Linkuri accesibilitate

18 января 1919 года в Париже открылась мирная конференция. С самого начала стало ясно, что тон на ней будут задавать Великобритания, Франция и США. Даже формальный победитель – Италия – была на второстепенных ролях. Поверженные страны Четверного союза приглашены не были, так же как и делегаты Советской России. Мирная конференция стала, по сути, пиром победителей. Однако между самими «империалистическими хищниками», как говорили о них большевики, были разногласия.

Во-первых, тройка победителей, соглашаясь с необходимостью задушить советскую власть путем военного вмешательства, опасалась, как бы один «друг» не отхватил у второго больший кусок необъятной русской земли. Во-вторых, большие аппетиты у британцев и французов были в Османской империи. В-третьих, европейские державы опасались чрезмерного усиления влияния США на Старом континенте. В-четвертых, планируемый территориальный передел в Европе требовал усилий для одновременного установления влияния в новых странах.

И, конечно, не последним вопросом была судьба Германии. Союзники спорили о том, как следует «правильно» наказать немцев – так, чтобы отбить у них охоту воевать, но одновременно так, чтобы не делать их чрезмерно слабыми, ибо это могло сблизить их с Россией. «Хаос в России может дать шанс Германии, и та при благоприятном стечении обстоятельств компенсирует в России с лихвой все то, что потеряла на Западе. Никакая цена не казалась излишней, когда речь заходила о способах предотвращения русско-германского сближения», - писал Анатолий Уткин в книге «Первая Мировая война».

Версальский договор был подписан 28 июня 1919 года и означал для Германии потерю Эльзаса и Лотарингии, части Померании и области Позен (Познань), части Верхней Силезии и северного Шлезвига, города Данцига (Гданьск) и Мемеля (Клайпеда). Саарские угольные шахты стали собственностью Франции, левый берег Рейна и 50-километровая полоса на правом берегу были объявлены демилитаризованными зонами и для гарантии оккупированы союзными войсками на 15 лет. На Германию были наложены астрономические репарации – 269 млрд. золотых марок (в эквиваленте 100 тыс. тонн золота), которые Берлин выплачивал до 2010 года (!!!), с перерывом в 30х-50х годах. Немцам запретили иметь боевую авиацию, флот и бронетехнику, армия была ограничена контингентом в 100 тыс. человек. Наконец, Германия потеряла все колонии до единой.

Это был полный политический, военный и экономический разгром. Как показала история, союзники переусердствовали. Они настолько унизили Германию, что сначала толкнули ее на вынужденный союз с Советской Россией (Рапалльский договор 1922 года), а потом – в объятия нацизма. Генри Киссинджер в своей хрестоматийной книге «Дипломатия» написал, что Рапалло было «судьбоносной случайностью», в то же время «неизбежной потому, что западные союзники предопределили ее, подвергнув остракизму две крупнейшие континентальные державы посредством создания пояса малых, враждебных друг другу, государств, а также посредством расчленения как Германии, так и Советского Союза. Все это создавало максимум побудительных мотивов как для Германии, так и для Советского Союза преодолеть идеологическую вражду и сотрудничать в деле подрыва Версаля».

Немцев назначили главными виновниками развязывания войны – кто тогда вспоминал про сараевское убийство? Даром что Версаль был подписан спустя ровно пять лет после того трагического дня. Немцев низвели на уровень второсортного европейского захолустья, что не могло не посеять в обществе зерна реваншизма. Эти настроения, равно как и бедственное состояние экономики, ярко описал великий Ремарк в романе «Черный обелиск».

И ведь британский премьер Дэвид Ллойд Джордж заметил на Парижской конференции: «Нет более вероятного пути к будущей войне, чем окружение германского народа, который воистину показал себя одним из наиболее энергичных и могущественных в мире, рядом малых государств, населяемых народами, которые никогда прежде не имели собственного стабильного правительства, но под управлением которых ныне содержатся большие массы немцев, стремящихся к воссоединению со своей собственной страной» (цитата по книге Уткина). А французский маршал Фердинанд Фош, прочитав текст Версаля, пророчески сказал: «Это не мир, а перемирие на 20 лет».

