Linkuri accesibilitate

Ассоциация Молдовы с Евросоюзом. За и против


Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

Как оценивают в Кишиневе и Тирасполе ассоциацию Молдовы с Евросоюзом? Россия предостерегает, что подписание соглашения об ассоциации приведет к «серьезным последствиям» как для Молдовы, так и для Грузии и Украины. И… премьер-министр Республики Молдова Юрие Лянкэ остается оптимистом и уверен, что европейский вектор со временем сделает Молдову более привлекательной для Приднестровья.

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели, о которых расскажет моя коллега Юлия Михайлова:

***

Правительство Республики Молдова утвердило в субботу утром на своем внеочередном заседании Соглашение об ассоциации и о свободной торговле с Евросоюзом, подписанное накануне в Брюсселе премьер-министром Юрием Лянкэ. В соответствии с процедурой, документ уже подписан президентом Николае Тимофти и передан в парламент на ратификацию. Коммунисты и социалисты заявили, что их депутаты не поддержат Соглашение, тогда как депутаты-либералы из группы Михая Гимпу, исключенные из правления, намерены проголосовать „за”.

Соединенные Штаты Америки поздравили Молдову, Грузию и Украину с тем, что с подписанием Соглашения об ассоциации сделан „важный шаг” в сторону Европы. „Подписанные сегодня соглашения - важный шаг в более тесной интеграции этих стран Восточного партнерства с Европейским союзом и в формировании единой Европы, свободной и мирной”, отмечается в поздравительном послании госсекретаря Джона Керри. В заявлении говорится также, что США продолжают поддерживать территориальную целостность этих трех стран. Ни словом не упоминая Россию, Джон Керри сказал, что Молдова, Грузия и Украина, как суверенные государства, вправе самостоятельно выбрать путь к безопасности, процветанию и лучшему будущему для своих граждан. „Мы аплодируем большой проделанной работе и решимости, которые привели их к этому моменту, и будем и дальше поддерживать их усилия по осуществлению ключевых реформ и построению более богатых и стабильных демократических обществ”, говорится в заявлении Госдепа США.

27 июня в Брюсселе в своей речи на церемонии подписания Соглашения об ассоциации с Евросоюзом премьер Юрие Лянкэ, говоря о европейских устремлениях Молдовы, сказал, что европейская интеграция стала единственной ее внешнеполитической опцией. „Путь нам предстоит нелегкий”, сказал глава молдавского правительства в своей речи, которую начал на французском языке. Молдавский премьер подчеркнул, что сторонники евроинтеграции и в дальнейшем нуждаются в поддержке со стороны ЕС. Вторую часть своего выступления Лянкэ произнес, цитирую, на „другом официальном языке Европейского Союза – румынском языке, который является и языком моей страны”, конец цитаты. Премьер напомнил жителям страны, что на осенних выборах европейский курс необходимо будет подтвердить. „Сегодня обещаю вам, что мы пройдем по этому пути до конца и вернемся домой, в Европу”, сказал Юрие Лянкэ.

В свою очередь, президент Украины Петр Порошенко сказал на церемонии в Брюсселе, что „внешняя агрессия в отношении Украины дает стране еще один сильный толчок для того, чтобы сделать этот важный шаг”. Порошенко сказал, что, конечно же, хотелось бы подписать Соглашение на лучших условиях для Украины, а также для Молдовы и Грузии. Неподписание этого соглашения экс-президентом Украины Виктором Януковичем осенью прошлого года обернулось масштабными акциями протеста, которые привели к свержению правительства и аннексии Крыма Россией.

Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров заявил, что Москва готова к консультациям с Республикой Молдова, Украиной и Грузией по адаптации экономической политики в контексте их ассоциации с Евросоюзом. В заявлении, цитируемом ИТАР-ТАСС, Лавров сказал, что Россия будет смотреть на ситуацию «с точки зрения единственного критерия — насколько ухудшатся условия торговли для Российской Федерации и других стран, остающихся в зоне свободной торговли СНГ». Согласно цитируемому источнику, Лавров заявил, что экономики Грузии, Молдовы и Украины пострадают в результате ассоциации с Евросоюзом, и дал понять, что Россия примет защитные меры в торговле с ними с целью предотвратить возможный реэкспорт европейских товаров на российский рынок.

