Linkuri accesibilitate

Страна восходящего Дракона

Кризис в Украине и затяжная драма на Ближнем Востоке отвлекают внимание от Востока Дальнего. А между тем, события там происходят не менее интересные. Еще в начале апреля правительство Японии сняло полувековой запрет на экспорт вооружений и военной техники. В конце 60х годов Токио добровольно отказался от поставок вооружений за рубеж, ограничившись только их продажей союзным и партнерским государствам, которые, в свою очередь, обязались не перепродавать оружие третьим странам без согласия Японии.

Газета The New York Times писала в апреле, что правительство Синдзо Абэ решило отступить от пацифизма, укоренившегося в национальной политике после Второй Мировой войны, и усилить влияние страны на фоне растущей военной мощи Китая, а также увеличить поступления в казну за счет экспорта вооружений.

«По словам аналитиков, Япония реагирует на меняющееся соотношение сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе, обусловленное относительным ослаблением американского господства и резким наращиванием китайской военной мощи. Одним из ответов Японии стало формирование военных связей с такими государствами, как Австралия и Индия, кроме традиционных связей с США», – говорится в материале американского издания (цитата по «Инопрессе»). С другой стороны, отмена запрета позволит японцам оказывать военно-техническую помощь странам Юго-Восточной Азии, таким как Филиппины и Вьетнам, которые не менее озабочены ростом претензий Китая. Параллельно с открытием экспорта Токио приступил к созданию сил морского десантирования.

Как и следовало ожидать, апрельский шаг был не последним. В начале июля официальный Токио устами Синдзо Абэ провозгласил революционное решение: отныне японская армия, именуемая «Силами самообороны», может быть задействована не только в непосредственных конфликтах с участием Японии, но и для помощи третьим странам, даже если сами японцы не подверглись нападению. Правда, применение военной силы ожидается в ограниченном объеме и только в случае, если нет альтернативы военному вмешательству. Как пишет ИТАР-ТАСС, для принятия соответствующего решения должна присутствовать угроза существованию японского государства и «праву народа страны на жизнь и свободу».

Не является большим секретом, что милитаризация Японии обусловлена резкой активизацией Китая, который претендует на обширные территории в Восточно-Китайском и Южно-Китайском море. В первом случае речь идет о спорном архипелаге Сенкаку (Дяоюйдао), на который претендует и Япония. Прибрежные воды богаты биоресурсами. Во втором случае проблема еще острее: Китай заявил претензии на Парасельские острова и архипелаг Спратли. Морской шельф вокруг обеих групп островов богат углеводородами. В Южно-Китайском море Пекин распространяет свои территориальные «запросы» на площади в 2 млн. кв. км (всё море имеет 3,5 млн.), что сталкивает его с Филиппинами, Вьетнамом, Тайванем, Малайзией и Брунеем.

Приведенной информации достаточно, чтобы понять: уже в обозримом будущем в макрорегионе от Цусимского до Малаккского пролива будет очень жарко. Усиление Японии автоматически вызовет нервозность не только в Китае, но и в Северной Корее, да и в Сеуле не выразят восторга – корейцы не забыли японской оккупации в первой половине ХХ века. Это, в свою очередь, заставит активнее действовать США и Россию – и вот готов еще один узел геополитического противостояния крупных держав.

Усиление военной риторики Японии вызвано еще и тем, что в конце прошлого года Китай в одностороннем порядке ввел «зону особого контроля ПВО» над спорными территориями в Восточно-Китайском море, пригрозив нарушителям «экстренными мерами». Токио, Сеул, Тайбэй и Вашингтон отказались признавать законность решения Пекина, но с тех пор крупных инцидентов в этой зоне не зафиксировано. Тем не менее, никто в регионе не питает иллюзий: если «красный дракон» заявил претензии, последуют и другие. Во всяком случае, американцы, не скрывающие беспокойства амбициями Китая, правильно «прочитали» решение Японии и приветствовали его. Северная Корея, естественно, разразилась уничижительной тирадой, назвав Синдзо Абэ «японским Гитлером» и «милитаристским маньяком».

Токио, однако, предпочитает не бросать Пекину открытый вызов, сочетая ремилитаризацию с дипломатией. В течение весны японские делегации несколько раз посетили КНР. В Поднебесной их встретили прохладно, а пресса язвительно отметила, что японцы идут по стопам Китая и Южной Кореи, чьи руководители совершили турне по Европе в поисках поддержки. Мол, дипломаты из Страны восходящего Солнца неоригинальны и повторяют шаги соседей. Китайская газета «Цзефан Жибао» написала, что Синдзо Абэ в Европе «раздувал тему китайской угрозы» (цитата по сайту Mixed News). Издание приводит высказывание Абэ о непрозрачности китайского военного бюджета, о том, что Пекин меняет расклад сил в Восточной и Юго-Восточной Азии, и о неизбежности столкновения между КНР и Японией. Всё это китайская газета называет «опасными словами» и полагает, что «существование угрозы надумано».

Партнерство с соперниками

Если позиция США в описанной ситуации однозначна и недвусмысленна, то стратегия России представляется более осторожной. Большинство наблюдателей, анализируя «сделку века» по поставке российского газа Китаю на сумму 400 млрд. долларов в течение 30 лет, призывают Москву не обольщаться и не делать исключительной ставки на Пекин. Экспертное сообщество едино во мнении: китайцы – очень тяжелые переговорщики, они выжимают все соки из потенциальных и реальных партнеров, добиваясь своих целей и не считаясь с интересами противоположной стороны. Надо, однако, сказать, что в Москве это прекрасно осознают, стараясь разнообразить географию энергетических и коммуникационных проектов за счет большего внимания к Японии.

В свою очередь, сама Япония посылает России сигналы заинтересованности. Так, в начале июня стало известно о том, что Токио рассматривает возможность импорта природного газа с месторождений острова Сахалин. На сегодняшний день японцы – крупнейшие в мире импортеры сжиженного газа, стоимость которого несоизмеримо выше обычного трубопроводного топлива.

Депутат от правящей Либерально-демократической партии Наокадзу Такэмото заявил по этому поводу: «Строительство газопровода с месторождений Сахалина будет эффективно содействовать принятой сейчас в Японии стратегии экономического роста, планам перестройки энергетики страны, восстановлению пострадавших от стихийных бедствий районов (авария на АЭС в Фукусиме в марте 2011 года)» (цитата по ИТАР-ТАСС). Парламентарий добавил, что проект газопровода уже находится в стадии «проработки конкретных деталей». Ожидается, что труба протянется от Сахалина до Большого Токио на расстояние 1350 км, пройдя по дну пролива Лаперуза до города Вакканай на острове Хоккайдо, далее по дну пролива между Хоккайдо и главным островом Хонсю и по суше до столицы. Стоимость проекта составит 6 млрд. долларов США. Япония рассчитывает на поставки 20 млрд. кубометров газа в год, в течение 30 лет.

По мнению президента Российского газового союза Сергея Чижова, японцы буквально до последнего времени затягивали переговоры с Москвой, не веря в русско-китайский контракт и надеясь сбить цену. Однако после оформления следки в Шанхае 21 мая Токио начал беспокоиться по поводу полного «ухода» российского газа в КНР и стал сговорчивее.

«Новость заслуживает не меньшего внимания, чем контракт по поставкам газа в Китай, потому что рынок Японии очень емкий, - сообщил «Эксперт Online» Иван Грачев, председатель комитета Госдумы РФ по энергетике. – Переговоры затягивались, потому что японцы не могли определиться – полностью они закрывают атомные станции или нет. Если да, то только в ближайшее время им потребуется не менее 70 млрд кубометров газа в год». Грачев добавил, что японцы сегодня платят 800 долларов за тысячу кубометров сжиженного газа, так что даже цена в 500 долларов будет для них «просто подарком». В то же время эксперты полагают, что два гигантских трубопроводных проекта не помешают строительству во Владивостоке завода по сжижению газа, т.к. в этой продукции заинтересован Корейский полуостров и тот же Китай.

Российское онлайн-издание «Новое восточное обозрение» цитирует японского публициста и бывшего президента консалтинговой компании McKinsey Japan Кэнъити Оомаэ, который призывает власти своей страны не следовать в фарватере США: «Осознав всю сложность ситуации на Украине, мы, японцы, не должны, трясясь на одной лошади за американской спиной, кричать «Россия плохая, даешь санкции!». Японскому правительству разумно было бы не вступать на путь экономических санкций». Как говорится, комментарии излишни…

В Токио, между тем, считают Россию одной из приоритетных стран для инвестиций. Интерес японских компаний к России последовательно рос и достиг своего пика в 2008 году, пишет «Эксперт». Для большинства японских компаний решающим аргументом в инвестиционных решениях является доступ к российскому рынку: 76,7% инвесторов интересует потенциал роста рынка и 30% - его текущий размер. В то же время главной причиной, тормозящей инвестиции, 33,9% японцев указали «неясность функционирования правовой системы». Второй причиной 30,4% инвесторов назвали «дефицит информации о стране».

Продолжение следует

XS
SM
MD
LG