Однако союзники «увлеклись» не только Германией. Еще более жирным пирогом была Османская империя. Британия отхватила Иорданию, Палестину и Месопотамию, Франция – Сирию и Ливан. По Севрскому договору 1920 года побежденная Турция должна была смириться с потерей Хиджаза и Асира, согласиться с независимостью Армении («Вильсоновская Армения») и Курдистана, уступить Черноморские проливы и район Смирны (Измира) грекам, отдать им же почти все острова (кроме Додеканезских) в Эгейском море, передать в сферу влияния Италии юго-запад Малой Азии, уступить французам часть побережья Средиземного моря (армянская Киликия) и согласиться с их влиянием на юге и юго-востоке страны.

Но турки решили иначе. В Анкаре в 1920 году состоялось Великое национальное собрание, на котором новый национальный лидер Мустафа Кемаль заявил о непринятии Севра и начал борьбу с войсками Антанты, которые на тот момент уже находились на территории Турции. При активной поддержке большевиков, которые поставили кемалистам горы оружия и золота, турки напали на Армению и совместно с Советской Россией заставили ее отказаться от Севрского договора, в придачу отобрав даже те территории (Карская область и уезд Сурмалу), которые не входили в состав Османской империи к началу Первой Мировой войны. В марте и октябре 1921 года Москва и Анкара подписали, соответственно, Московский и Карский договоры, в которых закрепили отторжение Карса, а также Нахичевани и Карабаха от Армении. Таким образом, большевики и кемалисты урегулировали свои «романтические» отношения за счет армянских земель.

Затем турки разгромили Грецию, попутно устроив геноцид понтийских греков. Кемаль усмирил курдов – по сути, обманул их, потому что курдам, которые активно участвовали в Геноциде армян, были обещаны армянские земли и имущество. Затем турки выкинули французов из Киликии, а итальянцы ушли сами. В октябре 1922 года Турция и Антанта подписали перемирие, в стране была упразднена империя, в 1923 года на смену не вступившему в силу Севру пришел Лозаннский мирный договор, который и определил современные границы Турции (в 1939 году турки еще забрали Александреттский санджак у Сирии). Сразу после этого Кемаль забыл о данных Ленину обещаниях «распространить пламя революции на мусульманский Восток» и повел страну по пути европеизации и капиталистического развития…

Были еще обширные территориальные переделы в Европе: возрождение Польши и появление Чехословакии, независимость Финляндии и Прибалтики, создание Королевства сербов, хорватов и словенцев (с 1929 года – Югославия) и Великой Румынии. Был Трианонский договор 1920 года, ставший национальной трагедией венгров, которые потеряли 2/3 территории, в том числе огромную Трансильванию, Словакию, Воеводину и Хорватию. Был Сен-Жерменский договор с Австрией, которая, что удивительно, потеряла меньше, чем Венгрия, хотя была основным зачинщиком драки с Сербией. Вена согласилась на независимость Чехии и образование Чехословакии, отдала Галицию Польше, Южный Тироль и Триест итальянцам, Словению и Далмацию – будущей Югославии, заодно утратив и Боснию. Был договор в Нёйи с Болгарией, которая потеряла выход к Эгейскому морю (Западная Фракия, позже отдана грекам), Кадрилатер в пользу Румынии и часть территорий на западе в пользу будущей Югославии.

Однако итоги Первой Мировой войны – это не только и не столько территориальные изменения. Они лишь следствие изменившегося мирового расклада. Я полностью согласен с теми историками, кто считает, что именно Первая, а не Вторая Мировая явилась крупнейшим геополитическим разворотом человеческой истории. Разумеется, трагедия 1939-1945 годов намного ужаснее ввиду гораздо бóльших людских потерь и большего масштаба военных действий. Однако Вторая Мировая окончилась лишь укреплением биполярного мира, который определил всю мировую политику во второй половине ХХ века – но когда же появился биполярный мир? И когда появился нацизм, который и привел человечество к катастрофе 1939 года? И то, и другое, уважаемые читатели, - следствие политических итогов Первой Мировой войны.

Октябрьская революция привела к созданию первого в мире социалистического государства, которое не только выжило в Гражданской войне и разгромило интервентов Антанты, но и распространило влияние на Европу, Средний и Дальний Восток еще до Второй Мировой войны! Успех большевиков был таким ошеломляющим, что породил страх у капиталистических государств, для которых борьба с «красными» стала смыслом жизни. Поэтому, когда в Германии пришли нацисты, взращенные на почве унижения Версалем, западные демократии увидели в Гитлере надежду на уничтожение большевизма. Что было дальше, мы знаем.

Процитирую в связи с этим публикацию в русской версии журнала Forbes. «Первая Мировая война, безусловно, главное событие XX века, из которого, как из желудя, выросло то, что определило лицо столетия: коммунизм, нацизм, Вторая мировая, бывшая в известном смысле продолжением Первой. Век оказался жестоким: если после Венского конгресса в 1815 году Европа сто лет жила без больших войн (Крымская протекала на периферии, а Франко-прусская была скоротечной и с малыми жертвами), то Версальский мир не продержался и 20 лет – настолько резко упало качество дипломатии, да и уровень мудрости государственных мужей. «Великая война», как называли ее в 1920-1930-е годы, приучила людей к жестокости, милитаризму, тотальному подчинению государству», - пишет автор.

А еще российские авторы любят говорить, что нахождение России и Англии в одном союзе – абсурд. Британия все последние столетия противилась росту влияния России, особенно на Балканах и Ближнем Востоке, но благодаря филигранной работе своей дипломатии, прессы и агентов влияния (в том числе через французов и напрямую, прямо при царском дворе) англичане сумели убедить слабого Николая Второго в том, что Германия – смертельная угроза для Петербурга. Само собой, немцы не особо скрывали свои колониальные и военные аппетиты, но кайзер Вильгельм, двоюродный брат русского царя, писал «кузену Никки», что испытывает исключительно дружеские чувства к России. Словом, в окружении императора взяла верх английская партия. Двадцать лет мира, о которых просил Столыпин, не получилось.

В заключение процитирую фрагмент из книги Джона Кигана: «Почему процветающий континент, в зените своего успеха в качестве источника и носителя всемирного богатства и могущества, находясь на одном из пиков своего интеллектуального и культурного развития, сделал выбор в пользу того, чтобы поставить на карту все, чего он достиг для себя, и все, что он предлагал миру, в лотерее ужасного и уничтожительного внутреннего конфликта? Почему, когда была еще надежда разрешить этот конфликт быстрыми и решительными мерами в пределах месяцев с его начала, его участники, тем не менее, решили продолжать военные действия, мобилизуя войска для глобальной войны и, в конечном счете, бросить свое юношество на взаимное уничтожение в совершенно бессмысленной резне?».

Действительно, почему? Быть может, экономический и военно-технический рывок каждой из стран сыграл с ними злую шутку, внушив ложное чувство непобедимости? Достаточно прочесть заявления глав воюющих стран в первые дни августа 1914 года, чтобы увидеть, как самонадеянны они были. Все грозили блицкригом, легкой прогулкой по трупам врагов и обещали солдатам возвращение домой «еще до того, как с деревьев облетит листва» (слова кайзера). А в итоге…

В итоге с карты мира исчезла Российская империя, 200-летнее детище Петра Первого, продолжательница Русского царства. Исчезла Германская империя, пестуемая пруссаками с начала 18-го века, за какие-то 40 лет Второго Рейха совершившая колоссальный рывок. Исчезла Австро-Венгрия, которую венские Габсбурги по крупицам собирали с 16-го века. Исчезла Османская империя, которую безвестные кочевники-сельджуки из Средней Азии основали в конце 13-го века и через 150 лет уничтожили тысячелетнюю Византию, поставив на колени пол-Европы. Четыре династии на свалку истории!

ХХ век безжалостно перечеркнул всё былое, словно говоря людям: «Забудьте, что вы видели и слышали до сих пор». На смену кавалерии пришли танки, небо перестало быть безопасным, геополитика Индии сменилась геополитикой нефти, «владычица морей» Британия стала постепенно утрачивать влияние в пользу своей бывшей североамериканской колонии. И это всё – из-за выстрелов в Сараево…

Часть 1
Часть 2
Часть 3

Часть 4

Часть 5

Часть 6

XS
SM
MD
LG