Российские СМИ сообщают, что акционеры Газпрома одобрили новое соглашение с Молдовагаз по поставках голубого топлива в 2015-2017 гг. Решение российского концерна, который владеет и мажоритарным пакетом акций компании Молдовагаз, предусматривает поставку 10 миллиардов кубометров газа на 3,5 миллиарда долларов, то есть по цене 350 долларов за тысячу кубометров. Неясно, включена ли в эту сумму стоимость транзита газа по территории Республики Молдова. Контракт между Россией и Республикой Молдова предусматривает, что цена поставляемого газа зависит от стоимости нефти на международных биржах. Сегодня Молдова платит 368 долларов за тысячу кубометров природного газа, закупаемого в России.

Свободная Европа: Новости о подписании соглашения о политической и экономической ассоциации страны с Европейским Союзом некоторые кишиневцы воспринимают с оптимизмом, другие с недоверием и сомнениями. По крайней мере, так реагировали те, кого моя коллега Алла Чапай встретила на улицах молдавской столицы:

„Это очень хорошо для граждан, для Республики Молдова в целом. Конечно, мы очень рады, что вскоре будем жить, как в Европе.”

„Нет, я не согласна. Почему? Потому, что туда можно ехать только в гости, отдохнуть, а работу они не дают. Только в гости”

„Не знаю, если честно, я не в восторге от этого, не принимаю, и я думаю, что ничего хорошего из этого не выйдет. У нас же в основном что? – сельское хозяйство больше всего развито, вот я и слышала о том, что сельское хозяйство убивают на корню. Поэтому я не вижу в этом ничего хорошего. По крайней мере, в ближайшие лет пять – точно.”

„Сегодня важный день для Молдовы, и мы можем только радоваться тому, что в будущем можем рассчитывать на более нормальную жизнь”

Свободная Европа: Каких перемен вы ждете?

„Хороших перемен, естественно. Надеемся на более высокие зарплаты, на хорошие пенсии, на более высокий уровень жизни. Одним словом, на такую жизнь, как в странах Европы. Больших перемен ждем в сфере правосудия, может, и коррупции станет поменьше”.

Свободная Европа: Вы считаете этот день историческим для Молдовы?

„Нет, это не исторический день, так как впереди у нас много работы. Предстоит серьезно поработать над собой, чтобы действительно войти в Европу”.

„Не думаю, что это исторический день. Посмотрим, какие изменения произойдут дальше. Это обычный день”.

Мы давно этого ждали, мы надеемся, что все-таки изменится жизнь к лучшему, что наши дети будут жить в лучших условиях, чем прожили мы, их бабушки и дедушки. Образование лучше, рабочие места, чтобы наша молодежь не уезжала… То есть, надеемся только на самое лучшее, самое хорошее. И если мы видим, что в Европе действительно люди свободны, люди живут нормально, хорошие зарплаты, хорошие пенсии, молодежь не разъезжается, как у нас - поэтому я считаю, молодцы и так держать. В добрый час и с Богом!”

„Это исторический день для Молдовы. Только следуя по европейскому пути, мы сможем стать процветающей страной. Те, кто зовет нас в Таможенный союз, в который нас депортировали, унижали, продолжают шантажировать и сегодня – они не смогут свернуть нас с европейского курса. Как бы они ни кричали сегодня, как бы ни платили пенсионерам, этим несчастным старикам, чтобы они вышли на улицы с красными флагами – ничего у них не выйдет. Люди прекрасно понимают, куда они нас пытаются завести, мы там уже были, пусть сами едут туда, если хотят, а нас оставят в покое”.

Свободная Европа: Коммунисты, социалисты, гагаузские и приднестровские власти критикуют это соглашение, говорят, что ничего хорошего оно Молдове не принесет…

„Всегда были люди с разными взглядами. Я считаю, что ассоциация с Евросоюзом дело очень хорошее, но мы не должны разрывать отношения с восточными странами, с Россией, СНГ.”

Ру „Я ни за Россию, ни за Европу. Я за Молдову. Мы должны сами жить своей головой, надо оставить нашу страну нейтральной, с Европы брать хороший пример, а в Россию продавать свои товары. Потому что куда мы товары денем? Европа обеспечена товарами на 150% - своими. И куда мы денем наши яблоки, вино и прочее?”

Свободная Европа: Мнения случайных людей, встреченных нашими корреспондентами на улицах Кишинева.

***

Свободная Европа: И что думают жители города Тирасполя об ассоциации Молдовы с Евросоюзом?

„Я думаю, что это создаст, конечно же, дополнительные препятствия. Любые действия со стороны Молдовы пойдут на узурпирование Приднестровья, а также его присоединения к себе, дабы была территориальная целостность, то есть в их личных целях, так как они сейчас вступают в ЕС, естественно, как и Украина, думаю, в будущем вступит. Ну и, также, это выгодно будет для Европы.”

Я думаю, что будет хуже, экономика у нас и так на самом низшем уровне, мы в замкнутом пространстве, получается, а если еще будут с Евросоюзом подписаны какие-то соглашения, думаю, еще хуже станет в экономике, в плане импорта-экспорта товаров. Было бы признание нашей республики, нам гораздо всем стало бы легче.

Нам будет плохо. Не будем соглашаться. Не будут слушать. Они все уже решили. Они хотят денег. Они думают, что их будут кормить с ложечки. Этого не будет.

Я думаю, что сложности в любом случае начнутся. Будет ли Молдове от этого хорошо – я думаю, что, наверное, не очень. Потому что… Ну, Евросоюз – это Евросоюз, он не для наших стран, наверное. Потому что туда ни экономика не вписывается на данном этапе, ни менталитет не вписывается туда. Мы все-таки ближе к России.

Конечно, отразится, и я не думаю, что лучшим образом. Наверняка, последуют какие-то санкции, еще больше ужесточатся какие-то экономические – ну, я не знаю, - тяжбы и преграды, которые нам ставят и с таможенной точки зрения. Ну, Молдова ничего от этого особо не выиграет, может, еще хуже у них станет. Есть примеры других стран, Болгария, Греция и так далее, Испания, там вообще полный развал, почти все без работы. Люди становятся просто дешевой рабочей силой. Так что они совсем не получат то, о чем мечтают.

Я думаю, что нам будет не очень хорошо. Судя по всем, кто уже вступил в эту ассоциацию с Евросоюзом, по той же Болгарии… Жизнь у них ухудшается. Если сравнить Болгарию, что квартиры в Болгарии дешевле, чем у нас в Тирасполе… Поэтому здесь хорошего мы ничего не увидим.

Свободная Европа: Мнения жителей Тирасполя об ассоциации Молдовы с Европейским Союзом.

***

Свободная Европа: Вопреки скептическому настрою жителей и администрации приднестровского региона, официальный Кишинев и его западные партнеры утверждают, что политическая и экономическая ассоциация Молдовы к Европейскому Союзу будет иметь сильный и благоприятный эффект в целом для модернизации страны и ее приближения к европейским жизненным стандартам. Сразу же после подписания соглашения в Брюсселе моя коллега Валентина Урсу взяла интервью у премьер-министра Республики Молдова Юрия Лянкэ, которого спросила, в частности, в состоянии ли европейский вектор объединить два берега Днестра.

Свободная Европа: Г-н премьер, в Брюсселе вы заявили, что европейская интеграция для Молдовы стала единственным внешнеполитическим путем. Это событие важнее для кого – для Брюсселя или для Республики Молдова?

Юрие Лянкэ

Юрие Лянкэ

Юрие Лянкэ: „Я исхожу из того, что событие имеет особое значение, прежде всего, для Республики Молдова, которая стремится к сближению с Европейским Союзом, так как это означает решающую поддержку завершения процесса преобразования Республики Молдова, ее модернизации, европеизации; но, конечно же, это и в интересах Евросоюза, а также в интересах наших восточных партнеров, так как демократическая, функциональная, стабильная и предсказуемая Молдова в интересах и наших западных партнеров, и восточных”.

Свободная Европа: Энтузиазм лидеров стран, подписавших Соглашение, сравним с энтузиазмом молдавского гражданина?

Юрие Лянкэ: „Мне трудно с точностью оценить и сравнить этот энтузиазм. Единственное, могу сказать, что сегодня в зале, где подписывался этот договор, а также договор с Грузией и Украиной, царила торжественная атмосфера, удовлетворение тем, что наступил этот день, день, который олицетворяет собой шаг к менее разделенной Европе, к Европе, более интегрированной как экономически, так и политически. Что касается гражданина Республики Молдова, уверен, что добрая часть наших соотечественников по достоинству оценивает это событие, осознает его значение не только для Республики Молдова в целом, но и для каждого гражданина, для каждой семьи в отдельности. Мы прекрасно понимаем, что впереди у нас большая работа коммуникационного порядка, необходимо разъяснять людям, что мы сделали и ради чего мы сделали, и каковы возможные положительные последствия подписания этого соглашения”.

Свободная Европа: Г-н премьер, вы допускаете, что антиевропейским, антидемократическим силам удалось дискредитировать идею евроинтеграции, чем и объясняется большой процент евроскептиков в Молдове?

Юрие Лянкэ: „Им не удалось дискредитировать ни в какой форме, ведь все опросы, которые я видел, указывают на то, что большинство граждан Республики Молдова уверены, что европейская интеграция – единственный путь развития Республики Молдова, единственная возможность избавиться от пороков, унаследованных от прежней системы и, особенно, от прежней власти, таких, как коррупция, таких, как бедность, таких, как институты, которым граждане еще не доверяют. Но правда и то, что из-за этой дешевой и спекулятивной пропаганды, с предельно примитивными элементами, которыми они жонглируют, им удалось усилить определенное замешательство, состояние непонимания в сознании многих наших соотечественников. Именно поэтому, с аргументами на руках и оперируя предельно конкретными фактами, мы должны как можно больше взаимодействовать с нашими гражданами. И я убежден, что молдаване – люди в высшей степени порядочные и здравомыслящие, что они способны отличить важное от сиюминутного и отделить зерна от плевел”.

Свободная Европа: Необратимость евроинтеграционного процесса могла бы воссоединить два берега Днестра?

Юрие Лянкэ: „Я всегда исходил из того, что европейская интеграция означает, в том числе, преобразование правого берега Днестра в привлекательную зону с современной инфраструктурой, с передовой системой образования и здравоохранения, с хорошо оплачиваемой работой, с функциональным правосудием. И все это означает как раз европейскую интеграцию, эти понятия синонимы. И, разумеется, в этой ситуации жители левобережья захотят объединиться с правым берегом, жить в стране, как я уже говорил, развитой, стабильной и более комфортабельной для своих граждан – безвизовый режим самый показательный пример в этом смысле.”

Свободная Европа: Сближение Молдовы с ЕС скажется на отношениях Кишинева с Москвой?

Юрие Лянкэ: „Я не вижу причин и предпосылок для такого развития ситуации, по крайней мере, не вижу объективных причин, поскольку мы исходим из предельно ясного понимания того – и на это указывают все проведенные нами исследования – что европейская интеграция никоим образом не может навредить ни диалогу, ни содержанию этого политического диалога с Российской Федерацией и не может негативно отразиться на торговых, гуманитарных или других отношениях с Россией, так как никакой несовместимости здесь нет”.

Свободная Европа: Вы заявили в Брюсселе, что если 30 ноября на парламентских выборах победят проевропейские силы, Молдова могла бы уже в следующем году подать заявку на получение статуса кандидата на вступление в ЕС. Это реально?

Юрие Лянкэ: „Убежден, что у проевропейских сил есть все шансы победить на этих выборах и никаких «если» быть не может. Главное, успеть сделать как можно больше хороших дел и убедить граждан в том, что с этими силами надо объединиться и начать сообща строить более процветающее и стабильное будущее страны. В этом плане у нас есть не только достижения, есть и конкретные шаги, которые следует предпринять в ближайшее время. Что касается заявки на вступление в Евросоюз, по всем нашим расчетам, это может произойти во второй половине следующего года, при председательстве Латвии в Европейском Союзе”.

Свободная Европа: Премьер-министр Республики Молдова Юрие Лянкэ отвечал на вопросы Валентины Урсу.

***

Свободная Европа: Москва сдержанно прокомментировала пока подписание Соглашения об ассоциации между Европейским Союзом, Республикой Молдова, Украиной и Грузией, но предупредила о возможных ответных мерах экономического порядка. Подробности у Юлии Михайловой:

Григорий Карасин

Григорий Карасин

Заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин заявил, что подписание Украиной и Молдовой Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом приведет к „серьезным последствиям”.

„Подписание такого рода серьезного документа — это, конечно, суверенное право каждого государства”, сказал Карасин агентству Интерфакс. Важно, сказал он, чтобы, цитирую, „стороны, подписывающие этот документ, хорошо понимали, что за этим последует не только в отношениях с Евросоюзом, но и в отношениях с другими партнерами, в том числе с Россией, поскольку и у Украины, и у Молдавии есть Соглашения о свободной торговле в СНГ, которые продолжают действовать”, конец цитаты.

Григорий Карасин, который приезжал в июне в Молдову для обсуждения с молдавскими официальными лицами возможных последствий, рекомендовал бывшим советским республикам посчитать, „во что это выльется, с тем, чтобы в дальнейшем избежать разного рода недопониманий и подозрений”.

Грузия, которая также подписала 27 июня Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом, вышла из СНГ после российско-грузинской войны 2008 года. Тем не менее, сказал Карасин, последствия ждут и ее, поскольку она осталась участником ряда соглашений с СНГ. Но наиболее сильного гнева Москвы следует опасаться Украине.

Кремль заявил, что Россия защитит свою экономику при негативных последствиях соглашения Украины с Евросоюзом. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сказал журналистам в Москве, что защитные меры будут приниматься по мере того, как Украина будет внедрять торговую часть соглашения, подписанного в Брюсселе. „Все, что необходимо для защиты нашей экономики, будет предприниматься”, сказал Песков, цитируемый ИТАР-ТАСС.

Президент России Владимир Путин не прокомментировал пока лично подписание Молдовой, Грузией и Украиной Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом. Но Путин говорил на днях о соглашении Украины с Евросоюзом и заявил, что это несовместимо с украинско-российскими соглашениями о свободной торговле и что Россия не сможет сохранить нулевые ставки на импортируемые украинские товары.

Как передает агентство Рейтер, и в дипломатических разговорах с Евросоюзом Россия пригрозила отменить нулевые ставки для Украины. Один из американских чиновников заявил на условиях анонимности, что российские угрозы „вызвали шок”, а другой сказал, что подобная мера со стороны России нарушит соглашения СНГ и регламенты Всемирной торговой организации.

Если Россия отметит нулевые импортные пошлины на украинские товары, пострадает украинский экспорт, в частности, металлов, зерна, оборудования и товаров пищевой промышленности. Почти четверть украинского экспорта – 24 процента – ориентирована на российский рынок.

Как отмечает Рейтер, Москва обеспокоена тем, что поток дешевых товаров, который хлынет из Европы в Украину благодаря Зоне свободной торговли с Европейским Союзом, приведет к вытеснению украинских товаров с собственного рынка и к реэкспорту европейских товаров в Россию.

В прошлом году, напоминает Рейтер, Россия уже предприняла попытку придраться к Украине и Молдове – она ввела на короткий период проверки на украинских таможнях и приостановила импорт молдавских вин. На прошлой неделе российский концерн Газпром приостановил поставки природного газа в Украину, с которой не удалось договориться по цене и долгам за голубое топливо.

***

Свободная Европа: Дмитрий Данилов заведует Отделом европейской безопасности Российской Академии наук. Он хорошо знает ситуацию в Республике Молдова и Приднестровье. Находясь накануне в Кишиневе, Дмитрий Данилов дал интервью корреспонденту Свободной Европы Лине Грыу, которая спросила его почему европейская интеграция Молдовы так беспокоит Москву? По мнению Дмитрия Данилова, Молдова и Украина сегодня находятся в центре обостряющегося конфликта между Россией и Западом, конфликта, который возник и усугубился после того, как попытки построить новый тип отношений между Востоком и Западом потерпели неудачу. По его словам, стратегию Кремля по созданию единого пространства в Европе, которая совмещала бы западноевропейскую интеграцию с интересами восточноевропейской интеграции, западные державы отклонили. Таким образом, Москве пришлось отойти в сторону и сосредоточиться на евразийской интеграции. Именно поэтому, говорит Дмитрий Данилов, настолько опасен выбор, который делает Молдова, политически и экономически присоединяясь к Европейскому Союзу и тем самым становясь на определенную сторону глубокого конфликта между востоком и западом.

Дмитрий Данилов

Дмитрий Данилов

Дмитрий Данилов: Принимая то или иное решение, вы становитесь частью этого конфликта. Вот это очень важно понимать…

Свободная Европа: Но ведь не принимать решений нельзя …

Дмитрий Данилов: Естественно, нельзя. Естественно. Но, может быть, не надо было принимать так быстро. Но я говорю не про это. Я вообще не оспариваю ни в коем случае желание Молдовы ассоциироваться с Европейским Союзом. Я вижу очень много проблем с этим на самом деле – и для всех. То есть, проблем очень много, но не нужно пытаться сводить все это к какому-то идеологическому противостоянию. На самом деле все не так.

Дальше, если мы говорим о регионе, существуют следующие существенные проблемы. Если сейчас мы настолько разошлись с Западом, плюс по Украине и вокруг Украины – а Украина стала первой жертвой этого конфликта, на самом деле, причем подписал Янукович, не подписал Янукович, ничего от этого не меняется. Объективно Украина стояла на пороге кризиса, и многие это видели, но, к сожалению, так скажем, попытки показать это и попытки как-то договориться, как когда Янукович сказал «давайте в трехстороннем формате» или когда Россия говорила Европейскому Союзу «давайте мы будем привлекать экспертов Экономической комиссии Евразийского союза к переговорам» - все это было уже поздно.

И этот конфликт, к сожалению, он углубил те проблемы, о которых я говорил, фундаментальные и, так скажем, перевел их уже дальше в сферу существенных интересов в сфере безопасности. Включая военно-политическое измерение, включая отношения России с НАТО, которые теперь достаточно сложные и мы знаем, какие процессы происходят в НАТО и что будет на уэльском саммите, примерно представляем, какие решения сейчас приняты.

В данном случае, если мы говорим о Молдове, понимаете, это очень серьезные проблемы. Потому что, с одной стороны, НАТО совершенно откровенно переходит к, так скажем, политике сдерживания России и к политике планирования передового присутствия возвращается. В этом отношении страны пограничья, или которые были раньше странами «общего соседства» так называемого, они оказываются на линии вот этого противостояния, как минимум, и цена вопроса возрастает.

В отношении Молдовы в данном случае, ну, извините, если у нас есть проблемы юга, если мы говорим о противоракетной обороне, объектах в Румынии и так далее, здесь не может быть двух мнений: для нас вот эта галочка, которую мы ставили раньше в молдавский нейтралитет, внеблоковость, сейчас это все предстает в совершенно другом контексте. Говорят, что не нужно ничего в этом отношении делать, есть конституционные нормы в Молдове и как бы этого достаточно. Для нас это очень серьезный вопрос на самом деле, я думаю, что и для всех. А кто будет гарантировать эту конституционную норму?”

Свободная Европа: На Украине же эта норма была гарантирована…

Дмитрий Данилов: „О том и разговор... То есть, это тоже вопрос, вопрос регионального расклада сил. Дальше. Самая главная неизвестная сейчас – каким образом будет развиваться ситуация на Украине. При всех попытках, российских, кстати, серьезных попытках стабилизировать ситуацию – для нас, стати, это сейчас самый главный интерес, кто бы что ни говорил, что Россия там кого-то провоцирует и так далее – это только, как мне кажется, загоняет проблему в тупик. Потому что Россия первая, кто заинтересован на самом деле в стабилизации в данном случае и готова делать много для этого – но конфликт уже вошел в такую колею, когда из него очень сложно искать какие-то выходы с точки зрения нормализации.

Выбор сейчас между плохим и очень плохим. Все боятся говорить о самых худших сценариях, но на самом деле о них нужно говорить, потому что они перестали восприниматься в контексте какой-то фантастики, какой-то непонятной фантастической футурологии. На самом деле, сегодняшние события в Украине показывают, что возможно все, возможны любые сценарии. И в этом случае, извините, Молдова и Приднестровье, молдавско-приднестровский конфликт – это та зона, которая напрямую зависит от того, какие сценарии будут реализовываться в этом контексте.

Поэтому я считаю, что здесь мы входим в область неизвестного, но здесь мы должны говорить о том, что, к сожалению, риски очень высоки. Поэтому еще нужно быть очень осторожными, когда мы говорим, к примеру, о молдавско-приднестровском урегулировании, о том, как что делать или чего не делать и так далее. Вот это все очень интересно.

Потом с точки зрения вашей внутренней ситуации – у кого есть уверенность, вот у меня нет уверенности, например, что подписание означает успех? Подписание означает успех политической бюрократии. С одной стороны и с другой стороны. Все в Европейском Союзе отрапортуют, что будет очень хорошо для их будущей карьеры после того, как они уйдут с этих постов в этом году. В Молдове тоже есть свои политические интересы и ставки, у конкретных представителей политической власти и политических сил.

А вот после подписания что будет – насколько этот интерес будет сохранен, насколько в ситуации ноябрьских выборов в Молдове будет сохранено желание следовать курсом вот этой адаптации, когда риски увеличиваются, да? Причем в достаточно, казалось бы, неполитизированном молдавском обществе, но, тем не менее, разделенном. А что будет здесь, когда – и если – Россия не будет предпринимать каких-то там серьезных ответных мер, хотя может, я не исключаю этого, все люди живые, политики в том числе; но даже если не будет, все равно проблемы на восточном направлении усилятся.

Вот здесь говорят о том, что мы можем совместить все это с интересами СНГ. Но честный анализ показывает, что вряд ли. Вряд ли. Будут потери. Не факт, что экономически в Молдове будет все так хорошо, есть много экономических факторов, где сейчас очень приятно говорить о том, как все будет хорошо, цифры вот дают у нас на форуме, что там плюс 8 евро или долларов, здесь плюс, возрастет жизненной уровень, потребительский рынок – а на самом деле у меня другой вопрос: а насколько конкурентоспособна будет молдавская промышленность?

То есть, на первом этапе можно создать политические опоры и пытаться поддерживать торгово-экономические интересы, так скажем, политическими рычагами. Но это недолговечный фактор. Насколько дальше экономика внутренняя будет конкурентоспособна с потерей восточных возможностей? Насколько увеличится себестоимость, если мы посмотрим на все эти моменты – переход на нормы, на сертификацию, которая требует серьезных усилий, серьезных усилий не только по оплате самого процесса технического, что тоже очень много, но с точки зрения потом повышения стандартов качества? Сможет Молдова быть, как говорилось, частью этого интеграционного пространства? В политическом плане мы ответ дадим, наверное, 27-го; с точки зрения объективной реальности это не факт. То есть, риски внутренние для Молдовы повышаются. Неизбежно.”

Свободная Европа: В Кишиневе есть озабоченность тем, что Россия может принять ближе даже к выборам, после подписания, какие-то более жесткие меры в отношении Молдовы. То есть, рычаги есть – это и мигранты, которые работают там, это и тот же газ, мы видим, что происходит на Украине, это и финансовые какие-то потоки, которые идут через Banca de Economii и так далее… Тот же сепаратизм, допустим, в Гагаузии и Приднестровье… Считаете ли вы возможным, что Россия более жестко попытается, ну, может, не удержать Молдову, а как-то изменить расклад сил в рамках предстоящих осенью выборов?

Дмитрий Данилов: Опять-таки, здесь сходится очень много. С одной стороны, конечно, объективно показать политическому классу и, может быть, электорату, что вы были неправы – есть такой соблазн, я думаю, у многих. Я думаю, что он есть. Но я не думаю, что политический реализм и ответственность в России сегодня каким-то образом будут подорваны вот этими политическими соблазнами отдельных персоналий. Интересы-то совершенно другие. Если мы говорим о том, что мы заинтересованы в стабилизации на Украине, зачем мы будем расшатывать, пытаться расшатывать ситуацию в Молдове? Первое.

Второе – ну, извините, Молдова и в прошлом году не была приоритетом, тем более она не является приоритетом сейчас. Поэтому цена вопроса не такая большая для России, и цинично стоите вы меньше, чем Украина. Экономически. Дальше – зависит все и от внешней игры. А внешние игры – это очень серьезная вещь: как все-таки удастся вывести из кризиса отношения России с Западом и западными институтами, удастся это сделать или не удастся? Если мы должны идти по этому пути и думать о какой-то нормализации, потому что нового сближения какого-то, как об этом говорили, в направлении стратегического партнерства уже не будет, это не получится.

Но если говорим о какой-то прагматической нормализации и о сохранении того, что достигнуто хотя бы – тогда тоже неинтересно, так скажем, говорить о создании каких-то проблем для Молдовы, и политических, и экономических. Нет, потому что большой и широкий интерес больше этого. Я не думаю, опять-таки, что будут приняты какие-то серьезные меры в отношении Молдовы, потому что, во-первых, если смотреть на экспертизу, я думаю, что многие понимают, что после подписания Молдова попадает в крайне сложную ситуацию. В крайне сложную. Ну, и, так скажем, если вы сами создаете для себя определенные проблемы, то зачем их усиливать? Ну, зачем их усиливать, они и так созданы?

Могут быть, могут быть реально, как показывает практика, могут быть реально проблемы, естественно, с молдаванами, работающими на российской территории. Это может быть использовано, так скажем, в контексте движения Молдовы в сторону Европейского Союза, конечно, но на самом деле объективно все равно это нужно решать, потому что огромное количество нелегалов, и с этим нужно разбираться. Если с этим решат разбираться сейчас, я не удивлюсь, хотя мне кажется, что это было бы слишком заметно, явно и, может, ненужно. Но, с другой стороны, вы понимаете, какой электорат вы получите перед ноябрем в этом случае здесь, в Молдове. Я думаю, что политтехнологи занимаются и этими просчетами. Так что, конечно, риски большие.”

Свободная Европа: Про Приднестровье хотела спросить. Насколько важно для России удержать этот аванпост - Приднестровье? Важно признать Приднестровье или поддерживать его в таком состоянии, в котором оно сегодня есть? В контексте с Украиной Приднестровье упоминалось очень часто в смысле присутствия здесь российского военного контингента...

Дмитрий Данилов: „ Нет, опять-таки, здесь российская сдержанность возросла. После включения Крыма стали раздаваться голоса и оттуда, и отсюда, что это несправедливо,, что Приднестровье первая провела референдум и попросилась… Но, тем не менее, Россия здесь четко понимала, что нужна сдержанность. По многим обстоятельствам, мы сейчас о них не будем говорить. И, если вы заметили, эта волна со стороны Приднестровья очень быстро потухла, в течение дней все вошло в нормальное русло.

Но, с другой стороны, понимаете, вчера принято решение об открытии представительства Донецкой народной республики в Москве. Как ситуация будет развиваться с точки зрения существования или несуществования в будущем вот этих территорий в качестве непризнанных государств или в качестве, ну, я не знаю, федеральной части Украины, во что я уже не верю, на самом деле; насколько этот процессе будет локализован в этих двух областях или он пойдет шире; а если он пойдет шире, это изменение региональных границ...

И в этом отношении возможно все, что угодно. Возможно все, что угодно. Ну и, потом, когда мы слышим во многом провокационные высказывания некоторых политиков, особенно польских, которые позволяют себе с министерской трибуны говорить о том, что потенциально конфликт – вооруженный конфликт – дойдет до территории Польши; да вот, Сенкевич, министр внутренних дел, об этом говорил - то мы понимаем, в данном случае, что это противостояние внутри, которое сейчас проходит по территории Украины, оно не замыкается на Украине, в любом случае.

И это может стать новым геополитическим переделом, и с этой точки зрения распад Советского Союза еще не закончился, и никто не может ощущать себя в этом контексте совершенно свободным от этих возможных общественных, социальных сдвигов, бунтов, переломов и так далее. Все это существует, это существует внутри. Это существует, и к чему это приведет – никто пока сказать не может. Но, к сожалению, это так, и Югославия показывает, что, начавшись где-нибудь на улицах Косово - да? - косовских городов, конфликт очень скоро может перерасти в широкий, а потом и стать европейским фактически. ”

Свободная Европа: Заведующий Отделом европейской безопасности Российской Академии наук Дмитрий Данилов в диалоге с Линой Грыу.

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Приднестровские диалоги на Радио Свободная Европа. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG