Linkuri accesibilitate

Обновленная старая идея – общее экономическое пространство на берегах Днестра


Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

Обновленная старая идея – общее экономическое пространство между двумя берегами Днестра – представлена в Кишиневе Ассоциацией по внешней политике. И взгляд из Тирасполя на приднестровскую экономику, скованную между Молдовой и Украиной, которые быстрыми шагами приближаются к Евросоюзу. И… каким видит приднестровская молодежь свое будущее?

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели, о которых расскажет моя коллега Юлия Михайлова:

***

Глава тираспольской дипломатии Нина Штански пожаловалась на то, что приднестровские экспортеры предпочитают поставлять свою продукцию в страны Европейского Союза, а не в Российскую Федерацию. По ее словам, приднестровские предприятия сегодня лишили возможности самостоятельно определять рынки сбыта для своей продукции тем, что Европа создала для них систему торговых преференций. Если до 2006 года, когда приднестровских экспортеров обязали регистрироваться в Кишиневе – то, что Тирасполь назвал „блокадой” – торговля региона с Российской Федерацией составляла более 50%. „Сегодня этот показатель снизился до 14 процентов», уточнила Нина Штански на пресс-конференции в Тирасполе. Как сообщает местная пресса, глава внешнеполитического ведомства сказала, что „в целях выживания в условиях блокадных мер Молдовы бизнес Приднестровья был вынужден искать наиболее лёгкий путь для сбыта”, каким оказались автономные торговые преференции со стороны Европы.

Нина Штански

Нина Штански

Нина Штански подчеркнула при этом, что Приднестровье заинтересовано, чтобы возможность торговли с Евросоюзом сохранялась для тех предприятий, которые хотят осуществлять свою деятельность в этом направлении, но не желает присоединиться к недавно подписанному Соглашению об ассоциации и о свободной торговле между Молдовой и Евросоюзом. Договор о создании зоны свободной торговли между Молдовой и ЕС предусматривает переходный период для приднестровских предприятий и продлевает для них срок действия торговых преференций до января 2016 года. Рискуя лишиться этих привилегий, Тирасполь намерен переориентировать экспорт на Россию. Нина Штански отметила, что никаких сложностей для экспорта продукции из Приднестровья в Россию сегодня нет, кроме тех, что связаны с документированием экспорта в Молдове и транспортировкой грузов через Украину. „Но существует свобода выбора в бизнесе и те предприятия, которые хотят сохранить возможность торговать с ЕС, должны её получить”, - заключила глава внешнеполитического ведомства региона.

Киев и Кишинев отвергли обвинения Тирасполя в экономической блокаде региона. Министерство иностранных дел и европейской интеграции Республики Молдова заявило, что за последние шесть месяцев объем приднестровского экспорта вырос более чем на 70% по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Кишинев в очередной раз пожаловался ОБСЕ на односторонние действия Тирасполя в последнее время, которые ведут к усилению напряженности в Зоне безопасности. Как сообщает пресс-служба правительства, вице-премьер по реинтеграции Еуджен Карпов встретился с новым главой Миссии ОБСЕ в Молдове Майклом Скэнланом и обсудил с ним проблему школ региона, в которых преподавание ведется на основе латинской графики, а также ситуацию в Зоне безопасности. Вице-премьер обратил внимание, в частности, на то, что он назвал „ограничением свободы передвижения людей” по вине тираспольской администрации. В документе отмечается также, что Майкл Скэнлан подтвердил необходимость поддержать активный политический диалог между участниками и партнерами процесса урегулирования.

Еуджен Карпов и Нина Штански

Еуджен Карпов и Нина Штански

Новый глава Миссии ОБСЕ побывал с ознакомительным визитом в приднестровском регионе, где обсуждалась, в том числе, повестка встречи в Тирасполе на этой неделе политических представителей сторон Еуджена Карпова и Нины Штански. Как сообщают молдавские и тираспольские СМИ, на встрече планируют рассмотреть ситуацию приднестровских школ с преподаванием на румынском языке, проблемы административного и уголовного преследования в Молдове представителей так называемых органов власти Приднестровья, а также вопросы свободного передвижения людей между двумя берегами Днестра.

Президент Российской Федерации Владимир Путин обвинил Европейский суд в исполнении „политической функции” и в качестве аргумента привел пример, когда России пришлось выплатить крупную компенсацию в связи с незаконным содержанием человека в тюрьме в Приднестровье. Выступая в Ялте на встрече с депутатами аннексированного Крыма, Путин заявил, что Россия может выйти из-под юрисдикции Европейского суда по правам человека, но, уточнил он, этот вопрос не стоит на повестке дня. „Там человека в тюрьме держали в Приднестровье, а России присудили за это какой-то штраф. Полный бред, абсолютно не правовое решение, но это имело место», - сказал Путин. Он не уточнил при этом, о ком идет речь. 8 июля 2004 года ЕСПЧ осудил Россию по делу „группы Илашку”, заявив, что существование непризнанной республики возможно благодаря поддержке со стороны Москвы.

Новым министром иностранных дел самопровозглашенной „Донецкой народной республики" на востоке Украины назначен Александр Караман, бывший вице-президент Приднестровья. В Донецке уже находится генерал Владимир Антюфеев - бывший глава службы безопасности Приднестровья, который сейчас занимает должность вице-премьера так называемой „Донецкой республики” и курирует также вопросы безопасности, передает агентство РИА Новости.

***

Свободная Европа: В условиях, когда Молдова все больше приближается к Европейскому Союзу в результате подписания Соглашений об ассоциации и о свободной торговле, а Украина платит высокую цену за свое желание сблизиться с Западом, каким видит свое будущее приднестровская молодежь? Свободная Европа попыталась узнать это у молодых жителей Тирасполя и Бендер.

„Мое будущее на 99 процентов не связано с пребыванием в Приднестровье. И это не потому, что я не люблю страну, в которой я вырос, или не нравятся люди, которые здесь живут. Просто каждый человек желает для себя лучшей жизни, чем она есть, допустим, здесь, да? Есть определенный контингент людей, которые живут здесь хорошо, и они здесь останутся. Я думаю, что эмиграция – это один из самых лучших способов. Может быть, когда-то мне захочется вернуться, когда у меня будет какой-то капитал, но сейчас сердце лежит к Европе, к Штатам. Ну, во-первых, и уровень жизни там выше, а во-вторых, мне нравятся реально европейские ценности.”

„Мне кажется, что давно уже пора было признать Приднестровье. То, что мы непризнанная республика, лишает нас очень многих возможностей и перспектив. Я не намерена уезжать, это моя родина. Здесь буду работать, создавать семью, дальше жить рядом со своими близкими, со своей семьей. Здесь все мои друзья, знакомые, дорогие мне люди, поэтому никуда уезжать не хочу”.

„Будущее видим пока здесь, пока у нас учеба, работа… Пока мы здесь, а там уже посмотрим. Посмотрим, как будет действовать Молдова, Украина. В принципе, важна сейчас работа по специальности, поэтому я считаю, что если будут предложения откуда-то по специальности из-за границы – мне кажется, я уеду. Потому что у нас здесь перспектив практически нет”.

„По специальности, в любом случае, буду работать, уже посмотрим, в какой стране и где именно. Для меня критерий будет хорошая экономика, хорошая зарплата, условия для жизни в той стране чтоб были хорошие.”

„На данный момент здесь пока, но у меня тоже было в планах раньше уехать отсюда – больше в Москву или, в крайнем случае, в Италию. Москва – потому что там намного больше выбор профессий, там предлагают работу, притом хорошо оплачиваемую. В Италию больше из-за каких-нибудь социальных критериев, которые предлагает сама страна; кроме того, и там другой менталитет. Там люди более расположенные, приятные. Не сказать, что особо отличаются от Москвы культурой, но все-таки они более благородные”.

Свободная Европа: Мнения студентов и выпускников приднестровских вузов, встреченных нашим корреспондентом на улицах Тирасполя и Бендер.

***

Свободная Европа: Ассоциация по внешней политике – неправительственная кишиневская организация –опубликовала исследование, разработчики которого предлагают план экономической реинтеграции двух берегов Днестра путем создания единого экономического пространства для стимулирования, в последствии, и политической интеграции. Василе Ботнару обратился за разъяснениями к исполнительному директору ассоциации Виктору Кирилэ.

Свободная Европа: Почему именно сейчас может сработать идея общей экономической зоны с приднестровским регионом? Сейчас, когда так жарко в Донецке и Луганске, когда Кремль так несговорчив и раздражен тем, что почва вот-вот ускользнет из-под ног...

Виктор Кирилэ

Виктор Кирилэ

Виктор Кирилэ: „Эта идея не новая, ее предложили тираспольской администрации еще в 2012 году, предложило Бюро по реинтеграции в рамках двухстороннего диалога. Но, к сожалению, идея не встретила поддержки и четкого ответа на это предложение не последовало. Идея была сформулирована туманно и не обсуждалась даже на уровне экспертов. Общественности мало что известно об этом предложении. Хотя я прекрасно знаю – проводилось и исследование по этому вопросу, на которое я сейчас не могу ссылаться – что эта идея пользуется поддержкой большинства населения правобережья Днестра и также привлекательна для наших соотечественников, живущих на левом берегу Днестра. Если бы официальный Кишинев сформулировал эту идею более основательно, в том числе с помощью европейских экспертов, думаю, она, идея, прижилась бы на обоих берегах Днестра. Даже в нынешнем контексте, уверен, есть реальные шансы ее практического применения. В нынешнем контексте, не самом благоприятном для политического компромисса, для переговоров в формате „5+2”, для достижения компромисса… Поэтому идея общего экономического пространства, которое стимулировало бы экономическое сотрудничество, сотрудничество по отраслям и открывало бы новые возможности для политического диалога, сегодня мне представляется релевантной, как никогда прежде. Мы должны избавиться от прежних стереотипов мышления, от инерции, которая сковывает нас вот уже двадцать с лишним лет, и найти новые пути для продвижения политического диалога в нужном направлении.”

Свободная Европа: Мне понравилась мотивация, которую вы привели на пресс-конференции – избавиться от страха потерять Приднестровье. Думаю, публичные дебаты на тему преимуществ, которые может предложить эта экономическая конвергенция, заставит противников этой идеи, по крайней мере, привести убедительные и состоятельные аргументы, как вы считаете?

Виктор Кирилэ: „Согласен, тем более, что и Приднестровье сейчас далеко не в самой лучшей социально-экономической форме, если можно так выразиться. Уверен, рано или поздно и они сядут за стол переговоров и попытаются найти решение. Но вернусь к политическому тупику. Сейчас мы в политическом тупике, потому что как Тирасполь, так и Кишинев находятся на противоположных баррикадах, стоят на противоположных позициях в вопросе о будущем компромиссе. Кишинев и Тирасполь отдаляются друг от друга вместо того, чтобы сближаться в поисках возможного компромисса. Поэтому, думаю, идея единого экономического пространства, способного создать необходимые предпосылки для политического решения, - это тот реальный путь, который сдвинет воз с места.”

Свободная Европа: Но вы согласны с тем, что это предполагает демонтаж политического каркаса, который Тирасполь возвел не своим умом? Он возвел его с помощью Москвы. И когда Смирнов попытался принимать политические решения самостоятельно, его моментально отстранили и провели рокировки. Следовательно, для всех очевидно, что действующий так называемый „президент” и особенно „министр иностранных дел” являются рупорами Кремля. А значит, любой, кто проявит упорство в продвижении этой идеи, столкнется с этой задачей: демонтировать политический скелет, созданный тираспольской администрацией. Это реально?

Виктор Кирилэ: „Вы правы, но, вместе с тем, и нынешней администрации, и будущим администрациям приднестровского региона придется смотреть действительности в глаза. А социально-экономические реалии все хуже и хуже и даже поддержка со стороны Российской Федерации не помогает им справиться с этими проблемами.”

Свободная Европа: Поддержка, которая ослабевает…

Виктор Кирилэ: „Которая все слабее. Им не обойтись без региональной торговли, им нужна торговля с Украиной, нужна торговля с Республикой Молдова, с правым берегом, им необходима торговля с Евросоюзом. Им нужны инвестиции, потому что их промышленность все менее и менее способна выдержать конкуренцию в региональном и европейском плане.”

Свободная Европа: Иными словами, дальновидная администрация должна понять, что бездонный мешок Рогозина когда-то исчерпается и что действительно надо стать функциональной?

Виктор Кирилэ: „Разумеется, от действительности им не уйти, они будут вынуждены провести реформы, которые и в наших интересах, но и в их интересах тоже. Представим себе, что в ближайшие два-три года Республика Молдова достигает компромисса с Приднестровьем. Что нам делать с промышленностью, которая находится практически в состоянии коллапса? Что нам делать с энергоемкой промышленностью, способной составить конкуренцию только потому, что получает природный газ по несравненно более низким тарифам в сравнении с правым берегом? Как быть с теми 140 тысячами пенсионеров, которые получают надбавку к пенсиям от Российской Федерации? Это будут наши проблемы. Нам придется найти решения. Мы ждем, когда состоится реинтеграция Приднестровья, и после этого начнем перемены? Если мы ждем этого момента, не исключено, что столкнемся и с другими социальными проблемами, социальными конвульсиями в регионе, отнюдь не созвучными евроинтеграционному пути Республики Молдова и проводимым внутренним реформам. По этому разделу и без Приднестровья трудностей хватает.”

Свободная Европа: Хотим мы этого или нет, продвижение этой идеи означает провал всего, что было предпринято по ходу дела: плана Ющенко, демилитаризации, демократизации, народной дипломатии… Значит ли это, что нужно отодвинуть в сторону все эти составляющие и рычаги?

Виктор Кирилэ: „Они составляют важный багаж идей для будущего политического компромисса по статусу. Тот факт, что мы могли бы больше настаивать на идее создания сперва единой экономической зоны с Приднестровьем, не означает, что мы отодвигаем в сторону все эти планы, что отметаем все, что было сделано раньше, отказываемся от идеи достижения политического компромисса, приемлемого для обеих сторон и, прежде всего, для интересов Республики Молдова. Наоборот, оставим калитку приоткрытой, чтобы экономика, экономическое сотрудничество помогло найти линию компромисса в наших отношениях с Тирасполем, создать тот пакет общих интересов, общих взглядов на компромисс.”

Свободная Европа: А не может ли это сотрудничество дать непризнанной республике ощущение, что таким образом это несуществующее, с точки зрения Конституции Республики Молдова, образование признано и укрепляется?

Виктор Кирилэ: „Такая угроза существует, но есть и другая сторона медали. Посредством единой экономической зоны мы попытаемся создать какие-то коллективные институты на экономическом пространстве. Те, кто полагают, что Республика Молдова сможет навязать сегодня свои законы левому берегу Днестра, глубоко ошибаются. Придется привлечь их к выработке законов, соответствующих европейским стандартам, соответствующих законодательству Республики Молдова, соответствующих обязательствам, которые она взяла на себя в отношении других государств. Экономическая зона предполагает также и отраслевые политики, предполагает и общий контроль над таможенным сектором. А также согласование на уровне налоговой политики, коммерческой, транспортной… Всеми этими моментами пренебрегать нельзя. Да, такая угроза есть – что мы можем способствовать укреплению этого образования и этой администрации, которая уже пронизана идеей отделения. Но, в то же время, мы укрепляем деловой сектор, который все более крепко привязан к европейскому пространству, у которого все больше интересов на европейском рынке. Мы даем молодежи возможность свободно ездить, даем жителям возможность свободно торговать на обоих берегах Днестра. По сути, заново восстанавливаем то, что утратили: и социальные связи, и культурные связи. Возрождаем ощущение общего будущего, ощущение, которого на данный момент нет. Нет этого чувства общего будущего. Этот концепт единого экономического пространства, при наличии и финансовой, не только политической, поддержки со стороны наших западных партнеров, позволит приднестровскому обществу, бизнес-сообществу, в том числе части политической элиты, которая не полностью удовлетворена сложившимся положением дел, иметь альтернативу и продвигать ее. Сегодня все эти субъекты лишены альтернативы. Альтернатива одна: деньги, которые приходят, помощь, которая приходит со стороны Российской Федерации и без которой невозможно выплатить пенсии, невозможно оплатить счета за энергию, без которой не могут работать детсады и школы и т.д. и т.п. – все то, что на языке приднестровских коллег, с которыми я беседую, называется „Россия поможет любой ценой, и мы выживем”. У меня к ним один неизменный вопрос: „А вам нужно только выжить? Развиваться вам не надо? Или останетесь на уровне 90-х годов времен Советского Союза? Вам не нужны реформы, модернизация промышленного сектора?”.”

Свободная Европа: Да, многие говорят: „На наш век хватит”, то есть, мы как-то выкрутимся, а после нас…

Виктор Кирилэ: „… и результат налицо. Зарплаты урезаны на 20%, рабочая неделя также сокращена, чтобы как-то оправдать это уменьшение зарплат. Мне кажется, Россию все больше и больше тяготит роль благодетеля приднестровских пенсионеров. Иными словами, все осложняется, ситуация ухудшается и реальных надежд на улучшение нет. Перемены в регионе не могут быть осуществлены в изоляции, отгородившись от остального мира, от Республики Молдова и Украины. Нужны их ресурсы, нужны их рынки, нужны, в конце концов, идеи, чтобы осуществить реформы в этих областях”.

Свободная Европа: Мнение исполнительного директора Ассоциации по внешней политике Виктора Кирилэ, с которым беседовал Василе Ботнару.

***

Свободная Европа: Сближение Молдовы и Украины с Европейским Союзом ставит в сложное положение тираспольскую администрацию, которая провозгласила своим внешнеполитическим вектором ориентацию на Россию. Несмотря на пророссийскую политическую направленность, экономика региона более чем на 70% ориентирована на Молдову и Евросоюз. Об этих нестыковках, а также о том, какой видится Тирасполю экономическая ассоциация Молдовы с Евросоюзом, моя коллега Лилиана Барбэрошие беседует с бывшим главой приднестровской дипломатии, экспертом Владимиром Ястребчаком.

Свободная Европа: До 2015 года для приднестровских экономических агентов остаются в силе торговые преференции, предоставленные Евросоюзом. После этого преференции уже не будут действовать. Это означает, что все должны думать, что будет после 2015 года. И что будет, с вашей точки зрения?

Владимир Ястребчак

Владимир Ястребчак

Владимир Ястребчак: „Ситуация действительно очень сложная, я согласен с тем, что действительно надо думать всем об этой ситуации. Потому что проблема не в том, что мы видим врага какого-то в Европейском Союзе. Нет, мы хотим нормально развивать отношения, мы хотим нормально торговать с тем же Европейским Союзом, хотим быть, в общем, добрыми соседями для тех действий, которые предпринимаются Европейским Союзом, в том числе. Но проблема ведь не в стандартах качества Европейского Союза. Проблема в том, кто и как будет эти нормы выполнять и какими другими процедурами формальными это будет сопровождаться. Потому что одно дело, когда мы в свое время договаривались с Республикой Молдова о взаимном признании документов, которые выдаются органами сторон, возможно, на основе европейских стандартов, возможно, на основе российских стандартов, и совсем другое, когда мы уходим от взаимного признания сторон и начинаем ставить вопрос о том, чтобы применялось только чье-то одно законодательство… Конечно, у Республики Молдова больше таких возможностей требовать.

Проблема в том, что мы действительно начинаем уходить от того, чтобы договариваться, и начинаем навязывать друг другу решение. И дело же не в том, чтобы выполнять какие-то договоренности, а дело в том, что, по сути, за нас договорились и теперь навязывают очень комплексный, очень проработанный документ, из которого невозможно вычленить вот это положение, которое касается только зоны свободной торговли. Ведь там целый комплекс других документов, к примеру, там Молдова и Европейский Союз исходят из того, что в Республике Молдова взимается налог на добавленную стоимость. Но в Приднестровье нет такого налога, и наш бюджет сверстан на ближайшие три года. Казалось бы – мелочь, но, тем не менее…Вопрос НДС не входит в раздел зоны свободной торговли.

Далее: устанавливаются новые требования к регистрации предприятий. Опять же, этот раздел не входит в положение о зоне свободной торговли, но очевидно, что тогда также придется решать вопрос том, как он будет применяться? Сохранится ли режим временной регистрации, будут ли от всех требовать постоянную регистрацию? Отмена торговых преференций – будет ли она сопровождаться вообще взиманием налогов в бюджет Республики Молдова и полноценным доступом молдавских представителей разных контролирующих органов на приднестровскую территорию? Вопросов пока, к сожалению, много.

И здесь невозможно спорить о качестве Соглашения об ассоциации, это нормальный документ, который, в общем, хорош для любого соглашения такого рода. За одним исключением: он абсолютно не учитывает того, что существует Приднестровье, и абсолютно не исходит из желания как-то по этому поводу договариваться. Там очень жесткие пределы территориального применения, очень жесткая норма о том, что Приднестровье или выполняет все положения Соглашения об ассоциации в целом или все положения пятого раздела о зоне свободной торговли, или не выполняет ничего и тогда не может пользоваться этим соглашением, а окончательное решение принимает Совет по ассоциации. То есть, для нас это проблема, мы признаем, именно поэтому мы пытаемся каким-то образом решать вопросы и с Европейским Союзом, есть консультации, есть диалог и с Республикой Молдова. Технически, предприятия готовы, те наши экспортеры, если они уже работают на европейском рынке, то есть они уже в любом случае соблюдают европейские стандарты и правила, для них это не проблема. А вот все остальные вопросы, связанные с регулированием – вот это главное.”

Свободная Европа: Скажите, а это будет большой проблемой для Приднестровья, если торговые отношения с ЕС упразднятся после 2015 года?

Владимир Ястребчак: „Конечно. В любом случае, за каждым из этих 40% статистики стоят люди, которых в Приднестровье и так осталось немного, это живые люди, которые получают деньги за свою работу. А если учесть еще и то, что очень большой сегмент – это текстильная промышленность, где, как правило, задействованы женщины и что им делать, если они потеряют работу? То есть, это опять же будет сопряжено с отъездом. Да, для нас это большая проблема, и поэтому ставится вопрос о разных способах реагирования, то есть, по возможности пытаются решать вопрос переориентации этой продукции на российский рынок, пытаются предпринять другие усилия.

Но оптимальным было бы, конечно, на мой взгляд, подумать еще о каком-то, может быть, увеличенном переходном периоде с тем, чтобы все-таки постараться исключить вот это положение, которое предполагает все или ничего. Ведь надо еще учитывать то обстоятельство, что, во-первых, Республика Молдова провела очень большую системную структурную работу, в том числе с привлечением европейских средств, на изменение и адаптацию законодательства, на внедрение европейских стандартов.

Мы с 2000 года – с 2002 года, если быть совсем точным – по нашему законодательству мы ориентировались на государственные стандарты Российской Федерации. Да, в чем-то они совпадают, но далеко не во всем. У нас возможности ограничены в этом плане, мы просто брали так называемым обложечным методом, то есть брали российский государственный стандарт, меняли обложку, называли его ГОСТ ПМР и в таком виде применяли. Но опять же, это технические детали.

Сейчас важно попытаться найти стратегическое решение. И ведь это действительно вопрос не только к нам. Это вопрос и к Республике Молдова: какую цену Республика Молдова готова заплатить за европейскую интеграцию?”

Свободная Европа: Обычный человек, который это слышит, может сказать: а почему вы ориентировались на российские стандарты, если вы продвигали свою продукцию на европейский рынок? Что это – недальновидность? Или что?

Владимир Ястребчак: „Нет. Вплоть до 2006 основным торговым партнером была Российская Федерация, в тот период порядка 60-70% нашего экспорта приходилось на Российскую Федерацию. Поэтому это было вполне логично – попытаться ориентироваться на стандарты того государства, куда идет основная часть продукции. А потом уже, с течением времени, после 2006 года и потом, когда появились эти автономные торговые преференции, конечно, предприятия уже диверсифицировали свои подходы, внедряя и европейские стандарты. Но по международным системам качества, ведь это не российское изобретение и не европейское изобретение – стандарты ISO серии 9000, ISO серии 140000, многие наши предприятия их внедрили еще в середине 90-х, то есть, технически проблема решается. Но, во-первых, надо время, нужна готовность к компромиссу и конструктивному диалогу, все то, что в совокупности называется политическая воля”.

Свободная Европа: Вы как-то говорили о двусторонней договоренности для региона – что вы имели в виду?

Владимир Ястребчак: „Опять же, здесь потребуются, скорее всего, какие-то нестандартные уже решения. Например, я бы не исключил возможности достижения некой договоренности между приднестровской стороной и Советом по ассоциации, который будет создан. Может быть, потому что он действительно наделен широкой компетенцией, в том числе относительно применения режима DCFTA в Приднестровье. Поэтому вполне логично, чтобы Приднестровье договаривалось уже с этим институтом, который будет создаваться в рамках соглашения об Ассоциации”.

Свободная Европа: Зачем Брюсселю это и зачем это Кишиневу? Идти на двустороннюю договоренность с Тирасполем, если Приднестровье постоянно твердит, что хочет быть с Россией? Зачем Евросоюзу соглашаться хотя бы на продление преференций?

Владимир Ястребчак: „Хороший вопрос. Зачем это Брюсселю? Ну, хотя бы для того, чтобы у нас было больше времени переориентироваться на европейский рынок. Давайте такую возможность тоже не исключать. Просто, коль скоро все заявляют, что европеизация это хорошо для Приднестровья – европеизация Молдовы – но практическими делами делают все, чтобы от этой идеи нам пришлось отказаться… И вообще, возможность рассмотрения европеизации как положительного тренда.”

Свободная Европа: То есть, вы думаете, что Кишинев и Брюссель хотят завлечь вас этим соглашением?

Владимир Ястребчак: „Ну, по крайней мере это часть общего сценария. Очень правильно сказал один из выступавших коллег: это вопрос суверенизации, распространение суверенитета Республики Молдова на Приднестровье”.

Свободная Европа: Но Тирасполь не признает это распространение…

Владимир Ястребчак: „Мы-то не признаем, но, тем не менее – через эти инструменты, которые предусмотрены DCFTA, включая законодательство, включая функционирование молдавских институтах на нашей территории, которые явно следуют из таких обязательств, пытаются – в условиях опять же отсутствия политических договоренностей и правовых – пытаются фактически решить эту задачу. Это уже, конечно, большой вопрос принципа для приднестровской стороны”.

Свободная Европа: И все-таки, возвращаясь к торговле, почему Приднестровье не торговало дальше с Россией? Почему регион вообще вышел на европейский рынок, если с европейским рынком не хочет иметь дела, то есть с Европой, как политическим образованием?

Владимир Ястребчак: „Ну, бизнес живет по своим законам, бизнесу все-таки важно торговать и стараться зарабатывать деньги. И коль скоро, по крайней мере, начиная с 2007 года, произошел целый ряд событий: изменился таможенный режим и нам стало гораздо сложнее – ну, для предприятий – осуществлять экспортные операции; кроме того, Европейский Союз с 2004 года приблизился вплотную к нашему региону, то есть логистически стало гораздо ближе добраться до Европейского Союза. Если посмотрите нашу статистику, то одним из наших важнейших торговых партнеров является Румыния, как самое близкое государство Евросоюза. Кроме того, не стоит забывать, что с 2007, по-моему, года действуют вот эти автономные торговые преференции Европейского Союза для приднестровских, для молдавских предприятий, и конечно, с учетом того, что было принято решение о временной регистрации в Молдове, конечно, бизнес воспользовался этими возможностями.”

Свободная Европа: Но бизнес же не делал это без разрешения. Ведь и сейчас, чтобы DCFTA стало действовать, тоже нужно разрешение властей. Государство не должно идти за бизнесом, как вы считаете?

Владимир Ястребчак: „В том-то и дело. Государство не должно идти за бизнесом, но государство должно… Мы все понимаем, что интересы государства и интересы бизнеса далеко не всегда совпадают. Если у бизнеса главный интерес это все-таки зарабатывание денег, то у государства еще и социальные обязательства перед бюджетниками, пенсионерами, детьми… ”

Свободная Европа: А бизнес не может в один момент надавить на власть с тем, чтобы это соглашение было принято?

Владимир Ястребчак: „Я бы не переоценивал такую возможность, потому что бизнес – все-таки он местный, приднестровский, более того, если бизнес будет видеть, что все это будет сопровождаться действительно двойным налогообложением, то, я думаю, что перспектив особых нет.”

Свободная Европа: Бюджет региона пострадает?

Владимир Ястребчак: „Бюджет пострадает, конечно. Но все зависит, кстати, во многом и от подходов тех же российских инвесторов. Когда были сложности у металлургического завода, тем не менее, российский инвестор принял решение о выплате достаточно больших объемов средств, благодаря которым, несмотря на то, что завод простаивал, работники, тем не менее, получали неполную, конечно, заработную плату, но существенную ее часть. Это, конечно, негативно отразилось на районных финансах, но, тем не менее, по крайней мере, это удержало людей. Это была наша главная задача”.

Свободная Европа: Да, но ведь это просто подачки. Регион не хочет развиваться, стать самодостаточным?

Владимир Ястребчак: „Развиваться-то, безусловно, хотим. Вопрос только в том, что в нынешней ситуации, если ничего не изменится в политике, развиваться только за счет собственных ресурсов уже, к сожалению, у нас не получится. Многое где-то и упущено было… То есть, в любом случае нужны достаточно большие инвестиции. Кто их готов дать? В послании Евгения Шевчука была озвучена сумма порядка трех миллиардов долларов срочных инвестиций – в прошлогоднем послании. Я не скажу, что это цена вопроса, но, по крайней мере, это очень серьезный меседж в плане развития”.

Свободная Европа: Чем-то подобным оперировал и Янукович и, если вы помните, не все хорошо на это смотрели… Скажите, а сейчас, когда регион видит, какие деньги идут в Крым –нет ли ревности?

Владимир Ястребчак: „Ну, скажем так: люди с пониманием относятся. Есть определенная, конечно, ревность, есть в какой-то степени даже ощущение того, что это еще один поезд, на который мы не попали – после Абхазии и Южной Осетии теперь вот крымский… Но, опять же с учетом всей региональной ситуации – ну, надо, видимо, еще подождать. Потому что сейчас действительно нагрузка будет очень большая по поводу Крыма…”.

Свободная Европа: И в завершение беседы – ваш прогноз по Соглашению об ассоциации и Приднестровью. Каков он?

Владимир Ястребчак: „Мой прогноз – вопрос, конечно, в наличии политической воли, потому что я не верю уже в сохранении статус-кво. С 27 июня, с даты подписания Молдовой Соглашения об ассоциации, реальность изменится. Надо будет решать действительно, с кем договариваться в Молдове по той же проблематике DCFTA - с кем говорить? Говорить ли с Советом по ассоциации? Говорить с кишиневскими властями? У меня пока нет ответа. Но в любом случае, общее изменение ситуации, и украинский аспект, и Соглашение об ассоциации – все это будет ускорять все региональные процессы.


Если раньше я полагал, что у нас есть свободное время до конца 2015 года, сейчас я думаю, что все будет гораздо быстрее, потому что, опять же, ничто не будет мешать молдавской стороне начинать применять другие положения в отношении Приднестровья, уже исходя из того, что появятся новые обязательства перед Европейским Союзом. Ну, мы не так уж много можем ответить, тем не менее, в любом случае без внимания это не останется. Так что надо всем очень серьезно думать о том, кто какую цену готов заплатить – кто-то за свободу, кто-то за европейскую интеграцию. В конце концов, говорят, что такие активы, как свобода или выборы – они не имеют денежного эквивалента, но имеют политическую, возможно, цену.”

Свободная Европа: Эксперт из Тирасполя Владимир Ястребчак отвечал на вопросы Лилианы Барбэрошие.

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG