданское общество Приднестровья имеет свою определенную специфику, чаще выраженную в том, что работа в неправительственном секторе для многих представителей, в том числе, лидеров общественных объединений является скорее дополнительным, нежели основным видом трудовой занятости. Но, тем не менее, есть немало примеров, когда гражданские инициативы, находя поддержку, реализуются, улучшая при этом жизнь какой-то определенной группы людей. О том, что собою представляет неправительственный сектор региона, рассказывает директор приднестровского Независимого института права и гражданского общества Виталий Ротарь:

Виталий Ротарь

Виталий Ротарь

«В Приднестровье на сегодняшний день действуют 2 вида НПО. Первые – это те, кто существует на средства грантов различных зарубежных фондов, вторые – финансируемые из государственного бюджета. При этом численность НПО неуклонно растет. По последним нашим данным на конец 2013-го – начало 2014 гг., в Приднестровье было зарегистрировано 2366 НПО, из которых 273 находились в стадии ликвидации».

По словам Виталия Ротаря, наиболее активно проявляют себя общественные объединения, работающие в сфере образования, правовой и социальной защиты, экологии, информирования и развития молодежи. В последнее время наблюдается деятельный рост НПО, расположенных в сельской местности.

«Все это свидетельствует о том, что к гражданам постепенно приходит понимание того, что они сами, не дожидаясь действий от государственных властей, структур, могут решать проблемы, возникающие в процессе их жизнедеятельности».

В 2012-2013 гг. неправительственная организация Виталия Ротаря проводила исследование «Состояние и перспективы развития гражданского общества в Приднестровье», в ходе которого выявила типичные сложности в работе третьего сектора левобережья.

«В принципе, основными проблемами НПО-сектора в Приднестровье являются: низкий уровень кредита доверия к деятельности НПО со стороны общества и власти, существенная миграция профессиональных кадров, конкурентность между самими НПО, сложности консолидации усилий неправительственного сектора, а также отсутствие информации о донорах. К этому добавляется политическая и экономическая нестабильность. Все вышеназванное – это лишь проблемы, лежащие на поверхности».

Если к озвученным прибавить локальные особенности жизни каждого населенного пункта, то приднестровским общественникам приходится находить свои собственные рецепты выживания и развития, искать полезные зарубежные практики и имплементировать позитивный опыт коллег из других стран.

Виталий Ротарь считает, что для устранения существующих проблем также необходимо повысить уровень доверия между приднестровскими НПО и донорским сообществом, что его организация и пытается делать, опираясь на собственный потенциал.

«Мы уже третий год подряд поводим мероприятие под названием «Форум доноров» в городе Тирасполе, куда приглашаются приднестровские НПО и донорское сообщество, представленное в Молдове. Посредством данных мероприятий мы хотим донести донорскому сообществу, что приднестровские НПО открыты для конструктивного диалога и готовы реализовывать не только краткосрочные, но и долгосрочные программы, способствующие институциональному развитию приднестровских НПО».

Директор Независимого института права и гражданского общества акцентирует внимание на том, что приднестровским локальным сообществам необходимо культивировать волонтерскую деятельность. Пока, к сожалению, эта деятельность никак не отражена ни на законодательном уровне, ни на каком-либо ином. В Приднестровье на данный момент нет нормы права, способной мотивировать волонтеров.

Если бы Закон о волонтерской деятельности был принят, то человек, добровольно оказывающий определенные услуги, мог бы в дальнейшем получать какие-то бонусы, например, при трудоустройстве, и это стало бы дополнительной мотивацией для развития добровольного движения по улучшению жизни сограждан, полагает Виталий Ротарь.

Юлиана Абрамова

Юлиана Абрамова

Его коллега, Юлиана Абрамова, руководитель Центра развития и поддержки гражданских инициатив «Резонанс» из города Бендеры, уверена, что неправительственный сектор играет довольно весомую роль в приднестровском обществе.

«Если даже предположим, хотя это не так, лет 15 назад гражданское общество находилось в зачаточном состоянии, то сейчас оно выросло. Если говорить более детально о развитии организаций, которые существуют в Приднестровье, то можно сказать о том, что покрывается довольно большой спектр направлений деятельности и, соответственно, оказывается помощь и предоставляются услуги значительному количеству населения».

Рассказывая о работе НПО региона, Юлиана подчеркнула, что качество услуг и количество работающих организаций из года в год растет.

«Если по состоянию на 2008 год никто не говорил фокусировано о проблеме насилия в семье, то сейчас у нас есть 5 организаций, которые на высоком уровне предоставляют услуги женщинам, детям, престарелым. Иногда и мужчины встречаются как целевая группа. Некоммерческие организации привнесли в повестку дня других организаций, государственных органов, СМИ какие-то социальные проблемы, которые у нас существуют, но которым, в силу определенных факторов, не уделялось должного внимания».

Важным руководитель «Резонанса» считает выход НПО на уровень принятия решений, влияющих на качество жизни граждан.

«Говоря о качестве, отмечу, что эти организации не только предоставляют услуги своим бенефициарам, но и начинают говорить о тех проблемах, которые существуют у целевой группы, на уровне принятия решений, предлагая менять что-то на законодательном уровне, какие-то юридические механизмы. И это очень важно. Я буду сейчас говорить о сфере защиты прав женщин. Мы лоббируем закон о противодействии насилия в семье и делаем это уже на протяжении четырех лет. Надеюсь, что совсем скоро будут результаты».

По словам Юлианы Абрамовой, неопределенный статус региона привносит свои особенности в развитие неправительственного сектора, но не препятствует динамичной работе, направленной на реализацию гражданских инициатив.

***

Свободная Европа: В Приднестровье работает не совсем обычный клуб – Гражданский клуб №19. Несмотря на то, что клуб существует уже два года, его формат остается пока единственным и неповторимым. Что представляет собой Гражданский клуб №10 – мы спросили его администратора Евгений Дунаев.

Евгений Дунаев

Евгений Дунаев

Евгений Дунаев: „Да, это действительно так. Он достаточно новый, причем, как ни странно, наиболее близкие организации, с которыми мы как-то похожи, это такие молодежные центры – и их довольно много в Молдове. Но при этом они занимаются совсем другими вещами. И в этом плане, действительно, это своеобразный формат, я подобного не встречал, даже будучи в Москве. То есть, есть какие-то похожие организации, но если говорить о Молдове, молодежные организации, где тоже есть дискуссионные площадки, документальные фильмы, тренинги, то в Москве подобные организации более серьезные. Это тоже дискуссионные площадки, но они нацелены как раз на более старшее поколение. Там серьезные люди, умудренные опытом эксперты, философы, поэты, писатели, публицисты, ну в общем, такая интеллигентная что ли. И собирается там совсем не молодежь”.

Свободная Европа: „Как бы вы охарактеризовали формат клуба здесь, в Приднестровье?”

Евгений Дунаев: „То, что это площадка, это действительно, самое подходящее, наверное, слово. Для чего? Ну, не только для дискуссий. У нас действительно происходят и мастер-классы, концерты, фильмы. Это площадка для разных инициатив, для культурных вещей, проектов, которые не имеют сами по себе коммерческой ценности.”.

Свободная Европа: „Ваша аудитория – кто она?”

Евгений Дунаев: „Она разная. Поэтому, грубо говоря, есть два блока-направления. Это интеллектуальная и культурная – две разные группы людей. Но иногда они, все-таки, пересекаются. Наверное, наша целевая аудитория – это молодежь, у которой нет достаточно вариантов для культурного отдыха.”

Свободная Европа: „А что вы хотите донести до этой аудитории?”

Евгений Дунаев: „Если у человека есть что-то, что ему нравится, то он может подумать о том, чтобы сделать на основании этого интереса какое-то общее увлечение для группы людей. Потому что часто есть небольшая, но все же группа и у нас, сообщество, которое основывается на каком-то общем интересе. Как правило, интересы развивают человека, стимулируют его к какому-то творческому росту. И здесь они могут собираться: те же музыкальные вечера у свободного микрофона, где люди могут более серьезно, чем просто вот на лавочке попеть, подготовиться и выступить.”

Свободная Европа: „Вы позиционируетесь как гражданский клуб. Соответственно, не могу не спросить о гражданском обществе Приднестровья: оно есть, его нет, оно формируется, куда оно движется, чего оно хочет?”

Евгений Дунаев: „Ну, я достаточно пессимистичен по поводу гражданского общества Приднестровья. Я не буду говорить, что его нет. Может быть, его нет как общества, но это не значит, что нет граждан. И конечно, как любой гражданин он стремится как-то актуализироваться, в том числе и обобщиться в своем сообществе. Но насколько это эффективно получается – я могу сказать, что гражданского общества нет. И в этом плане, я думаю, правительство этому способствует. Точно так же как оно могло бы способствовать тому, чтобы эти люди могли со своими инициативами воплощаться, действительно, самоактуализироваться именно как гражданские какие-то инициаторы. Но им не помогают, потому что для таких людей важно, чтобы государство отзывалось на эту инициативу, отвечало ей. Но оно не отвечает, тем самым только демотивирует людей”.

Свободная Европа: „Почему государство не мотивирует людей, хотя со всех трибун говорится о молодежной политике, о концепции развития – очень много красивых фраз звучит. Почему оно так себя ведет?”

Евгений Дунаев: „Ну я же делал два года назад такой сравнительный анализ молодежных политик стран Европейского союза и как это делается у нас - тогда это было только проектом. И, собственно, по ходу его рассмотрения мне он показался странной затеей, поскольку я не знаю никого из представителей НПО, кто бы участвовал в этих обсуждениях. Хотя повсеместно говорили, что общественники Приднестровья собрались и обсудили это. Я не знаю, наверно, это какие-то другие общественники, поскольку это не случайное событие. Кого я знаю, их там не было.”

Свободная Европа: „Может, их просто не пригласили?”

Евгений Дунаев: „Может, и не пригласили. Это и кажется странным. Была идея молодежного парламента – она загнулась. Сейчас есть идея сформировать молодежное правительство – это уже кажется должны были сделать. Все это вроде неплохо, но, читая концепцию молодежной политики и оценивая, как проходили обсуждения, можно сказать, что наше правительство декларирует поддержку различных общественных инициатив. Но как можно их поддерживать, просто имитируя совместную работу. Создание какой-либо дискуссионной молодежной платформы правительством – это изначально убийство любой инициативы. Учитывая, как это делалось (я уже говорил об том, что наши общественники в обсуждениях не участвовали), можно сказать, что создается не в полном смысле симуляция гражданского общества, но некая специфическая реальность с элементами симулирования.

Если спрашивать, выгодно ли это, да, я думаю, государству это выгодно. Государство, как любая система, борется за свое существование. Как ни крути, государство, служащее обществу, всегда находится в конфликте с этим обществом. И поэтому, чем более управляемым является общество, тем меньше конфликт и тем устойчивей, стабильней само государство. А для человека, работающего в государственных структурах, это жизненно важно, поскольку он получает зарплату благодаря существующему положению вещей. И чем устойчивей система, чем она надежнее, тем надёжнее его будущее.”

Свободная Европа: „Можно ли скорректировать этот порочный, на мой взгляд, подход, если мы говорим о молодежи Приднестровья? Или это невозможно и процесс утечки мозгов является необратимым?”

Евгений Дунаев: „Я думаю, что в принципе это возможно. Я верю в это! К сожалению, история пока не продемонстрировала хороших примеров таких изменений ментальности поколения, но, может быть, это я не очень хорошо копал. Но для этого совершенно точно необходима воля, начиная с самого верха.”

Свободная Европа: ”Где ее найти наверху – эту волю!? Как достучаться?

Евгений Дунаев – Пытаясь понять людей, я могу допустить, что сейчас полноценные дискуссии просто не нужны Приднестровью. Действительно, у нас очень сложная ситуация. И стабильность, которая в том числе достигается за счет оболванивания народа, она необходима просто для выживания. Я могу допустить, но наверняка этого не знаю. Будь я президентом, принципиально не позволил бы себе поддерживать такой порядок ради выживания. Но наше руководство считает это позволительным.

Свободная Европа: мнение администратора тираспольского Гражданского клуба №19 Евгения Дунаева.

***

Свободная Европа спросила у рядовых жителей Тирасполя и Бендер, что знают они о деятельности НПО в Приднестровье и какие проблемы могли бы решать общественные организации?

„Очень много пожилых людей, которые брошенные, можно сказать. Ну и, естественно, еще как-то способствуют борьбе за мир.

Чтоб побольше работы было, чтоб можно было для детей зарабатывать. В Тирасполе и вообще в Приднестровье, потому что все отсюда просто уезжают. О деятельности общественных организаций я не слышала.

Я настолько занята работой, что даже вообще не знаю, какая у нас общественная деятельность в городе, если честно. Во дворе мы в принципе делаем субботники, улучшаем сами свои жилищные условия. Да мне нужна просто стабильность и работа. И все. И достойная зарплата. Помощь в нас самих. Главное, чтоб не было войны. Все остальное заработается и наработается.

Я даже сотрудничала некоторое время с общественно-патриотическим движением «Признание» - молодежное движение. Они достаточно активную деятельность ведут, мне кажется, и в интернете, соцсетях всегда заметны, везде отчитываются о проведенных мероприятиях, и с церковью, и с молодежью взаимодействуют… Мы все вместе делаем свою жизнь, как говорится, и каждый вносит свой вклад. Я поэтому с ними и связывалась, потому что я не могла найти поддержки от государства, все это упирается в материальные вопросы, большие растраты. Я обращаюсь поэтому в общественные организации, волонтеры, благотворители – вот на таком уровне. Но хотя бы с их помощью можно внести все это в массы.

Я бы хотела, допустим, улучшить экологию в Приднестровье, потому что здесь смотришь – леса, идешь туда, гуляешь, а там один мусор, невозможно даже наслаждаться. Мы должны тоже задуматься об этом.

Ну, я думаю, что те же дворовые площадки, ну вот я, как мама ребенка – да? – в Тирасполе. Ну, это просто ужас... Детских площадок в принципе нет. Тех, на которых можно было бы выпустить ребенка, и ребенку было бы интересно.

Спорт у нас перестал развиваться, туризм перестал тоже развиваться, не хотят финансировать. Мне хотелось бы, чтоб туризмом начали заниматься. Или каким-то видом спорта.

Даже представления не имею, чем они занимаются. Только из СМИ знаю, что некоторые благородными делами занимаются, а некоторые непотребными. Ну, хотя бы поддерживали нормальный климат, политический в стране в этой непризнанной. Поддерживали население, как-то вдохновляли, как-то сплачивали людей, что ли, чтбы не было раздора как на Украине. Хотя бы этим занимались. Наверное, правительству некогда этим заниматься.

Свободная Европа: Мнения людей, случайно встреченных нашими корреспондентами на улицах Тирасполя и Бендер.

***

Свободная Европа: Нередко общественные организации заняты и проблемами, общими для обоих берегов Днестра, идет ли речь о социальных явлениях, таких, как миграция рабочей силы, дети, оставшиеся без присмотра родителей, насилие в семье, или о проблемах экологии, развития малого бизнеса. Взгляд с правого берега Днестра на левый в интервью директора кишиневского Центра журналистских расследований Корнели Козонак Лине Грыу.

Корнелия Козонак

Корнелия Козонак

Корнелия Козонак: В последние годы в приднестровском регионе активизировались общественные организации, действующие, в основном, в социальной сфере, по сегментам права ребенка, права женщин, насилие в семье. В этих направлениях в регионе реально ведется огромная работа, есть и заметные достижения. Есть много конкретных случаев, раскрытых в Приднестровье организацией, которая сотрудничает с Международной организацией по миграции – они выявляют жертв насилия, детей, подвергшихся жестокому обращению, и помогают устроить их в реабилитационном центре на правом берегу, где они получают всю необходимую помощь. И в этом смысле ведется действительно большая работа.

Они даже выступили инициаторами проекта закона о борьбе с насилием в Приднестровье. Не знаю, одобрен ли он, но знаю, что документ разработан в прошлом году и качество его довольно неплохое – он позволял организациям гражданского общества сенсибилизировать милицию о фактах насилия и жестокого обращения. Поскольку в Приднестровье милиция не реагирует на факты насилия, если они совершены против женщин – зачастую даже не выезжают на место происшествия, за исключением разве что убийств. И в этом смысле гражданское общество действует. Есть также организации, которые занимаются детьми-инвалидами; и по этому сегменту также есть очень хорошие результаты, многие люди работают с душой и на добровольных началах.

В последнее время организации гражданского общества стали проявлять себя более активно и в СМИ. У нас было несколько проектов сотрудничества с рядом организаций, в частности, с Медиацентром Приднестровья, который проявил большой интерес к журналистским расследованиям. Даже были организованы семинары по обучению местных журналистов азам ведения расследований. Правда, в политику они не вмешиваются.

Свободная Европа: Значит, все-таки участие гражданского общества в процесс принятия решений ограничено?

Корнелия Козонак: Мало сказать – ограничено; фактически, на уровне принятия решений гражданское общество не присутствует, контролировать власть не может, требовать больше гласности не смеет. У него нет возможностей, а может, и мужества критиковать власть за отсутствие прозрачности, за злоупотребления. Больше того: представители гражданского общества, скорее всего, и не пытаются найти, раскрыть факты превышения власти. Хотя о некоторых менее прозрачных процессах они говорят, например, когда пытаются оградить право граждан на информацию. Мы общаемся с приднестровскими журналистами и знаем, что были случаи, когда они готовы были подать в суд на какой-то орган власти – если не ошибаюсь, речь шла о министерстве внутренних дел – за отказ предоставить информацию. И их мужеству действительно надо отдать должное.

Но пока можно говорить лишь о робких попытках оказать давление на власть – в Приднестровье общество достаточно пассивно в смысле давления на власть. По моему мнению, лидеры общественных организаций левобережья Днестра сознательно уходят от политического аспекта, стараются избегать конфронтацию с руководством, предпочитая не создавать себе лишних проблем.

Свободная Европа: Вы сказали, что в последние годы заметна активизация со стороны гражданского общества. С чем это, по вашему мнению, связано? Почему активизировались организации гражданского общества Приднестровья?

Корнелия Козонак: Открылся ряд фондов для общественных организаций Приднестровья, международные организации поощряют гражданское общество левобережья Днестра внедрять различные проекты, и, думаю, это мотивировало и мотивирует наиболее активных людей и с гражданской позицией объединяться в организации и попытаться что-то изменить. Думаю, это один из стимулов.

Вероятно, и новое руководство Приднестровья более лояльно по сравнению с предыдущим, нет такого давления, как три года назад. Но проблемы еще есть, и одна из них – люди боятся власти; общественные организации работают, но банковские счета у них открыты не на левом, а на правом берегу Днестра – опасаются проверок…

Свободная Европа: Проекты, о которых вы говорили, финансируемые в значительной степени Евросоюзом или западными странами, ставят акцент на партнерстве между приднестровскими общественными организациями и организациями правобережной Молдовы. В какой мере в гражданском обществе Приднестровья наблюдается готовность работать с Кишиневом?

Корнелия Козонак: Организации, члены которых проходили стажировку за рубежом, в международных проектах, проявляют больше открытости – они узнали другую реальность, они более открыты к сотрудничеству, они сами ищут партнеров на правом берегу Днестра. Когда мы попытались найти партнеров на левом берегу Днестра, они откликнулись практически сразу и выразили полную готовность работать с нами – мы организовали пресс-клубы в Приднестровье практически на добровольных началах. Мы с журналистами поехали туда, они, в свою очередь, организовали местных журналистов. Состоялись очень интересные дискуссии, и мы поняли, что приднестровские журналисты испытывают потребность в диалоге, они хотят обсуждать различные вопросы с правобережными коллегами, хотят работать в совместных проектах, в партнерстве.

Проблемы возникают тогда, когда мы хотим провести более аргументированные расследования на месте, более широкие расследования – в этих случаях они подключаются неохотно. В журналистских расследованиях трудно не задеть политику, особенно когда пытаешься докопаться до сути проблем, которые неминуемо выведут на местную администрацию. И в этих случаях журналисты, работающие с нами, предпочитают отойти в сторонку.

Свободная Европа: Из ваших слов можно сделать вывод, что все-таки существует довольно большое отличие между гражданским обществом Республики Молдова и Приднестровья. Вы видите какие-то точки соприкосновения, мосты, которые могут перерасти во что-то большее – в фактор сближения двух берегов Днестра? Ведь именно эту цель преследуют проекты, финансируемые Евросоюзом…

Корнелия Козонак: Такие мосты, конечно же, существуют, и я думаю, что в последующие годы ситуация изменится. Если население Приднестровья будет активно участвовать в совместных проектах, результаты не заставят себя долго ждать, перемены обязательно наступят. И общественные активисты увидят, что в их силах что-то изменить, если действовать сообща, если проявлять настойчивость; и сторонников у них будет все больше и больше. Я действительно верю, что ситуация начнет меняться снизу.

Конечно, будет нелегко, проблемы не скоро закончатся. Но первые ростки перемен уже пробились, в последние годы со стороны левого берега Днестра наблюдается больше открытости.

Свободная Европа: Раньше у вас были попытки вести какие-то совместные проекты с Приднестровьем?

Корнелия Козонак: Мы сотрудничали и прежде, но было гораздо труднее. Даже если мы организовывали там учебные семинары, местные журналисты практически не проводили расследований. Иными словами, учеба была не впрок, дальше теории дело не шло. Сейчас тоже нелегко, но журналисты стали смелее – по крайней мере, социальная тематика перестала быть для них табу. И уже заметна явная открытость со стороны общественных организаций – видно, что работа ведется, есть тематические исследования, разбираются конкретные случаи…

Свободная Европа: Многие говорят, что гражданское общество Приднестровья не что иное, как продолжение власти, что все поголовно организации подконтрольные власти и что независимых голосов в гражданском обществе Приднестровья нет. Вы как считаете?

Корнелия Козонак: Я бы не согласилась на все сто процентов с такой оценкой, потому что из собственного опыта могу сказать, что есть люди с критическим взглядом на власть – чего не было еще пару лет назад. Сейчас могу сказать, что в приднестровских организациях уже сложилась критическая масса, есть там голоса, которые пытаются критически оценивать действия властей, пытаются продвигать проекты, предполагающие ответственное отношение со стороны гражданского общества.

Правда, их мало, их совсем немного. Уверена, многие представители гражданского общества находятся под контролем власти, секретных служб, наверное, они отчитываются каждый раз после очередной поездки в Кишинев или за рубеж. Предполагаю, что и многие журналисты делают то же самое, потому что их вынуждает, контролирует власть и, вероятно, потому, что они не умеют работать по-другому. Не надо забывать, что на левом берегу выросло молодое поколение, воспитанное на политике и идеологии, насаждаемой там в последние 20 лет, и они смотрят на жизнь немного иначе, они действительно верят в тираспольскую власть и пытаются работать на эту власть. Но, с другой стороны, уверена, что, по крайней мере, та молодежь, которая видит демократические общества, видит, на каких принципах функционируют демократические общества, где люди пользуются правами и свободой, по возвращении домой после участия в различных совместных проектах захочет поменять что-то и у себя дома. И шаг за шагом, я в это искренне верю, ситуация начнет меняться.

Свободная Европа: В какой мере и чем может помочь гражданское общество правобережья Днестра своим приднестровским коллегам? В какой мере внешние партнеры могут способствовать становлению подлинно гражданского общества в Приднестровье?

Корнелия Козонак: Думаю, необходимо проводить как можно больше совместных действий, необходимо партнерство с опытными организациями Молдовы, с правобережными активистами, с теми, кто хочет положительных перемен на левом берегу Днестра. По моему мнению, нужно кредитовать те организации, которые действительно работают. Да, согласна, все организации должны иметь равный доступ к международным, европейским фондам, но все-таки, считаю, что особый акцент нужно ставить на проектах, которые реально могут изменить положение дел – социальных проектах, проектах для детей, для социально уязвимых категорий граждан, для молодежи. Полезными могут оказаться и дискуссионные клубы по конкретным вопросам – ибо там, где существует плюрализм мнений, где широко обсуждаются те или иные проблемы, это помогает людям понять, как обстоят дела, где они находятся на самом деле и что могут они изменить.

Я также хочу, от всей души желаю, чтобы и там была боевая, смелая пресса, отважные журналисты. Думаю, хорошо бы и в сфере массмедиа было побольше проектов для молодых журналистов, которые способны учиться, с самого начала могут взять хороший старт и пойти по правильному пути, делать свою работу хорошо и честно, соблюдая нормы этики, как это делается в демократических странах.

Свободная Европа: Интервью директора Центра журналистских расследований Корнели Козонак Лине Грыу.

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG